Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Архив колумнистов  /  Все

Наши колумнисты

Максим Кантор: Как устроена российская история

Социальная жизнь в России приходит в движение не благодаря смене элит, но благодаря смене общин, элита же выступает как служебная функция. Роль исторического мотора в России выполняет не класс-гегемон — это нас обманули, — но традиционная русская община

Иллюстрация: РИА Новости
Иллюстрация: РИА Новости
Фрагмент репродукции картины художника Г. Мясоедова "Земство обедает"
+T -
Поделиться:

Употребляя слово «община», надо отказаться от представления, будто община — нечто из седых дедовских преданий, патриархальная коммуна землепашцев. В действительности община — это просто форма выживания российского народа под давлением государства. Община — это неформальный, но естественно складывающийся социум, всякий раз аутентичный конкретным обстоятельствам. Община — это народная самоорганизация, дающая возможность перетерпеть, приспособиться, выстоять, пережить давление чиновного аппарата.

Законов определенных нет, произвол — дело привычное, самодурство начальства неизбежно, воровство ошеломляет своим размахом, но народ приспосабливается к обстоятельствам и живет. И живет он благодаря особому кодексу внесистемных отношений. Неистребимый натуральный обмен — поддержка в обмен на участие, солидарность в обмен на понимание — выдерживает давление любого внешнего рынка. Ломает общину всякий раз прогресс: большинство русских царей и премьер-министров, ориентированных на модернизацию, видели, что главный враг их светлого будущего — именно община. Темные невежественные мужички, коих устраивает их роевая жизнь, они не хотят понять преимущество железной дороги, уносящей поезд России к горизонту! Ты им, сиволапым, про ипотеку, а они сидят на завалинке и в носу ковыряют.

И всякий новый Столыпин принимался крушить общину, вытаптывать ее в пустырь, во имя благой цели — возведения на пустыре нового российского дома.

Однако русская история устроена так, что сломать общину может только ее преемница — новая, актуальная община, сформированная новым вызовом истории.

Крестьянская община перестала существовать тогда, когда возникла коммунистическая партия, которая представляла из себя не что иное, как русскую общину нового образца. Ленинское выражение «партия нового типа» отражало суть вещей: большевистская партия не была стандартной политической организацией, но воспроизводила внутри себя неформальные общественные связи, и сделалась уже не политической, но в полном смысле слова народной. Оттого конфликт с партией меньшевиков (партией сугубо политической, с программой и планами) был заведомо решен в пользу партии большевиков (вооруженной тактикой популизма). Оттого и невозможна была в России двухпартийная система, что двух общин в народе быть не может — вот и партия нового типа, партия-община, была одна и рядом с ней никто ужиться не мог. Это была в полном смысле слова «народная» партия — и любой упрек западного демократа нелеп. У нас нет многопартийной системы! Так у нас и народ, извините, один — зачем нам несколько партий? Пролетариата в России не сложилось — разрушенная крестьянская община перетекла в города, но в городах растекающаяся общинная субстанция так или иначе формировалась в жизнеспособную, мимикрирующую под обстоятельства массу. Гениальность Ленина состояла в том, чтобы образовать из этой массы партию — новую общину, устойчивую к современным обстоятельствам. Крестьянство стало наипервейшим врагом Ленина («идиотизм деревенской жизни», любил он повторять вслед за Марксом), врагом Троцкого («превратим крестьянство во внутреннюю колонию»), врагом Сталина (коллективизация) — именно потому, что требовалось выполоть остатки уходящей крестьянской общины, создать новую «историческую общность» — союз пролетария (никогда не существовавшего в русской истории) с крестьянином (уже переставшим существовать). Но историческая общность, тем не менее, была создана! Протестовать против нее, как то делали наивные диссиденты, значило и в самом деле идти против народа. Так говорили коммунистические держиморды, а интеллигенты возмущались: как это так — мы против народа? Мы только против коммунистической партии! Но партия, игравшая на тот момент роль общины, и была народом. Термин «враг народа» отражал, как это ни печально признать, самую суть вещей.

Иллюстрация: РИА Новости
Иллюстрация: РИА Новости
Фрагмент репродукции картины художника П.П.Белоусова "В.И.Ленин среди делегатов III-го съезда РКСМ"

Крах партии нового типа стал возможен лишь тогда, когда сформировалась новая российская община и обстоятельства сделали эту общину актуальной. Речь идет об интеллигенции. Именно как общину, традиционное народное образование, а вовсе не сонм избранных интеллектуалов, следует воспринимать российскую интеллигенцию XX века. Именно общинные отношения — то есть строгий кодекс поведения, определенная манера общения, понимание нужд и солидарность с общей судьбой — и характеризовали российскую интеллигенцию ушедшего века. Сталин терялся, как интеллигенцию определить, — назвал «прослойкой». А интеллигенция к тому времени уже консолидировалась, уже набирала силы и в свое общинное состояние отлилась к 60-м годам.

Изначально интеллигенция ни в коей мере не воспроизводила народную систему отношений — напротив: традиционная русская интеллигенция (Чехов, Короленко, Пришвин, Достоевский) чувствовала себя отличной от народа и ответственной за народ, она выступала как адвокат народа перед начальством, как язык безъязыких. Рассказать об униженных и оскорбленных тем, кто их унижает и оскорбляет, — в этом и была миссия образованного человека. Обстоятельства изменились после революции — интеллигенция увидела, что народ ее (своего верного адвоката!) предал. Отныне интеллигенция уже не была со своим народом (там, где «народ, к несчастью, был»), но напротив — вполне внятно осознала свою судьбу как отдельную. Так из неопределенного сословия стала формироваться общественная страта, со своей моралью, с собственной судьбой, с желанным будущим. И это было тем актуальнее, что к этому времени действующая на тот момент община (партия нового типа) уже не справлялась с обстоятельствами истории — как это некогда случилось с крестьянством, коммунистическая община не выдерживала конкуренции с прогрессом.

Иллюстрация: РИА Новости
Иллюстрация: РИА Новости
Фрагмент репродукции картины художника Д. Налбандяна "Н.С. Хрущев встречается с интеллигенцией на даче"

Идущая на смену община интеллигенции была уже не та, XIX века издания интеллигенция, как мы ее помним по русским романам, — лишь самоназвание сохранилось. Но теперь эта страта объединяла людей самых разных профессий и людей, вовсе лишенных профессиональных навыков, но с амбициями и желанием перемен. Совсем не обязательно было быть ученым и читать книжки, чтобы стать интеллигентом. Огромная масса управленцев, фарцовшиков, инженеров, домохозяек, социальных служащих и бывших партийных работников (входили же крестьяне в компартию — отчего бы партийцу не стать интеллигентом) образовала новую русскую общину, интеллигенцию. И новая община получила свою элиту, своих лидеров, свою риторику, свою идеологию. Именно эту общину представлял М. Горбачев, и когда его упрекали в предательстве компартии, совершали ошибку: он просто обозначил переход от одной общины к другой — и так же рьяно, как когда-то коммунисты уничтожали крестьянство, ринулись представители новой общины сводить счеты с общиной прежней, с коммунистами. То, что назвали «перестройкой», перестраивало не политический режим, не промышленность, не экономику. Мы сегодня заламываем руки: вернулась та же политическая система! Так она и не собиралась никуда уходить, опомнитесь! Сетовать, что экономика не сложилась, а промышленность не построили, нелепо: никто и не собирался их строить. Перестраивали российскую общину, народ искал новую форму саморегуляции. Соцслужащие, переименовав себя в капслужащих, стали не просто жить при капитализме — они стали жить в иной народной общности. Капслужащие мнили, что набор западных идеологем будет служить им долго — но жизнь интеллигентной общины оказалась краткой.

