Денис Орлов /

3141просмотр

Штормовое предупреждение. Впечатления от тест-драйва Lamborghini

Автомобильный корреспондент «Сноба» опробовал на настоящей гоночной трассе Lamborghini Huracán LP 640-4 Performante — и, едва уняв дрожь в руках, поделился своими впечатлениями

+T -
Поделиться:
Фото: Lamborghini
Фото: Lamborghini
Lamborghini всегда считались автомобилями с норовом. В модели Huracán эту особенность характера максимально сглаживает «умный» привод на все колеса и одна из самых совершенных систем стабилизации. Ее на автодроме настоятельно просили не отключать

«Современная медицина всегда готова предоставить нам второй шанс», — сверкнуло в голове, когда я выправлял Huracán Performante из коварного заноса. Забыл перед поворотом подоткнуть передачу, и мой карбоново-алюминиевый бычара тотчас брыкнул задними колесами. Автодром имени Энцо и Дино Феррари в Имоле — трасса быстрая. И езда по ней на таком автомобиле — схватка. Одна осечка может стоить вечности.

Мрачным напоминанием о бренности земного выступает мемориал Айртона Сенны у поворота «Тамбурелло». Величайший гонщик «Формулы-1» погиб здесь 1 мая 1994 года. «Тамбурелло» я прошел, это был уже следующий, «Вильнёв», где — на том же этапе чемпионата! — убился Роланд Ратценбергер.

Пусть не суждено мне снискать лавров Сенны, но шансом распорядиться своею собственной судьбой я воспользовался сполна, до вывихов и синяков. Huracán Performante вновь взял след. Впору, как в низкопробных фильмах, писать: «На этом тест-драйве ни один Lamborghini не пострадал». Удивительно устроен организм! Внушал себе: будь собраннее, помни о 640 лошадиных силах под задницей, мотоциклетных 2,9 с до сотни и 8,9 с — до двухсот... но следующий поворот, левый «Тоза» почти на 180 градусов с подъемом, режу вопреки всей гонщицкой науке.

Дико стонут истираемые об асфальт покрышки. Краем глаза выхватываю фотографа за ограждением, жадно жмущего на спуск. Черт, смотреть только туда, куда хочешь выехать! И не бросать газ. Дальше дело инстинкта. И, разумеется, великолепных настроек Huracán Performante. В силовом скольжении на передние колеса перебрасывается больше крутящего момента, и они вытягивают автомобиль, не давая ему проваливаться в глубокий занос. Ход огромен, испугаться не успеваешь. Как и осознать, что именно сделал так или не так.

Три акселерометра и три гироскопа системы стабилизации LPI (Lamborghini Piattaforma Inerziale) посходили с ума от моего энтузиазма. А у этой версии Huracán имеется и еще одна хитрая система, наставляющая на путь истинный, — ALA или Aerodinamica Lamborghini Attiva. «Аттива!» Распевная мелодия итальянской инженерной мысли! Передний спойлер и заднее антикрыло Huracán Performante пустотелые и внутри напичканы заслонками, перераспределяющими воздушные потоки таким образом, чтобы добавочно нагружать внутренние колеса поворачивающего автомобиля. Если кому-то однажды посчастливилось видеть, как работает механизация крыла самолета при посадке, легко представить физику процесса, только в уменьшенном масштабе. Антикрыло и спойлер — самые дорогущие кузовные детали Huracán Performante. Они изготовлены из углеродного композита по собственной, в недрах Lamborghini взращенной технологии — специально для подобных штучек компания открыла в Сиэтле Advanced Composite Structures Laboratory. Кстати, из-за аэродинамически активного передка Huracán Performante имеет некоторые проблемы с установкой переднего регистрационного знака. Кажется, на этот автомобиль передний номер вообще не может быть установлен. Так что все московские камеры — побоку!

Воспарим ненадолго над трассой. Повсюду в оформлении автомобиля обыгрываются гексагональные элементы — их так много, что вскоре забываешь, как выглядит круг или овал. А порядковый номер углерода в периодической системе Менделеева — шесть. В новой «ламбо» вообще немало символического. На этом акцентировал внимание главный дизайнер Митя Боркерт. Есть, например, «линия Гандини» — она названа так в знак уважения к Марчелло Гандини, выдающемуся автомобильному дизайнеру современности. Собственно, перу Гандини принадлежат самые эффектные «ламбо» — Miura, Countach. История марки, как известно, началась с соперничества Энцо Феррари и Ферруччо Ламборгини. Феррари как-то отчитал Ферруччо: «Ну что за уродливую машину ты сделал! Строил бы лучше свои трактора!» У того кровь в голову и ударила, благо, телец по гороскопу. (Оттого, кстати, и все эти названия, в честь знаменитых бойцовых быков.) И тогда подвернулся великий затворник Гандини. Вообще, Ferrari и Lamborghini совсем разные. И в обеих компаниях очень не любят, когда их сравнивают.

