Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Андрей Архангельский   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Алена Владимирская   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Ренат Давлетгильдеев   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Геворг Мирзаян   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Елена Новоселова   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Наталья Плеханова   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Саша Чернякова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Михаил Шевчук   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Андрей Наврозов

Андрей Наврозов: Гамлет, с вещами

Иногда бывает, что общество создается опасностями, которые оно себе создает — и с которыми оно состоит в спиритической связи, как Гамлет, принц Датский, с тенью. Еще чаще интеллектуальная жизнь общества определяется рожденными в нем правдолюбцами, бунтарями и лишенцами наподобие Гамлета

+T -
Поделиться:

Русская литература позапрошлого столетия полнится фигурами гамлетовского толка, и даже в кухонном дыму советских 60-х то и дело маячит образ великого оригинала, которого противоестественные страсти соотечественников лишили родины и разума.

В конце 60-х мы жили на даче в одном из наших доморощенных Эльсиноров, по адресу: поселок Московский писатель, ул. Маяковского, д. 4. Я учил английский, причем отец настоял, чтобы я начал со знаменитых монологов. Голосом Гамлета с граммофонной пластинки говорил Лоуренс Оливье, и хотя в то время я не знал таких выражений, как «трагедия интеллигентного человека», меня поразил аристократизм, с которым актер претворял язык — в язык личности. Оливье, конечно же, был англичанин, но пластинка была американской.

В ту пору для приезжавших к родителям в гости и принимаемых ими на широкую ногу знакомых Америка была тем, чем для развязки шекспировского сюжета служила Норвегия, с президентом Никсоном в роли отважного Фортинбраса и войной во Вьетнаме в роли завоевания им Польши в середине пьесы. И, в самом деле, в начале 70-х, когда еще не выяснилось, что шекспировской Норвегии не суждено завоевать ни Польшу, ни тем более родную Данию, а лишь ретироваться да утереть батистовым платочком тоталитарный плевок, отец получил скрепленное сургучной с атласными ленточками печатью приглашение от госсекретаря президента Соединенных Штатов перебраться из Эльсинора в гегемон свободы. Подобной развязке, именуемой педантами «deus ex machinа», мог бы позавидовать сам Бард.

Фото: Саша Гусов
Фото: Саша Гусов

Не было ничего важнее, казалось, для наших гостей, чем во всеуслышанье провозглашенная Америкой монополия на свободу. Иначе, на что же надежда в нашем проклятом королевстве? Отец, переводивший на английский в 80 областях, от Пришвина до ядерной физики, причем с учетом региональных различий аудитории от Великобритании до Новой Зеландии, перенастроил свой «дефолтный» английский с британского, изначального языка его внутренней эмиграции, на американский. Мы слушали «Голос Америки», а не «Би-би-си». Когда к нам во Внуково приезжали американские журналисты, отец истязал их силлогизмами в защиту американской внешней политики, и однажды довел одного из них, усатого, помнится, мужчину, до истерических слез женщины, уличенной в адюльтере.

Вопрос культуры, однако, оставался открытым. Для интересного застолья московским гостям вполне хватало новостей отечественной литературы, ибо, опять-таки благодаря провиденциальному вмешательству дальновидных норвежцев, с недавнего времени в Эльсинор стало возвращаться интеллектуальное наследие нашего собственного ХХ века, от Мандельштама до Розанова. Чего только тут не было! И мемуары, и письма, и новые варианты — и с каким заслуженным благоговением все это доставалось, читалось, обсуждалось! Что же касается новостей западной и, в первую очередь, американской литературы, тут просто руки не доходили. Но не только в этом, конечно, было дело. В 1968 году даже самое робкое предположение, что в ХХ веке на Западе ничего подобного нашей литературе нет, прозвучало бы как откровеннейшее кощунство. То есть как это, нет? Ядерные боеголовки есть, дамы в соболях есть, Пикассо есть, а литературы нет? А как же... Конрад?

Ну, Конрад, положим, сказать никому бы в голову не пришло, но Хемингуэй или Джойс говорили, и все собравшиеся за столом принимали это всерьез, будто и в самом деле Хемингуэй — Платонов, а Джойс — чета Мандельштаму. В какой-то мере это соответствовало благонамеренным разговорам отошедшей эпохи о нацменах, дескать, да, у нас — Пастернак, а у них — Джамбул, талант в нашей стране распределен равномерно, каждому — по потребностям, от каждого — по труду. А когда выяснилось, что Хемингуэй — в лучшем случае ранний Шолохов, а Джойс — чета разве что Введенскому, только без остроумия последнего, было уже поздно, ибо к тому времени мы жили в Нью-Йорке.

Но еретиков у нас во Внуково привечали, и некоторые из них не то чтобы кощунствовали, но, во всяком случае, сомневались, отказываясь принимать на веру весть о позднейших чудесах западной литературы вообще и американской в частности. Особенно уязвимым местом была поэзия. Сегодня, выпади мне шанс защищать эту пядь западной земли, я бы вооружился дюжиной имен в англоязычной поэзии за истекшее столетие, скажем, с 1880 года по 1980 год, от Эмили Дикинсон до Чарльза Каузли. Но кто в ту пору их знал? Даже Рильке не знали, в него, скорей, верили — как верят иконе, чья чудотворность была хоть раз засвидетельствована, в данном случае Пастернаком и Цветаевой. Непревзойденные переводы из Рильке Александром Биском, буквально сгоревшим в эмиграции — во время пожара в нью-йоркском отеле, я открыл для себя много позже:

Они — с усталыми устами,

Застыли в начатом стихе,

И в их мечты вплелась с веками

Тоска — как будто о грехе.

И вот, чтобы отражать нападки застольных еретиков на западную культуру новейшего времени, отец вооружился Элиотом. С этой целью он перевел «Пруфрока» и читал его вслух гостям, зная, что поэма будет действовать на их подсознание как своего рода реакция Вассермана. Если Гамлет присутствует, то есть и соответственная культура, а если одно бахвальство да верлибр, то этот ваш Томас Стернз Элиот, Лев Андреич, — еще один деревенский миф о столичной жизни. Еще один Рильке, в чей гений нам ничего и не остается, как верить, по той простой причине, что боеголовки в Америке — ядерные, девушки — отзывчивые, а живописцы — хромовые, не в пример нашим, кирзовым...

Гости ахали. Если Гамлет еще жив, еще возможен на Западе, в западную культуру можно продолжать верить. «Перевод не сохранился, — сожалея о потере, записал я через много лет в дневник, — но я запомнил, видимо, на всю жизнь, как странно звучит слово "пломбир" в родительном падеже, по-пастернаковски, что ли...»

Фото: Саша Гусов
Фото: Саша Гусов

С появления в моем личном деле американского госсекретаря, подобно неутомимому Фортинбрасу из шекспировской сюжетной машины, к концу 80-х прошло без малого 20 лет. Живя в Кембридже и продолжая размышлять о том, что было пищей для застолий моей юности, я решил попробовать сделать мой собственный перевод стихотворения. Перевод был напечатан Натальей Горбаневской в том далеком, зарубежном «Континенте», который, как Атлантида, впоследствии скользнул вглубь возмущенных глобальным потеплением вод.

Знаменитое английское стихотворение, название которого я перевел как «Романс Альфреда Пруфрока» — единственное «знаменитое английское стихотворение» ХХ века на уровне того, что ХХ век в России определил как поэзия. Отдельной книжкой «Пруфрок» вышел в 1917 году, когда Элиоту было 29 лет. Пастернак, его современник, в этом возрасте уже написал почти все, вошедшее в четыре книги стихов, и впал к 1920-му, а его 30-му году, в семилетний, как он потом писал, «период нравственной спячки». Тем не менее, в становлении американского поэта, эмигрировавшего в Англию, «Пруфрок» сыграл ту же роль, что «Сестра моя — жизнь» для Пастернака.

С точки зрения России лета 1917 года, которой я все еще живу, «Пруфрок» — это не только не сборник «Сестра моя — жизнь», это даже не все стихотворение, а, скажем, лишь две его самые слабые строчки:

Но люди в брелоках высоко брюзгливы

И вежливо жалят, как змеи в овсе.

В них, кстати, и суть пруфроковского миропонимания. Но как легко их представить на устах Гамлета, в чтении бесподобного Оливье! Значит, Гамлет — жив? Значит, Запад — жив?

Фото: Саша Гусов
Фото: Саша Гусов

Эпиграф к поэме взят Элиотом из «Ада» Данте: «Когда б я знал, что моему рассказу внимает тот, кто вновь увидит свет...». Это в переводе Лозинского, которому Пастернак писал: «Больно за Вас, когда сумасшедший старик снова тащит Вас в пустыню». Эпиграф я в своем переводе опускаю, считая его изначальным пятнышком той коррозии школярства, которая впоследствии разъела Элиота как поэта, украсив его поздние стихи узором эпиграфов и вставок на языках, которыми он или не владел, или владел, как школьник.

Романс Альфреда Пруфрока

Давай пойдем гулять с тобой вдвоем,

Когда весенних сумерек объем

Преувеличен, как сквозь слезы;

Пойдем гулять по улицам безлюдным,

Под бормотаньем чудным,

Как бред больного под наркозом;

По площадям с гнилой соломой,

По переулкам бесконечным,

Как разговоры с сумасшедшим

Об отступлении к основному...