Трагедия новой общины-интеллигенции была заложена в ее генезисе: никакая община не может жить дольше, нежели принцип, ее образовавший. Тот интеллигентский кодекс, который некогда был сформулирован при образовании данной страты (сострадание, нонконформизм, просвещение малых сих), вошел в неразрешимое противоречие с формой жизни победившей общины. Требовалось врать и крутиться, ловчить и кланяться — делать все то, что положено для прогресса, но что коренным образом противоречит морали интеллигента. Некогда интеллигент с гордостью говорил, что он «не продается», но в новых обстоятельствах «непродажный» интеллигент сделался символом неудачника, изгоем — никак не примером. Как некогда лозунги коммунистического Интернационала вошли в противоречие с практикой большевиков, так и правила Чехова — Короленко оказались несовместимы с реальной жизнью нового гегемона. Отныне интеллигенция не объясняла начальству тяготы жизни народной, но напротив: доводила до понимания отсталого пьющего мужика, что привилегии жирного начальства оправданны. Тем самым мораль общины была подточена, идея русской интеллигенции перестала существовать, и следовало ждать, какая же новая община сменит ее.

Новой общиной закономерно стала воровская малина, растекшаяся по стране. Именно бандитская малина была исторически выбрана как новая модель русской общины — и интеллигенция легко перетекла в нее, как некогда партийцы перетекли в интеллигенцию, а крестьяне — в партию. Термин «общак» как нельзя лучше соответствует принципу русской общины, а так называемые понятия стали общественными правилами — жить по понятиям в отсутствие законов стали все граждане, и не обязательно иметь татуировку, чтобы понимать, что «за базар ответишь» и что надо «башлять налом». Жаргон зоны сделался общественным кодексом, и никакая судебная или правовая практика его не в силах отменить. Бесконечные бандитские саги и героические фильмы о братве (как некогда о партийцах, как некогда об интеллигентах) потому и стали популярны, что отражали уже не узкую мораль блатных, но принцип выживания народа. «Берите столько, сколько сможете унести!» — едва президент вольного города произнес эту судьбоносную фразу, как стало понятно, что община-интеллигенция отжила свое. Новая историческая общность уже не имеет сантиментов и к вызовам времени устойчива — тащит все, что плохо лежит, и что хорошо лежит — тоже тащит. Лидеры, делегированные этой общиной во власть, были соответствующими, и нет никаких оснований вменять им жестокость или нарушение законов: они воплощают правила данной общины, они есть плоть от плоти общероссийской «малины».

Фото: Carl De Keyzer/Magnum Photos/agency.photographer.ru
Фото: Carl De Keyzer/Magnum Photos/agency.photographer.ru

Воровская малина всем хороша, но, будучи по сути своей несправедливой корпорацией (доходы основаны на разбое, а не на производстве), она не в состоянии придумать общественную идеологию. Ох, до чего нам сегодня не хватает каких-нибудь, хоть самых завалящих лозунгов. Звать к демократии, как интеллигенты? К светлому будущему, как партийцы? Не работает лозунг, вот беда! Дайте, дайте нам национальную идею! А таковой нет. И происходит так потому, что вор может думать лишь о собственной наживе, а об общественном благе он думать не может. Знаменитая платоновская формулировка: «несправедливый человек может добиться успеха, но сообщество несправедливых людей не будет успешным» — в очередной раз подтвердилась. Никакой идеологической программы, даже той, которая неаккуратно выполняется, нет, а «понятия» годятся в употребление для избранных паханов. Ни «самодержавие, православие, народность», ни «пролетарии всех стран, соединяйтесь», ни «права человека и свобода совести» — никакая общая формула бытия среди братков не приживется.

Надо ли дополнительно объяснять, что в отсутствие идеи и идеологии любой термин, любая категория лишены смысла, И когда звучит отчаянный призыв: модернизировать Россию! — в термин «модернизация» вложить смысл не удастся. Модернизировать что? Принцип общественных отношений? Суды? Образование? Для этого как минимум требуется, чтобы сложилась очередная новая российская община — а ее нет.

Комментировать Всего 99 комментариев
"Череда блестящих натяжек"

Кто-то так сказал о творчестве кого-то (не помню), а я применю к опусу Максима.

Конечно, все сложнее! Конечно, Россия не сводилась к противостоянию власти и крестьянской общины: а казаки? а национальные включения? а обособленные конфессии, например, старообрядцы? а еврейство с их кагалом? профессиональный касты типа купечества?

Вопрос: как небольшая банда большевиков смогла подмять эту сложную систему? Ответ:  энергией, авантюризмом и беспринципностью, замешанных на дисциплине и профессионализме и базирующихся на фундаменте передовой на то время идеологии.

.

О бандитах -- мол нет за ними будущего. А давайте  вспомним викингов-варягов-норманнов (вот уж головорезы-бандюки), ставших правящими классами на Руси, в Англии, Нормандии. А  как же ушкуйники-разбойники, сколотившие себе Новгородскую республику?

.

Но, согласен, нынешние консорции пока ничего не предложили, и современная братва не чета Кудеяру-атаману. Почему? -- Вопрос сложный, но, похоже, что прав Гумилёв: Россия растеряла пассионарность, не успев трансформироваться в гармонический (по типу Западной Европы) этнос.

.

В такой ситуации альтернатива простая: либо в ближайшей исторической перспективе найдутся энергичные люди (я предполагаю, кто они могут быть), либо страна распадется.

.

С идеологией тоже верно, её нет (отсюда, кстати, пошлые заигрывания с церковью). И не будет до тех пор, пока не накопится критическая масса энергичный людей, способных сформировать спрос на идеи и стать их носителями.

Напротив - набор подтяжек!

Если и есть у нас в обозримом окружении автор, составивший всю свою концепцию на использовании натяжек, так это именно Лев Николаевич Гумелев, по предложенной цикличности которого период упадка пассионарности приходится в Англии на королеву Викторию. Вот Вам, любителю Гумилева, простой пример того, как схема - любая - не работает, и приводит к смешным ляпам. Впрочем, мы ведь договорились считать Гумилева не историком, но идеологом - он идеолог и есть. А идеология нуждается в натяжках. Конечно, все сложнее!

Когда доходит до истории - до исторического очерка, по крайней мере, - то тут требуется освоить много деталей и поворотов - любая концепция -- абсолютно любая, без исключений: хоть Тойнби, хоть Шпенглер - их спрямляет. Шпенглер, как известно, в описании морфологии и развития западных культур "пропустил" феномен христианства - это не укладывалось в его рассказ. Но оттого его книга значения не потреяла.

Что же касается предложенного мной прочтения термина "община" как способа выживания народа, как системообразующего фактора русской истории, как аутентичную времени саморегуляцию - то мне кажется эта идея бесспорной. В чем-то я пошел вслед за Бердяевым, который видел в русской общине истоки русского коммунизма. Просто если сделать еще один шаг, и додумать эту мысль до конца, то становится ясно, что коммунисты потому и победили, что стали общиной. С удовольствием, разовью мысль в историческом очерке большего масштаба. Объясняет победу и развитие большевистской партии, деградацию интеллигенции, и т.п. Нет, беспринципностью страну не обманешь - большевики стали народом, оттого и победили. Так же как ворье стало народом - и в этой реальности мы и живем.

Необходимор подтянуть все, окружающие нас, явления к общей истории - не дать им растечься.

при открытых границах энергичные люди разбегаются:(

мне кажется распад неизбежен - и самым расцветом жизни в России будет время, когда она будет размером с Францию. ну мне так кажется...

Кто-то разбегается,

а кто-то наоборот сбегается -- за фортуной и наградой

Ну, если вообразить, что развалится до размеров Ивановской Руси - идеальный масштаб для России

А как Вы себе видите границы этих новых, отвалившихся от большой России территорий? Да, с одной стороны, логично: время разбрасывать камни - как империя собиралась, так и развалится. Но кому нужно Галицкое княжество?

а как в Европе...

понаделают сначала заборов и всяких Лихтенштейнов, а потом потихоньку заборы поломают...  Конкретные границы будут зависеть не от географии, а от силы управляющего конкретным регионом - кто сильнее-умнее, тот соберет больше граждан\земли под собой.

