Дмитрий Портнягин: В 35 лет я войду в список 200 богатейших людей России

Какие предприниматели опасны для власти, сколько нужно денег, чтобы попасть в список Forbes, и зачем бизнесмену отправляться в Сирию — рассказывает предприниматель и автор блога «Трансформатор» Дмитрий Портнягин в совместном проекте «Сноба» и Audi Россия

+T -
Поделиться:
Фото: Владимир Черняховский
Фото: Владимир Черняховский

«В первую очередь я предприниматель, а не блогер», — говорит Дмитрий Портнягин, владелец нескольких крупных бизнесов, среди которых китайская экспортно-импортная компания Transitplus, туристическая компания Transformator Travel и дизайн-студия Choice. Завести YouTube-канал «Трансформатор» он решил в 2016 году, с тех пор его аудитория достигла более 1 млн зрителей. Мы встретились с Дмитрием в центре Москвы, в Audi City Moscow, чтобы поговорить про бизнес, амбиции и автомобили.

Первый бизнес вы основали в Китае. С чего все начиналось?

Среди моих первых работ была и такая: я работал гидом в Китае, возил группы по 45 человек. В поездках я покупал товары и перепродавал дороже в России. Тогда еще Китай не был таким технологичным, и с китайцами было сложнее работать: они не обращали внимание на качество, их интересовало только количество.

Отличается ведение бизнеса в Китае и России?

Отличается очень сильно. У нас сочетаются личные отношения и бизнес, а китайцы как будто не знают, что такое отношения. С ними невозможно дружить. Если у тебя будут проблемы, то их будешь решать ты сам. Они могут долгое время быть с тобой в дружеских отношениях, а потом в один день тебя сильно подвести. И для них это абсолютно нормально. К тому же, китайцы — не создатели, они производственники. Берут что-то готовое и производят дешево. Мы говорим, что они крадут идеи, а они говорят: позаимствовали. Недавно я был на выставке технологий в Лас-Вегасе, и там американцы рассказывали, что они рвут волосы на голове, потому что 15 лет вкладывались в какую-то технологию, а китайцы увидели ее на презентации и через месяц выкинули это на рынок в 4 раза дешевле.

Если будет гонка России и Китая за звание мировой бизнес-державы, то Китай победит?

Они не проиграют! Их не задушишь, не убьешь. Ты можешь сослать китайца и русского в самую жесткую точку мира. Китаец выживет, русский — не факт.

А если вас и китайца сослать? Кто победит?

Это будет жестокая битва. Я долгое время жил в Китае и многому у них научился.

Партнерские отношения с китайцами возможны?

Если ты выгодный партнер, китаец с тебя не спрыгнет. Они обхаживают партнеров очень сильно.

Компании Transitplus уже больше 10 лет. Сложно удерживать и развивать крупный международный бизнес в нестабильных экономических и политических условиях?

Компания Transitplus сформировала меня как предпринимателя, это мое детище. Мы пережили два экономических кризиса — в 2008 и в 2014, и это, конечно, был ад. Когда это происходит, сначала психологически накрывает, а потом финансово. Но мы держались, хотя каждый раз это было стремное падение. После кризисов стали меняться законопроекты, влияющие на ведение бизнеса. Например, в разгар политического конфликта с Украиной начали закрывать банковские счета у русских в Гонконге. Я на тот момент был давно не резидент России, пять лет прожил в Китае, а мне заблокировали счет. Я приезжаю в банк, спрашиваю, что случилось. Оказалось, постановление такое: чтобы все русскоязычные морды уехали из Китая.

А в России сложно строить бизнес? Вот недавно была неприятная история с Федором Овчинниковым — против него возбудили уголовное дело о сбыте наркотиков в «Додо пицца», что сам Овчинников назвал абсурдом. О том, что стоит избегать общения с властью, говорит и Чичваркин. Вы же говорите и показываете на канале обратное мнение. Где правда?