Не спрашивай куда, не в этом суть:

Зайдем на огонек к кому-нибудь.

 

Женщины тепличнее флердоранжа

Рассуждают о Микельанже.

 

Подробнее

 

Кудрявый дым полез тереться мордой об оконный переплет,

Кудрявый чад полез чесаться боком об оконный переплет,

Лизнул кислотным языком фабричной пыли,

Понюхав сажи, лужей ослеплен,

Упал на мостовую, обессилев,

Поежился и, видя, что октябрьский вечер росен,

Уснул, забившись в угол, словно в осень.

 

Воистину грядет и та пора,

Когда кудрявый дым взовьется стройно

По улицам, деревьям и домам...

Воистину, я говорю, и нам пора

Кривить лицо для встречи с посторонним;

 

Пора кровопролитья и творенья

Рукам, кладущим как на блюдечко вопрос

Обыденный, как баночка варенья;

Пора тебе, и мне, и нам,

Пора открытий и наитий,

И откровений, и событий,

Ежевечерних чаепитий.

 

Женщины тепличнее флердоранжа

Рассуждают о Микельанже.

 

Воистину, воистину пора

Спросить себя: «Посмею ли? Осмелюсь?»

Пора спуститься вниз (собравшаяся челядь

Отметит, что залысина — не прелесть:

«Он жутко постарел!»),

Надев костюм, хоть скромный, но хороший,

Роскошный галстук, в крошечный горошек

(Заметят: «Как он страшно похудел!»),

За порцией хрустального пломбира

Заговорить о сотворении мира...

Это мгновение — удел

Ежевечерних дум и дел.

 

Я изучил, как перечень досад,

Все эти утра, дни, и вечера,

Исчéрпав жизнь ложечкой десертной,

И эти замирающие голоса

За музыкою тающей бессмертно.

Так что же мне сказать?

 

Я знаю досконально, как глаза

Пронзительные, как фальшивость тона,

Прикалывают, словно указав

На дверь, как экспонат к картону.

Так как же мне начать?

Куда деть этих дней и дел остатки?

 

Я знаю в совершенстве этих рук

В брелоках обнаженный строгий мрамор

(Хоть в свете ламп и виден легкий пух!) —

Не от духов ли запаха я замер? —

Рук, принимающих в гостиной шаль из рук,

Подать готовых шаль в гостиной даме.

Так что же мне сказать?

Так как же мне начать?

 

Сказать: «Я в сумерках ходил по переулкам,

Где едкий дым клубится из дверей

Людей, курящих в майках беспрестанно»?

 

Я острыми когтями лучше стану,

Скребущими по дну немого океана.

 

А вечер, вечер, как он сладко спит!

Расправлен пальцами, как пряжа,

Может, устал? уснул? убит?

Разглажен, в темноту наряжен.

Так стóит ли, от чая до зефира,

Нам наблюдать исповедимость мира?

Хоть и постился я, хоть и молился,

Хоть и присутствовал, когда внесли на блюде

Мою (слегка плешивистую) голову,

Я не пророк — а это просто люди.

О, как мое величие качнулось,

Как вечный половой подал пальто, нахмурясь,

Как холодно.

 

Но стоило ли бы, без промедлений всяких,

За чаем, за зефиром, за фарфором,

За мармеладом и за разговором,

Так стоило ли бы, без обиняков,

Мысль оборвать и кончить резким спором,

Скомкать Вселенную в послушный шар

И покатить им быстро к основному,

Сказав «я — Лазарь, я — воскресшая душа,

Я все вам расскажу, и все с изнóва» –

Чтобы под блеск десертного ножа

Понять, что хочется совсем иного?

 

Так стоило ли бы, без всяких промедлений,

Без споров, оговорок, прений,

После закатов, рос, туманов,

После шарад, калош, романов,

И остального?

Так как же рассказать все снова?

Представь себе, как в фонаре волшебном,

Сплетенье нервов на экране:

Так стоило ли бы, как шарик хлебный,

Катать вопрос по хрупким граням? —

Чтобы под тонкий звук стекла

Понять, что жизнь протекла.

 

Я не принц Гамлет, мне уж им не стать,

Хоть при дворе, со званием вельможным,

Мне довелось немало сцен сыграть:

То в ухо нашептать, то осторожно

Подсыпать яду, приоткрыть окошко,

Разведать, вынюхать, соврать,

Уверить в чувствах, шаркнуть ножкой...

Велеречив, чуть туповат,

А иногда и вовсе — Фат.

 

Да, я старею... я старею...

Вот и пальто уже не греет.

 

К лицу ли мне пробор? Съесть ли мне сливу?

Я надену белый костюм и пройдусь по пляжу.

Там, я слышал, русалки поют красиво.

Мне эту милость они навряд ли окажут.

Но вдруг я увидел их, в пепле волн,

С янтарем в волосах русалочий сонм,

В разверзнутых нечаянной зарницей

 

Чертогах вод, где вечный сон нам снится,

Пока нас не пробудят смертной песней,

Пока мы не очнемся и исчезнем.

Комментировать Всего 134 комментария
Спасибо Андрей.

Вот тот материал который обязан стать титульным образцом творчества для членов нашего сообщества. Тогда Снобу равных не будет.

Иван, от Вас - как звонок от Сталина.  Покорно благодарю.

Мне, Андрей, уже натуральная мизансцена видится: Вы в Палермо - новоявленный Пастернак, наши снобские дамы вполне сгодятся на роли  Анны Андреевны и Зинаиды; вот и звонок. Один вопрос тревожит: а Мандельштам - кто?

Артур Басистов Комментарий удален

[аплодирует стоя]

Браво!

Спасибо, Артур, рады стараться.  Мне кажется, Гусовские снимки очень оживили текст.

Андрей, мне кажется, что в дополнительном оживлении текст не нуждается,  и так живой. Рискну предположить, что живее всех Ваших текстов (реплики не в счет), что я имел удовольствие здесь читать.  Например, боеголовки, с последующим рядом - так просто воплощение жизни.

По мне, фото,  наоборот,  добавляют монументальности.

Спасибо, дорогой Андрей!

"The West, the West!"

Так может, всё таки теплится какaя-то надежда, что Запад выживет, несмотря ни на что?

Сережа, вопрос скорее в том, есть ли надежда, что люди будут продолжать мечтать, "что Запад выживет, несмотря ни на что".

Такие люди есть, конечно, но твой вопрос, скорее, относится к некоторой критической массе общности таких личностей. Смогут ли сделать погоду пара-тройка смелых мечтателей?

хорошо бы смогли. На том, вообще то, и свет стоит, что могут

Андрей, спасибо за изумительный текст и отдельное спасибо за стихотворение. Но при этом есть вопрос: почему "Россия лета 1917 года"? Мне кажется, летом семнадцатого года все было уже очень плохо. И в этом смысле лето 1917  не очень отличается от зимы 2010, если ,конечно , не принимать во внимание уровень поэзии, но мне трудно поверить, что Вы им одним и живете

Спасибо Вам, Игорь.  Ответ на Ваш вопрос такой: потому что "это лето - последнее", как поется в белоэмигрантской песне.  И, возможно, лето 1910 г. или лето 1898 г. было во всех отношениях теплее и ягодней, но "Лето 1917 г." - подзаголовок "Сестра моя - жизнь", и против этого мне не попереть.  Для меня Пастернак 1912-1934 гг. - кульминация мировой культуры, так уж исторически сложилось в моей жизни.  Оксфордскому словарю не поспорить с Шекспиром, приходится его цитировать чаще любого другого автора (Самуель Ричардсон, кстати, на втором месте).  Так и в моем случае: ссылаюсь на то, что "знаю", то есть чувствую нутром.

Да, Вы правы- последнее лето, когда прошлое еще чувствовалось сильнее настоящего. а будущее даже в страшном сне не могло присниться

Пастернак летом 1917 был влюблен в Елену Виноград.  В 1941 году, беседуя с Гладковым, сказал: "Я знал двух влюбленных, живших в Петрограде в дни революции и не заметивших ее"

Спасибо, Андрей

А "рыжый ирландский пройдоха"  МакМерфи - не подойдет на роль бунтаря?

Дмитрий, очень точно замечено, думаю, вся прелесть героя Кизи для нас именно в том, что МакМерфи (в нашем представлении) тянет за собой много больше чем то, что он смог выдернуть сам (или  с помощью индейца). А именно - он и Конрад, и западный миф, и выживаемость этого мифа.

Андрей пишет, мне сдается, и про это - и не совсем про это. Он скорее про Пастернака. который переводит Гамлета, являясь в то же время Гамлетом сам по себе. И вопрос андреевский (звучит как "андреевский стяг") состоит в том: а останется ли Пастернак Гамлетом при том, что сам Эльсинор будет разрушен и переводить будет нечего. Выживет ли идея Запада так же, как выживала (выживает, в том же Андрее) идея дореволюционной России.

Ответ прост: а кто ж его знает, 

Но Вопрос очень достойно сформулирован, хочется чтобы Гамлет жил всегда.

Спасибо за "андреевский стяг", Максим!  Да, именно: выживет ли идея Запада, как выживает идея дореволюционной Росиии, если Гамлета здесь не будет, а будут одни Билл Гейтсы?

Осмелюсь предположить, что замысел романа неизбежно повернет в эту сторону, и что Эрос обернется братом своим Антэросом - то есть Богом неразделенной любви.