А какой прок от тайги? От нечерноземной полосы? От степей? Наличие жадности и воли к власти не сделает непривлекатльную землю - привлекательной, а экономика 21 века оставляет мало шансов на использование тайги. Разве что вырубить - и на древесину, продавать лес и пеньку, как во времена Алексея Михайловича. Так? 

Не в курсе я что в тайге можно выкопать...

Я думаю, что зависит от того, как глубоко копать..

В Америке вообще уже нечего копать - а земля в цене. В общем, китайцам например - только дай, индусы не брезгуют ничем... как Марк Твен говорил - "покупайте землю - ее больше не делают":))

Не хотят китайцы нашу тайгу, холодно им там очень. Ну какой, к лешему, прок жить в мороз минус пятьдесят? Чего ради? Вы еще смуглых тощих индусов в тайге вообразите - ну что Вы, право! Никакая демографическая нужда не погонит замерзать. А больше там и делать-то нечего.

как то было большое интервью с одним индусом, что в России фермером стал

http://lenta.ru/oddly/2004/11/16/farmer/

Я знал и англичанина - русского фермера. Ну, продержался парень десять лет, даже православным стал. Не пример, увы.

закон сообщающихся сосудов:)

Максим, я бы не стал брать в пример более развитые страны. Там давление меньше:)) а вот перенаселенные и бедные страны - будут активно заселять более развитые и свободные.

У меня знакомые китайцы переезжают в Канаду - говорю "а смысл?" - ответ - "там дешевле, места больше, медицина дешевле..." - не знают они, что операцию по госоплате там уже ждать дольше, чем человек может прожить:((

Поделитесь, кто те энергичные люди, что смогут сохранить Россию в ее целостности? Я вот тоже думаю, что страна имеет шанс развалиться, хотя и не понимаю, кому может понадобиться холодная земля. Централизация России - ведь тоже следствие общинности.

Нынешняя централизация в России ("вертикаль") -- это следствие конкретно Путина и его силовой команды, способной эффективно управлять лишь простыми системами. Сложные децентрализованные им не по зубам -- степеней свободы не хватает.

.

Где энергичные люди? Ответ простой: а куда рванули все те, кто преуспел, когда коммунисты соскочили? Куда, Максим, просто покажи пальцем, они до сих пор там! 

То есть - энергичные люди на Западе?

Нет

В бизнесе. У нас, на Западе, неважно. Туда рванули, там освоились и преуспели. Оттуда и мобилизацию надо кликнуть

Андрей, поправьте меня, если я ошибаюсь - я просто хочу понять вопрос. Бизнес бывает русский и английский, французский и американский - всякая культура рождает свой. Русский бизнесмен, например, не приживается в Европе - примеров нет. Бизнес в России неизбежно (а как иначе?!) основан на российской природе бесправного большинства и оперирующего решениями меньшинства. На общинном принципе, повернутом для наживы. Вы серьезно полагаете, что бизнесмены - то есть богатые люди, разбогатевшие на именно такой природе нашегно отечества: без профсоюзов, без конкуренции - они станут мотором прогресса?

Поправляю

"Русский бизнесмен, например, не приживается в Европе - примеров нет".  -- ДА ПОЛНО ПРИМЕРОВ ЭФФЕКТИВНО ПРИЖИВШИХСЯ!

.

 "Бизнес в России  основан на российской природе бесправного большинства и оперирующего решениями меньшинства". -- ЭТО КТО СКАЗАЛ?!  ЕРУНДА КАКАЯ-ТО... МОЖЕТ КТО И БЕСПРАВНЫЙ...  А ЕЩЕ КТО-ТО ПРОСТО МУДАК... НО НЕ ВСЕ ЖЕ!

.

НЕ УВАЖАЕТЕ ВЫ НАШЕГО БРАТА, МАКСИМ. СНИСХОЖДЕНИЕМ И ГОРДЫНЕЙ ПРЕИСПОЛНИЛИСЬ  

И где же поправка?

Кто же это прижился? Где? Абрамович - в Челси? Березовский в оффисе, где занимается кознями? Вексельберг в Швейцарии, где не может развернуться? Все накупили ресторанов и гостиниц - на случай отхода, это правда. Но это, простите, не бизнес, это - рента. Примеры крупного бизнеса за границей - будьте добры?

Далее по пунктам:

1) Все.

2) Вашего брата я уважаю.

Все проще некуда

Гляньте на состав членов клуба Сноб -- не менее десятка успешных бизнесов на Западе. Ну Степана-то Пачикова знаете? Дикушин, Сопромадзе, Зельман... Они там что, на велфер, что ли живут? Или на подаяние?

Нет, все-таки не уважаете...

ты меня уважаешь?

Степан мною уважаемый и слава Богу!!!  успешный предприниматель,Но разве это крупный бизнес?

Дела у дорогого Степана Пачикова - очень большие и серьёзные! Но трудно его считать русским предпринимателем, скорее - он американский бизнесмен с российскими корнями. Мне кажется, что настоящих русских бизнесменов пока ещё маловато, приведенные Андреем в пример Зельман, Дикушин и Сопромадзе пока ещё являются редким исключением. А пока есть ещё слишком много бандитов и напёрстночников, пытающихся притворяться бизнесменами.

С удовольствием прошу прощения у дорогого Степана, которого успел искренне полюбить. Но если Степан живет и действует по законам американского бизнеса и такового не имел в России - то какой же он русский бизнесмен?

Я лично знаю троих только в штатах

а я знаю очень мало русских...

Причем не просто прижились, а поднялись с самых низов.

А почему Вы настаиваете на том, что только крупный бизнес может стать мотором прогресса, а не средний и даже мелкий? На среднем и мелком бизнесе держатся многие  экономики. Собственно средних и мелких вполне себе успешных бизнесов, организованных россиянами в заграничьи - вагон и маленькая тележка.  Существуют они в рамках жесткой конкуренции, и профсоюзы теребят их на общих основаниях.

Цели и задачи у людей разные, один за людей не считает тех, у кого ярда нет, а другому этот ярд, как корове седло... Так что, тот первый автоматически модернизатор что ли? 

"хорошие фанатики". Но их не видно...

Возможно речь идет о необходимом балансе между общинностью и индивидуализмом.

У нас действительно есть традиционный чрезмерный уклон в коллективное. Слыхать про Солнцевских, Тамбовский, Питерских... но мало индивидуализма, мало Одиноких Волков Маккуэйдов.

Индивидуализм появляется тогда, когда есть что-то свое, личное - имущество, ценности, идеи, наконец. И тогда бандит становится буржуа, а трудный подросток - философом.

Возможно, снобизм как явление смог бы стать тем противоядием против коллективного бессознательного.

Вы совершенно правы, Алексей, в том отношении, что традиционный общинный уклад России есть историческая матрица крайне удобная для угнетения единицы и торжества коллектива.

Максим, не могли бы Вы с позиций системного анализа, на мета-уровне, привести несколько на Ваш взгляд  самых важных (не более трех) и ключевых свойств, делающих объединение людей "общиной", в том смысле, в котором Вы и мы его употребляем. Скажем так, краткое техническое описание этой матрицы, или "организационного паттерна", как еще иногда выражаются системные аналитики.

Спасибо.

Это прекрасный вопрос, самый точный и важный. Беру часовой тайм-аут, закончу параллельную работу (главу дописываю) и вернусь к Вам!

Отлично, Максим!

Готов ждать и больше ибо понимаю, что это вопрос из серии "И спросила кроха...".

Если позволите, приведу одну свою кандидатуру на такие свойства:

1) частичное или полное отсутствие функциональной автономии у индивидуального элемента "общины".

Поясню: Любая автономная сущность, способная самостоятельно жить и выживать в окружающей среде, должна содержать некий необходимый и достаточный набор функций.

Эти функции должны быть как бы "инкапсулированы" в оболочку сущности. Закрыты и независимы от внешнего мира. Функций таких много: контроль, управление, анализ, исполнительный механизм и т.п.

