«Ты одновременно инвалид и не инвалид». Как живут люди с паническим расстройством

Каждый пятый житель Земли испытывал паническую атаку, каждый сотый — подвержен постоянным приступам страха. Вместе с паническими атаками в жизнь этих 70 миллионов человек приходят ипохондрия, депрессия и множество фобий. Российские психологи даже разработали бесплатное мобильное приложение для людей со склонностью к паническому расстройству. «Сноб» узнал, как паника может сломать вашу жизнь и как люди пытаются с ней справиться

Иллюстрация: Universal History Archive/Contributor/GettyImages
Иллюстрация: Universal History Archive/Contributor/GettyImages
+T -
Поделиться:

«Удар в сердце, первая мысль — инфаркт!»

Александр, 28 лет, Ростов-на-Дону:

По профессии я дальнобойщик. Началось все с того, что я потерял работу. Новую найти было трудно, да еще и близкие упрекали — в общем, нервы за нервами. Наконец, нашел подработку, повез груз на Урал, и машина там сломалась. Проторчал на трассе трое суток, зимой, один, без денег. Вернулся — стал опять искать работу. У нас с женой была машина, платить кредит стало нечем, и ее забрали приставы. Снова нервы. Работу я вскоре нашел, но в одном из рейсов уснул за рулем и попал в аварию.

После этого появился какой-то страх, а через месяц в рейсе случился первый приступ. Я ехал, разговаривал с женой по телефону и почувствовал удар в сердце, а руки на руле стали чужими. Первая мысль — инфаркт! Остановился. Темно, на дороге никого. Голова кружится, дышать тяжело, холодный пот струится, сердце болит. Думая, что умираю, вызвал скорую. Врачи потом сказали, что это нервный срыв — на меня как раз перед этим рейсом повесили ремонт машины. Второй приступ случился еще через месяц и снова в дороге. Я начал задыхаться, опять тремор рук, тошнота и жуткий страх смерти. Я вернулся домой, стал изучать литературу, понял, что у меня панические атаки и обратился к неврологу.

Окружающий мир казался мне нереальным, на работе меня убрали с рейсов и перевели на склад, а через три месяца уволили, подумав, что я психически болен

Врач прописала фенибут. После этого жизнь превратилась в ад. Приступы повторялись несколько раз в день. Окружающий мир казался мне нереальным, у меня было ощущение, что разум существовал отдельно от тела. Я жил в постоянном диком страхе. На работе меня убрали с рейсов и перевели на склад, а через три месяца уволили, подумав, что я психически болен. Я сидел дома и читал про приступы, из-за этого они усилились. Мне было страшно выходить на улицу, в магазине шарахался от манекенов. Я потерял смысл жизни и стал думать о суициде. Мне не помогала медитация и смена обстановки. В очередной раз изучая свои приходы, наткнулся на одно видео. Там парень рассказывал, что нужно перестать постоянно думать об этом и не читать информацию о приступах — короче, забить на все и принять, как оно есть, и тогда все пройдет. Я так и сделал.

Я нашел новую работу, заставил сесть себя за руль, и паника постепенно стала уходить. Я потихоньку стал учиться жить заново. Сейчас, бывает, еду, и руки как будто не мои или как будто вываливаюсь из тела, но понимаю, что за год ничего со мной не случилось, и отпускает. Появились цели в жизни, но нет радости. Родные заметили, что пропала улыбка, изменились глаза. Жизнь разделилась на до и после.

«Познав страх смерти, я стала ближе к Богу»

Алина, 24 года, Прокопьевск:

Пока не вышла замуж, я росла с бабушкой. Перед смертью она постоянно жаловалась: «Ой, что-то голова кружится, хожу, как пьяная» — и говорила, что скоро умрет.

Муж у меня, бывает, выпивает, и мы с ним из-за этого ругаемся. После одной из ссор у меня были те же ощущения, и я, вспомнив бабушку, подумала, что тоже умру. Эта мысль засела в моей голове. Еще и гадалка, к которой обратилась свекровь, нагадала, что я покончу жизнь самоубийством, поставила на мне крест. Нелегко жить с этими мыслями.

