Лицензия на убийство

Американские спецслужбы могут убивать за рубежом граждан США, если они связаны с террористической активностью и предпринимают действия, несущие угрозу для американцев

+T -
Поделиться:

Об этом заявил глава национальной разведки США Дэннис Блэр (Denis Blair), выступая в комитете по разведке сената. «Мы совершаем акции прямого действия против террористов. Если мы считаем, что эти наши действия подразумевают убийство гражданина США, мы получаем на это специальное разрешение», — пояснил Блэр. При этом он не уточнил, кто именно имеет полномочия выдавать подобные разрешения.

Подробнее

На прошлой неделе газета Washington Post сообщила, что президент Барак Обама одобрил атаку на базу боевиков в Йемене 24 декабря, где предположительно происходила встреча гражданина США Анвара аль-Аулаки (Anwar al-Aulaqi) с местными лидерами «Аль-Каиды». Впрочем, аль-Аулаки не был целью атаки и не был убит в ходе операции. Вместе с тем, по данным Washington Post, в распоряжении ЦРУ и командования по проведению специальных операций (Joint Special Operations Command) имеются свои списки людей, подлежащих уничтожению или захвату, в которые входят, как минимум, трое американских граждан.

По словам Блэра, основанием для устранения гражданина США может стать «его принадлежность к группе, пытающейся атаковать нас, или наличие угрозы с его стороны другим американским гражданам». «Люди не становятся нашей целью за свои высказывания. Они становятся нашей целью, когда предпринимают действия, угрожающие американцам», — подчеркнул Блэр.

Такая откровенность главы национальной разведки удивила даже конгрессмена республиканца Питера Оэкстра (Peter Hoekstra), который сказал Блэру: «Я крайне удивлен, что вы зашли так далеко в ходе открытого заседания». На что Блэр ответил: «Я просто не хочу, чтобы американцы думали, что мы беспечно относимся к существующим угрозам. В действительности, нам не безразлична угроза жизням американцев в рамках политики, нацеленной на защиту большей части страны».

На специальных слушаниях комитета по разведке, состоявшихся во вторник в конгрессе, глава национальной разведки Блэр заявил, что «Аль-Каида» планирует крупномасштабную террористическую операцию против США с массовыми жертвами. При этом вполне вероятно, что для ее проведения будут использованы люди, ранее не замешанные в террористической деятельности и имеющие «чистые» документы, в том числе проживающие на территории США.

Несмотря на то, что декабрьская акция США в Йемене не была конкретно направлена против Анвара аль-Аулаки, как отмечет CNN, скорее всего, именно он — первый претендент среди американских граждан на то, чтобы стать целью разведслужб. Уроженца США аль-Аулаки, бывшего имама мечети в Вирджинии, в контртеррористических службах называют «главным сообщником "Аль-Каиды" на Аравийском полуострове». При этом, по сведениям CNN, источники в силовых органах подтвердили факт связи аль-Аулаки с нигерийцем Умаром Фаруком Абдулмуталлабом (Umar Farouk AbdulMutallab), который в прошедшее Рождество попытался взорвать самолет, летевший в Детройт. Сам же аль-Аулаки ранее заявлял, что был связан с майором армии США Нидалом Хасаном (Nidal Malik «AbduWali» Hasan), расстрелявшим 13 сослуживцев на техасской военной базе Форт-Худ в ноябре 2009 года.

В числе других американских граждан, которых спецслужбы США считают связанными с терроризмом, Дэвид Коулман Хэдли (David Coleman Headley). В январе ФБР предъявило ему обвинение в причастности к террористической атаке на Мумбаи в 2008 году, а также в координировании атаки против датской газеты, напечатавшей карикатуры на пророка Мухаммеда в 2005 году.

Борис Беренфельд

   Я читал о людях, которые уходят на службу «к 9 утра» и потом много часов подряд где-нибудь в техасском бункере манипулируют джойстиком, наводят курсор, нажимают на курок... и где-нибудь на безлюдной дороге в Йемене взлетает на воздух автомобиль. Примерно так в ноябре 2002 года направленная ЦРУ ракета Hellfire взорвала автомобиль с шестью подозреваемыми в терроризме, и один из пассажиров был гражданином США.