Любая живая клетка так устроена. Также устроена и любая организация. Но иногда эта непроницаемая оболочка разрушается (а может и не вызревает) и функциональная автономия частично или полностью пропадает.

Т.е. сущность теряет часть своих функций и осуществление этих функции берет на себя другая сущность. Ну это как искусственная почка, или мозги, управляемые извне.

Если такое нарушение "инкапсуляции" носит массовый характер, то  участники "общины" как бы слипаются в конгломерат, связанный над-единичными функциональными процессами. Какой-то такой квантовый эффект.

А там где нет автономии - там уже и нет закона, ибо автономия воли и имущества - это основы права, хоть континентального хоть англосаксонского хоть индусского. В таком случае закон заменяется целесообраностью функционирования единого конгломерата.

Мутно конечно...

Простите, что задержался. То, что Вы написали, нисколько не мутно, напротив, отражает ясно суть вопроса.

Существует такая дисциплина, и, по-моему, весьма перспективная, как морфология культуры - иногда ее называют расплывчатым термином "историософия". имеется в виду именно анализ организационного паттерна данной культуры - и взаимосвязь данного паттерна с исторической парадигмой культуры. Звучит это немного заумно, но на самом деле наука эта жизненно необходима и  представлена нам наглядно. очевидно, что в культуре запада значение личности разительно выше по отношению к роду, нежели на Востоке, где родовые, коллективные принципы первенствуют. Очевидно, что в России присутствует и то, и другое начало - хотя вероятно, значение коллектива превалирует. Ученые разделяют рецессивные свойства культурных паттернов, и их доминантные характеристики. например, в России личное начало присутствуетв рецессивном, сниженном виде,  хотя определенный виток истории может активизипровать эти функции, сделать их актуальными на время.

Морфологией культур занимался подробно мой отец, Карл Кантор. Он написал об этом огромную книгу "Двойная Спираль Истории", которую издали незадолго до его смертив издательстве "Языки славянской культуры". Я считаю эту книгну невероятно ценной - а по данному вопросу бесспорно наиболее значимой.

Максим, большое спасибо за наводку! С удовольствием ознакомлюсь с работами Вашего отца поближе.

Знаете что поразительно: к концептуальному понятию "образец", "паттерн", "дизайн" применительно к истории, культуре, структуре и поведению сложных систем независимо пришли специалисты из самых разных областей. Ваш отец помимо всего прочего был многолетним редактором "Декоративного искусства", архитектор Christopher Alexander вывел свой язык паттернов. Уверен, что этот инструментарий очень полезен при описании тех явлений, которые Вы затронули в статье.

С почтением и еще раз спасибо!

Алексей, спасибо Вам большое за память об отце - откуда Вы знаете, что он был редактором ДИ?

Ваш, с благодарностью!

Максим, на этот факт вышел совершенно случайно несколько лет назад, изучая отечественную литературу по технической эстетике.

С уважением и удачного дня!

Рассматривая предложенную Вами, Максим, последовательность эволюционно сменяющих друг друга форм народной самоорганизации, мы увидим, что на пике своего развития самоорганизация эта в советское время (коммунисты и советская интеллигенция) имела гораздо меньшую долю в населении страны, нежели на пике своего развития во время царское. Так же и блатное сообщество малочисленнее формы народной самоорганизации в советское время. Таким образом, мы видим, что попытка сделать форму выживания или самоорганизации "российского народа" единственной или общей формой (формулой) выживания страны не состоялась, вне зависимости от популярности тех или иных идеологических установок. Верно?  (Общепризнанность идеологии (бандитской или большевистской) не обязательно стирает глубинные обстоятельства, вызвавшие эту идеологию к жизни. Признание женщиной патриархальных норм не делает её мужчиной)

Безусловно, Дмитрий - Вы точно сформулировали. Община - это разумеется не весь народ, она просто воплощает принцип народного общежития, законы и связи. Можно было не состоять в компартии, но принцип общежития в Советской Стране партия формулировала. и связь воронежского комбайнера с московским начальством - партия воплощала. Любые маргиналии (казаки, евреи, купцы и тп - то, о чем говорит Андрей Шмаров) в общину крестьянскую не входили, но моралью общины учитывались и описывались. именно потому и являлись маргиналиями.

Максим, казаки и купцы совсем не маргиналии! этим конвиксиям были  сотни лет, они стали имманентной частью общества... и евреи в конечно счете тоже.... а вот еврейская радикальная молодежь конца 19 века -- уже новый народ

Часть общества - не отрицаю! Да и невозможно отрицать! Но не казаками (хоть многие и из них, и бунты, и тп) строится история России, согласитесь.

Именно казаками строилась!

Все пространство за пределами не то что Уральского хребта, нет, восточнее Оки -- уже казаки, а не община. И на Севере -- ушкуйники и поморы, а не община. И на Юге запорожцы, кубанцы, терцы и  донцы, а не община. И на Западе кагалы (тоже община), а не община!

А уж за Уралом ее, матушку, и не знали никогда!

Н-да... похоже, трещит концепция-то, Максим, а?

Нет, Андрей, нисколько не трещит - с чего бы ей трещать? Я ведь не вводил ограничительных рамок. В частности, не сказал, что община нечто строит - я говорил (и продолжаю) об общинном сознании, вне которого российский коллектив не сложится. Во всяком случае, до сих пор не складывался. Казачья вольница вполне себе использовалась - и продолжает - для самых утилитарных государственных нужд. Великий Новгород (и Ганза в его лице) были подмяты общинным принципом - воплощенном в Иване VIб терцы и донцы отличались в воевании Кавказа - для расширения действия того же общинного принципа среди инородцев. Нет уж, Россия прихватывала, так прихватывала и все переводила в общину.

опечатка но красивая

В ответе Андрею Шмарову писал слово "государственный" и ошибся - получилось ГОСМУДАРСТВЕННЫЙ.

Но на конференции не останусь!)))

Максим, что я хочу подчеркнуть по прочтении Вашего текста.

1. Происхождение и развитие.

а) Община

"Община — это просто форма выживания российского народа под давлением государства. Община — это неформальный, но естественно складывающийся социум, всякий раз аутентичный конкретным обстоятельствам. Община — это народная самоорганизация, дающая возможность перетерпеть, приспособиться, выстоять, пережить давление чиновного аппарата.

Законов определенных нет, произвол — дело привычное, самодурство начальства неизбежно, воровство ошеломляет своим размахом, но народ приспосабливается к обстоятельствам и живет".

Итого: Община - форма выживания народа. Она не есть изначально государством, чиновничеством, начальством. И так столетиями.

б) Государство, чиновничество, начальство

"большинство русских царей и премьер-министров, ориентированных на модернизацию, видели, что главный враг их светлого будущего — именно община. Темные невежественные мужички, коих устраивает их роевая жизнь, они не хотят понять преимущество железной дороги, уносящей поезд России к горизонту! Ты им, сиволапым, про ипотеку, а они сидят на завалинке и в носу ковыряют."

Итого: Отличительная черта власти - навязывание своей воли "ковыряющемуся в носу" народу. И так столетиями.

2) Трансформация.

а) Партия

"Крестьянская община перестала существовать тогда, когда возникла коммунистическая партия, которая представляла из себя не что иное, как русскую общину нового образца... Гениальность Ленина состояла в том, чтобы образовать из этой массы партию — новую общину, устойчивую к современным обстоятельствам. Крестьянство стало наипервейшим врагом Ленина... Но партия, игравшая на тот момент роль общины, и была народом".

Итог: При описании этого исторического периода Вы не говорите о противостоянии "общины нового образца" с государством, чиновничеством, начальством. Зато говорите о противостоянии её креатора с носителем прежней формы общины - крестьянством. Выходит, что новая община занимает место власти в противостоянии прежней форме организации народа.

б) Советская интеллигенция.