У меня началась ипохондрия, я стала придумывать себе болезни. У меня не было денег, чтобы обойти врачей, поэтому ситуация только усугубилась: начались панические атаки. Было очень страшно, я ревела навзрыд и думала, что умираю. После этого я пошла к психиатру, который назначил мне коктейль из антидепрессантов и транквилизаторов.

Раньше я при каждой ссоре орала, что не хочу жить, что я устала, и вот теперь, наверное, пожинаю плоды своих слов

Муж говорил, что я начиталась всякого и сама себе внушила. Мать говорила, что это все от усталости — все-таки двое детей. Врач — что я нормальная, просто у меня депрессия. Я боялась, что сойду с ума и причиню кому-то вред, боялась смерти. Потом я стала понимать, что надо следить за дыханием и скоро отпустит. Через полгода я по собственной воле бросила пить лекарства, так как многие считают, что нужно менять мышление и искать причину в голове, а не устранять тревогу и панические атаки таблетками.

Познав страх смерти, я стала ближе к Богу и начала ценить все, что у меня есть. Раньше я при каждой ссоре орала, что не хочу жить, что я устала, и вот теперь, наверное, пожинаю плоды своих слов. Никогда не жалуйтесь на свою жизнь и никого не вините. Вы сами хозяева своей судьбы. Живите и радуйтесь каждому прожитому дню. Такое испытание, я считаю, дается, чтобы человек осознал ценность жизни.

Сейчас панические атаки случаются раза три в месяц, а раньше каждый день. Осталась депрессия, но я ее лечу.

«Родители до сих пор не верят»

Александра, 27 лет, Кемерово:

Я живу с паническими атаками уже 10 лет. Когда все только началось, я около года безвылазно просидела в квартире. Друзья приносили еду и выносили мусор.

Бывает, панических атак нет по полгода, бывает — случаются по нескольку раз на день. Длятся атаки до 10 минут: это аритмия, ватные ноги, руки трясутся, зрачки расширены, голову прямо тяжело держать. Я впадаю в ступор и медленно соображаю. Я не нашла никакой закономерности, никаких причин: меня накрывает и со знакомыми, и с незнакомыми людьми, и дома, и на работе. Паническая атака — это как будто ты стоишь перед хищником и нужно либо бить, либо бежать. Контролировать себя в эти моменты не получается. Надо просто перетерпеть.

Паническая атака — это как будто ты стоишь перед хищником и нужно либо бить, либо бежать

Я была у невропатолога, психотерапевта, семь лет жила в Израиле, лечилась там и лечусь тут до сих пор. Мне стыдно с этим жить: ты одновременно инвалид и не инвалид. Сильные таблетки, которые я принимала в Израиле, в России нереально достать без амбулаторного лечения. Мне сказали: чтобы получить, надо полежать в психушке. Я себя психически нездоровой не считаю, поэтому не вижу смысла госпитализироваться.

Я веду активный образ жизни, живу с парнем второй месяц. Он пока моих приступов не замечал. Я выбираю деятельность, не связанную с общением, и часто меняю работу.

Мои родители до сих пор не верят, что панические атаки — это реальность. Говорят, что я просто сама придумываю себе проблемы. Друзья относятся с пониманием. Поддержки я не жду. А что поддерживать? Ну, пожалели тебя, раз, два. Не будешь лезть постоянно со своими проблемами. Справляюсь сама, как могу. С этим можно жить.

«Раньше я следила за собой, а сейчас мою голову раз в неделю»

Юлия, 30 лет, Владивосток:

Я по специальности педагог с 10-летним стажем. У меня был годовой перерыв, когда я работала в другом месте, не связанном с преподаванием. Темп был бешеный, я не потянула. А потом начались панические атаки.

16 ноября 2016 года я как обычно проснулась и начала собираться на работу. Внезапно меня накрыло: стало дико страшно, руки и ноги онемели, я перестала их чувствовать, тело охватила дрожь, а сердце безумно колотилось. Меня бросало то в жар, то в холод, накатывала тошнота. Это длилось полчаса. Потом я почувствовала сильную слабость и пролежала весь день. На работу пойти просто не было сил. Я не поняла, что со мной было. Через несколько дней приступ повторился, потом атаки стали ежедневными и повторялись по нескольку раз в сутки. Мне пришлось уволиться с работы. 

