Игорь Залюбовин /

3959просмотров

Не спать три дня, плыть на пенопластовой доске. Самая безумная гонка планеты

Приключенческие гонки — это как в фильме «Выживший», только выживают 500 человек. Они бегут, плывут, едут на велосипедах, ныряют в холодную воду и почти не спят трое суток. Крупнейшая такая гонка проходит в Карелии, на Ладоге.  «Сноб» номинирует компанию Red Fox, организатора гонки Red Fox Adventure Race, на премию «Сделано в России» в номинации «Бизнес». Победительница марафона на выживание Виктория Зарина рассказала «Снобу», как пробежать, проплыть и проползти полтысячи километров за 54 часа

+T -
Поделиться:

Старт. Первые сутки

Этапы: байдарка — 4 км, бег — 19 км, велосипед — 120 км, заплыв на пенопластовой доске — 5,5 км, бег — 30 км

Нас в команде четверо, капитан — мой муж, промышленный альпинист, он меня в это и втянул. Я работала ведущим инженером-проектировщиком электросетей, а теперь уволилась, только тренируюсь. К этой гонке мы готовились год. Регулярно ходили на байдарке в Финский залив. Тренировались на велосипеде — в день от 60 до 100 км по Приморскому шоссе.

И все равно на старте был мандраж и мысли, что через два дня все закончится и будет баня.

На первом этапе вперед вырвались четыре команды-фаворита: финны, шведы, эстонцы и мы. Потом финны пробили колесо на одном из велосипедов и отвалились первыми.

После велосипеда — пять километров на доске из пенопласта. По сравнению с тем, что нас ждало дальше, доска была развлечением. Так незаметно прошли первые 10 часов.

На трекинг — 30-километровый беговой этап — вышли уже ночью.

Авария. Привал

Этапы: сплав на байдарке по реке — 23 км, по Ладожскому озеру — 12 км

Три порога мы прошли, расслабились. И ребята, Ваня и Костя, перевернулись. За ними следом шли шведы, увидели аварию, вовремя приготовились и проскочили.

Так шведы оказались впереди. А эстонцы дышат в спину.

Шел двадцать пятый час гонки. Ребята кое-как выползли на берег, мы к ним. Полчаса клеили их байдарку, потом выяснилось, что с нашей тоже проблемы. Клеили и ее. У Вани всю еду вымыло из байдарки, у Кости часть еды. А Ваня у нас вегетарианец, я ему пол-литра своего геля отдала — такая специальная питательная смесь. У него было полтора литра, и мои пол-литра ему слабо помогли.

Наступает такой момент в гонке, когда есть уже не можешь. Все назад лезет. А гель можно по чуть-чуть. Момент этот так и так наступит, но главное, чтобы не в первый день. Если со мной это происходит в первый день, то я волнуюсь. А так, если на второй, например, то поблюешь и дальше бежишь. День потерпеть можно.

Негласное правило: если гонка идет больше двух суток, надо спать. К тому же Косте — специалисту по спортивному ориентированию — нужно перезагружать голову.

Легли. Поспали сорок минут. 15–20 минут ничего не дает, а когда поспишь 40 минут, ты бодр.

Второй день. Открытая Ладога. Холод

Этапы: заплыв на байдарке по Ладожскому озеру — 70 км, скалолазание, прыжок в ледяную воду с десятиметровой высоты

Чтобы не спать, я обычно беру с собой плеер и пою песни: «Смуглянку», песни из «Трех мушкетеров». У меня есть специальный плейлист для байдарки. Иногда не спать помогает Ладога — штормит. Но шторма не было, а плеер сел, поэтому я просто макала весла в воду. По открытой Ладоге плыть холодно. Думала — доплыву ли я вообще в такой обжигающий холод.

А впереди еще надо прыгать в эту ледяную воду и плыть. Там бухта, закрытая двумя скалами с двух сторон. Между скалами натянут трос. Цепляешь карабин, скользишь на тросе до середины, отцепляешься и падаешь в воду. На подходе все нам говорили, что шведы не прыгнули. И значит, мы первые идем все-таки. Появилась мотивация. Шведы на самом деле долго собирались прыгать, потому что было холодно. И в итоге прыгнули, но мы их нагнали.

В общем, доплыли до места, где нужно прыгать в воду. Быстро очень прыгнули. Сухих вещей не осталось! Было жутко холодно, я налила кипяток в кроссовки, чтоб они немного согрелись. Засунула туда ноги, но ничего не почувствовала. Вове лью кипяток, а он тоже не чувствует.