"Крах партии нового типа стал возможен лишь тогда, когда сформировалась новая российская община и обстоятельства сделали эту общину актуальной. Речь идет об интеллигенции... И это было тем актуальнее, что к этому времени действующая на тот момент община (партия нового типа) уже не справлялась с обстоятельствами истории — как это некогда случилось с крестьянством, коммунистическая община не выдерживала конкуренции с прогрессом. Огромная масса управленцев, фарцовшиков, инженеров, домохозяек, социальных служащих и бывших партийных работников... образовала новую русскую общину, интеллигенцию.

Итог: Мы наблюдаем некое противоречие, которое я обозначил Трансформацией: в описываемой Вами реальности развития новых форм общины исчезает из поля зрения фундаментальное свойство общины (по Вашему же, Максим, определению): выживание российского народа под давлением государства. С другой стороны, статистические данные по СССР показывают нам, что доля носителей новых форм общины - партийцев и советской интеллигенции (по 20 млн.) - среди населения страны гораздо ниже доли носителей досоветской общины, крестьян в Российской империи. Выходит, пока что с формальной точки зрения, что с попыткой уйти от разделения "власть-народ", исчезает и растворяется сама среда носителей эволюционирующей формы общины.

3. Бандитский финал

"Перестраивали российскую общину, народ искал новую форму саморегуляции. Соцслужащие, переименовав себя в капслужащих... мнили, что набор западных идеологем будет служить им долго — но жизнь интеллигентной общины оказалась краткой... Новой общиной закономерно стала воровская малина, растекшаяся по стране... Лидеры, делегированные этой общиной во власть, были соответствующими, и нет никаких оснований вменять им жестокость или нарушение законов: они воплощают правила данной общины, они есть плоть от плоти общероссийской «малины». 

Итог: В описываемой Вами реальности уходящая община четко обозначена, как вынужденная примерить на себя роль вестернизации, ранее приписываемый государству, стремящемуся навязать свою волю общине крестьян. Пришедшая на смену интеллигенции воровская малина, блатные люди могут быть уже не формально, а весьма точно выделены из основной массы населения и вновь показывают тенденцию уменьшения доли новой общины в общем населении страны. И новая сжавшаяся община все равно по вашим словам делегирует своих людей во власть. Вы возвращаетесь здесь к упоминанию власти (ранее, при крестьянской общине: государство, чиновничество, начальство)

ОБЩИЙ ИТОГ: Начавшаяся трансформация формы русской общины проходила по линии форсированного сглаживания различий между двумя дихотомиями: власть - народ. Эта линия оказалась тупиковой: а) община, пошедшая на объединительный синтез, пройдя через череду трансформаций, сжалась по сравнению с исходной до доли в несколько процентных единиц в общем населении страны; б) прежнее российское государство пережило две тяжелейшие смуты, каждый раз растрачивая потенциал; в) новые формы общины перенимали на себя роли, не свойственные общине первичной, в завершение, выкристаллизовав из свой среды новое правящее меньшинство. Тем не менее, описанный исторический путь "общины" дает нам ценное наблюдение: несмотря на невозможность форсированного преодоления дихотомии власть-народ, формы жизни обеих этих дихотомий взаимосвязаны цепью последовательностей, в т.ч. и распространением среди народа понимания принятых властью идеологем.

Спасибо Вам, Дмитрий! Анализ четкий и справедливый.

В отношениях власть-община всегда содержится заведомый парадокс. Власть по природе своей угнетательна - она живет угнетением, кормится народом. Но штука в том, что она искренне легитимизирована народом, народ действительно одобрял компартию, а когда перестал одобрять, так партия и перестала существовать. И возникла идеология служащих, которые искренне хотели власти воров, потому что верили, что через этап необходимого и неизбежного воровства мы придем к демократии. Отношения власти и общины родственны и власть сечет общину по родственному, а когда забывает, то община порет себя сама. И мы знаем про несчастных репрессированных партийцев, которые сидя в лагерях, верили, что они лично сели по ошибке, но в целом линия партии правильна. И про интеллигентов, которые сами привели к власти сегодняшнее гб, полагая, что миллиардеры и их капиталистический мажордом-полковник нужны демократии. Унтер-офицерская вдова сама себя сечет ежедневно.

Согласен, Максим, на то и выходим пока что. (Невольно вспоминаешь анекдот: "А я тебе говорил - место такое!!! А то всё "руки не оттуда растут, руки не оттуда растут!")

Без преувеличения не обошлось, и тем не менее:

Купила компания Мерседес завод АвтоВАЗ. Перенастроили производство, запускают конвейер... Бац! На выходе Жигули! Демонтируют оборудование, пригнали новое из Германии, установили, наладили, запускают. Снова Жигули!!!!

 

Увольняют весь персонал завода, привозят работников из Германии, налаживают, проверяют, запускают. Не может быть! На выходе вновь — Жигули!

 

Около завода холм, на нём отдыхают главный инженер и директор завода (оба с приставкой "экс"). Смотрят на всё это.

 

Инженер директору: "А я тебе говорил - место такое!!! А то всё "руки не оттуда растут, руки не оттуда растут!"

Максим, народ, в подавляющем большинстве, сначала компартии боялся, а потом на нее клал (сначала с большим, а потом и с очень большим) прибором, и никогда не верил и, уж тем более, не "одобрял", мне кажется... То есть, конечно, ежели речь шла о внешней политике, тут "народ" часто одобрял, но внутреннюю -- неееет. Многие верили тому, что Правда писала про империализм, и никто - тому, что писала про урожай...

"Общины", которые вы приводите в пример, суть очень разные, и имеют мало общего, мне кажется. Ну, например, крестьянская община дореволюционной России и компартия в СССР были очень даже формальными объединениями (строго формальные правила принадлежности, формальные права, обязанности, и т.п.) а то, что вы называете пост-советской интеллигенцией и братками - неформальные и, мне кажется, в "полезное" определение понятия общины не ложатся. ("Полезное" - значит такое, которое даёт возможность конструктивного анализа и действий на его основе).

Но! Главное - не стать как Ленин, и не считать, что "интеллигенция - это говно нации".

Дорогой Вит,

Вы столько всего сказали, что строчкой не отделаешься. Завтра напишу подробный ответ - а сейчас глаза слипаются.

Дорогой Вит,

я имею в виду не организацию райкома КПСС, и не формальное устройство земства, и не функционирование редакции "Вопросы литературы", и даже не принцип коронования вора в законе - я имею в виду то, что особенности данного, конкретного вида сообщества (условные меты, пароли, принципы взаимодействия) - передаются всему обществу, усваиваются как матрица поведения. Ну много ли в России было реально образованных, начитанных, интеллигентных людей, Не так уж много. Но читающая публика - первая в мире количественно. И делали вид, что приобщены к знаниям, решительно все. Образованщина, как называл эту массу Солженицын. И эта самая образованщина и делегировала Горбачева. Не обязательно было быть коммунистом, чтобы разделять некие общие представления компартии - о гордости за страну, о правилах общежития. Их и разделяли все - вот когда стали класть, по вашему выражению, с прибором - тогда этот тип общины и умер. Исследователи лагерей отмечают все, как один, что вертухай и зэк не были столь разделены, как в гитлеровских,допустим, лагерях - они были представители одной общины, просто функции разные. Это так варится общественный бульон. Воров в законе мало, но воруют все. 

Максим, я понимаю (мне кажется). И имею сказать пару слов:

Мне кажется, что ваше понимание общины - нерабочее. Оно слишком общее, вы, фактически, называете общиной любую группу людей разделяющих какой то набор взглядов. Вы говорите: "не "какой то", а превалирующий во всем обществе", и вот тут я с вами не согласен. Например: "гордость за страну" и "правила общежития" (какие, кстати?) - не являются "общими представлениями компартии" (ну или нужно сильно "оконкретить" до  подгруппы этих правил, которая специфична для компартии...). Наличие знаний, особенно гуманитарных, не относящихся к профессиональной деятельности, никогда компартией не поощрялось, и не приветствовалось. Не будете же вы всерьез полагать, что лозунг "мы - самая бла-бла-бла" отражает реальное отношение компартии к предмету.

