big.jpg

Алексей Алексенко: Рак стали лечить по-новому

Редакционный материал

Этой осенью в клиниках начали использовать генную терапию для лечения опухолей. Израильский врач Виктор Леви объяснил «Снобу», почему это означает революцию в онкологии

8 ноября 2017 14:41

Забрать себе

30 августа управление США по контролю за пищевыми продуктами и лекарственными препаратами (FDA) впервые в истории разрешило клиническое использование в медицине препарата генной терапии. Глава FDA заявил: «Мы перешагнули порог в новую эру медицины, где возможно индивидуальное перепрограммирование клеток больного таким образом, что они уничтожают раковые клетки».

Таким образом, на нас ложится обязанность объяснить уважаемым читателям, что же это за метод, который способен повлиять на судьбу многих людей, включая — не приведи Бог, конечно — самих читателей.

Молекулярно-генетический фокус, который лег в основу новой методики, придумал израильский ученый Зелиг Эшхар. Называется он CAR-T. Чтобы объяснить, как это работает, лучше, наверное, сделать небольшое отступление — специально для тех читателей, кто, по счастливому для себя стечению обстоятельств, никогда не интересовался достижениями онкологии.

Итак, в один печальный день свихнувшаяся клетка вашего тела вырывается из-под контроля организма и начинает безостановочно делиться. Это и есть рак. Потомки зловредной клетки — враги остальных, добрых и хороших клеток, а потому организм пытается победить их силами собственной иммунной системы. О том, насколько часто ему удается подавить бунт в зародыше, ученые пока лишь догадываются. Иногда перелом в этой войне наступает и на поздней стадии: в этом случае больной и его ошеломленные родственники рассказывают всем о чудесном исцелении (или, к примеру, об успехе нетрадиционной медицины, если они успели воспользоваться ее шарлатанскими наработками).

Традиционная медицина долгое время предпочитала решать проблему в лоб: просто убивать злокачественные клетки химией или излучением. При всех жутких побочных действиях химио- и радиотерапии эти методы порой достигали цели. Но уже довольно давно онкологи поняли, что в опыт «чудесных исцелений» — когда иммунной системе пациента удается самой победить рак — стоит всмотреться повнимательнее. Если Т-лимфоциты могут распознавать и убивать опухоль, не затрагивая остальной организм, возможно, надо им просто помочь. На этом основаны методы иммунотерапии.

Возможность залезть внутрь клетки и подправить ее гены открыла онкологам новые горизонты. Поскольку рак — бунт той, первой клетки против организма — часто начинается с порчи какого-то гена, напрашивается прямой путь: залезть в раковые клетки и исправить сломанный ген. Но можно поступить хитрее: не тратить время на перевоспитание плохих парней, а вместо этого поработать с хорошими парнями — Т-лимфоцитами. А именно изменить их гены так, чтобы распознавание и уничтожение врага проходило более эффективно. На этом и основан метод CAR-T.

Супероружие, которое исследователи вручают Т-лимфоциту, — это новый рецептор, с огромной эффективностью распознающий раковые клетки. В клетку вставляют не сам рецептор, а его синтетический ген, и после этого лимфоцит становится непобедимым истребителем болезни. Остается лишь вернуть прокачанный лимфоцит обратно в кровоток и ждать... на этот раз уже не чуда, а закономерного результата.

О том, как все это выглядит на практике, нам рассказал доктор Виктор Леви из Израиля, в чьей клинике метод уже применяется.

Виктор Леви: Сертифицированный FDA протокол лечения Kymriah, выпущенный на рынок фармакологической компанией «Новартис», направлен на лечение острого лимфобластного лейкоза (рака крови) у больных в возрасте до 25 лет. Из крови пациента изымаются Т-лимфоциты и после предварительной заморозки отправляются в лабораторию. Там в них внедряют ген рецептора. Интересно, что для этого применяется вирус СПИДа, из которого предварительно выхолащивается патогенная составляющая. Остается лишь сам механизм внедрения в клетку, а вместо вирусного генома — тот самый ген нового рецептора. Вооруженный таким образом Т-лимфоцит, вернувшись к своему хозяину-пациенту, начинает «охотиться» и уничтожать раковые клетки организма, не ликвидируя при этом здоровые, как, например, это делает химиотерапия. Каждая модифицированная клетка Т-лимфоцита способна убивать до 100 000 раковых клеток.

СДля вас это совершенно новая область, или вы использовали подобные методики и раньше?

Я уже около двух лет использую в своей практике иммунотерапевтические препараты, такие как «Кейтруда», «Опдиво», «Ервой», и во многих случаях результаты поражают воображение. Подробнее о применении иммунотерапии в лечении рака и других заболеваний я рассказываю здесь. Однако как врач, практикующий в данной области, могу сказать, что речь идет о воистину революционной технологии. Наука и медицина перешагнули барьер модификации человеческого генома, что еще недавно было не только невозможно с технической точки зрения, но и считалось неприемлемо с этической. Данная методика — новый уровень персонализированной иммунотерапии, которая высокоэффективно себя проявила и дала шанс неизлечимым ранее пациентам.

СВы упомянули об этических проблемах редактирования генома, о которых сейчас модно толковать кстати и некстати. Что, по-вашему, заставило американского регулятора одобрить метод, несмотря на все опасения?

Причина, по которой комиссия FDA все же приняла решение рассмотреть возможность разрешения подобной терапии, — в статистике, от которой стало невозможно отмахнуться. Управлению FDA были представлены результаты клинических исследований на детях, больных лейкемией. Причем именно тех случаев, когда родителям было сообщено, что использованы все существующие методы лечения, медицина в данной ситуации бессильна и остается только попрощаться с детьми. Так вот, у 52 из 63 детей (82,5%), находящихся на грани смерти, которым повезло принять участие в исследовании с применением генетической терапии, болезнь отступила.

СНасколько этот метод эффективен? Действительно все выздоравливают?

По результатам клинических исследований, опубликованных компанией «Новартис», у 83% из 63 пациентов, прошедших лечение, наблюдалась ремиссия заболевания. Важно подчеркнуть, что примерно треть пациентов получали лечение в израильских клиниках в рамках клинических исследований. А теперь, после получения официального разрешения от FDA, данный метод стал частью повседневной клинической практики в США и в Израиле, давая врачам возможность спасать жизни еще вчера неизлечимых больных.

Как практикующий израильский врач, я рад, что имею возможность не только наблюдать «в прямом эфире» за все новыми и новыми революционными изменениями в медицине, но и немедленно применять их на практике, давая пациентам надежду на жизнь. Особенно тем из них, кто ее уже утратил.С

0 комментариев

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Войти Зарегистрироваться

Новости наших партнеров