Не кажется ли вам, дорогой собрат во Антэросе, что "идея Запада" умерла практически одновременно с "идеей России", ну, может быть, почихала чуть подольше, температуру меряла, таблетки все же получше, кафель в больнице неколотый. А так - сроки-то примерно одни и те же. 

Да, Максим, они умирали в обнимку, в одном из лучших номеров отеля Европа.

В котором коридорным работал Горбачев, ночным портье Клинтон, а принадлажал отель Джорджу Соросу.

А название отеля, конечно же, "Общий Европейский Дом"

Плюсы и минусы

Плюс: Вы высоко держите планку. 

"Минус": Вы отбиваете у меня желание хоть что-нибудь написать в свой блог :(

А так хотел описать мою недавнюю поездку по центральной Мексике :(

О минусе

Степан, ну что Вы, ей-Богу.  И в Мексике, я думаю, есть свои Гамлеты.  И Вы их первооткроете, в то время как я открываю уже открытых.

А за "плюс" - просто спасибо.

Закрыть за собой дверь "и знать, что этим обрываешь" цепь

А где это, можно поинтересоваться?

Рядом со скелетом (романтика) очень хорошо смотрятся мусорные ведра с черным полиэтиленом (наши дни).

:)

Это Верона. Магазинчик по балконом Джульетты, героини довольно популярной пьесы того же автора, что написал пьесу про Гамлета. Предполагаемый (многими) автор этих пьес изображен на бюсте рядом (слева). Этот снимок я сделал в конце сентября прошлого года. 

Степан, это просто картина Магритта - не убавить, не прибавить. Если последовательно смотреть на бюст (не видно кто, смахивает на священника), на скелет, на мусорное ведро - и дверь в Ад и окно в вечность, то название "Блудный сын" кажется логичным. Он правда не торопился вернуться, но лучше поздно, чем никогда.

Проиллюстрировав данной картиной тоску Наврозова по Западу, художник Степан Магритт-Пачиков показал всю обреченность данной тоски, но и ее неизбежность.

:)

Максим, мужчина на бюсте - это (предполагаемый ортодоксальными стратфордианцами) великий Бард, известный в Страдфорде на Эйвоне под фамилией Шакспер. Так как речь шла о Гамлете, то я счел возможным опубликовать фотографию человека, который очень многими считается автором одноименной пьесы. 

Ребята! Как же вы веселитесь, ну просто дух захватывает!
"И в их мечты вплелась с веками Тоска — как будто о грехе"

Вы живете летом России 1917 года, Андрей, а я вот сожалею по ушедшим "доморощенным Эльсинорам" советского времени, с их кухонным дымом и "противоестественными страстями".. По тому времени, когда лишались ( Б-г с ней с Родиной) - разума, лишь от великих теней прошлого. Время нынешнее, разумное,  лишило нас и дон кихотов, и принцев датских, и даже ветрянных мельниц. Увы

Не унывайте, Ирина.

Ибо сказано, "Где двое или трое соберутся во имя Моё, там Я среди них".  Вот Вам и кухня, и дон кихоты, и меьницы.

Ирина, это - от возраста, от того, что были молоды, а не от того, что кухня Советская...

уважаемый андрей, не могу не присоединиться к заслуженной благодарности ваших поклонников здесь на сайте. в одном из своих комментариев вы классифицировали своего читателя как, того, кто готов платить за вашу книгу в магазине. в следующем году буду продлевать подписку на "сноб", если ваша колонка останется. в противном случае, с большой вероятностью, сэкономлю и свое время, и горстку монет.

некоторое время отсутствовал на сайте, поэтому здесь сошлюсь на два последних ваших эссе, хотя "три любви" для большинства снобов уже не актуальны.:) прочитав "три любви" и комментарии, почувствовал себя малышом, которого возбудили одной конфеткой, а во второй отказали. огорчило, что не получилось продолжения темы в комментариях. кстати, в ваших ответах также. обсуждать вопросы  "а пруст - голова?" или "ты меня уважаешь?" не интересно. максим никольский, который ваш блог запостил как муха, конечно несет бОльшую ответственность за смазанность темы, но почему вы не проявили стержень свой и стержень темы ?

гамлетов в обществе хватает. просто и на западе, и на востоке идут свои партсобрания, на которых большинство голосует "за", отсаваясь в душе "против", сохраняя тем самым зачатки гамлетовских сомнений: "быт или не быт ?" :) потенциально такие виртуальные гамлеты - серьезная и многочисленная поддержка бунтарей-одиночек.

Все верно, Вадим.  Вас не хватало.  О "Три Любви": радушие, с которым Снобы встречают заметки об Элиоте и перевод, подсказывает мне, что "Три Любви" надо было здесь печатать хотя бы с небольшим отрывком из текста одной из книг.  Получилось как бы голословно, и критика (не всегда, как Вы заметили, конструктивная) без особого труда "смазала" тему.  На самом деле, тема - актуальнейшая, и вот уже лет пять в разговорах с абсолютно посторонними людьми я ее вентилирую, слыша в ответ: "Это мне н-у-ж-н-о!"

О виртуальных Гамлетах - точно так!  Вообще Гамлет в оригинале - виртуален, как в этом Вашем смысле (тихоня), так и в буквальном (virtue).

Перечитывая несколько раз стихотворение, как то неожиданно для себя его выучила - теперь бубню себе под нос и непрерывно улыбаюсь. Окружающие в недоумении, а объяснить все им так как Вы это делаете, увы не могу :-)

 Вы удивительно пишете, Андрей - спасибо!

Спасибо, Виктория!  А теперь выучите оригинал (он не хуже), и Вы будете непобедимы!

Виктория Варшавская Комментарий удален

тут был комментарий о том, что перевод Андрея - хороший

Андрей, простите, не хотела повторять подвиг Максима Никольского в "Три Любви", случайно получилось

Большое спасибо Вам за текст, он очень нужен.  Хотя бы для того, чтобы тихони на партсобраниях знали, что не одиноки.   Спасибо Вам!

А что в этом переводе "женщины тепличнее флердоранжа" не присутствуют?

Как Маша Маше

"Флердоранжа" нет, есть "умные мины", спасибо, что не кислые:

О Микеланджело в гостиной

Толкуют дамы с умной миной

У Нины Берберовой получилось так:

По комнатам женщины - туда и назад -

О Микеланджело говорят

Другие попытки:

В гостиной разговаривают тети

О Микеланджело Буонаротти

(В.Топоров)

В гостиной дамы тяжело

Беседуют о Микеланджело

(А.Сергеев)

Маша, "В гостиной дамы тяжело/Беседуют о Микеланджело" - по-моему, очень, очень, очень неплохо.  Остальные - просто курам насмех, чистая джамбуловщина.

Да, но в защиту Берберовой - у нее просто принципиально близкий к тексту перевод

Маша, и даже в этом я сомневаюсь.  Буквальный и близкий - разные вещи.  Как в любви.  Вы же не хотите, чтобы Вам объяснялись в любви б-у-к-в-а-л-ь-н-о.  Один пример?  Извольте.  У Берберовой в четвертой строфе: "под музыку, игравшую за стенкой".  Это же сцена из студенческого общежития, Маша.  Да и разве есть в английском именно "стенка", а не просто "стена"?  А несколько строк спустя, на этот раз уже вместо элиотовской "стены", появляются еще и "обои"!  Может, и гарнитур "Ганка" не за горами?  Уверяю Вас, это джамбуловщина, а не точность.  Точность - в нежности.  Точность - в близости.   

Да я согласна

Конечно, "буквально близкий к тексту" не равно "точный".  Тут и спору нет.  Нежность - поддерживаю!

Я, кстати, тут отстаиваю флердоранж, и "тяжело - Микельанджело" было приведено последним не без умысла.  Вообще, за перевод этого рефрена нужно выдавать венок и вознаграждение.

У Берберовой мне показалось осознанное желание выйти за рамки суда, не бежать эту дистанцию на приз близости.  Может, я не права

Маша, осознанное это желание или нет, согласитесь, что "не бежать" дистанцию на приз может каждый.

Примером могут послужить предложенные назойливой читательницей  "альтернативные варианты".

УВАЖАЕМЫЙ Г-Н НАВРОЗОВ! ВАШИ МАНЕРЫ ПЕРЕХОДЯТ ВСЕ ВОЗМОЖНЫЕ ГРАНИЦЫ!

Зачем Вы так?

Но докучать Вам больше не буду

Маша, Вы мне вовсе не докучаете, напротив, развиваете и украшаете дискуссию.  А "так" я потому, что эта тщательно, нашими объединенными усилиями строящаяся дискуссия - жертва т. н. "флуда", вульгарнейшего и грубейшего, цель которого - ее расстроить и обезобразить.  К несчастью, в разрушительный процесс были вовлечены читатели, не сумевшие вовремя оценить усилий, прилагаемых мной для того, чтобы комментарии к колонкам оформились в отдельный интересный, разнообразный и в некоторой степени художественный материал. 

Спасибо, не буду докучать

Мария Потанина Комментарий удален

Мария Потанина Комментарий удален

Маша, выступлю как техническая помощь - 'назойливая читательница' - это не было обращено к Вам и "альтернативные варианты" - это не примеры которые привели Вы выше. Данная дискуссия развивается параллельно сразу на двух блогах и уследить успевают только самые большие педанты...

Мария, спасибо за разъяснение.  Не понимаю реакцию Марии Потаниной.