Овчинников, Галицкий — таких новостей 2-3 по всей России. Я же вижу тысячи предпринимателей — от начинающих до миллиардеров из Forbes.

Мне кажется, Федор чего-то недоговаривает, потому что он не может об этом говорить — у него акционеры и инвестиции, и ему надо это все сохранять. Я всегда говорю, что есть причина, когда к тебе кто-то приходит. Может, неэкологичный бизнес: не платишь налоги, пытаешься отмывать деньги. В России культуры ведения бизнеса в белую нет, малый и средний бизнес находятся в серой зоне. Мой вывод такой: если что-то непонятно или отжимается, в этом надо разбираться.

Что касается Чичваркина или Полонского — эти люди уже не выйдут из истории предпринимательства. Но они сами совершали ошибки, хотя и не признают это. Если ты строишь большой бизнес, это большие риски и ответственность. Когда играешь на рынке с большими деньгами по своим правилам и посылаешь всех, ты становишься опасным с точки зрения политики. Политика — это тоже крупный бизнес. Если ты строишь такую компанию, которая является монополистом на рынке, нужно понимать, что последствия будут жесткими. Я бы не хотел жить в Лондоне, например. Поэтому всегда смотрю в будущее и не делаю резких движений.

А условия для малого и среднего бизнеса есть?

После работы в Китае я понял, что в России огромные возможности. Большие сегменты рынка пустуют, что-то старом формате существует — и это можно менять.

Как вы находите такие возможности?

Я много общаюсь с предпринимателями. Когда мы встречаемся, обсуждаем бизнес: что происходит в мире, где можно заработать, какие возможности появились. Когда этих людей сотни, представляете, сколько этой информации? Ее нужно пропускать через себя. Эта информация, объем знаний — самое ценное, что у меня сейчас есть.

В 30 лет вы заявили, что через пять лет окажетесь в Forbes в списке самых богатых людей России.

Я решил: чтобы добиться этой цели, ее надо сделать публичной. Пришел в кабинет к Николаю Ускову, тогда главному редактору российского Forbes, и подписал с ним декларацию — грубо говоря, публичный договор о том, что через 5 лет мое имя появится в списке богатейших людей по версии журнала. Если я не смогу добиться этой цели, то, согласно договору, я удаляю свой канал на YouTube. Вспоминаю сейчас эти ощущения — мокрые ладошки, биение сердца. Думаешь: «Может, не надо?» Но нет, надо. Это драйв.

Сколько денег нужно, чтобы попасть в Forbes?

Есть два пути. Первый: стоимость компании должна быть более 600 миллионов долларов. Но я сделаю иначе, пойду по второму пути: мне нужно сделать доходность бизнеса 50 млн долларов.  

Как вы оцениваете свои силы?

Мне нужно вырасти в 10 раз за пять лет. Теоретически, это можно сделать двумя-тремя шагами. Что-то глобальное очень быстро запустить и очень быстро получить результат. У меня есть только идеи, гипотезы, мы их будем проверять в ближайшее время.

Фото: Владимир Черняховский
Фото: Владимир Черняховский

Что вас мотивирует?

Я никогда не ставил целей заработать деньги, они сами появлялись. Но у меня была задача построить большую мировую компанию, которую бы знали везде. Признание для меня важно. Из материального — это автомобили, я их обожаю. Например, в путешествиях всегда арендую те, на которых еще не ездил. В своей поездке в Швейцарию я выбрал для себя R8 — это драйв, скорость, стабильность. А сегодня увидел новый Audi A7 — отличное четырехдверное купе. Мне кажется, эта машина прекрасно подойдет тем, кто уже добился определенного уровня в жизни и в бизнесе, кому уже не нужно никому ничего доказывать. У нее красивый дизайн и внутри комфортно, удобно и очень современно. Мне очень понравилось наличие нескольких экранов — это суперудобно, потому что я часто работаю в автомобиле и просматриваю свои материалы для блога.

