TASS_17042376.jpg

Ольга Зинякова:
Российская киноиндустрия противопоставляет себя западной, при этом подражая ей

Редакционный материал

Президент сети кинотеатров «КАРО» Ольга Зинякова — о том, чем и почему российский рынок кинопроката отличается от голливудского и европейского

29 августа 2017 11:31

Забрать себе

В США, Франции и Индии кинобизнес существует более 100 лет: трансформируясь, разрастаясь, охватывая новые области и получая колоссальную поддержку со стороны государства, которая необходима для развития бизнеса. Современному российскому кино всего 20 лет. В конце 1980-х — начале 1990-х годов кино в России чуть не исчезло; кинотеатры тогда прекратили свое существование, превратившись в автосалоны или магазины одежды. Меньше чем за 5 лет было потеряно почти все наследие мощнейшего и богатейшего советского кинематографа. Для сравнения: количество зрителей, посмотревших четыре серии «Войны и мира» Сергея Бондарчука в 1960-х, когда они вышли в прокат, составило 135 миллионов человек. Посещаемость вообще всех российских кинокартин ежегодно в наши дни составляет около 160 миллионов.

В 1996 году кинобизнес начал свою историю почти с нуля: в России разрешили показывать иностранное кино, в центре Москвы открылся кинотеатр «Кодак Киномир» — по образу и подобию американских кинотеатров, с качественными изображением и звуком, возможностью есть попкорн и пить колу прямо в зале. В кинотеатр 24 часа в сутки стояла длинная очередь. Аудитория изголодалась по кино, развлечение было вполне доступным, и это позволяло бизнесу расти очень быстро: +100% в год. Сегодня в России больше 1300 работающих кинотеатров, на экраны которых выходит 500 фильмов в год.

Современная голливудская индустрия производит более 800 фильмов в год, в ней заняты миллион человек, а оборот составляет более 10 миллиардов долларов в год. Самой «плодовитой» является индийская киноиндустрия, производящая более 1200 фильмов в год. В России в год выходит около 80–100 фильмов, из них лишь несколько попадает в первую десятку по сборам в стране.

Международный прокат российских фильмов — все еще занятие малоприбыльное, и хорошо работает только как информационный повод внутри нашей страны. Мода на русских прошла довольно быстро, миру теперь интересен Китай (обращали внимание, что почти в каждом блокбастере есть герои из Китая, непременно положительные?), а санкции еще больше усложнили выход российского кино на международный рынок. С другой стороны, лишь несколько стран — США, Великобритания, Франция — производят действительно универсальный контент, доступный широкой аудитории с другой культурной парадигмой.

При всех различиях, у кинематографа во всем мире сегодня одни и те же проблемы: 80% сборов приходится лишь на 20% фильмо

Кинобизнес в России и мире устроен очень по-разному.  В Голливуде существует шесть студий-мейджоров, названия которых даже для нас звучат как родные: 20th Century Fox, Paramount Pictures, Sony Pictures Entertainment, Walt Disney Studios, Universal Pictures и Warner Brothers. В их руках сосредоточено 80 процентов индустрии. От них зависит, что, где, когда и как мы будем смотреть. Это они решают, какими будут создатели и участники фильма и что в итоге надо сделать со сценарием, чтобы сюжет заработал.

Иногда студии разрешают своим творческим коллегам сделать что-то не студийное, что им хочется, но при условии одновременной работы над тем «что надо». Так, Майклу Бэю разрешили сделать «13 часов: Тайные солдаты Бенгази», «Кровью и потом: Анаболики», но без отрыва от «Трансформеров». Традиционно и режиссеры, и актеры связаны со студиями длительными контрактами, многолетними обязательствами. Студии — это верхушка и производства, и маркетинга, и дистрибуции картин.

В России всю нагрузку на себя берет продюсер в случае коммерческого кино, или, в случае авторского, режиссер картины. В книге Александра Роднянского «Выходит продюсер» прекрасно описан этот процесс: он начинается с того, что «продюсеру в голову приходит идея», и продолжается хождением по всем кругам киноада, разумеется. Продюсер сам находит сценариста, сам подбирает дистрибуционную компанию, сам контролирует маркетинг, параллельно монтирует, привлекает спонсоров и колесит по всем странам, продавая кино на международный рынок.

Надо признать, что такой подход иногда приносит совершенно выдающиеся результаты, идея доходит до зрителя практически в первозданном виде, не стертом бесчисленным количеством профессиональных мнений. И проект получается неповторимый, правда, не только для зрители, но и для бизнеса. Делать франшизы даже успешных российских фильмов сложно, поскольку, когда «продюсеру в голову приходит идея» — это чаще все-таки законченное кинопроизведение, а не «киносериал». «Горько», «Духлесс», «О чем говорят мужчины» и «День выборов», хоть и имеют достаточно успешное продолжение, все же не заходят дальше второй части. Исключение составляют новогодний оливье в виде альманаха «Елки» и семейный блокбастер «Три богатыря».

Понравиться условной IT-girl с миллионным количеством подписчиков сегодня гораздо важнее, чем именитому критику

Что касается студий, то и в России уже есть несколько сильных компаний полного цикла. Например, «Централ Партнершип» (Central Partnership), которая занимается и производством, и прокатом, и маркетингом, как отечественного, так и иностранного кино. Или анимационная студия «Мельница» и дистрибуционная компания «Наше кино», возродившие русские сказки на большом экране.

Режиссерскому кино и небольшим независимым компаниям выживать достаточно сложно: прокатчики не хотят рисковать деньгами на выпуск картин, а малозальным кинотеатрам, которых в России абсолютное большинство, сложно выделить сеансы под показ авторских фильмов. Тем не менее произведения Киры Муратовой, Бориса Хлебникова, Кирилла Серебренникова, Андрея Звягинцева, Александра Сокурова, Павла Лунгина, Романа Керимова являются тем форматом киновысказывания, без которого невозможно обсуждать национальный кинематограф.

При всех различиях, у кинематографа во всем мире сегодня одни и те же проблемы: 80% сборов приходится лишь на 20% фильмов. В Голливуде шутят: «Мы выпускаем 10 фильмов: 2 блокбастера, 2 крепких середнячка и 6 слабых фильмов в год. Если бы только заранее точно знать, какие именно станут теми двумя блокбастерами, а какие провалятся!»

Это абсолютно справедливо и для нашего рынка, особенно если учесть, что успех за рубежом уже давно не гарантия больших кассовых сборов в России. Отзывы о фильмах распространяется молниеносно благодаря соцсетям, и теперь понравиться условной IT-girl с миллионным количеством подписчиков гораздо важнее, чем именитому критику. Кризис идей и спад в экономике тоже сыграли свою роль. Россияне несколько лет были вынуждены экономить на развлечениях, съемки многих проектов были заморожены, а строительство новых кинотеатров отложено до лучших времен.

Но чем хороша молодость? Кинобизнесу есть куда расти. Российский рынок только начинает выстраиваться, оформляться, и мы все еще ищем свой путь, пусть одновременно и через подражания, и противопоставления, но он точно будет особенный.

«Мнения» на «Снобе»

Ежемесячно «Сноб» читают три миллиона человек. Мы убеждены: многие из наших читателей обладают уникальными знаниями и готовы поделиться необычным взглядом на мир. Поэтому мы открыли раздел «Мнения». В нем мы публикуем не только материалы наших постоянных авторов и участников проекта, но и тексты наших читателей.
Присылайте их на opinion@snob.ru.

0 комментариев

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Войти Зарегистрироваться

Новости наших партнеров