Я обошла всех врачей в городе, сдала кучу анализов — все было в норме. В итоге терапевт сказала, что у меня вегетососудистая дистония. Она посоветовала сходить на массаж, иглоукалывание и попить валерьянки. Мне не помогло. Даже гипноз пробовала. Было такое, что я неделю не спала по ночам — боялась не проснуться и засыпала только под утро.

Я боялась, что схожу или уже сошла с ума, но просто не знаю об этом, поэтому я пошла к психиатру. Мне поставили диагноз — генерализованное тревожное расстройство. Психиатр прописал мне какие-то ядерные антидепрессанты. Пить их я просто побоялась — не хочу становиться овощем. Тем более антидепрессанты не избавляют от проблемы, а только блокируют ее, а перестанешь их принимать, все вернется по новой.

Когда-то я была девушка-зажигалка, а сейчас из-за панических атак и ипохондрии не могу сходить с друзьями в клуб

Я решила сделать МРТ головного мозга. Все было в порядке, но меня начало клинить, что с момента первых обследований прошло время, вдруг за это время что-то появилось, надо обследоваться. В общем, у меня началась ипохондрия. Я опять пошла по врачам, на меня смотрели как на дуру. Я часами сидела в интернете, читала медицинские справочники и впадала в истерики. Три месяца не выходила на улицу вообще. Уже потом, из интернета, я узнала, что это панические атаки.

Сейчас мне стало чуть полегче: накрывает раза два в неделю. В мае я вышла на работу. Думала, вернусь на свою стезю, отпустит. Не отпустило. Буквально на днях у меня был приступ. Пошла в столовую накрывать завтрак детям и меня начало трясти, захотелось куда-то убежать. Когда приступ начинается на работе, я ухожу в безлюдное место, реву и звоню друзьям и маме.

Если у меня что-то где-то кольнет, прыщик вылезет, я сразу начинаю паниковать. Атаки очень усложняют жизнь. Я хотела пойти на танцы, даже записалась в группу, но не пошла: в последний момент мне стало страшно, что вдруг меня накроет там, и я сделаю себе хуже. Раньше я была девушка-зажигалка, а сейчас из-за панических атак и ипохондрии не могу сходить с друзьями в клуб. Раньше я очень следила за собой, а сейчас голову могу помыть раз в неделю. Я понимаю, что так не должно быть, но у меня просто нет сил. Я не знаю, к кому обращаться. У нас в городе нет нормальных специалистов, а к сеансам по скайпу я отношусь скептически. В ближайшее время снова буду искать психиатра.

«Никакое расстройство не одержит верх надо мной настоящей»

Екатерина, 21 год, Москва:

Первая паническая атака случилась этой зимой, когда я поехала на лекцию по моушн-дизайну. Я звала друзей с собой, но им это было неинтересно. В итоге я оказалась одна среди незнакомых людей в закрытой аудитории. Как только выключили свет, мое сердце стало выпрыгивать из груди, а дыхание заметно участилось, мне не хватало воздуха. Тогда я болела ОРВИ, поэтому не придала приступу большого значения и списала свое состояние на простуду.

Со временем приступы стали повторяться, но на этот раз уже в транспорте.

Особенно тяжело я чувствовала себя в метро по утрам. Я просила друзей и родных ездить со мной, это помогало.

Приступы повторялись снова и снова. Все усугубилось до такой степени, что каждый мой день превратился в пытку

В период сессии панические атаки участились и повторялись чуть ли не каждый день. Раньше я пила обычное успокоительное. Думала, оно мне поможет, ведь я просто переутомилась, потому что почти все сессии закрывала на отлично. Мой молодой человек запретил мне курить: он думал, что все это из-за сигарет. Но приступы не прекращались, и я решила пойти к врачу. Участковый терапевт сказал, что это панические атаки, и прописал магний, который, естественно, не помог, ведь это просто витамины. Родные моему диагнозу удивились. Никто не воспринял это всерьез, даже я сама. Я думала, что это состояние временное, нужно просто потерпеть, подождать. Но приступы повторялись снова и снова. Все усугубилось до такой степени, что каждый мой день превратился в пытку. Я обратилась к психотерапевтам, которые назначили мне антидепрессанты. Поначалу я отказывалась их принимать из-за побочных эффектов, однако меня убедили, что сама я не справлюсь.