Она вероятно подумала что Вы о ней и о приведенных ею альтернативных вариантов фразы о женщинах. Не все же, Андрей, следят за происходящими на снобе интригами мадридского двора.

Могут быть различные версии, правда же, Мария...? :-) Я пояснила кому предназначается данный ответ  (МНЕ) Марии Потаниной еще утром.

Понимаю твою тягу к интригам, но все гораздо проще.

Простите, технические проблемы (днем пользовалась другим компьютером), оказалось правда трудно разобраться

Вообще, некоторые люди вспыльчивые, другие - не очень умные или глубокие (это я о себе в первую очередь), всех можно простить

Андрей, извините за женский комментарий, но лично я от слов "назойливый" и "безобразный" быстрее испуганной лани теряю способность хоть что-то мыслить.  Правда

Я, конечно, приняла "назойливость" на свой счет

Уместно ли в Элиотовском блоге вспомнить его тройное громовое DA?  "Давай, сострадай, властвуй собой"

Лани просят милосердия, мы пугаемся громких звуков до боли

Леда Плеханова Комментарий удален

In the room the women come and go

Talking of Michelangelo.

_________________________________

А дамы в комнатах гуляют

О Микеланджело болтают

_____________________

______________________

_______________________

Альтернативные варианты (шутки):

_______________________

Рой дам по комнате гуляет

О Микеладжело болтает

_______________________

В салонах дамских до обеда

О Микеланджело беседа

___________________________

В салоне дамы лишь гуляли

О Микеланджело болтали

_______________________

Неспешно в комнатах гуляя

О Микеланджело болтая

________________________

В салоне дамском на ходу

О Микеланджело сужу :-)

Не могу удержаться, чтобы не вставить в обсуждение свой плакат про извечный вопрос. Простите.

Збышек, могу лишь отметить, что двумя размерами шрифта на плакате совершенно правильно выявляется каденция шекспировской фразы.  Этот интонационный сбой ясно слышен в чтении Оливье.  В русском переводе он смазан, так как взаимоотношение 1 (быть) : 3 (или не быть) не то же, что 2 (to be) : 4 (or not to be).  В оригинале же, из шести слов четыре как бы набраны петитом.

Андрей, спасибо что не прогнали. По поводу интонаций, отчего то в память врезались чьи-то слова - что лучше - "Не быть", потому что "Быть" - подразумевает конечность выбора, а "Не быть" - бесконечность, то есть возможность Быть всем, небудучи никем именно. Также  вспоминаю, что Высоцкий  в этой роли Делал усиление на второй части вопроса, вероятно в пику традиции Оливье, а может, по каким-то своим соображениям. К своему стыду, признаюсь, что не смог понять в Вашем Эссе главную мысль. Лишь осознал , что Вы - законченный Эстет, ускользающий от моего понимания.  Текст -- слишком тонкая вязь , летящая паутинка.  Спасибо.

Головокружительно красиво, Андрей! (Просто какой-то "Навродизиак"...)

А Вашим заголовкам - равных нет.

Вы один из самых сильных игроков в слова, которых, я когда-либо наблюдала...

Браво!

Жуженька, спасибо, милая, очень тронут Вашим каламбуром.

Печальный факт (то есть, мне кажется, что факт): по переводам поэзии невозможно, за очень  редкими исключениями, судить об оригинале..."Объективный перевод" почти невозможен. Мне нравятся ваши стихи, приведенные выше, они хорошие и трогают за душу. Они - по мотивам Элиота. Это не минус, просто другое произведение. Хорошее...

Возвращаясь к теме, объявленной в заголовке

"Гамлет, с вещами!". Очень яркий пример современного Гамлета - Горбачев. По почти всем параметрам, включая бешеную неприязнь тех, кому он ничего плохого не сделал...

Поздно, Vit.

Горбачева мы уже записали в коридорные (см. комментарий Вашего однофамильца выше).

А из коридорных в Гамлеты - никак.

В принцы, с грехом пополам, еще можно, а вот в Гамлеты - извини подвинься!

Андрей, однофамилец мой суров, но не всегда справедлив... Ну и опять же - нет пророков в своём отечестве.

Про флердоранж

Андрей, спасибо за перевод и за статью. Как всегда замечательно (и перечитывать в этот раз пришлось только ради удовольствия - может вы таки последовали совету Жужи)?

Как Вы знаете, последняя строчка Вашего перевода запала в сердце некоторым читательницам, и даже натолкнула их на мысль о том, что о "Микельанже" говорить не будем, лучше обсудим сковородки. Прочитав оригинал, я с удивлением заметила что о тепличности и о флердоранже там не было ни слова:

In the room the women come and go

Talking of Michelangelo.

Прекрасно понимая трудности с рифмой на 'Микельанже', мне кажется Вы все же добавили не существующий смысл в стихотворение Элиота. Так же жаль что не осталось места для устриц на полу из опилок. Буду признательна за Ваши мысли о том насколько такие вольности позволены переводчику. 

Второй вопрос не менее рисковый (но ведь именно Вы призывали нас рисковать). Осмелюсь показать свое невежество и спросить какого именно Джойса вы сравниваете с Введенским? Поскольку сравнивать Джеймса Джойса  (который хоть и писал стихи известен  не этим) с Мандельштамом и Введенским кажется странным, я предполагаю что в своем стихотворном невежестве я что-то недопонимаю. Буду признательна если поясните.

Мария, меня озадачили Ваши слова "последняя строчка перевода".  Вы это в некоем метафизическом смысле, или просто не нажимали кнопку Подробнее?

Еще загадочней Ваше наблюдение об "устрицах на полу из опилок", для которых не осталось места.  Это уж вовсе фантасмагория в духе Люиса Кэррола.

Так или иначе, флердоранж пришелся весьма кстати.  Ведь даже с этой смягчающей "сексизм" автора деталью зашел разговор о сковородках, а что бы было без нее, переведи я эти строчки буквально, ничем не приукрасив женоненавистнический сарказм Элиота?! Скандал!!  Так что читайте "флердоранж", Мария, как мою скромную дань политкорректности дня.

О Джойсе: да, к сожалению, он известен не своими прекрасными стихами.  К сожалению, в юности он понял, что, если он будет продолжать писать стихи, то умрет голодной смертью, и что "надо что-то делать".  Поэтому он начал писать заумную, авангардную, тревожащую критиков прозу, на которой более или менее и выехал.  Я сравниваю его с русскими писателями, освобожденными состоянием русской культуры от этого "надо что-то делать".

Ой, и верно 'Подробнее' я и не заметила! Уже бегу читать!

"Устрицы на полу из опилок" - это  конечно моя интерпретация навеянная переводом приведенном Марией Потаниной, которая потом его к сожалению удалила. Тем не менее "And sawdust restaurants with oyster-shells" заменились в вашем варианте "площадями с гнилой соломой", и устриц и ресторанов мне стало немного жаль.

Про Джойса поняла и оценила.

Мария, здравствуйте, устрицы - не важно

Давайте срочно голосовать за флердоранж, а то сам старина Томас Стернз и правда жестко к феминам относился.  Вот, например, ему русско-литовская красавица-эмигрантка рассказывает такие уютные, набоковские вещи:

"And when we were children, staying at the arch-duke's,

My cousins's, he took me out on a sled,

And I was frightened.  He said, Marie,

Marie, hold on tight.  And down we went.

In the mountains, there you feel free.

I read, much of the night, and go south in the winter."

А он ей: "I will show you fear in the handful of dust"

И остается даже девушкам с Элиотом солидаризироваться - есть, от чего завыть Лазарем

(Прошу извинить за английский, можно посмотреть любой удобный перевод "Бесплодной земли")

Андрей Львович, вы замечательно сформулировали: "Если Гамлет присутствует, то есть и соответственная культура, а если одно бахвальство да верлибр..."

Максим Никольский Комментарий удален

Максим Никольский Комментарий удален

Мария Генкина Комментарий удален

Мария Генкина Комментарий удален

Мария Генкина Комментарий удален

Леда Плеханова Комментарий удален

Максим Никольский Комментарий удален

Мария Генкина Комментарий удален

Ирина Стрельникова Комментарий удален

Андрей Наврозов Комментарий удален

Леда Плеханова Комментарий удален

Мария Генкина Комментарий удален

Мария Генкина Комментарий удален

Руки прочь от Наврозова

Действительно прочитав данную статью в первый раз мне подумалось, что придумана вся история для того чтобы блеснуть талантом переводчика. Возможно, и 'Три Любви' - это некая реклама романа расчитаная на нахождение будущего читателя и может быть даже издателя. Возможно 'Итальянская карусель' - это такой же пиар еще одной книги которая пока не нашла своего русского издателя.

Возможно...

Но... Мне лично представляется что Андрей имеет полное право быть читаемым и публикуемым автором в России. И поэтому как читатель поддерживающий Вас в защите чести Набокова и Пруста, позвольте выразить мнение что в этот раз Вы немного перегнули палку.

1). Нарциссизм и хвастовство Андрея ничем не прикрыты и не скрываемые. Это часть его голоса - и это, как мне кажется, осознанный шаг.  Мне это импонирует гораздо больше чем святоши, которые на самом деле страдают вот этим самым нарцисизмом и хвастовством, но вылазят эти качества из под полы тайно и совсем уж не в красивом виде. И таких на снобе больше.