И я также не согласен с вашей мыслью, что Горбачева "делегировала образованщина". Она, мне кажется, ничем не подтверждается. Горбачев, по-моему, - уникальная личность, человек, поднявшийся над средой; человек,который мог жить как царь, а захотел сделать как лучше... (Ваше, Максим, отношение к Горбачеву, это отдельный предмет, и если (в чем я сомневаюсь) вам интересно это обсудить, то я - с удовольствием)

Вит, конечно интересно! Обижать Горбачева зря - не хочется. Но и восхощаться зря - тоже неохота.

Кот-баюн

Максим, Вы - кот-баюн!  Как у Вас все превращается в хорошую сказку, так, что хочется нарядиться Алёнушкой и по ней подефилировать...  Теперь, кстати, я знаю правильный перевод на русский язык одного очень важного у нас на Сицилии слова на букву М.  Община!  То-то и оно-то, что некоторые тут говорят, что есть такая штука на букву М, а прочие - что нету, что, дескать, пережиток и вполне искоренен.  А если назвать как Вы, общиной, то даже самые что ни на есть полицейские отрицатели (мы их здесь называем в переводе "менты рогоносцы") согласятся, что жив курилка!  Спасибо за эссе, дорогой кот-баюн!

Ради Вас, Андрей, с удовольствием научусь играть на гуслях

Teперь уж точно знаю, как и с чем Вас снимать, образ Максима постепенно вырисовывается... Да, прочитал колонку с большим интересом. Спасибо!
В кипе и с гуслями . . . ( кипу Гусов одолжит у меня! )
а гусли где взять?

ну, на тему нашей народной русской общины Вас, с кипой тем более, не разговорить...

Гусли лежат у Гусова в студии под грудой дорогого женского белья . . .

Мне как раз хотелось бы обсудить отношение русской общины 19-го и начала 20-го века к тем самым маргинальным группам, упомянутым в дискуссии. Тех же евреев, например, последовательно отталкивали от возможности нормальной совместной жизни с большой российской общиной, несмотря на происходящее тогда в Западной Европе. В результате выходцам из еврейской среды оставалось выбирать между радикальной политикой, сионизмом или эмиграцией в goldene medine. Похоже, что при нынешней российской власти подобный выбор в новой вариации встаёт перед многими активными и предприимчивыми людьми, и снова - из-за кажущейся безвыходности ситуации

Да, и мне так тоже кажется. А что касается участия евреев в том, что я назвал общиной, то, уверен, Вы знаете вопрос и сами! Помните, как Солженицын упорно доказывал, что революцию 17 года и лагеря учинили евреи - и правда, первое Политбюро на 70% еврейское, а в начальниках лагерей много евреев (но не большинство - тут писатель приврал). Но любопытно то, что немедленно после захвата, когда идеологией уже сделалась не мировая коммунистическая революция (Троцкий), а строительство Советского гоударства - именно с этого момента количество евреев идет на убыль, и в скором времени Политбюро радикально русифицируется, а затем там сохраняется один только Лазарь Каганович, классический "еврей при губернаторе". собственно, сталинское положение "не исключена такая возможность, что именно Россия" - о построении социализма в одной, отдельно взятой стране - положило предел риторике интернациональной, и сосредоточило силы на строительстве НАРОДНОЙ общины, где евреям (как интернационально будоражащему элементу, "безродным космополитам", как скажут после войны) уже места не было. Вероятно, сегодня сценарий до известной степени повторяется, русификация кадров, кажется очевидна. Впрочем, ведь есть и феномен встраивания еврея в среду угнетения (мишелинги в вермахте - помните?). 

Максим, то что молодых евреев привлекали революционные идеи - это совершенно естественно! Они же привлекали и многих представителей других малых народов, особенно латышей, литовцев, грузин и армян. Но интересно то, что после консолидации сталинской диктатуры последовательной и глубокой дискриминации подвергались именно евреи, при том, что репрессии против других народов были чисто ситуативными и спорадическими.

О встраивании евреев в среду угнетения - в Советском Союзе они это делали с большим удовольствием, в отличие от несчастных мишелингов. Большинство советских евреев искренне хотели принадлежать к новосозданной русско-советской общине, и готовы были продвигать её интересы не за страх, а за совесть. В ответ они получили политику советского руководства, близкую к той, которую проводили сотню лет назад царские министры внутренних дел, им мешали учиться, защищать диссертации, торговать и руководить. Вполне предсказуемо, что результат был до боли похожим - подталкивание евреев к сионистской деятельности, либеральному диссидентству или массовой эмиграции. Следствие - самоубийственное ослабление государства и общины, которые, вроде бы, нуждались в 150-процентной отдаче всех сил во время нешуточного противостояния с американской сверхдержавой. Такая политика, по-моему - сродни приказу Гиммлера задержать на несколько дне проход эшелонов с танками и мотопехотой Вермахта в Венгрию в 44-ом году ( несмотря на отчаянные телеграммы Гудериана в OKW ), чтобы пропустить идущие наперерез составы, везущие в лагеря смерти венгерских евреев.

Именно так все и было - а то, что евреи пострадали больше прочих народов (больше латышей, например, или грузин - хотя и те пострадали, спору нет) объясняется, думаю, тем, что вся коммунистическая верхушка была в большинстве своем еврейской, и национальная русская идея страдала - а ведь с какого-то момента именно эта идея стала главной, а собственно коммунистическая уже была не важна.

Сравнение с Венгрией 44ого и с поездами для Гудериана - очень верно, хотя думаю, Малиновский все равно бы взял Будапешт. У Гудериана и так было немеренное количество танков, куда ему больше? Такого количества танков, как тогда у Гудериана, отродясь в Востчной Европе не было.

Согласен, не было - у Вермахта! Но у Малиновского танков все равно было больше, а про другую технику и говорить нечего. Главная проблема Гудериана и его танкистов заключалась в острой нехватке топлива. Летом и осенью 44-го года Эйзенхауер практически изнасиловал маршала Харриса, не без помощи Черчилля, и заставил его выделить большую часть своего Bomber Command для ударов по бензохранилищам, заводам по производству синтетического топлива, и важнейшим железнодорожным узлам. Кстати, эшелоны с бензоцистернами тоже были задержаны, чтобы пропустить поезда, идущия в лагеря смерти. У Гудериана, судя по его воспоминаниям, не было иллюзий по поводу того, что он сможет бесконечно сдерживать Красную армию на пути в Будапешт. Он надеялся на то, что в Берлине поумнеют, и договорятся о взаимовыгодной капитуляции с западными союзниками, пока он пытается сдержать Малиновского.

Насколько я понимаю, ему и сдаваться-то было нельзя - для Арденн плохо. Как помню, держался Гудериан довольно долго, а Малиновский много маневрировал - кажется, это Талалихинская армия в конце концов форсировала Дунай, и я даже не понимаю, отчего Гудериан их не утопил. У моего отца был друг, бравший Будапешт, он командовал каким-то участком переправы: рассказывал, что они зацепились за берег чудом, а их сверху расстреливали, как хотели. 

Гудериан считал Арденнскую операцию безумием, но в real time благоразумно на эту тему не высказывался. Он и не собирался сдаваться, а проводил классический и единственно возможный в тех условиях fighting retreat. Получилось у него, как вы заметили, неплохо, хотя он и не был таким суперспециалистом в этом вопросе, как Кессельринг

Да, Гудериан Арденны не одобрял - кажется, я помню это, но правильно ли я помню, что Гитлер увязывал Будапешт и Арденны, и считал, что в тех условиях - отдать Будапешт нельзя? Впрочем, Гитлер никогда и ничего не хотел отдавать.