Мне легче, чем многим из тех, кто испытывает панические атаки: я привыкла постоянно общаться с людьми, мне и день трудно прожить без моих друзей. Они постоянно поддерживают меня в тяжелых ситуациях, хотя и подшучивали поначалу над моим состоянием, говорили, что я просто слишком много общалась с меланхоликами.

Последний приступ был неделю назад. Антидепрессанты я пью уже три недели. Никакое расстройство не одержит верх надо мной настоящей — жизнерадостной, активной и позитивной. Я не перестала учиться, гулять. Если загоню себя в угол и не буду из него вылезать, это будет куда страшнее.

Андрей Жиляев, психотерапевт, завкафедрой клинической, нейро- и патопсихологии института психологии им. Выготского РГГУ:

Если у вас началась паническая атака, наиболее эффективное немедикаментозное средство борьбы с ней — дозированная или управляемая гипоксия. Этот способ обычно показывают в западных фильмах: в момент приступа герои начинают дышать в пакет. В этот момент в мозгу включается компенсирующий механизм — антиэпилептический вал — таким образом аффект на уровне физической реакции перестает доминировать и паническая атака не наступает или сглаживается.

Панические атаки в классическом проявлении у женщин встречаются чаще, чем у мужчин. Но, по нашим прогнозам, этот гендерный перевес сгладится в ближайшее время.

Чтобы возникла паническая атака, необходимы два условия: стресс, как правило, хронический, и наличие слабого места в центральной нервной системе — микротромб, последствия перенесенной травмы и так далее. Но решающим моментом становится, как правило, именно стресс.

Если раньше панические атаки считались психическим отклонением, то сейчас их рассматривают как психоневрологическую патологию. Ее можно вылечить. Еще недавно психиатры лечили панические атаки только как стресс, эквивалент невроза, а неврологи — как вегетативный криз. Сейчас мы сочетаем эти методы лечения. Психотропная терапия — лечение исключительно психического расстройства,которым особенно активно увлекались в последние десятилетия — приводила к хронизации и затягиванию процесса. Но если мы сумеем преодолеть ситуацию внутри нервной системы, то тогда и стресс, оставшись, возможно, компонентом жизни, не будет приводить к паническим атакам.

Владимир Файнзильберг, доцент Института психоанализа, член Европейской и Российской профессиональной психотерапевтической лиги:

Панические атаки — самое распространенное невротическое расстройство. Объективно, по всем медицинским показателям, человек чувствует себя хорошо, а субъективно — абсолютно жутко. Заболевших можно разделить на две группы: невротики, у которых любые незначительные жизненные коллизии вызывают панические реакции, и те, у кого панические атаки возникают после пережитого шока.

Вылечить это расстройство реально. Чаще всего на начальном этапе болезни пациентам нужна медикаментозная поддержка. Так больной быстрее чувствует, что от лечения есть эффект, и начинает верить в себя. Теория о том, что с началом приема антидепрессантов приступы поначалу учащаются, неверна. Правильное сочетание антидепрессантов и транквилизаторов приводит к заметным улучшениям уже с первых дней приема. Но если у человека есть предрасположенность к паническим атакам, без психопрофилактики — аутотренинга или занятий с психологом — любая стрессовая ситуация приведет к новому приступу.

Если у вас случилась паническая атака, нужно себя успокоить и понять, что с вашим организмом все в порядке, все страхи только в голове. Рекомендуется также глубокое замедленное дыхание. Потом, конечно, нужно посетить психотерапевта, который и определит, нужна ли вам медикаментозная помощь.

Читайте также

 

Новости наших партнеров