2). Ассоциативность очень индивидуальна, и интерес в текстах Андрея как раз в некотором желании разгадать как ему такая ассоциативность пришла в голову. 

И если знать о том что отец Андрея написал как то эссе 'А есть ли литература на Западе?' (подозреваю, что по его мнению - нет), то воспоминания Андрея о том как его отец защищал эту самую литературу из своего Эльсинора - мне лично очень интересны. 

Максим Никольский Комментарий удален

Уважаемый, Максим, Вы здесь относительный новичок и очевидно пропустили мои баталии с еще одним колумнистом, которому я простить не могла очень многое (хоть и пишет он прекрасно и перечисленными Вами огрехами не страдает). Колумнист этот колонки своей лишился и несколько его поклонников на меня очень разозлились (хотя на редакционные решения я никак не влияю). 

Не думаю что колонке Наврозова что либо угрожает, но степень раздражения поклонниками Наврозова Вами пожалуй может уже сравнится со степенью раздражения мною поклонниками этого другого колумниста.

Тема самолюбования, хвастовства исчерпана. Набоков защищен. Переключитесь пожалуйста на других колумнистов - у некоторых проблем побольше чем у Наврозова, поверьте. 

Объясните

Глубокоуважаемый господин Никольский! Максим!

Вот когда вы про девушек говорите - все ясно. Ясно, в частности, почему они (многие девушки) готовы терпеть несовершенства своих избранников (как-то: алкоголизм,  пустоту и бездарность, рукоприкладство, отсутствие членства в Йельском клубе и т.д. и т.п.) Как вы говорите: "мужик в доме" (ну, мало ли, зачем пригодится. Засор вот хотя бы прочистить, или стол со стулом воедино свинтить ( к примеру)). Но объясните! (очень вас прошу) Зачем? Зачем? Какого черта читателям-то терпеть  самолюбование, литературные огрехи и особенно (особенно!) отсутствие мысли? Читателям-то какая радость делать вид, будто мысль, наоборот, имеется? (ведь, согласитесь, другую книжку с полки куда легче достать, чем иной девушке сменить мужа)

Очень точно поставлен вопрос, Ирина.  Действительно, зачем читателям притворяться?  Напрашивается, кстати, и ответ.  Может, они не притворяются?!  Может, рейтинг не врет?!

Я поняла, что вопрос Максиму. Но не поняла, а что имеется ввиду под "читателями"? То же самое, что подразумевает уважаемый г-н Наврозов, когда пишет, что его читатель - это тот человек, которых заплатил за его книгу?

К сожалению, я не в курсе, каковы тиражи произведений г-на Наврозова и насколько раскупаются...

Я даже не знаю какой средний тираж, скажем, у Оксаны Робски для сравнения (и сколько у нее мужей :-)... Буду рада узнать.

Мария,  как ты понимаешь, в данных блогах, в частности, мы занимаемся обсуждением стиля, техники и иже различных литературных произведений, включая Толстого, Пруста, Набокова и т.д. Применялись такие выражение оценки их творений как "пошлость" и т.д.

Не думаю, что Максим решил в этом случае затронуть какую-либо закрытую ранее для обсуждения тему...

Обращаю твое внимание, что Максим в своем посте делает вывод, что в тексте уважаемого г-на Наврозова присутствует нарциссизм (его право на личное мнение), самолюбование, хвастовство и прочее.

Ты же (понятное дело, выражая свое мнение) констатируешь то же самое, дополнительно уточняя, что (цитирую) "Нарциссизм и хвастовство Андрея ничем не прикрыты и не скрываемые. "

Вы отнюдь не противоречите друг другу.

А вопрос что кому импонирует является сугубо индивидуальным. Неправда ли?...

Ирина Стрельникова Комментарий удален

Это вы, видимо, Искандера начитались

Соскучилась по Искандеру. Дай, думаю, перечитаю. И вот что я у Искандера нахожу:

"Читатель может  спросить  у  меня: чем хороший писатель  отличается  от плохого?Спешу ответить, даже если читатель меня об этом не спросит.Вот как бездарный и талантливый писатели пишут об одном и том же.Бездарный писатель пишет:- Я  зашел в ресторан и увидел своего приятеля (называет по имени), он, как всегда, сидел за столиком и, как всегда, пил водку.Талантливый писатель пишет:- Я зашел в  ресторан и увидел своего приятеля (называет по имени), он, как всегда, сидел за столиком  и, как всегда, пил  водку, и  я, как  всегда, незамедлительно присоединился к нему.Одна  фраза все меняет.  Самоирония делает картину более объемной и  не оскорбительной для пьющего приятеля.Вообще  писатель,  лишенный  самоиронии,  рано  или  поздно  становится объектом  иронии  читателя,  и  именно  в  той  степени,  в какой  он  лишен самоиронии".

И вспомнился мне глубокоуважаемый господин Никольский, тоже почитывающий иной раз Искандера (от внимательного читателя "Сноба" не укрылось и посещение глубокоуважаемым господином Никольским творческого вечера Искандера в Пало-Альто). Вот, думаю, откуда ноги-то растут. Небось (думаю), это глубокоувжаемый господин Никольский Искандера начитался и именно согласно Искандеру сформировал свои требования к хорошим писателям. 

Максим Никольский Комментарий удален

Послушайте, милейший!

Ваш анализ, как всегда, подробен и тонок. И я отличаюсь почти что невыносимой толерантностью к чужим высказываниям и точкам зрения! Более того, я считаю, что даже самая жесткая полемика лучше пустых комплиментов.  Но! Почему в Вашем тонком анализе Нарциссизма Господина Наврозова Вы не делаете следующего, совсем маленького шажка и не спрашиваете себя: а что двигает, собственно говоря, Вами - в этом Вашем отчаянном упорстве "добиться справедливости", как Вы ее понимаете - и в чем эта справедливость, по-Вашему, состоит? В общественном порицании гражданина Наврозова и вынесению ему на вид с занесением в Книгу Жизни, что в его текстах не наблюдается достаточного самопрезрения?

Вам, видимо, невдомек, что человек -  един, и нарциссизм господина Наврозова - это продолжение его стиля, а его стиль - он сам. Обладание стилем - не только в писательском оперении, но и в жизни -  почти утерянное на сегодня качество. И потом, по-секрету: Наврозову есть за что себя любить, чего и Вам от души желаю! И вообще - интересует ли Вас что-то помимо изложения фактов? Видите ли, для художника слова важнее совсем другое... Но, помилуйте, о чем это я здесь!

Знаете, вот что! Давайте всем миром навалимся - и отучим подследственного Наврозова от его, понимаешь ли, нарциссизма, а заодно - всех остальных, хоть чем-то выдающихся людей, от всех их куда-либо выдающихся черт! Отобьем к такой-то матери все лишнее, как завещал великий скульптор! Ату их всех!

А может, стоило бы Вам сначала отучится от Вашего (не побоюсь этого слова) выдающегося  занудства? И как это Наврозов так изловчился, что попал Вам в глаз в качестве соринки? По-видимому, бревно подошло бы тут больше! 

Если Вы так же ведете себя с быком, то мне и его, и публику искренне жаль: быку не останется ничего иного, как махнуть на Вас копытом и покинуть арену, за ним же устремится и вся публика - куда-нибудь подальше, в укромное место, где речь снова пойдет о смерти и жизни, а не о мелочном сведении непонятно откуда взявшегося счета. 

Максим Никольский Комментарий удален

с интересом выслушаю Вас, только я бы посоветовал сделать самоанализ темой Вашего собственного блога!

Леда Плеханова Комментарий удален

Леда Плеханова Комментарий удален

Леда Плеханова Комментарий удален

На Снобе пока свобода слова.

Владимир, полностью поддерживанию изречение "на вкус и цвет товарищей нет" и заверяю Вас, что лично мне посты г-на Никольского нравятся не менее текстов г-на Наврозова, так что я ЗА то, чтобы он оставался, без сомнения...

К тому же, мне кажется, это право г-на Никольского писать ЧТО угодно и ГДЕ угодно, конечно, не переходя границ вежливости. Что он ни разу не делал.

О том, что я не одинока в своем мнении, подтверждает как и резко поднявшийся рейтинг блога, так и мнения довольно многочисленных снобчан, высказанные в других темах и лично мне в почту.

ЧТО угодно, Леда, и ГДЕ угодно, но не СКОЛЬКО угодно.  Ибо это и называется некрасивым английским словом, похожим на "блуд".

Дорогая Леда, сообщения перемешались тут так, что я уже не могу найти ответа милейшего Никольского (неужто оно навсегда кануло? надеюсь, не в вечность), где он склоняется к мысли задуматься над тем, почему же его так, фигурально выражаясь, "плющит и колбасит", и поделиться со мной своими соображениями. Мой совет сделать это в его собственном блоге был связан исключительно с этим. А так я не имею ничего против поднятия рейтинга наврозовского блога!  

Если г-н Никольский желает писать именно здесь - я признаю за ним это право. Я очень люблю его читать.

В блоге произошла и правда полная путаница. Мне кажется, на сайте наблюдаются техпроблемы.

ответ Никольского мне явно исчез! уж не случилось ли чего с самим Никольским?