Да, Максим, помните правильно! Будапешт был, в данном случае, тылом арденнской группировки Вермахта. А против Арденнского наступления был настроен даже преданный фюреру Зепп Дитрих, понимавший, что никакой героизм его солдат не сможет противостоять мощи авиации союзников.  Так и произошло, после нескольких пасмурных дней засияло солнце, и немцкие танки полностью потеряли свою daylight mobility

Максим, все равно не могу понять - почему советские вожди видели опасность в успешной и продуктивной работе еврейских директоров, инженеров и учёных, даже приняв на вооружение русскую национальную идею? У немцев были расовые теории и пресловутый Dolchstosslegende, а что в России? Атавистический отголосок православного неприятия иудаизма, или сознательное избрание евреев как наиболее подходящих на роль коллективного козла отпущения?

Есть, как Вы знаете, немного наивное рассуждение: дескать Сталин обучился антисемитизму у Гитлера. Ведь шли на войну люди, которые не отличали еврея от не-еврея, а потом после войны, уже весьма легко отличали!

Но тут верно и то, что в России есть традиция антисемитизма, и с этим ничего не сделаешь. Есть же простая арифметика: на территории Советского Союза за время войны погибло два миллиона евреев. Такое количество убить - без содействия населения никакие войска СС, зондеркомманды и гестапо не могли. А значит, на территории СССР  был геноцид.

Геноцид, конечно, на территории СССР был, но основнымои пособниками СС стали не русские, а прибалты с украинцами. Впрочем, на территории этих народов исторически и были самые крупные скопления еврейского населения, ещё со времён черты оседлости. Но из Ваших слов следует, что насаждение госантисемитизма в СССР было всего лишь популистской мерой руководства, кораздо более простой длй исполнения, чем обеспечение народа холодильниками или автомобилями

Популистской мерой - да, но усвоенной легко и охотно: традиция крепка!

Дорогой Максим, все общины о которых Вы говорите и не говорите - крестьянские восстания, дворянские собрания, отшельники, коммунистическая партия, воровская малина, интеллигенция, олигархи и так далее - появлялись, контролировались, иногда выходили из под контроля (как любое детище) и уничтожались одной структурой называвшейся в разные годы по-разному - опричниной, тайной полицией, чекистами, и т.д. Само существование этой структуры было результатом разделения русского народа на два -западного, тех устоял перед Ордой, и восточного, тех кто объединился вокруг Московии, новой фактичекой столицы Орды.  Восточное царство и унаследовало с шапкой Мономаха систему управления наднациональную, в чём-то кстати даже прогрессивную, и вполне приспосабливаемую к одной и только одной цели - выживанию Орды-Империи и Ордынского-Имперского сознания. Заметьте выживанию не нации, не религии, не системы собственности, не системы законов, не природы, а только Орды-Империи как системы управления. Всё менялось кроме этой системы построенной на неуважении единичной ценности личности, неуважении закона, и цинизме. И внутри этой Орды выросла и по-дарвиновски окрепла одна группа, одна защитница - она и себя очищать научилась. Они себя, кстати, зовут рыцарями. И пока какая-то община служит интересам Орды и названным ценностям - она поддерживается "рыцарями".

Вы правы, Алеша: характер развития России (исторический, географический, климатический, и т.д.) с безусловной определенностью сформировал такое общество, в котором идея общежития оказалась куда более значимой нежели идея личной состоятельности. В этом же ключе и формировалась государственная русская идея - использовавшая возможности и преимущества этой общинной природы. Идея государственности - как мы видим из истории - самая стойкая и самая живучая в России, именно идея государственности переживает любые потрясения. И оперирует эта идея с великолепным материалгом - общинным (не индивидуалистическим сознанием).

Выделяя эти четыре типа общины из последней истории нашего отечества, я, конечно, помнил про аппарат подавления и контроля - будь то опричники или гб - но думаю, что данный аппарат подавления все же имманентен самой общине: чекист Блюмкин ходил в друзьях у поэтов, а современные гебешники - лучшие собеседники нашей интеллигенции. Община потому и община что живет своей роевой жизнью - сама себя развивает, сама себя и ест.

Это система управления, да, но она потому так сильна и живуча, что это еще и система жизни. То есть, она управляет сама собой, и сама собой питается.

Максим, спасибо за интереснейший взгляд на историю России и ее социальную организацию. У меня есть два уточняющих вопроса: является ли у Вас община главным врагом личности? И как вы видите взаимоотношения между меняющимися общинами и устойчивыми факторами, например, религией? 

Спасибо, Николай, да, мне кажется взгляд на кпсс как на общину - крайне перспективным, сам обрадовался когда придумал - многое объясняет - в частности, постепенное изведение инородцев.

Да, разумеется, община - враг личности (ну, вероятно, надо использовать более мягкую форму - община ориентирована на поглощение, устранение личности).

Что касается религии - то это интереснейший аспект проблемы. Я - по недостатку места - опустил. Но суть вот в чем: природа общины заставляет всякую новую общину использовать новую идеологию - и та уминается под общинный принцип. Этим и объясняется особый характер греческого православия на Руси, особый характер коммунизма, особый характер демократии - они все были "общинизированы".

Вы интеллигент? - Да господь с Вами!!! у меня профессия есть!! (кажется профессор Боткин...)

Замечательно! И к месту!

Хотя вот замечательный булгаковский текст Собачьего сердца - дает нам программное столкновение интеллигенции и партии-народа

Мне кажется, что Максиму удалось сформулировать то, что я недавно, отмечая новый год в далеком от Москвы Торопце, пытался косноязычно и постоянно сваливаясь в бредни о повсеместной коррупции донести до своего собеседника из Питера. Он сопротивлялся и приводил примеры из жизни, когда ему удалось этой самой коррупции противостоять (того сняли, этого понизили и т.д., сидели долго, историй было много), но как-то механизм противостояния не раскрывался и не прослеживался.

И возникло после всех этих разговоров у меня двоякое чувство, с одной стороны - вдали от начальственных глаз явно идет какая-то своя жизнь (в терминологии Максима - формируется новая русская община), с другой стороны - коррупционная, понятийная, общинная составляются присутствует даже там, где идет борьба с существующей общественной системой. Змея, кусающая себя за хвост, просто:)

Спасибо, Илья! именно змея, кусающая себя за хвост - и коррупция, и бандитизм, и беззаконие просто имманентны характеру этого типа общины. Но все эти ужасы и страсти вполне ретушируются принципом коллективизма - каждый знает, сколько можно украсть, за что наказывает пахан, а за что нет, и так далее.

Все же не каждый, есть еще ренегаты и оппортунисты

Максим, очень интересный текст. Как в эту систему на ваш взгляд входит диаспора. Эмигрантские круги всегда играли активную роль в России, и в контексте революции, культуры и общественного мнения.

Самому интересно ответить на этот вопрос, Антон. У меня нет готового ответа, потому что нет готовой жизненной реплики на этот счет. Я всегда боялся эмигрировать, хотя фактически уже лет пятнадцать или больше живу на Западе. Но регулярно возвращаюсь, чтобы не потерять именно этот какой-то не вполне понятный импульс роевой российской жизни. Не знаю, надо продумать этот вопрос.

Да интересны особенности сохранения "общины" в контексте иностранной культуры. К примеру толстовцы в Канаде или диаспора в Китае..

Бесспорно, эта матрица очень сильна

Максим, но почему же одна община сменяет другую? Без этих самых элит с их идеями община оставалось бы всегда одной и той же. Не крестьяне сделали переворот в России, а Ленин. Не интеллигенция начала реформы, а Горбачёв. Так кто же выполняет роль исторического мотора?

Дорогой Юрий, неужели Вы всерьез полагаете, что у Горбачева были какие-то такие идеи - свои собственные, обдуманные. Были представления общего порядка, именно такой вот интеллигентский малый набор - свобода прессы, свобода частному сектору - без внятных представлений об истории, о культуре, и даже о географии собственного народа. И у прочих деятелей той поры - то же самое. Помните Явлинского : "как изменить Россию в 500 дней?". Вообще говоря, автор такого заявления должен бы сидеть пожизненно в Кащенко, а он доил избирателей 2о лет подряд. Или Немцов с Хакамадой "Хочешь жить как в Европе - голосуй за правых!" - это Вы как, по разряду мыслей проводите? Из той же серии соображения сегодняшнего лидера о "модернизации". "свобода лучше чем несвобода". Высказывания эти, что и говорить, глубокие и пылкие, но - как бы это сказать помягче? - к разряду идей не относятся. Эти лидеры и их речения есть производное от ситуации, и только.