Пит-лейн в Имоле гудел, как аэродром дальних бомбардировщиков перед вылетом на Вашингтон. Колдуют механики: пока резина холодная, надо держать давление в передних шинах 1,4 psi, а в задних — 1,2 psi, разогреется — увеличить до 1,7 и 1,5 psi соответственно. Одна за другой уходят звенья на трассу: зеленый сигнал светофора, взрыкивание раскрученных до отсечки «атмосферников» V10, раскатистое эхо растворяющихся в асфальтовом мареве силуэтов. А свирепеет Huracán Performante от малейшего прикосновения к педали газа, мгновенно, словно бойцовый бык перед мулетой.

Заезд за заездом будил зверя и приближал меня к неприятной для всех развязке. Требовалось что-то предпринять, чтобы вечером, за гала-ужином, люди из Lamborghini хотя бы здоровались со мной.

Выручила клавиша ANIMA в нижней части рулевого колеса Huracán Performante. Эту аббревиатуру, ANIMA, итальянцы почему-то решили сложить из английских слов: Adaptive Network Intelligence MAnagement. Хотя само слово в переводе с итальянского значит «дух». Или, если угодно, характер.

Клавиша управляет настройками двигателя, трансмиссии и шасси. Три алгоритма — corsa, sport и strada. Разные оттенки, как три шарика знаменитого итальянского «джелато» — мороженого: клубничный, ванильный и фисташковый. Как три цвета национального флага. С гоночного corsa я переключился на умеренный дорожный режим strada. Какое облегчение!

Но для кого тогда предназначен автомобиль, от которого требуется отдыхать? На его стекло стоило налепить стикер «Мой лучший второй Lambo». Потому что в качестве первого он действительно невыносим. Следует отдать должное, на заводе в Сант-Агата Болонезе предприняли все, чтобы органично вплести Huracán Performante в повседневность. Тут есть и камера заднего вида с отменной картинкой, и парктроник, и производительный кондиционер, и даже тент, чтобы накрывать любимца на стоянке. Больше всего меня поразили ослепительно белые рабочие перчатки. Вдруг потребуется колесо сменить, а такой блистательной сервис-команды, какую предоставила на тест партнерская компания Pirelli, рядом не окажется? Чтобы стать еще ближе к типичным покупателям, в Lamborghini открыли целую линию дополнительной отделки AD Personam. Хотите тормозные суппорты под цвет губной помады подружки?

И все же место первого авто вакантно, и в скором времени его займет «супер-SUV» Lamborghini Urus, по поводу чего — второе, заключительное отступление от хода событий.

Хотя директор Automobili Lamborghini S.p.A. Стефано Доминикали и признаётся, что его позиция — продавать на машину меньше, чем хочет рынок, запуск линии внедорожников сулит ощутимый прирост объемов производства. В 2016-м компания сбыла 3457 автомобилей. Urus эту цифру удвоит, если не утроит. Внедорожники — скользкая дорожка, на какую однажды уже вступила компания Porsche. Площадь цехов в Сант-Агата Болонезе уже увеличена с 8 до 16 гектаров. Подобные перемены — они как тектонические сдвиги. В отрасли они давно стали редкостью. Ведь даже фильм снимают, называется «Ламборгини: легенда». Режиссер — оскароносный Майкл Рэдфорд, сеньора Ламборгини сыграет Антонио Бандерас, сеньора Феррари — Алек Болдуин. Перемены! И потянулись в Lamborghini люди с настроем изменить и превзойти — без разницы — себя или конкурентов. Сеньор Доминикали прежде работал директором команды Ferrari в «Формуле-1», дизайнер Митя Боркерт в Porsche успел создать такие автомобили, как Macan, Panamera, Mission E, отвечающий за AD Personam менеджер Джузеппе ди Коста знаком мне еще по Maserati... Поневоле заряжаешься их энтузиазмом.

Интересно, что Стефано Доминикали родом из Имолы. Прелюбопытный городок! У перекатов речки Сантерно публика принимает солнечные ванны, вовсю гремит музыка на ярмарке.

«Сеньор, скузи, что тут происходит, на нашем чиркьюито, с Lamborghini?» — любопытствует парочка на великах. Глядя на меня, взъерошенного и расхристанного после трех ездовых сессий на треке, они, чего доброго, решат, что владеют Lambo такие же простые люди, как они...

Так ли я представлял себе уик-энд в Имоле? Вот уже и водитель автобуса, доставлявшего нас из гостиницы на трассу, прикатался, не то что утром, — сейчас чешет на все деньги, понимает, что везет настоящих чемпионов.

Читайте также

 

Новости наших партнеров