Потом была пресс-конференция, и Кондолиза Райс подтвердила, что президент Буш дал полномочия «целому ряду людей и организаций» в целях защиты страны от неизбежной угрозы («a continuing and imminent threat to U.S. persons and interests») стрелять «на поражение», даже если это касается гражданина собственной страны, мол, это принятая практика, и она не противоречит конституции.

Недавно выяснилось, что приход Обамы ничего не изменил, и что у нынешней администрации есть свой «high value target list» (список целей особой важности), или, по-простому, «hit list» , куда входят, по крайней мере, три американца... и что они «вне закона» — своего рода outlaw, открытая для всех мишень.

Что делать с подозреваемыми в терроризме? Есть два пути. Первый — это «due process», или, по-простому, правосудие. Великое завоевание человечества, которое подразумевает презумпцию невиновности, предоставление адвоката, возможность видеть обвиняющего и слышать его обвинения, состязательность обвинения и защиты, соблюдение процессуальных норм. Если подозреваемый находится в другой стране — необходимость требовать его экстрадиции. Трудность, а часто и невозможность этого пути по отношению к террористам очевидны.

Другой путь — составить «hit list», подписать его у президента, и верить в то, что его составили профессионалы, и что в список не попал любовник чьей-то жены... При этом происходит эрозия правосудия и подрывается наша вера в него, и это — достижение террористов: мы становимся «как они».

Мне кажется, что возможен третий путь: закон о терроризме, который создал бы такой «due process», который позволил бы остановить «тикающую бомбу» до того, как взлетел самолет, нацеленный на манхэттенские небоскребы, до того, как отошел от остановки в Иерусалиме автобус, набитый стариками и детьми, или перед входом в концертный зал «Норд-Ост» на улице Мельникова, дом 7.   

Теги: ЦРУ
Комментировать Всего 18 комментариев

Я читал о людях, которые уходят на службу «к 9 утра» и потом много часов подряд где-нибудь в техасском бункере манипулируют джойстиком, наводят курсор, нажимают на курок... и где-нибудь на безлюдной дороге в Йемене взлетает на воздух автомобиль. Примерно так в ноябре 2002 года направленная ЦРУ ракета Hellfire взорвала автомобиль с шестью подозреваемыми в терроризме, и один из пассажиров был гражданином США.

Потом была пресс-конференция, и Кондолиза Райс подтвердила, что президент Буш дал полномочия «целому ряду людей и организаций» в целях защиты страны от неизбежной угрозы («a continuing and imminent threat to U.S. persons and interests») стрелять «на поражение», даже если это касается гражданина собственной страны, мол, это принятая практика, и она не противоречит конституции.

Недавно выяснилось, что приход Обамы ничего не изменил, и что у нынешней администрации есть свой «high value target list» (список целей особой важности), или, по-простому, «hit list» , куда входят, по крайней мере, три американца... и что они «вне закона» — своего рода outlaw, открытая для всех мишень.

Что делать с подозреваемыми в терроризме? Есть два пути. Первый — это «due process», или, по-простому, правосудие. Великое завоевание человечества, которое подразумевает презумпцию невиновности, предоставление адвоката, возможность видеть обвиняющего и слышать его обвинения, состязательность обвинения и защиты, соблюдение процессуальных норм. Если подозреваемый находится в другой стране — необходимость требовать его экстрадиции. Трудность, а часто и невозможность этого пути по отношению к террористам очевидны.

Другой путь — составить «hit list», подписать его у президента, и верить в то, что его составили профессионалы, и что в список не попал любовник чьей-то жены... При этом происходит эрозия правосудия и подрывается наша вера в него, и это — достижение террористов: мы становимся «как они».

