Денис Орлов /

5903просмотра

Особенности национального выпуска

Mercedes-Benz готовится выпускать в России наиболее популярные свои модели — седан E-класс и кроссоверы GLE, GLC и GLS. О предыстории, подоплеке и особенностях автомобильного бизнеса в нашей стране — в материале «Сноба»

Фото: Денис Орлов
Фото: Денис Орлов
+T -
Поделиться:

К этой марке в России относятся с особой теплотой. И дело вовсе не в том, что один из ее отцов-основателей, Готлиб Даймлер, в год смерти Достоевского побывал в Санкт-Петербурге. В этом плане куда более интригующи похождения самого Федора Михайловича в Баден-Бадене. А вот в советское и постсоветское время немцы приложили немало усилий, чтобы сложилось именно такое отношение к ним. В марте 1973 года очередь на специализированную выставку Mercedes-Benz в московском парке «Сокольники» выстраивалась на полтора километра, от самой станции метро. Такое видели только в 1959 году, когда в тех же Сокольниках проходила национальная выставка США. «Мерседесы» дарили Брежневу и примам Большого. «Мерседесы» чистили столичные улицы, тушили пожары и доставляли пострадавших в Склиф. Одним из самых крупных контрактеров германского концерна выступало объединение «Совтрансавто», закупившее более полутора тысяч тяжелых тягачей для международных перевозок. С ельцинских времен кремлевский гараж почти полностью состоит из автомобилей Mercedes-Benz. Ну а топовая модель S600, «шестисотый», и вовсе перешла в апеллятив, как малиновый пиджак, «голда» и прочие атрибуты лихих 90-х.

В постперестроечные времена ни одной пресс-конференции концерна не обходилось без вопроса о заводе в России, до нервных вздрагиваний в президиуме и смешков в зале. Однако не в стиле Mercedes-Benz спешить. Да и куда торопиться с таким заделом? Хотя подчас стратегия марки на российском рынке казалась странной: были годы, когда BMW продавал в России больше легковых автомобилей, чем Mercedes-Benz.

Соперничество BMW и Mercedes-Benz — излюбленная тема западных журналистов, в особенности немецких. Именно BMW стала первой премиальной маркой, открывшей производство в нашей стране. Это можно было списать на азарт конкурентной борьбы, если бы не тот факт, что второй оказалась еще одна германская премиальная марка, еще один конкурент Mercedes-Benz — Audi. В ноябре 2009 года на заводе под Калугой началась крупноузловая сборка моделей A4, A5 и Q5, а позднее — A6, A8 и Q7.

Разделенные десятилетием, эти события так или иначе несли на себе характерный отпечаток своего времени. 25% в ООО «БМВ Руссланд» принадлежало ЗАО «АО Витал» Игоря Малахова. В свою очередь, 25% общества «Витал» принадлежало «Фонду православного ТВ» Московской патриархии. В ту пору это было достаточной гарантией от неприятностей, подстерегавших молодой бизнес в нашей стране. В новых экономических реалиях губернатор Калужской области Анатолий Дмитриевич Артамонов создал крайне выгодные условия для привлечения иностранных инвестиций — на родине Циолковского пустили корни такие известные в автомобильном мире марки, как Audi, Citroёn, Faurecia, Fuchs, Mitsubishi, Peugeot, Škoda, Volkswagen, Volvo Trucks. Все обвинения в запущенности хозяйства и социалки губернатор решительно отвергал, считая, что «чем перестраивать старое, лучше сделать сразу новое…»

Слово «санкции», конечно, ни разу не прозвучало во время торжественной церемонии закладки завода

Чем будет отмечен завод «Московия» предприятия «Мерседес-Бенц Мануфэкчуринг Рус» в индустриальном парке «Есипово» (МБМР) поселения Пешковское Солнечногорского района Московской области? Для большинства это шаг, предпринятый западной компанией в условиях экономических санкций против России. Слово «санкции», конечно, ни разу не прозвучало во время торжественной церемонии закладки завода. Напротив, его превосходительство посол ФРГ Рюдигер фон Фрич акцентировал внимание гостей на том, что в экономику России инвестировали 5000 германских предприятий.

Опять же большинство из присутствовавших оценивали происходящее одним словом: «Наконец-то!» Зачем нужно было столько тянуть с приходом в Россию? Спокойно наблюдать, как депутаты Госдумы и госчиновники пересаживаются сперва на BMW, а затем на Audi? Как президент отказывается от проверенных бронированных лимузинов Mercedes-Benz S600 Pullman в пользу сомнительного проекта «Кортеж» (опять же не без помощи германских конкурентов деланного)? Ведь даже немецкую делегацию во главе с членом правления Mercedes-Benz Cars Маркусом Шефером в «Есипово» доставили с полицейским эскортом на автомобиле Audi A4!

