big.jpg

Денис Орлов: Все оттенки толерантности

Редакционный материал

На Франкфуртском автосалоне эхо «дизельгейта» заглушало торжественные доклады глав концернов и саундтреки презентационных роликов. Останутся ли дизели, или их заменят электромоторы, разбирался Денис Орлов

10 октября 2017 11:30

Забрать себе

Как зачарованный смотрю на мотоцикл Brough Superior S.S.100. Пусть ныне его выпускают не в Великобритании, а во Франции, в Тулузе. «Браф» — легенда. В 1920-е марка получила от компании Rolls-Royce официальное уведомление, что может называть Brough «Роллс-Ройсами» среди мотоциклов. S.S.100 — это «суперспортивный, развивающий 100 миль в час». Не все самолеты в те годы летали с такой скоростью! В 2013-м энтузиасты возродили прославленную марку, и вот на IAA я впервые увидел новый S.S.100. Хотя, предполагаю, он ходит несколько быстрее, чем 160 км/ч.

Многовато мотоциклов для крупнейшей в Европе автомобильной выставки. Но что поделаешь, если автомобильные компании дружно отказываются участвовать в IAA. Rolls-Royce и Fiat, Nissan и Aston-Martin, Peugeot и Cadillac... всего дюжина громких марок! Что ж выходит, они не видят себе места в будущем?

А еще никогда на IAA не показывали столько летательных аппаратов — целых три штуки! Автомобиль рвется в небо или причина в том, что больше нечем удивить посетителей? И сам по себе формат автомобильных выставок исчерпал себя?

«Будущее – сегодня» — под таким слоганом проходила в этот раз франкфуртская автомобильная биеннале. Неплохо побывать в будущем. Конечно, в первую очередь меня интересовало, найдется ли там место самым эффективным из существующих двигателей — дизелям. Отважатся ли концерны показать дизельные новинки после всех обвинений, что обрушились на Daimler AG и Volkswagen Group?

Действительность превзошла ожидания. Позиция заводов начала проясняться еще накануне выставки. На торжественном вечере, приуроченном к открытию автосалона, глава концерна Daimler AG доктор Дитер Цетше заявил буквально следующее: «Если мы хотим достичь снижения выбросов углекислого газа в атмосферу, нам не обойтись без дизелей! Вот почему Daimler вкладывает три миллиарда евро в дальнейшую разработку дизельных двигателей, невзирая на всю критику».

Подобным тоном глава крупной преступной группировки мог объяснять мэру какого-нибудь города, почему на месте исторического квартала будет построен торговый центр. Не хотите дизелей? Тогда верните наши три миллиарда!

Глава Volkswagen Group доктор Герберт Диес был менее категоричен: все ж таки его концерну пришлось признать правомочность обвинений (с этого-то и начался «дизельгейт») и заплатить по искам американских экологов. Но и он не стал открещиваться от дизелей: «В течение пяти лет нашей маркой будет потрачено 3,5 млрд евро на улучшение традиционных дизельных, бензиновых и газовых моторов. В то же время 6 млрд мы вложим в электрификацию. Обещаем к 2025 году представить 23 полностью электрические модели».

Не потому ли, когда на открытие выставки пожаловала Ангела Меркель, она так много времени провела на стендах группы Volkswagen и почти не уделила внимания Daimler AG? На стенде Volkswagen госпожа канцеляриня сфоткалась возле новинки — кроссовера Volkswagen T-Roc, предлагаемого с шестью вариантами двигателей, тремя бензиновыми и тремя дизельными. С тем же успехом «мутти» могла бы позировать на фоне Mercedes-Benz X-класса, первого в истории пикапа премиального уровня: из четырех вариантов моторов у того три дизеля!

В былые времена автомобильные концерны отстаивали бы свои интересы с куда большим рвением. Отчего они реагируют на публичные нападки столь вяло, как старомодная автоматическая коробка передач на нажатие педали газа? Откуда вообще в нас сегодняшних столько терпимости, соглашательства, инерции? Несмотря на убытки, концерны смиренно проглотили горькую пилюлю на радость политикам.

Электромобилей с тех пор на улицах Франкфурта не особо прибавилось. Прогнозы их стремительного распространения оказались болтовнёй Илона Маска. Если судить по данным IHS Markit, только Норвегия может похвастать серьёзными успехами. Доля «электричек» в норвежском автопарке составляет 28,5%. Следом идёт Швеция с 3,8%. В других европейских странах это разговор о проценте с небольшим, несмотря на настойчивые призывы «зелёных» и ужесточение налогов.

Компромиссом выглядит и позиция канцлера Меркель. После сентября 2015 года, когда грянул «дизельгейт», ей бы броситься защищать отечественных производителей. Но нет, этого не случилось. Вместо этого она с удвоенной силой принялась уламывать германские концерны переходить на электричество. В недрах бундестага даже созрел документ, полностью запрещающий двигатели на углеводородном топливе к 2030 году.

И только после этого концерны наконец проснулись. Автомобилестроение — стратегическая отрасль ФРГ, с десятилетиями складывавшейся структурой. Сейчас автопроизводителей призывают отказаться от дизеля, хотя он выбрасывает в атмосферу на 15% меньше углекислого газа, чем бензиновый аналог. Их призывают инвестировать в электромобили, хотя они вдвое дороже обычных машин. Между тем переход на выпуск электромобилей приведет, по выкладкам AlixPartners, к сокращению 112 000 рабочих мест на предприятиях, занимающихся поставкой компонентов на конвейеры Штутгарта, Вольфсбурга и Мюнхена. Неизбежно и подорожание самих легковых автомобилей (сколько бы нас ни увещевали, что электрические батареи вскоре подешевеют). Кстати, эти батареи в своих катодах используют редкоземельный металл литий. Годовая потребность в нем сегодня составляет примерно 23 000 тонн. По расчетам Goldman Sachs, увеличение мирового парка электромобилей на 1 процент потребует 70 000 тонн лития. Вряд ли Аргентина, Боливия и Чили — мировые лидеры по залежам этого металла — захотят форсировать добычу. Наоборот, им выгодно не торопиться. Цена тонны литий-концентрата сегодня держится в диапазоне $830–905. Увеличишь объемы — цена упадет, доходы снизятся.

В обозримом будущем электромобили не подешевеют, это точно. И уж точно не станут лучше бензиновых собратьев. Выкручивание рук потребителям приведет к неизбежному снижению спроса на автомобили. Машину покупают, чтобы ездить, а не для того, чтобы она часами простаивала под зарядкой. Люди просто станут ездить на своих старых машинах, а когда им перестанут выдавать разрешение TÜV, пересядут на общественный транспорт.

Конечно, лет через пятнадцать-двадцать все устаканится, отрасль перестроится, наладятся новые связи, зазвучат новые марки... Но эти 15 лет будут принесены в жертву — и во имя чего? Похоже, германские автомобилестроители поняли, наконец, до чего они дотерпелись.

0 комментариев

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Войти Зарегистрироваться

Новости наших партнеров