GettyImages-10186893.jpg

Анна Алексеева: «Я заполняла вещами пустоту в душе». Монологи заядлых шопоголиков

Редакционный материал

По оценкам экспертов, от 5 до 7% россиян страдают от ониомании — навязчивого желания купить что-либо без особой необходимости. Шопоголики рассказали «Снобу» о том, как спускали зарплату на безделушки и люксовые вещи, о короткой эйфории от покупки, последующей апатии и борьбе со своей зависимостью

15 января 2018 11:00

Забрать себе

«Звонки из банков и бесконечные суды меня отрезвили»

Анна, 37 лет, Калининград:

Мои родители развелись, когда я была маленькой. Мы с мамой жили очень скромно. Я все детство донашивала чужую одежду, из-за этого надо мной в школе смеялись. У меня была цель: выучиться, найти хорошую работу и купить себе все, чего я не могла позволить раньше. Хотелось доказать другим, что я это могу.

Я блестяще окончила университет, поступила в аспирантуру, получила второе образование, устроилась на работу. В 2008 году я попала в окружение людей обеспеченных и уже многого добившихся. Мне хотелось быть на одном уровне с ними. Мой избранник, который был также из этого круга, часто дарил мне дорогие подарки, и я ни в чем себе не отказывала.

Когда мы расстались, я впала в депрессию, и выходом из нее стали магазины: начиналось все со смешных рибоков-адидасов, но аппетиты росли — D&G, Tom Ford, Alexander McQueen. Я покупала люксовые вещи из последних коллекций, дорогие часы и украшения. Если раз в неделю я не ходила в бутик, у меня начиналась ломка, как у наркомана: накатывали вспышки ярости и гнева. Мне было без разницы, что покупать. Захожу в бутик с 20 тысячами в кармане. О, а вот перчатки Moschino за 20 тысяч — хватает! И я покупала, тем более зарплата позволяла: я работала в нескольких местах. После покупки я ощущала прилив недолгого счастья. Эйфория длится полдня, потом становится стыдно: «Зачем я столько потратила? Почему обманываю?» Мама, с которой я жила, говорила, что надо с этим что-то делать, что последствия будут страшные.

Только через пять лет я поняла, что я в ловушке и самостоятельно из нее выбраться не смогу

Вскоре денег стало не хватать, пошли кредиты на большие суммы — в общей сложности на 1,5 миллиона рублей. Причем брала я их на одно, а тратила на другое. Маме врала про их происхождение или просто прятала. Какое-то время у меня получалось гасить задолженности, но потом я поняла, что больше не в состоянии платить. Начались проблемы с банками, суды. Я прошла все стадии исполнительного производства, и это меня более-менее отрезвило.

Я всегда понимала, что я шопоголик, но не видела в этом проблемы. И только через пять лет поняла, что я в ловушке и самостоятельно из нее выбраться не смогу. Я обратилась к врачу, который поставил мне диагноз «ониомания». Я прошла курс психотерапии, это мне очень помогло.

С долгами я разобралась и сейчас могу себя контролировать. Раньше за счетами следила мама, а я вообще не заморачивалась, зная, что она всегда мне поможет. Но мама умерла меньше года назад, поэтому теперь я просчитываю все траты наперед.

Иногда у меня случаются срывы. Например, два года назад я за два дня оставила порядка 50 тысяч в «Иль де Ботэ». Самое смешное, что половину косметики я раздарила. Иногда у меня бывает продуктовый шопоголизм. Я не думаю, что это так страшно, все-таки дорогие продукты полезнее, да и шопоголизм не проявляется в прежних масштабах. Теперь я обдумываю покупки и стараюсь себя ограничивать, а на брендовые шмотки деньги уже не трачу.

«Я не ела весь день, чтобы на сэкономленные деньги купить какую-то безделушку»

Александра, 23 года, Москва:

Я поступила в колледж и переехала из родного города в Москву. Из-за плотного графика учебы — я занималась с 8 утра до 7 вечера, включая субботы, — и ощущения того, что я не вливаюсь в коллектив, я жила в состоянии постоянного стресса. Думаю, он и стал причиной моего шопоголизма. Таким образом я снимала тревогу и усталость; покупки давали мне ощущение уверенности в себе и в каком-то смысле успешности.

Я тратила деньги в основном на одежду, косметику и канцтовары. Меня завораживали скидки. В торговых центрах мне хотелось всего и сразу. Покупая одну вещь, я получала порцию эйфории, а потом во мне просыпался азарт: хотелось найти еще что-нибудь красивое и уложиться при этом в очень ограниченный бюджет. Мне очень повезло, что на тот момент у меня было не так много денег. Я тратила стипендию, деньги, которые присылали родители, и заработанное на подработках. Я не влезала в долги, но порой доходило до такой строгой экономии, что я могла не есть весь день, чтобы на сэкономленные деньги что-то купить. В этом было что-то охотничье: мои покупки были моими трофеями, но после оплаты я быстро теряла к ним интерес. Часть вещей я в дальнейшем раздавала. Но если с одеждой было проще, то с косметикой куда сложнее: большей ее частью я даже не успевала пользоваться.