Про тайны Мадридского (севильского) двора

я бы на Вашем месте не надеялась :-). уверена, он в порядке. просто занят по основному месту работы. он же известная публичная личность :-)

Леда Плеханова Комментарий удален

"Жесткая полемика лучше пустых комплиментов"

Абсолютно согласен, Володя.  Проблема вышеупомянутого занудства вовсе не в его качестве, а лишь в его маниакально-депрессивном количестве.  Именно количество и пространность реплик обезобразили раздел комментариев к колонке "Три любви" и угрожают этой.  Если не ошибаюсь, данный подход к дискуссии называется флуд, а возможным его делает безликость или анонимность зачинщика, освобождающая его от ответственности за поведение.  Некоторые называют безответственность зачинщика "маской".  Я называю ее личиной.  

вот именно, хотя анонимность меня не слишком беспокоит, скорее маниакальность. впрочем, тореадор здесь -  ты, который спокойно, заложив руки за спину, наблюдает как бык, с которого уже стекает пена, мечется по арене, круша все вокруг. Пока не упадет бездыханный к твоим ногам... Но все же стоит время от времени точным уколом пики придавать его метаниям некоторую осмысленность )) 

Владимир Генин Комментарий удален

Владимир Генин Комментарий удален

нет, не так: проблема как раз в том, что бык не мечется, а постоянно долбит ограждение где-то в сторонке... (лишая публику зрелищных эффектов )

Бык, иль не бык - вот в чем вопрос..

А Вы желаете, чтобы бык на радость зрителям эффектно покончил жизнь самоубийством?

Это же искусство, сначала быка разъярить, потом загнать, потом заставить совершить ошибку... Искусство хорошего матадора, рискующего быть убитым самим.

Быку - быково

Знаете, Леда, бык, конечно, не обязан веселить публику. Но если если его траектории становятся предказуемыми, возникает подозрение, что он неинтактен. 

Я все же позволю себе прервать эту дискуссию, не имеющюю прямого отношения к теме.  Как я уже говорил, по-моему каждый автор имеет право надеяться, что обсуждение заявленной темы ему что-то принесет - вовсе не лавры, а какой-то иной взгляд, некоторую новую приправу для своих размышлений. поэтому бык в срочном порядке приказывает всем долго жить

Леда Плеханова Комментарий удален

Мария Генкина Комментарий удален

Леда Плеханова Комментарий удален

Леда Плеханова Комментарий удален

"Сладостны нам творенья твои, о поэт вдохновенный"

Дорогой Владимир!

Наблюдая проявленный Вами неподдельный интерес к мотивациям, которые толкают пишущих в колонках уважаемого г-на Наврозова, я беру на себя смелость пояснить мою личную позицию по данному вопросу, несмотря на любезное замечание автора темы выше, называющее меня "назойливой читательницей".

 

Именно данная ремарка  и другие обобщение, которые г-н Наврозов  великодушно позволил себе в мой адрес, роднят меня с вышеупомянутым г-ном Никольским.

 

Дабы не быть голословной, перечислю ниже другие цитаты, которыми объединяет нас с  г-ном Никольским глубокоуважаемый г-н Наврозов (все они указаны в теме его последнего поста "Три любви"). К некоторым ремаркам уважаемого Автора я чувствую склонность дать свои комментарии. Цитаты г-на Наврозова указаны в кавычках. Оригинал любезного послания г-на Наврозова можно найти здесь - http://www.snob.ru/selected/entry/12047#comment:59647.

 

Приступлю же не мешкая...

______________________________________________

  "Праздное занудство двух участников дискуссии, парализующее ее"

На первый (да и на второй) взгляд странным кажется считать,  что именно мы парализовали дискуссию, которая моменту прихода в нее г-на Никольского не только умерла естественной смертью, но и вскоре была снята с главной страницы.  Возвращение сей дискуссии и поднятие ее рейтинга странным образом совпало с активизацией в ней г-на Никольского.

 

_________________________________________

 

"С другой стороны, поведение этих двух - как бы пьеса в пьесе, еще одна иллюстрация того, простите меня за самонадеянность, насколько современному миру не хватает современного пособия по любви."  

Как я понимаю, пособие под названием "Три любви" как раз и призвано проинструктировать нас, как же мне и г-ну Никольскому все же найти свою любовь и личное счастье (г-н

Наврозов и здесь также самонадеянно полагает, что в наших жизнях она отсутствует) в современном мире. Учитывая, что автор расценивает свои шансы на издание сей полезнейшей инструкции небольшими, уже подумываю лично оплатить ее издание, дабы широкие массы также имели возможность ознакомиться с этим, не сомневаюсь, выдающимся произведением.

 

___________________________________________

"Ибо "проблема", как говорят на Западе, в том, что на Руси называется "безлюбьем".  Подозреваю, что ни один, ни другой из наших двух занимающихся инфантильным вредительством субъектов не дошел в личной жизни до эмоциональной зрелости, небходимой даже для "первой" любви, а ведь такая - до крайности эгоистична и инфантильна."

 

Здесь автор  исключительно из альтруистических соображений дает нам с г-ном Никольским, лицам по его мнению явно падшим и незрелым (что следует из дальнейшего текста),  диагноз в том, что эмоциональной зрелости, мы, увы, не достигли, да и первая любовь в нашей жизни прошла стороной. Такая смелость в постановке диагнозов свидетельствует о том, что Писатель, по мнению г-на Наврозова, не только инженер человеческих душ, но и опытный психиатр, с явным тяготением к школе г-на Фрейда.

 

Мимоходом пытливый читатель может уловить мнение Автора о первой любви в принципе (на примере меня и  г-на Никольского), а также показывает, что проблемы России и ее тотального "безлюбье" не чужды тонкой и деликатной душе Автора.

 

Жаль, что данное утверждение не включает в себя практических рекомендаций что же делать нам, ежели такая печальная ситуация имеет место быть по ее исправлению...

 

Не совсем уловила, что же подразумевается под словом "вредительство"... Неужели же наши комментарии, оставленные в теме Автора, которые не выражают горячего одобрения результатов его творчества (именно тот вид комментариев, которые Автор нескрываемо предпочитает), а скорее относятся к размышлениям на темы, его заботившие...

 

______________________________________________________

 «Интересно, что у обоих - общее качество, а именно, нежелание провести границу между серьезным и несерьезным.» 

С грустью поняла, что да, имеется во мне проблема в проведении границы между двумя последними понятиями… Может быть, любезный Автор хотя бы намекнет тщательно впитывающему глазу его почтительных читателей, где же все-таки находится эта граница, ведь многие Великие умы ее так и не нашли, а Автору это удалось (как и многое другое)… Догадываюсь, что Автор придерживается концепции, что «все глупости на земле делались именно с серьезным выражением лица».

 

«Шутить надо для того, чтобы совершать серьезные дела»,  Аристотель

 

_____________________________________________________

«Субъект женского пола пишет в своей биографии, что она "в невестах"!  Возраст не указан, но дело не в этом, а в том, что она сама не знает, шутка это, или объявление о поиске супруга»

Здесь Автор оказывает несомненную честь, уделяя пристальное  внимание моей персоне как субъекту женского пола… Как истинный фрейдист, вероятно, он заводит на меня Дело (карту, досье), т.к. переходит на обозначение моей недостойной персоны, как «Субъекта женского пола». Данное определение принято в области юриспруденции и обозначает лицо, осуществляющее воздействие на объект уголовно-правовой охраны. В качестве последнего, вероятно, Автор рассматривает себя или свои творения (так называемый объект преступления). Как известно, Объе?кт преступле?ния — уголовно-правовая категория, которая используется для обозначения общественных институтов, которым причиняется ущерб вследствие совершения преступления.

 

Учитывая общепринятое правило в мировой практике о том, что инкриминированные преступления должны предъявляться обвиняемых в них, хотела бы уточнить, в чем же именно Автор находит мое преступление, осуществленное (как я предполагаю) в сговоре с г-ном Никольским? Может быть, Автор где-либо усмотрел в моих текстах клевету (не к ночи будет упомянуто) или хотя бы обычный выход за рамки приличий? Тщательно проверив свои текста, я остаюсь в полной уверенности, что границы вежливости нигде мною не были нарушены.

Надеюсь, что проживание на Сицилии Автора не повлияло на его цивилизованное отношение к неприкосновенности свобод другой личности и осуществление по отношению к последней вендетты или других преследований, выходящих за рамки разумного.

Будучи удивленной интересом Автора к вопросу моего возраста, прошу его ни в чем себе не отказывать и, не поддаваясь ненужным ему предрассудкам, смело задать мне данный вопрос лично о возрасте и моем матримониальном статусе, не затрачивая время на угадывание. Зачем же скрывать свое любопытство по столь незначительному вопросу?

Исходя из моего шутливого ответа в графе «Семья» - «Еще в невестах J», Автор неосторожно и довольно непоследовательно делает вывод, что данная графа является доказательством моего поиска  супруга и даже предполагает, что данный вопрос является загадкой и для меня. «Не судите опрометчиво» - хочется ответить… и заметить, что владение Автором логикой можно несколько улучшить… Также, буду рада проинформировать Автора по интересующему его вопросу, в случае столь высокой необходимости. Не совсем понятно, почему вопрос моего статуса так волнует Автора, но пусть это останется тайной…

_________________________________________________________

«Разве можно любить Бога, если ставишь рядом с Его Именем смайлик?  Если ставишь клеймо проклятья, если переворачиваешь Распятие вверх ногами, если богохульствуешь - еще есть шанс спастись, есть право быть соборованным, есть надежда и есть лекарство.  Но смайлик?  Это значит, что человек - трава, или жвачное животное, ее поедающее, это значит, что, явись ему неопалимая купина и воззови, он, неспособный отличить серьезное от несерьезного, будет колыхаться или жевать, как прежде»

 

В этом абзаце глубокоуважаемый г-н Наврозов задается вопросам теологического порядка. Увы, выражение моего мнения здесь я считаю излишним.