Третьи сутки. Отчаяние

Этапы: на байдарке по Ладоге — 16 км, велосипед — 60 км

На этом острове мы завязли. Очень долго искали контрольный пункт. Нам волонтеры говорят: да шведы уже сели на велосипеды. А велосипеды — это финал. Мы в тот момент отчаялись. Почувствовали, что просто все слили.

На пункте встретил волонтер — поздравляю, говорит, вы первые!

— Как первые? После шведов?

— Нет, первые!

Мы рады, конечно. Мы к тому моменту уже 45 часов шли. Третий день пошел.

Когда сели на велосипед, я даже немножко расслабилась. На велосипеде не нагонят. А вот Костю стало чуть-чуть выключать от голода. То есть даже не чуть-чуть. Еду-то унесло в воду. Костя перед гонкой пять килограммов набрал специально — он их сбросил, но не только жир. После гонки заметил, что мышцы у него пожрало тоже.

В общем, он начал ошибаться. Мы тоже не можем ориентироваться. Заблудились. Где шведы, не ясно. А эстонцы за нами. Дышат в спину. Мы едем на контрольную точку, Костя говорит: налево. Мы едем налево. Эстонцы за нами. Обогнали нас. Костя говорит: нет, ребята, я вас не туда завел. Вова уже не верит ему. А он на своем стоит. Вывернули обратно, оказалось, правильно. Эстонцы уже тоже не ориентировались, ехали просто за нами.

Финиш

Этапы: скалолазание, велосипед — 22 км

Один из последних этапов — Змеиная скала. Нужно на нее забраться, отметиться наверху, потом вниз. Мы уже собрались спускаться, я спрашиваю:

— Ваня, ты отметился?

— Да!... Нет!.. Что делать?

Уже не соображает. Я говорю: беги, отметься. Он побежал.

А эстонцы совсем рядом с нами. Они такие спокойные были. Вова-то кричит все время на всех. А эти — очень спокойные. Приехали, а у них карабин не тот для скалолазания.

Андрес, их капитан, только и сказал:

— Это не по пра-ви-лам!

Рида, девушка из их команды, потом объясняла:

— Мы эстонцы. Андрес, наш капитан, он очень агрессивный латыш! Он нас подгоняет все время.

Но Андрес был спокоен. Только когда мы уходили со Змеиной горы, а Андрес еще страховал и все понял, он кричал нам вслед по-русски:

— Не-е-е-ет!

Нам оставался предпоследний контрольный пункт перед финишем. Мы уже мало что видели перед собой. Особенно Костя и Ваня. Им было тяжело, потому что переголодали.

На финише не чувствовали ничего, кроме радости от того, что никуда бежать больше не надо.

Из истории Red Fox Adventure

Компания Red Fox занимается созданием профессионального спортивного снаряжения и одежды. Появилась в 80-х годах, когда альпинист Владимир Мороз и его жена Ольга начали шить специальную одежду для себя и друзей. Шили сначала на дому, стали известны в среде питерской фарцы.

— В какой-то момент они поняли, что мы это все шьем сами. Мы-то думали, они понимают. А фарцовщики с полной уверенностью толкали наши вещи как американское, — рассказывает Владимир Мороз.

К концу восьмидесятых Владимир и Ольга наняли несколько швей. Каталогов тогда не было, и Ольга сама предлагала вещи по спортивным магазинам. В 90-х они открыли первый цех, затем собственный магазин. Сейчас фирма Red Fox имеет магазины по всей России, недавно открылось представительство в США.

Гонка Red Fox Adventure Race впервые прошла в 2003 году и стала первой приключенческой гонкой в России. За 14 лет она приобрела статус крупнейшего международного турнира. По словам Ольги Мороз, компания не зарабатывает на гонке.

— RFAR — это имиджевая история, мы продвигаем бренд и получаем от происходящего подлинное удовольствие.

В этом году победители Red Fox Adventure Race примут участие в чемпионате мира по приключенческим гонкам.

Кроме RFAR компания проводит фестиваль зимних видов спорта Elbrus Race, где соревнуются лучшие скайраннеры мира.

«Сноб» номинирует компанию Red Fox, организатора гонки Red Fox Adventure Race, на премию «Сделано в России» в номинации «Бизнес». В конце лета 2017 года наши читатели смогут проголосовать и выбрать победителей.

 

Новости наших партнеров