РБК_001.jpg

Анна Алексеева: Бизнес-климатические изменения. О рисках инвестиций в российскую экономику

Редакционный материал

В Москве 9 ноября прошла бизнес-конференция «IPO в новой экономической реальности: проблемы и решения». Экономисты и юристы рассказали о том, что скрывается за понятием «нездоровый инвестиционный климат», виноват ли в нем Запад или сама Россия, поможет ли российским компаниям выход на IPO и какие риски ждут инвесторов

10 ноября 2017 12:10

Забрать себе

«Госкомпании проводят экспансионистскую политику, иногда на грани рейдерства»

Сергей Жаворонков, старший научный сотрудник Института Гайдара:

В 2000–2007 годах мы наблюдали экономический рост под 5–8% в год за счет бурного потока иностранных инвестиций, а также возврата российских капиталов из-за границы. В 2007 году чистый приток капитала в страну составлял 82 млрд долларов, а российские компании провели IPO на сумму свыше 42 млрд долларов. В 2014–2016 годах общая сумма привлеченных с помощью IPO капиталов была менее 1 млрд долларов в каждый из этих лет. По сравнению с показателями 2007 года падение катастрофическое. Мы можем говорить, что стало много миноритарных акционеров, но они вкладывают весьма незначительно. 

Раньше для крупного и среднего бизнеса была альтернатива — кредитные ресурсы российских банков, которые фактически дешево занимали за границей и подороже перепродавали кредиты в России. Сейчас практически все госбанки попали под санкции. Не оправдались надежды на масштабное привлечение китайских и арабских инвесторов: речь идет не о частных, а квазигосударственных инвестициях в основном на добычу сырья, остальные ¾  российской экономики этих инвесторов не интересуют. Что касается российских частных банков, то они превращаются в инструмент по обслуживанию малого и отчасти среднего бизнеса, но никак не крупных стратегических проектов.

На российском рынке растет доля государства, а госкомпании проводят экспансионистскую политику, иногда на грани рейдерства. В 2016 году отток капитала из страны составлял 15 млрд долларов, а по итогам девяти месяцев этого года (при том, что в этом году не было никаких геополитических обострений) — уже 21 млрд долларов. В рейтинге инвестиционной привлекательности стран A.T. Kearney Россия не вошла даже в топ-25, а в 2013 году мы находились на почетном 11-м месте. Корпоративные конфликты с госучастием происходят не где-нибудь в провинции,  когда мэр набедокурил, а из Москвы не уследили. Тут госкомпании судятся друг с другом, что является совершеннейшим абсурдом! Возьмите тяжбы между «Роснефтью» и «Газпромом», между Сбербанком и «Транснефтью». В 2008 году АФК «Система» в условиях низких цен на нефть рискнула, взяла кредиты и купила контрольный пакет акций «Башнефти». За шесть лет капитализация «Башнефти» выросла в восемь раз. Переход на единую акцию поддержало 95% акционеров. Президент «Башнефти» в июне 2014 гордо объявил, что в сентябре планируется переход на IPO. Но в сентябре владелец АФК «Система» был арестован, а «Башнефть» была отобрана на основании абсурдного аргумента, что в 1992 году ее как-то не так акционировали. Уже все сроки давности прошли, а нынешний владелец был добросовестным приобретателем. После того как «Башнефть» была заново продана «Роснефти», та еще и выставила иск на миллиарды долларов прежнему собственнику, хотя на момент оспариваемой реструктуризации «Башнефти» «Роснефть» не являлась надлежащим истцом, потому что не была акционером. И еще один вопрос: если в «Башнефти» было все так плохо, то зачем ее покупать?

Дальнейшее движение вперед невозможно без наведения порядка в сфере госконтроля над госкомпаниями. Владимир Путин говорил, что рассчитывает на мировое соглашение между «Роснефтью» и АФК, а вице-президент «Роснефти» решает не заключать мировых соглашений. Такое отношение менеджера госкомпании к словам президента — абсурд. Если порядка не наведут, мой прогноз неутешительный: на IPO будет выходить средний бизнес, а это суммы в несколько миллиардов рублей. У остального бизнеса такой возможности не будет.