Мне кажется, что возможен третий путь: закон о терроризме, который создал бы такой «due process», который позволил бы остановить «тикающую бомбу» до того, как взлетел самолет, нацеленный на манхэттенские небоскребы, до того, как отошел от остановки в Иерусалиме автобус, набитый стариками и детьми, или перед входом в концертный зал «Норд-Ост» на улице Мельникова, дом 7.

Борис, как Вы себе представляете, этот "третий путь"? Доказательства террористической деятельности (часто добытые "незаконными" путями) достаточны для принятия решения о ликвидации, однако не подойдут для суда. Не может здесь быть ни открытых процессов, ни следователей, ни судов присяжных с адвокатами. Иная реальность - ставит проблему у которой нет сегодня решения.

.

Что-же касается "внесения в список любовника жены", то как-то Вы себе упрощенно это представили. Разрешение на ликвидацию принимаются на самых высших уровнях и не по "спискам", а при наличии доказательной базы, да еще консультируясь с юридическим советником.

...любовник жены - это скорее метафора... Опасность в том, что с каждым внесенным в такого рода список именем становится легче внести еще одно имя, особенно в ситуации стресса ... Что касается третьего пути... я не исключаю возможность хоть какой-то "кодификации" такого рода деятельности. Например, граждане должны знать, кто все-таки утверждает такой список. Президент? Вице-президент? Далее: даже расследование "задним числом" могло бы иметь значение... Но в целом я с вами согласен: это пример ситуации, где консенсус невозможен, где нет  "правильного решения", и где почти все решает политическая воля лидера... 

граждане должны знать

Вы знаете, есть в этом что-то от шоу, когда такое вот "право" становится инструментом давления экстремистов.

.

Просто как пример: израильское правительство, пытающееся добиться освобождения пленного солдата, попросту сковано в своих действиях из-за "права граждан знать". Самый последний лавочник имеет свое мнение - "отпускать или не отпускать террористов в обмен на пленного солдата и если отпускать то кого именно". Статьи в газетах, пикеты обоих сторон (как за обмен, так и против него). В результате, профессионалы, подвергаясь огромному давлению, не могут выполнять свою работу - любой шаг рассматривается под лупой прессы.

.

Вы представьте лавочника, обсуждающего кто именно и на каком основании разрешил ликвидацию того-то и того-то.

Борис, третий путь невозможен по "техническим причинам". Как-то во время лекции, Юрия Лотмана спросили:"Почему в Библии все о евреях, да о евреях, и ничего о русских?" - "По техническим причинам", - ответил Лотман. Нельзя написать закон о терроризме, если до сих пор так называемое мировое сообщество терминологически не определилось, кто такой "террорист". В синонимическом ряду определений двадцать, лишь бы политически корректно никого не обидеть. Возможно, объявленная в среду военная доктрина США на последующие четыре года, с переходом от "потенциального противника" к локальной борьбе с разного рода бандами и бандитами, и есть возвращение к здравому смыслу, когда террорист элементарно должен быть уничтожен, а "вор должен сидеть в тюрьме". Остается надеяться. Пока же, при бессмысленной Джанет Наполитано (а до этого Том Ридж и Майкл Чертофф, оба со славянскими корнями, кстати, тоже проницательностью не отличались) и желании Главнокомандующего США сесть за стол переговоров с главными террористами, исключается возможность написания закона о терроризме даже вчерне.

С точки зрения закона, если это в рамках существующего законодательства США — можно, если противоречит существующему законодательству — это преступление. С точки зрения объективной ситуации дело обстоит так, что у «врагов Америки» люди служат расходным материалом, поэтому вопрос в том, хватит ли у американцев ракет и пуль на всех шахидов.

Бред какой- то, кто -то на основании каких -то материалов решит, что человек является террористом (или имеет оружие массового поражения, как некоторые страны) и вместо того, чтобы задержать его и передать суду, просто нажмет курок. Отлично. Интересно, может ли быть зеркальное действие у такого положения? Например, когда гражданин решит, что государство ему угрожает, имеет ли он право на аналогичные действия?  