Иное дело Ленин - ну, таких фигур в истории немного. Он выступил, как и сама революция "повивальной бабкой истории", по классическому выражению. У;ловил момент, гениально сформулировал потребность истории.

Для того чтобы что-то изменилось нужны обьективные экономические предпосылки (по Марксу) плюс энергичный лидер приобщенный к правящему клану или же к его оппозиции. Свои идеи не обязательны. У Ленина разве были идеи? Только рецепты и фанатизм. И у Горбачёва - тоже самое, но без фанатизма. Ему и не нужно было идей, он просто вернул Россию на хорошо проторенный путь. А как получившийся общественный строй назвать, община или еще как нибудь, какая разница? Важно понять почему и как такие изменения происходят, а в вашей модели этого как раз и нет. Вот Маркс - понял суть изменений, отсюда и значение марксизма как теории. Например, почему в России установилась психология, общественный строй, или если угодно, община воровской малины? Это интересный вопрос. Еще более интересный вопрос - что нужно сделать, чтобы этот общественный строй изменить на что-нибудь лучшее? Какая нам нужна для этого модернизация? Хорошая модель та, которая даёт на эти вопросы чёткие ответы.

Юрий, предложенная модель - не рецепт поступательного развития, а описание прошлых стратегий. Потерпите, дам и рецепт. Вы же не предполагаете, что на одной странице я дам и талон на выпивку и лекарстов от алкоголизма. Все в свой черед, будет Вам и белка, будет и свисток.

Знаете, Максим. я с интересом читаю Ваши статьи о будущем мира и России в частности, ведь все Ваши статьи о Ренесансе, фашизме, и общине- темы одного порядка. И все более мне начинает казаться, что мы видим разные картинки, как на фото и не улавливаем суть. На Ренесанс можно ответить - уже нет, на фашизм- к счастью нет, а про общину... и общины как таковой  нет.  Вот и получается, что оттого, какой путь выберет каждый человек для себя - индивидуальный - будет ближе к Западу, коллективный, когда один за всех - повернется в сторону Востока. Я бы настоящее время охарактеризовала, как период глобальной "взятой паузы". Одно только прослеживается- во всех предложенных вариантах- нет ценности обычной быстротечной человеческой жизни. маленького человека. Что в ренесансе, что в общине, что в фашизме.

Саша, потому я пишу эти колонки, что время тревожное и чреватое опасными переменами. То, что Вы перечислили, стало темой не случайно - но вещи это разные: община - это принципиальное устройство роевого социума, Ренессанс - это великая попытка синтеза язычества и христианства, просуществовавшая, увы, недолго, а фашизм - это крайне властное и влиятельное направление мысли, к которому есть опасность вернуться.

Мне кажется, основные три вопроса, на которые мы хотим ответить таковы:

1. Как действовать человеку-единице внутри социума, как объединяться между собой, по какому принципу, и что будет представлять собой эта общность?

2. Какие функции будет выполнять эта общность, как взаимодействовать внутри, как соотноситься друг с другом (две и более общности с разными функциями, стремлениями) и как эти общности в конечном итоге будут взаимодействовать с властью.

3. Куда  власти направлять развитие этих общностей?

То есть вектора три - от человека, через общность к власти, и  в конечном итоге, вместе все сложится в единую социогеокартинку. Как пазлы- от меньшего к большему.

Так вот, на мой взгляд, каждому человеку следует самому определиться в желании принадлежать той или иной общности (с четко осознаваемыми правилами существования в данной общности, известными "правилами игры и поведения"). Выработать свою стратегию жизни. А, имея осознанные правила поведения общностей, стратеги смогут "проторивать" дорогу для дальнейшего прогресса.

Сейчас же в России нет четко сформулированных правил общностей, и мы не можем себя идентифицировать, все грани расплывчаты. Людям же хочется опоры и определенности, поэтому и мечутся от фашизма в безликую общину. Кто во что горазд.

Единственное допущение, что жесткой кастовости не должно быть, так как это закроет возможность людям иметь право выбора.

Ренессанса не будет, Новой религии, захватившей миллионы умов своей идеологий, я не вижу (а Вы?).(А может быть власти и не нужна новая религия, удобнее играть по известным правилам, а не приспосабливаться к чему-то неизведанному. Ислам? Может быть оттого и навязывают нам "террористическую подоплеку" Ислама, чтобы мы его боялись и чтобы ненароком не "сдвинуть" центр мира из Христианской Европы ).

Фашизм тоже не станет идеологией, потому что живы еще отзвуки, мало времени прошло, да и не умерли еще те, кто своими свидетельствами расскажет об ужасах фашизма, как бы красив он не казался своим антуражем.

А вот общину, ее нужно строить. Терпеливо и целенаправленно. А для этого нужно иметь четкое представление, чего мы хотим в будущем. Сейчас же люди не даже среднесрочную перспективу не стремятся уловить, не то что долгосрочно и планомерно что-то строить.

Почитала свой пост. Получается, в данном случае выиграет тот, кто сумеет четко ПРОПИСАТЬ правила жизни для многих (понятные и доступные), сумеет донести их до умов миллонов, и... сумеет реализовать. а не отделаться только лозунгами. На что похоже?

есть что сказать.

Максим! Статься очень хороша, тем более что идет в русле таких столпов русской философии, как данилевский и Федоровю Общинность компартии - правильно. общинность советской интеллигенции - правильно. Но все-таки не забывай, что есть русская государственная идея. И именно эта связка: общинные отношения разного типа и государственная идея двигают развитие России.

Спасибо, дорогкая Тамара!

Прочтите, если будет время, дяде Толе

Данилевский и Федоров

В своей книге " Европа и Россия" Данилевский коснулся особенностей социальных и политических процессов в России. Он писал: " На Западе каждый интерес представляется партией, и борьба этих партий составляет историческую жизнь как новой Европы. так и Древних рима и Греции.

     Совершенно иначе происходит процесс исторического развития в России. Все великие моменты в жизни русского народа как бы не имеют предвестников или по крайней мере, значение и важность этих предвестников далеко  не соотвествуют значению или важности ими предвещаемого. Предшествующий перевороту процесс есть процесс чисто внутренний, происходящий в глубине народного духа, НЕЗРИМО и НЕСЛЫШИМО. Старый порядок вещей не удовлетворяет более народный дух, его недостатки уясняются внутреннему сознанию. Народ отрешается от него внутренне, борьба происходит внутри народного сознания и . когда приходит время заменить старое новым на деле, эта замена совершается с изумительной быстротой, без видимой борьбы, к совершенному ошеломлению тех, кто думает, что все должно совершаться по одной мерке"( с.191) Все это мы и наблюдали в начале 90х.

     Федоров же предлагал соединить общинный дух с наукой. недаром его философия называлась " Философия общего дела". Он писал: " В противоположность воззрению западных мыслителей у нас коллективная деятельность производила не психическую болезнь. а исцеление" ( с. 727) русскую общину он идеализировал и противопоставлял системе юридических норм. Он писал: " Соглашаясь, что родовая форма - самая первобытная. примитивная, архаическая. дикая, детская, мы тем не менее должны отдать ей решительное преимущество перед самыми развитыми юридическими формами. Родовая форма в идеальном смысле есть такой союз, который держится внутренней силой, не употребляя внешнего принуждения" ( с. 255). Из этих особенностей русского народного сознания. еесли оно будет соединено с наукой, он выводил тезис о том, что русским предназначено выйти в космос, потому что община для народа естественное состояние, " в основе которого лежит учение о круговой поруке, т.е. о всеобщем, а не индивидуальном спасении" ( с. 213).

     Вот таким странным способом обосновывался тезис. который потом и осуществился.