Все это — внешнее впечатление от события. Специалисты же отметят беспрецедентные условия, предоставленные германской марке в рамках проекта. Эти условия обозначены «говорящей» аббревиатурой СПИК, т. е. специальным инвестиционным контрактом между субъектами. С одной стороны — «Мерседес-Бенц Рус», «Даймлер КамАЗ Рус», «Мерседес-Бенц мануфэкчуринг Рус» и концерном Daimler AG, а с другой — Министерством промышленности и торговли РФ, правительством Московской области и поселением Пешковское Солнечногорского района Московской области. По СПИКу, «Мерседес-Бенц мануфэкчуринг Рус» на 10 лет освобождается от выплат налога на прибыль и налога на имущество. Плюс ко всему власть гарантирует госзакупки продукции будущего предприятия (выпуск первых автомобилей намечен на конец 2018 года).

Mercedes-Benz никуда не спешит. Меж тем Audi с BMW кусают локти. Они-то осуществляют свою деятельность на куда менее выгодных условиях! Та же Audi в начале года была вынуждена свернуть крупноузловую сборку почти всех своих моделей в Калуге: невыгодно! И Audi, и BMW, и еще добрый десяток иностранных автомобильных марок в России живут в режиме промышленной сборки, утвержденном пресловутым Постановлением правительства РФ №166 от 29 марта 2005 года. Это постановление родилось в недрах Министерства экономического развития и торговли. Очень неглупый документ — ему мы обязаны зарождением в нашей стране современной автомобильной отрасли, на качественно более высоком, чем «во времена оные», уровне технологии и производственной культуры. «Номер 166» подразумевал постепенный перевод производства с западных на отечественные компоненты. Как ни кряхтели и ни упирались компании, они вынуждены были согласиться на эти условия: российский автомобильный рынок к тому времени обещал стать третьим в Европе. Он и станет таковым в 2014 году. А затем разразится этот странный политико-экономический кризис. А еще раньше, в мае 2008 года, у Минэкономразвития отберут функцию контроля за торговлей. В ноябре 2014-го у Минэкономразвития отберут право организовывать Петербургский международный экономический форум (именно там в 2016 году подпишут соглашение о строительстве завода Mercedes-Benz). Затем 15 ноября 2016 года против министра Алексея Валентиновича Улюкаева выдвинут обвинения в вымогательстве взятки. Ну а теперь, по сути, интересы министерства напрямую столкнули с «младотурками» из Минпромторга. На это, в частности, обращает внимание журналист Сергей Асланян.

За 91 год существования концерна чего только не происходило. В каких только условиях не доводилось вести дела. И вели, и накопили в этом немалый опыт

Закладка завода прошла почти буднично, без присущих такому случаю ритуалов. Например, без попа с кадилом и без оркестра с тушем. Не было даже обязательных на стройплощадке касок, лопаты и закладного камня — главные участники в щегольских костюмах просто оставили отпечатки ладоней на большом куске стекла в рамочке. Церемония велась на английском языке, что тоже странно, учитывая, что партнер германский. Еще более удивились бы гости, ознакомься они заранее с прессой. Скажем, с материалами, выложенными на сайте «Экообороны Московской области» или в более взвешенной форме преподнесенными здесь: уже несколько иначе воспринимаешь неожиданный угоднический пассаж губернатора Московской области Андрея Воробьева. Примерно в таком духе: «Когда я получил первое письмо от компании Mercedes-Benz с предложением о создании предприятия, то обратился за советом к нашему президенту. И получил одобрение. Президент посоветовал предоставить компании особые условия, каких мы никогда не предоставляли инвесторам».

То есть во всех обидах окрестных жителей виновата не область, а Путин. Понятно, что германскому партнеру нет дела до того, кто виноват и что на этих землях было раньше. Это наше внутреннее дело и наша, российская беда. Кто-то из поселка Поварово сердцах бросит: «Хорошо, что закладку предприятия провели 20-го, а не 22 июня — могли ведь!» По большому счету, это только бизнес. За 91 год существования концерна чего только не происходило. В каких только условиях не доводилось вести дела. И вели, и накопили в этом немалый опыт, и продолжают делать прекрасные автомобили. Только как отгородиться от таких вот деревень, как Гончары, Есипово, Ложки, Поварово? Можно возвести забор. Высокий. Стену, как в Берлине. Такую, какими окружены чиновничьи усадьбы, расцветшие бельмами в заповедных уголках по всей России. Готовы ли мы уживаться со всем этим?

 

Новости наших партнеров