Про "мочить в сортире" помните? Вот это оно и есть. Только стилистика другая. Ну и, кстати, экстремальные формы гражданского неповиновения - индивидуальный террор против представителей власти или, берите выше, революция - это как раз и есть то самое "зеркальное действие", о котором Вы говорите. Убить тирана - это преступление? Вопрос о том, допустима ли революция, по-моему, имеет много общего с вопросом, допустимо ли убивать террористов.

Я думаю, что это данность не только для США, но и для любой другой страны. Просто США — единственная страна, в которой это обсуждается открыто. Безусловно, «право на убийство» — страшная вещь, но государство строится в том числе и на этом. Я не могу это поддерживать или одобрять, но и спорить с этим не стал бы, потому что не знаю, что можно предложить в качестве альтернативы. Могу только порадоваться открытости американского общества, потому что в России «право на убийство» понимается, по-моему, гораздо шире.

Ле Карре в своем последнем романе неплохо пошутил:" О каком правосудии идет речь: об американском или об обычном, в котором люди знают, в чем их обвиняют" . Горячие сторонники американской системы борьбы с терроризмом должны тогда поддерживать и методы ГПУ, применявшиеся в тридцатые годы. Но почему-то не поддерживают. Если государство берет на вооружение методы террористов, то в чем тогда разница между ними?

Методы государства и террористов

Напомните мне пожалуйста, когда в последний раз государство взрывало детей на дискотеке? Автобус с гражданскими лицами? А девятимесячную девочку на руках у отца из снайперской винтовки?

.

Хотите поговорить про методы?

Конечно, ничего из перечисленного государство специально не делало, но оно регулярно бросает бомбы и выпускает высокоточные ракеты и стреляет по ошибке людей на блок-постах и во время спецоперации по ошибке обстреливает не тот дом, в результате чего тоже иногда гибнут девятимесячные девочки. Причем я говорю не о конкретном государстве, а о разных. Вы мне скажете на это, что на войне с терроризмом по другому нельзя, и я соглашусь.Но и Вы согласитесь, что сама война неизбежна, а "на войне как на войне" для обеих сторон, а не для одной. И в результате методы сторон все более сближаются.

Да не сближаются методы и именно из-за слова "намерение". А еще из-за огромных затрат на разработку высокоточного оружия затем, что бы можно было избежать жертв среди невинных людей. Как можно говорить о сближении методов, если ЦЕЛЬЮ удара террористов является как можно большее количество лиц именно среди гражданского населения? А захват заложников? Государство тоже практикует подобные методы?

О намерениях, которые ведут известно куда

Дмитрий, откуда же мы знаем про намерения: из газет, из телевизора, из выступлений политиков? И вы, конечно же, всему этому верите. Государство всегда оправдывает свои действия благими намерениями, а куда ведут благие намерения, уже давно описано. Что касается высокоточного оружия, то все, что мы знаем о его точности, мы знаем из того же телевизора. Полагаю, что основной целью разработки высокоточного оружия является не забота о мировых гражданах, а освоение все возрастающих военных бюджетов. Что касается заложников, то государство их тоже берет, арестовывая людей без суда и отвозя в непонятные места, где они проводят годы. А случано разбомбленная деревня лучше не случайно взорванного автобуса исключительно намерениями, о которых сказано выше. Мы с Вами, Дмитрий, живем в разных измерениях, поэтому доказать что-то друг другу вряд ли удастся, хотя, справедливости ради, должен признаться, что лет 15-20 назад  думал как Вы.

Откуда же мы знаем, что Луна не сделана из сыра?

У меня действительно всё разделено предельно чётко, всё разложено по полочкам.

.

Вот страна, в которой живу я и моя семья, воздух, которым я дышу, люди, которые меня окружают - часть из них выполняет свой долг, защищая меня и мою семью. Страна, где в обществе еще работают правила морали, а в армии есть кодекс чести - раненых солдат на поле боя не бросают, пленных пытаются выкупить, а гражданское население, при любых военных раскладах, пытаются уберечь, часто рискуя жизнями солдат вместо проведения бомбардировок.