Друзья часто шутили, что я люблю потратить денежки на всякую ерунду. Никто всерьез не думал, что у меня проблемы

Родные не знали о моей зависимости, потому что я жила далеко от них. Друзья часто шутили, что я «люблю потратить денежки» на всякую ерунду, никто всерьез не думал, что у меня проблемы, да и я сама об этом не знала и все больше и больше погружалась в свою зависимость.

Так продолжалось полгода, пока в один прекрасный момент я вдруг не поняла, что покупки больше не доставляют мне удовольствия, а походы по торговым центрам стали рутиной и отнимают много сил. Я заметила, что мои сверстницы отдают предпочтение одной, но качественной вещи, в отличие от меня, покупающей все подряд. Я задумалась: а зачем мне вся эта куча вещей, которой хватило бы на открытие магазина? Мой выбор был цикличен: я покупала только любимые косметические продукты и любимые на тот момент футболки.

Я поняла, что нужно научиться контролировать свои «хочу купить», взвешивать все за и против, и начала работать над собой. Для начала я строго ограничила бюджет, чтобы не было лишних денег на безделушки. Поставила цель поехать в путешествие и убедила себя, что это приоритет. Когда я очень хотела что-то купить, заходила на сайты магазинов с дорогой или недоступной для России доставкой, смотрела товары, добавляла их в корзину, но ничего не покупала. Я любила делать это перед сном, наутро было такое же ощущение, как и после реальных покупок. Потом я начала изучать маркетинг, чтобы понять на какие уловки идут магазины, смотрела много видео о том, как экономить и правильно вести бюджет. Это более сложная часть, но самая эффективная. Благодаря этому я научилась с умом тратить деньги.

«Я остановилась, когда сильно превысила лимит по кредитке»

Дарья, 24 года, Балашов:

Моя семья всегда жила небогато, поэтому в детстве мне редко покупали то, что мне хотелось. Да и одеждой тоже не баловали. Мой шопоголизм начался, когда у меня появились свои деньги — стипендия, и длился пять лет. Я стала наверстывать упущенное: сначала скупала косметику, потом перешла в интернет-магазины, там вообще удобно — даже из дома выходить не надо. Я спускала на покупки все деньги, а на реально нужные вещи у меня не хватало.

После института я устроилась на работу и в первый же год влезла в долги. Завела кредитную карту: не планировала все с нее тратить, думала, только на крайний случай, но потом заказала себе подарок на день рождения — и понеслось. Я радовалась, что наконец-то могу купить себе все, что хочу. Частенько вещи, особенно одежда, валялись в шкафу годами — и продолжают валяться. О некоторых покупках сейчас жалею, но тогда не представляла, как смогу без них прожить. У меня не ладилась личная жизнь, я страдала от одиночества и таким способом хоть как-то доставляла себе радость, чтобы хоть иногда обо всем этом забыть.

Я скрывала от родных свою зависимость, но в какой-то момент об этом узнала мать. Она требовала, чтобы я держала себя в руках и перестала спускать деньги на всякое барахло. Остановилась я лишь после того, как превысила лимит по кредитке на 45 тысяч рублей; я просто ее заблокировала. Косметику больше не покупаю, наверное, «наигралась», теперь стараюсь брать только самое необходимое. Зарплата у меня небольшая — не разгуляешься, приходится экономить. Да еще и долг выплачиваю — осталось 30 тысяч.

«После покупки я чувствовала успокоение — как наркоман, получивший дозу»

Марина, 32 года, Нижний Новгород:

В детстве я, как и все девочки, любила новые игрушки и новые платья для Барби. Мама старалась покупать игрушки, а отец, наоборот, был против: он военный и очень строго воспитывал нас с братом. При этом у меня было много игрушек, но я вечно сравнивала себя с другими детьми и чувствовала себя обделенной. Я мечтала о домике для Барби и куче нарядов для нее.

Когда я стала зарабатывать сама, то 80–90% зарплаты тратила на ерунду — на новые наряды, подарки, безделушки домой. Я делала покупки почти неосознанно: мне просто нравилось держать вещь в руках и обладать ею. После покупки я чувствовала успокоение — как наркоман, получивший дозу. Занимала деньги у друзей или родителей, если прямо «чесалось» что-то купить. Кредиты, к счастью, не брала, а с долгами быстро рассчитывалась. Друзья и родители знали о моей зависимости; отца это беспокоило, остальным казалось нормальным: в нулевые был бум на шопинг, и многие даже стали мне подражать. Правда, подруги в магазине могли сказать себе «нет, доделаю ремонт, вот тогда», а я — никогда. Даже если в один день говорила «нет», на следующий возвращалась за вещью и покупала. А если ее не оказывалось на месте, упрекала себя, что надо было сразу брать. Мой молодой человек вместо извинений за какую-то провинность предпочитал сказать: «Пойдем тебе что-то купим».