А с блогом что будет происходить?

Если я не буду видеть в нем смысла, я его перестану вести. Сейчас блог для меня — это ресурс. YouTube такая площадка, где канал приравнивается к человеку. Пока ни мы, ни кто-то другой не сможет эту систему сломать. Сейчас руководства всех крупнейших телеканалов дали задачу всем своим звездам завести канал на YouTube. В ближайший год возникнут сотни каналов популярнейших людей в России.

Не боитесь конкуренции?

Да это круто! Сколько хлынет трафика туда! Если сегодня только 30% населения страны смотрит YouTube, но скоро эта цифра достигнет 70%. То есть по факту все будут телезвездами, только со своими каналами. И моя задача — сохранить лидерство в бизнес-сегменте.

Не секрет, что некоторые компании попадают в ваш канал «Трансформатор» на коммерческой основе. Вы отказываете каким-то компаниям в размещении в блоге?

Конечно. За последние полгода мы отказали рекламодателям на сумму 275 миллионов. Только каждый десятый из тех, кто обращается с таким запросом, может попасть в «Трансформатор» на коммерческой основе. Отказываем финансовым пирамидам, казино, букмекерским конторам. Нас смотрят очень много людей, и я не хочу, чтобы они уходили. И, в конце концов, площадка не позволяет вместить столько.

Кого удалось достать на интервью, но это было сложно?

Полонского, после того, как он вышел из тюрьмы. Мы должны были снимать интервью в Камбодже, но Сергея не пустили в страну. Когда он вернулся в Москву, тоже долго все согласовывали.

А в большие международные компании вам было тяжело попасть, договориться о съемках? Вы ведь не только рассказываете историю успешных бизнесов, но и берете интервью у руководителей компаний. Например, ваша поездка в ИКЕА, которая совпала с периодом, когда умер ее основатель Ингвар Кампрад.

Туда, кстати, было не так сложно попасть, но тем не менее мы стали первыми блогерами, кто сделал это. Сложнее было организовать поездку в Сирию, откуда я вернулся недавно. Мы полгода просились туда через министерство обороны, нас проверяли очень тщательно…

Зачем ехать в Сирию?

Я хотел посмотреть на войну своими глазами. В новостях говорят: в Сирии случилось это, в Алеппо подорвали то, каждый день атаки, не понимаешь, кому верить.

Не было страшно за свою жизнь?

Я вообще не думал об этом.

Фото: Владимир Черняховский
Фото: Владимир Черняховский

Большинство их тех, кто занимается бизнесом или планирует это делать, знает ваше имя и доверяет тому, что вы показываете в «Трансформаторе». Можете дать несколько рекомендаций по развитию личного бренда?

Первое — это компетенция, которой нет у других. Нужно быть лучшим в своем деле. Но одного этого недостаточно. Второе, у тебя должен быть мощный лайфстайл. Почему у Тимати 12 млн подписчиков? Потому что он крутой. У него творческий бизнес, он бьет татуировки и здоровается с президентом. Такое олицетворение русской мечты: разбогатеть, иметь красивую женщину рядом и достойных друзей, быть свободным. Третье, ты должен принадлежать к какой-то касте: либо ты предприниматель, либо спортсмен, или политический деятель, или ты из шоу-бизнеса. И лучше от образа не отходить. Четвертое — публичность. Люди должны видеть то, что ты делаешь — и онлайн, и офлайн.

К вашим советам и рекомендациям по ведению бизнеса прислушиваются более миллиона зрителей на YouTube и в Инстаграме. Вы хотели бы увидеть свое имя в учебниках?

Думаю, что министерство образования считает меня плохим примером. Они таких людей, как мы, не понимают, мы говорим на разных языках. Этот стиль даже не каждый бизнесмен принимает, особенно предприниматели из 90-х.

Беседовала Кристина Гудихина