_____________________________________________________________________

 

«Нашим двум субъектам не хватает любви.  Тяжелой, кошмарной, богатой бессонницей и слезами любви, с мобильным телефоном под подушкой и распахнутым настежь в зимнюю пору окном, чтобы услышать шаги, которых не будет.  Тогда они научатся дифференцировать, разграничивать, отделять.  Тогда они забудут о смайликах и кисточках.  Тогда они начнут обивать пороги церквей, прикладываться к образам, и даже потешно поскользнувшаяся на льду торговка кислой капустой не покажется им комичной, ибо в ней они увидят - себя и свою любовь.»

 В данном абзаце глубокоуважаемый г-н Наврозов, на основании поставленного им же диагноза, назначает нам с г-ном Никольским лечение…

 

Хочу горячо поблагодарить г-на Наврозова за великодушие и потраченное на нас время.

 

Могу его заверить, что лично мне его внимание доставило несказанное удовольствие и , пока он является официальным колумнистом портала «Сноб», я буду счастлива посещать и далее его блоги, дабы вобрать в себя хотя бы зернышко его Мудрости и Доброты.

____________________________________________________________________

 

P.S. Полагаю, что глубокие мысли г-на Наврозова, касающиеся г-на Никольского, он прокомментирует самостоятельно, если сочтет нужным.

Леда, может запостить это все же в 'Три Любви'?

Я вот правда не совсем понимаю какие цели ты преследуешь? Вот мне всласть помыли косточки на блоге у Елизарова. Ну так я туда просто не хожу. Пусть они там мультики вешают, "ржут" и "валяются" в свое удовольствие. Ну так не ходи и ты на блог к Наврозову даже если вспомнят тебя, твоих родителей или еще что-то личное - воздержись. Себе дороже.

А то что господин Наврозов не рыцарь на белом коне - в этом по-моему ни у кого из собравшихся иллюзий нет

Мария,  я отвечаю Владимиру на интересующий его вопрос о мотивации пишущих здесь. 

По-моему, я все изложила в ответе достаточно полно. 

Пусть это будет моя странность, но я оставляю за собой право писать именно там, где я хочу писать и не иначе.

Я вовсе не претендую  на универсальность моих методов и принятие твоих решений куда и зачем ходить :-).

Твое право дождаться момента когда тебе перемоют кости и здесь и объявить бойкот блогу.

А про меня, моих мужей и т.д. уже пространственно вспомнили (см. блог "Три любви")

Не самовыражайтесь! не засоряйте окружающую среду!!!

(призыв ко всем, к себе в том числе)

Если рейтинг блога повысился из-за присутствия господина Никольского, значит он наймит Наврозова

Может это сам Наворозов? Вот и в книге уважаемого Никольского (вернее в романе писателя фотографией которого он защищается от излишних глаз) речь помнится идет о трех героях ищущих в некотором роде любовь. Случайно ли это?

нет, Мария! я высокого мнения о талантах Андрея, но так сымитировать маниакальную посредственность! 

А что, Володь?  Ты меня на слабо не бери!

Мне нечего сказать о творчестве Андрея Наврозова. Я явно не его читатель, оно мне совершенно не близко. Но вот блог читал с интересом из-за разгоревшейся здесь полемики. С грусть вынужден констатировать, что группа поддержки г-на Наврозова  из-за отсутствия аргументов скатывается к бытовому хамству

Михаил, я никогда ни в какие группы в своей жизни не входил и дай Бог не войду. 

Полемика -  вещь любопытная, но помимо азарта есть ведь и то, что остается в остатке, когда сгорает все, что могло сгореть. Почесать язык об интернет можно везде. 

Владимир, я только изложил свое впечатление. Так сказать констатировал факт. Вот поймал его и сразу откастатировал. И простите, но про сгорит и не сгорит как-то слишком высокопарно.

Цикуту мне, цикуту!

с какой же тоской, должно быть, смотрит автор этого блестящего перевода на нашу пустую болтовню! увы, и сам я тоже подлил масла в огонь. и все из-за того, что, недостаточно хорошо зная английский, не решался сказать что-то по существу перевода.

а зря, поскольку текст уже живет на русском. собственно говоря, по-моему, это единственный критерий настоящего перевода. это -  и еще его глубокая музыкальность.

Как писал выше, текстом не проникся, наверно плохо с музыкальным слухом. Английский вариант мне ближе.

и снова в скобках

(вот что странно (я, опять же, про поляризацию). Глубокоуважаемые снобы поделились (как-то подозрительно четко) на две группы. Одним нравятся (с литературной точки зрения) тексты глубокоуважаемого господина Наврозова, и не нравится критика в адрес этого самого глубокоуважаемого господина Навзорова со стороны глубокоуважаемого господина Никольского (излишней видится и неуместной). Другим - ровно наоброт: Никольский глубокоуважаемый, допустим, представляется человеком дельным и здорово пишущим (и, соответственно, совершенно напрасно обруганным), а глубокоуважаемый господин Навзоров - отнюдь. К лицу ли снобам такой автоматизм? Почему бы какому-нибудь отдельно взятому снобу не обрадоваться одновременно и текстам господина Наврозова, и комментариям господина Никольского? Или наоборот, не отвергнуть их обоих (обоих, к примеру, ругая маниакальными занудами, а не кого-то, скажем, одного?). Неужели истина на этот раз не посередине, как это обычно бывает, а прямо-таки либо на стороне господина Наврозова, либо Никольского (глубокоуважаемого) 

Ирина, позволю себе Вам ответить.Тексты Никольского меня поначалу позабавили своей живостью и оригинальностью. Но ни то, ни другое нельзя штамповать - это не стиль, а имитация стиля. А в имитации мне тесно.  Все дело  -  в чувстве меры.

И если "каждый пишет, как он дышит", то иногда лучше просто задержать дыхание.

ну а что насчет мысли?

Да Бог с ним, со стилем, глубокоуважаемый господин Генин. А что вы скажете насчет мысли? (все-таки осмысленность текста весьма важна, не правда ли?)

Ирина, мне кажется это совершенно нормально. Людям, которым не интересны эти тексты, нечего писать, людям которым нравятся обе стороны сложно писать, дабы не обидеть одну из сторон. Мне вот как раз чужды оба выше названых господина. Я скорее на стороне г-жи Плехановой, которая мне видится несколько отдельно от г-на Никольского.  И я следил за их полемикой с чисто академическим интересом, если так можно сказать. Меня только покоробило проявление обычного бытового хамства с одной из сторон, хотя и прикрытого красивыми словесами.

Конечно, я отдельно. "Маска, кто ты"?

Рассказывают, что в послевоенной Одессе, где хамы размножились немеряно и обижали людей и днём и, особенно, ночью, от них смогли избавиться в недельный срок. Главнокомандующий приказал военным ночью переодеваться в гражданскую одежду и всех «нападающих хищников хамов» беззастенчиво отстреливать. Люди в городе на длительное время перешли в состояние спокойной жизни и самочувствия.

"Писателю необходима такая же отвага, как солдату: первый должен так же мало думать о критиках, как второй — о госпитале" Стендаль

У меня НИ К ЧЬИМ текстам претензий нет. Только к хамству. Что-то мне может нравится больше, что-то меньше, но все имеет право на существование. Кроме хамства. Не вижу причины не обсуждать достоинства и недостатки текстов. Не людей.

Хамство - точка отсчета

Я с присущей мне педантичьностью, перечитала все блоги Андрея чтобы определить когда же наметился перелом в ваших отношениях

6-го января ты назвала Андрея "милым", а после этого в обсуждении его колонок не участвовала.

Мое исследование привело все к отправной точке - вот этому высказыванию Андрея:

"Леда, помните новое платье короля?  Его не видит лишь дурак, или тот, кто занимает общественное положение, несоответствующее его способностям.  Так вот, "это ко всем женщинам" НЕ относится.  Только к дурам вроде Бель де Жур, и к журналам вроде Татлера"

Уважаемый Андрей, убедительно прошу Вас извиниться перед Ледой за это высказывание. Во-первых, оно действительно было чрезвычайно резким и неоправданным. Во-вторых, нам всем станет легче если feud "Леда vs. Наврозов" закончиться на хорошей ноте.

Помилуйте, Мария, да какое же это имеет отношение к Леде?!

«Подумайте, как я могу вызвать его на дуэль? Это все равно что драться с извозчиком, обдавшим меня грязью. Лучше поскорее переодеться». Пушкин

 

И сказал: проклят Ханаан;

раб рабов будет он у братьев своих

«Мы овладеваем более высоким стилем спора. Спор без фактов. Спор на темпераменте. Спор, переходящий от голословного утверждения на личность партнера…  

Поведение в споре должно быть простым: не слушать собеседника, а разглядывать его или напевать, глядя в глаза. В самый острый момент попросить документ, сверить прописку, попросить характеристику с места работы, легко перейти на "ты", сказать: "А вот это не твоего собачьего ума дело", и ваш партнер смягчится, как ошпаренный»

 

Спутать хамство с юмором элементарно. Это чувствуют читатели колонок, не всегда понимающие, еще смеяться или уже закрыть для себя тему.