«Сейчас интересы России и мира не совпадают»

Василий Солодков, профессор, директор Банковского института НИУ ВШЭ:

С 2008 года у нас сформировалась уникальная ситуация: низкие процентные ставки и отсутствие инструментов, куда можно было бы вкладывать деньги: в банки — бессмысленно, в недвижимость — тоже, остается только фондовый рынок. С этой точки зрения Россия была идеальным кейсом для абсорбции этих денег.

Модель carry trade, когда можно было занимать на базе растущего рубля валюту под дешевые проценты и благополучно расплачиваться, была активна до 2008 года. Сейчас интересы России и мира не совпадают.

Доля накоплений у нас с вами меньше 20%, это нельзя сравнивать ни со странами БРИКС, ни с развитыми странами. Очевидно, что проблема в бизнес-климате, на который влияет геополитика и судебная система. У нас нет правоохранителей, у нас есть силовики, которые устанавливают нужный им порядок, несмотря на законы. Российские суды радостно это поддерживают. Что касается геополитики, в последние годы мы наколотили столько посуды, что нам еще лет десять с этим разбираться. Поэтому, как только начинают расти цены на нефть, автоматически растет отток капитала, и наоборот. Люди понимают, что вкладывать в эту экономику серьезные деньги достаточно сложно.

«Россия в последний год является лидером по размеру дивидендной доходности» 

Анна Кузнецова, управляющий директор по фондовому рынку Московской биржи:

Российские компании стали выбирать для листинга и проведения размещений локальный рынок — это международный тренд и касается не только России. Это позволяет сконцентрировать в одном месте все группы инвесторов. Население стало вовлекаться в сделки первичного размещения. На рынках группы Московской биржи количество зарегистрированных инвесторов увеличилось на 71%, 246 тысяч счетов физлиц зарегистрировано на бирже — это рекорд. Количество активных клиентов, которые заключают хотя бы одну сделку в год, увеличилось с 60 до 100 тысяч в месяц. За последние пять лет их количество увеличилось на 80%. Физлица стали активнее инвестировать в облигации. Сохранился тренд по присутствию иностранных инвесторов на рынке московской биржи. На рынке акций количество резидентов увеличилось на 8%. Россия в последний год является лидером по размеру дивидендной доходности. Наш рынок интересен и внутреннему инвестору на фоне снижающихся ставок по депозитам. Кстати, доля сбережений населения в ценных бумагах за последние четыре года увеличилась в два раза и составляет 16%. В год на IPO выходит от трех до пяти новых компаний. 

«Судьи не понимают, как работают бизнес-процессы»

Юлий Тай, адвокат:

Меня, как юриста и адвоката, все время спрашивают про риски при выходе на IPO. Многих бизнесменов пугает беспрецедентная прозрачность и превращение своего бизнеса в такой аквариум. Выходя на IPO, человек должен понять, что теперь все будет делать с оглядкой на инвестора, что от его слов будет зависеть стоимость акций. В России есть закостеневший принцип: деньги любят тишину, и это не просто тишина, а еще какая-то темная пелена, за которой ничего не видно. От нее надо освободиться и показать всему миру чистое исподнее. Для этого нужны годы работы бухгалтеров и юристов. Любому инвестору нужна простота и прозрачность, IPO к этому должно в идеале приводить. Несколько моих региональных клиентов отказывались от IPO из соображений безопасности для себя и своей семьи. Это не было единственным аргументом, но он тоже принимался во внимание. 

Новый риск появился в связи с делом IPO «Башнефти». Ряд действий, которые осуществляются любой здравомыслящей компанией, выходящей на IPO, — выстраивание правильной корпоративной культуры, отсечение ненужного — могут быть реализованы как способ атаки на компанию, менеджмент и акционеров. Наведение порядка в обществе, выходящем на IPO, — обычная процедура, которая используется во всех странах мира и в Российской Федерации в частности. Но наша судебная система не является полностью независимой и не знает, как работают бизнес-процессы. В судах часто просто не понимают, о чем идет речь, а привлечение экспертов, которые могут объяснить происходящее, отсекается судом, просто потому, что суд должен сам знать закон и право. Механизмы корпоративного права настолько сложны и специфичны, что среднестатистический судья арбитражного суда РФ их не понимает. И это заканчивается исками на 170 миллиардов. Поэтому сейчас любой здравомыслящий предприниматель, который будет выходить на IPO, пять раз подумает, а нужно ли ему это.

0 комментариев

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Войти Зарегистрироваться

Новости наших партнеров