Собираясь в отпуск, я не знала, за что хвататься, чтобы собрать чемодан, в итоге брала минимум и потом возвращалась с кучей вещей и сувениров. Носила одежду месяц, а потом закидывала подальше и искала что-то поновее. Обманывала себя, что обновка — это способ снять стресс, усталость и почувствовать себя крутой-красивой-интересной. Но чем больше в моей жизни становилось вещей, тем сложнее было достичь гармонии с собой. Стресс никуда не уходил, зато уходили деньги, а вместе с ними — и моя уверенность в себе.

Рассортировала вещи на «радует»/«не радует» и была в шоке от кучи ненужного барахла. Потом посчитала, во сколько это обошлось, и возненавидела себя

Мне повезло встретить моего нынешнего мужа, который не понимал, зачем все это тащить в дом. Он аскет, а я когда-то называла его скрягой. Под его влиянием и я стала задаваться вопросами: «Нужно ли мне это? Что мне это дает? Стану ли я счастливее?» Уровень спонтанных покупок снизился, я разлюбила торговые центры и стала осознаннее относиться к покупкам. Выбирая что-то в интернете, я даю себе время подумать (если бы вещь находилась в обычном магазине, купила бы сразу). Я стараюсь изучить ассортимент на сайте, посмотреть, как вещи сочетаются между собой, и лишь потом покупать.

Летом я прочитала книгу «Магическая уборка» и, наконец, решила расстаться с ненужными вещами. Рассортировала их на «радует»/«не радует» и была в шоке от кучи ненужного барахла. Потом посчитала, во сколько это обошлось, и возненавидела себя: за эти деньги можно было съездить в несколько путешествий, купить недорогой автомобиль. А пришлось сдать на утилизацию или просто выбросить.

Сейчас я стараюсь не покупать ничего, кроме действительно нужного. Беру только базовые вещи, которые легко сочетать друг с другом и которые не выйдут из моды через месяц. Для дома пока ничего не покупаю (а раньше тащила каждую понравившуюся вазу и тарелочку).

Сейчас я мечтаю об интерьере в стиле минимализм или лофт, чтобы для лишних вещей просто не было места. Хочу, чтобы было чисто, свободно и светло, а в голове по утрам не мелькала мысль: «Столько вещей и нечего надеть».

«Я стала брать вещи, не смотря на ценник и не думая, а стоят ли они своих денег»

Татьяна, 25 лет, Москва:

Деньги тратить я начала в старших классах, как только у меня появились суммы на карманные расходы. Я тратила все на одежду, канцелярию и книги — и так по накатанной. Будучи студенткой, я провела ревизию в своем шкафу и увидела, что могу в течение года надевать разные вещи и не повторяться. Потом я осознала, что не выхожу каждый день куда-то, но все покупаю и покупаю новую одежду.

Когда я стала работать, часто брала в долг у родственников и тратила деньги на вещи, в которых не было особой надобности. Зарплата у меня поначалу была небольшая, в долг я брала суммы, превышающие ее в два раза, а потом в течение полугода потихоньку отдавала — хорошо, что зарплата росла, иначе не получилось бы вернуть так быстро.

Родные не принимали моего шопоголизма и иногда ругали. Мои знакомые легко покупали вещи и так же легко с ними расставались. Не то чтобы я на них равнялась, просто мне хотелось такой же расслабленности. Я покупала, а потом не могла выкинуть, потому что потратила на это деньги. Так было с книгами на английском языке. Смотришь на них, понимаешь, что нужно изучать — а в итоге они просто занимают место на полке. Одни расстройства!

Покупки поднимали мне настроение, но потом меня стали страшно раздражать магазины

Новые покупки помогали снимать стресс. Когда я стала хорошо зарабатывать, просаживала всю зарплату, чувствуя, что я могу себе это позволить. Я стала брать вещи, не смотря на ценник и не думая, а стоят ли они своих денег. Иногда ограничивала себя тем, что покупала одну дорогую вещь, чтобы не тратиться на тысячу дешевых.

Покупки поднимали мне настроение, но потом меня стали страшно раздражать магазины. Я по привычке ходила туда, даже иногда заставляла себя. В голове засела навязчивая мысль: найти что-то необычное и непременно купить. И я искала.

Осознала свою зависимость, когда мне стало не хватать шкафов и захотелось гардеробную. Я пыталась себя ограничить с переменным успехом. Недавно участвовала в марафоне «Год без покупок», но по факту сильно проштрафилась. Я наслушалась людей в сети, увлеклась минимализмом и в будущем планирую на него перейти.

Последние полтора года много трачу на онлайн-шопинг. Это очень затягивает, ведь никуда не надо ходить. Сейчас я развлекаюсь с дорогой обувью. Расходы, конечно, увеличились, но и зарплата тоже выросла.

Думаю, в шопоголизме кроется нежелание взять себя в руки. Проще жить как есть и покупать снова и снова.

0 комментариев

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Войти Зарегистрироваться

Новости наших партнеров