Хамство бытовое и хамство трамвайное все мы более-менее четко ощущаем. Сложнее, когда дело касается более тонких сфер. Что считать хамством, например, в живописи, на сцене или в колонке Сноба?

Известно, как трудно это понятие перевести или истолковать. Его тонкая, эфирная сущность ускользает от определений. Оно из разряда «чувствую, а объяснить не могу», как вообще большинство базовых понятий: любовь, жизнь, нравственность, цельность, культура, пошлость, роскошь или искусство.

О хамстве говорить ужасно сложно. И дело не только в опасении впасть в дидактику.

 

 

Бывает непросто отличить хамство от художественных средств. Ясно, что публику надо оглушить, покорить, взять в оборот. Не всегда ясно, где кончается творческое дерзание и эпатаж и начинается хамство.  И когда оно начинает подменять собой драматургию, аргументацию в полемике, остроту в шутках.

 

Бернард Шоу как-то заметил, что некоторые разделяют мнение, что секрет успеха в необходимости обидеть как можно больше людей. Трудно спорить — пришлось бы для начала определять, что такое чувство юмора, какова природа смешного, чем конкретно отличается остроумие от остракизма. А это все тоже из разряда трудноопределяемого.

 

Эпатаж – это поиск идентификации. Хамство же – признание поражения, отягощённое нежеланием это признавать. Для самовыражения и самоутверждения вовсе не нужно эпатировать публику хамством. Хамство - это намеренный переход личных границ или просто отказ их учитывать. Чем выше образование, тем больше возможностей сделать хамство тоньше и возвести его почти в искусство. Чем выше культура, тем меньше желаний это делать.  

Эпатаж - форма подачи, хамство же - состояние души.

Но причины, побуждающие хамить не так интересны, как причины, вынуждающие это сносить.

Наверное, у кого-то такой прочный наружный слой, что легкое похамливание для них вообще незаметно, а интенсивное ощущается как массаж. Но не все же такие. Большинство из нас к хамству очень даже чувствительны и в трамвае реагировали бы на него совсем иначе. 

Вполне логично предположить, что читатели подсознательно воспринимают ведущих как вышестоящих. От колумниста ведь зависит очень многое. На момент когда он является Автором колонки, он капитан во время плавания — власть. И все ему позволено.

 

Ну и главное. Непонятно, как вообще с хамством быть.

Оно вызывает шок. Оторопь. Вышибает из колеи. Заставляет глупо улыбаться, не верить своим ушам. «Хамство тем и отличается от грубости, наглости и нахальства, что оно непобедимо, что с ним невозможно бороться, что перед ним можно только отступить», — говорит Довлатов.

__________________________________

Хамство - искусство или непозволительное хамство? Подробно здесь - http://www.snob.ru/profile/blog/8122/12789

 

Реагировать на хамство медийное, особенно шутейное, обидой или возмущением считается дурным тоном. Не можешь парировать тем же — смейся. Считай за шутку. Покажи, что чувство юмора у тебя есть — хотя бы в пассиве.

А если вполне можешь? Но надо ли? 

Не все с этим согласятся. Многие даже среди психологов считают, что хамству следует давать отпор. Твердо парировать. Отвечать в том же духе. Не совсем, правда, ясно, в чем тут отпор: ты, наоборот, умножаешь хамство, спускаясь на уровень хамящего. И кто знает, где вы оба остановитесь.

«Мужественный человек не стерпит оскорбления, а благородный человек не нанесет его».

В понимании библейском хамство — проявление, скажем так, крайнего неуважения меньшим большего (сыном — отца, тварью — Творца). Напротив, для писателя Довлатова, рассматривающего явление в контексте отношений государства и индивида, «хамство — это всегда “сверху вниз”, это всегда “от сильного к слабому”».

Леда, очень Вас прошу, перестаньте навязываться ко мне во враги.

Вы обвиняете меня в хамстве.  Я невиновен, но не исключаю возможность, что рано или поздно Вам удастся меня спровоцировать.

Ваше обвинение в хамстве - не что иное, как попытка втереться ко мне во враги.  Она жалка и абсурдна.  У меня с Вами нет общей почвы, на которой мы могли бы враждовать.

Лично против Вас я ничего не имею.  Меня лишь огрочает и раздражает упорство, с которым Вы отказываетесь понять, что я прошу пишущих комментарии на мои статьи соблюдать некие пропорции, не захламляя блог мало относящимися к теме наблюдениями.

Вопрос, как я Вам уже писал, в их длине и количестве.  Я предпочел бы, чтобы Вы меня обругали матерными словами, если Вам так будет угодно, но кратко - вместо того, чтобы вставить в блог, скажем, тетрадь Ваших детских воспоминаний о любимой кошке.

Безусловно, действовать наперекор этой просьбе - Ваше право.  Но зачем вы хотите разрушить то, что мне хотелось бы здесь построить?  Зачем?  И удивительно ли, что меня раздражает неуемность, с которой Вы действуете?

Есть тип ребенка, который, видя как другой спокойно сидит в углу и играет в кубики, непременно подойдет и все разбросает.  Опять Вас спрашиваю: Зачем?

Я считаю, что есть на свете вещи, провоцирующие на хамство: настырность, навязчивость, панибратство.  Искренне прошу Вас: не провоцируйте меня.

Повторяю, я ничего не имею против Вас и Ваших выступлений в комментариях к моим колонкам.  Но убедительно прошу при этом соблюдать те правила дискусии, которые мне, как автору, кажутся конструктивными.

Повторяю, отказать мне в этом - Ваше "право".  Но ведь и мое "право" - Вам хамить.  Так давайте же постараемся пользоваться не нашими "правами", а нашими чувствами о том, что хорошо, а что - скверно.  

Человек не может быть слишком разборчив в выборе своих врагов.

Cвоим врагом я считаю лишь хамство. А Вы выступили его представителем.

Прошу Вас , дабы не засорять сей эфир, прислать мне в личную почту тот мой комментарий, который Вы называете "детскими воспоминаниями о любимой кошке"

Ваше право хамить Вы уже давно реализуете.

Как это, а я что же? 

Перефразирую Ларису Бородину выступившую с подобным же дуализмом на блоге Елизарова:

Спасибо, Господин Наврозов. Хорошо пишете. И Никольский мне понравился.

"Очевидно что все эти элементы не имеют никакого отношения к тексту и их можно было бы совершенно безболезненно вычеркнуть"

Маша, после такого шедевра говорить о достоинствах текста неколько неловко. Вычеркивать будем по партийному признаку? (цитата из М.Н.)

Мария Генкина Комментарий удален

Владимир Генин Комментарий удален

Мария Генкина Комментарий удален

Владимир Генин Комментарий удален

Мария Генкина Комментарий удален

Владимир Генин Комментарий удален

Максим Никольский Комментарий удален

"Неужели меня против моей воли записали в некую фокус-группу в которой ведущий с сотоварищи вовсю борются за некий итог обсуждения?"

Имеем честь пребывать в данном сладком заблуждении.

Этот блог еще цветочки! Вы почитайте Кантора - там во всю пытаются найти общие категориальные ценности и соответствующий им язык!

Максим Никольский Комментарий удален

Наврозов, он как Тарантино - всегда лучше со второго раза...

Вот мне и интересно как с романом быть. Это же не колонка - его второй раз не перечитаешь...

Максим Никольский Комментарий удален

Наблюдается синдром чета-нечета. попробуйте еще раз!

Максим Никольский Комментарий удален

Я тону в комментариях, и не только здесь, а везде, где милые дамы начинают выяснять отношения...
... не соблюдая при этом дресс-код, Наташа! Вот что так удручает хозяйку салона.

Андрей, Вам надо снять свой портрет, а то всех, наверное, привлекает байроническая внешность и оскаруальдовская интонация. А вообще я рада, что на сайте есть верные и беспощадные к мелочам читатели, мимо которых муха не пролетит... так вот захочешь поговорить о важном, а вокруг все гудит как в салоне мадам Шерер... у Кантора обсуждения поспокойнее.

Максим Никольский Комментарий удален

"Роль глубоуважаемой г-жи Плехановой в истории" Вам кажется деструктивной, г-н Никольский, потому что "она нас отвлекает от обсуждения" Вашего остроумия.  Напрасно Вы беспокоитесь. Ваше остроумие такая же фикция, как мое хамство.

Однако, так как тема моего хамства, видимо, более востребована, чем тема Вашего остроумия, можно посоветовать Вам присоединиться к Леде, а не стоять особняком, ожидая, что Вас оценят.  Не лучше ли быть вторым на Снобе экспертом по хамству Андрея Наврозова, чем вообще никем?

Максим Никольский Комментарий удален

Ну, что же, г-н Никольский, это Ваш первый на моих блогах комментарий, не отмеченный маниакальным ерничеством, с чем нас обоих и поздравляю. 

Кажется,. это меня назвали "отмобилизованной защитницей"...Какого черта? Скоро читать будет нечего, одня "словесная пря". Не надоело перестукиваться?

Наташа, 2-3 домохозяйки (в том числе мужского пола, как часто бывало в советском обиходе) превращают разговор о Т. С. Элиоте в скандал на коммунальной кухне.  Так что остальных жильцов не вините.