.

А вот другие люди, которые давным давно, абсолютно открыто объявили свою цель: "сбросить евреев в море" и не собираются от неё отказываться - время идёт - меняются только средства. Эти люди могут абсолютно спокойно послать своих детей на смерть или подорвать на дискотеке наших детей. Могут захватить гражданских лиц в заложники. Могут убить 4х летнюю девочку ударом приклада по голове и через 20 лет не сожалеть об этом.

.

Мы действительно живём в разных измерениях. В моем измерении, всё отлично видно и без телевизора.

.

Прошу прощения за некоторую патетичность.

Честно вам сказать, во-первых, я надеюсь, что если какой-нибудь американец заделается террористом, то даже в отсутствие такого закона его тихо шлепнут. А во-вторых, у меня есть более печальное соображение, заключающееся в том, что есть глобальная бюрократия, которая все больше начинает противостоять национальным бюрократиям, вне зависимости от того, являются они демократическими государствами или нет. И глобальная бюрократия устроена так, что все проблемы, которые она берется решить, она не решает. То есть если где-то глобальная бюрократия займется помощью голодающей стране, то, значит, голодающая страна будет голодать, пока солнце не потухнет. Если ООН берется решить проблему палестинских беженцев, палестинские беженцы размножатся, как дрозофилы, и проблема их не будет решена. И есть две вещи, на которых в последнее время, не знаю, уж намеренно или случайно, концентрируются силы глобальной бюрократии. Одна — это теория глобального потепления, которая чисто случайно должна иметь своим следствием всемирное регулирование экономики. Ребята, давайте учредим всемирную климатическую комиссию, которая будет указывать всем странам, как и что им производить. А господа Гитлер и Сталин отдыхают. Сталин переворачивается в гробу и думает: боже мой, а я пытался этого добиться танками. То есть основным объектом является экономика. Вторым объектом является возможность государства защищаться от своих врагов. Вот по странному совпадению орудием, с помощью которого государство лишается права защищаться от врагов, являются абстрактные права человека. Я думаю, не случайно основатель организации Human Rights Watch господин Бернстайн недавно написал, если я не ошибаюсь, в The Wall Street Journal гневное письмо, что как же это так, Human Rights Watch была основана затем, чтобы защищать свободу, а сейчас ее единственным объектом на Ближнем Востоке для критики является Израиль. Есть свободное государство, и Human Rights Watch кричит и строчит отчет за отчетом о нарушениях прав человека израильтянами, и есть огромное количество деспотических ближневосточных государств и террористических организаций, которые думают об уничтожении Израиля, и Human Rights Watch не замечает, что права человека как-то не очень соблюдаются там. То есть если подумать, права человека — это очень хорошая вещь, так же как и борьба против глобального потепления. Просто все претензии обычно предъявляются к американскому правительству, которое содержит узников в Гуантанамо, и почему-то не предъявляются бен Ладену. Претензии предъявляются израильтянам, которые защищаются, и совершенно не предъявляются ХАМАСу, который считает, что Израиль надо полностью уничтожить вместе с израильтянами. И по каким-то странным, фантастическим причинам вот эта идея защиты прав человека оказалась в некотором противоречии с обязанностью государства защищать своих граждан от врагов и от уничтожения. Правами человека в современном мире преимущественно обладают террористы, которые сами прав человека не соблюдают.

Уважаемая Юлия, принято считать, что США и Израиль это вполне демократические государства, тогда как ХАМАС это радикальная организация со склонностью к терроризму. Поэтому, если мы предъявляем н ним одни и те же требования, то уравниваем их, а это именно то, что ХАМАС и пытается доказать  

Мне очень понравился оборот "со склонностью к терроризму". Прямо как "склонность к перееданию".

Игорь Симонов Комментарий удален

Игорь Симонов Комментарий удален

Игорь Симонов Комментарий удален

Игорь Симонов Комментарий удален