/ Нью-Йорк

Михаил Идов: Скоро грянет буря

Этот февраль был самым снежным в истории Нью-Йорка. А отдуваться за это перед республиканцами пришлось Элу Гору

Фото: Redux/Fotolink
Фото: Redux/Fotolink
+T -
Поделиться:

Исследователь и популяризатор атеизма Ричард Докинз сформулировал прекрасный закон, на раз объясняющий, почему атеистам невозможно спорить с верующими людьми: «Вера в загробную жизнь может быть доказана, но не опровергнута». При всем моем уважении к защитникам окружающей среды в последнее время то же самое можно сказать о теории всемирного потепления. Невиданно теплая зима — мы же вам говорили. Невиданно дождливая осень — а то как же. Невиданно холодная следующая зима — ну, так чего вы хотели. И так далее.

Я, к слову, вполне уверен, что человеческая деятельность оказывает пагубное влияние на климат: гораздо проще и соответственно разумнее предположить, что заполонивший Землю и активно в нее вгрызающийся биологический вид дает сравнимый с видимыми результатами выхлоп, чем уверять, что выхлоп этот начисто растворяется в бесконечно эластичной биосфере. Но ленивая привычка обеих сторон использовать любую погоду за окном как доказательство своей правоты только подрывает убедительность аргументов.

Например, в Нью-Йорке выдался самый снежный февраль за всю историю города. За месяц здесь выпало 92,25 сантиметра снега. (Позавчера я впервые в жизни, прилетев из Москвы в Нью-Йорк, вообще не заметил разницы — погода была совершенно неотличима от московской, разве что без дамоклова меча двухметровой сосульки над подъездом.) Республиканцы тут же принялись хихикать в удручающе однообразной манере. Ньют Гингрич на Twitter: «Где же Эл Гор?» Лидер меньшинства в сенате Митч Макконелл в интервью: «Ну и где ваш Эл Гор?» (Еще одна невероятно раздражающая меня вещь — республиканская привычка прикидываться, что Гор изобрел саму тему климатических изменений.)

Ну хорошо. Вот ваш Эл Гор, просили — получайте, во вчерашнем выпуске The New York Times: «Ученые давно отметили, что всемирное потепление повышает коэффициент испарения океанской поверхности и, следовательно, влажность атмосферы, что приводит к усилению осадков».

Разумеется, Гингрич и Макконелл прекрасно все это понимают и валяют дурака. С народом менее очевидно: многие действительно считают, что потепление — это «Эл Гор сказал, что снега больше не будет!» Вообще в последнее время стало понятно, что ахиллесова пята экодвижения — сам термин «потепление». Именно он позволяет обеим сторонам при каждом дуновении ветерка снова и снова разыгрывать вышеприведенное кабуки. Термин «глобальные изменения климата» гораздо точнее. Потому что во всех этих невиданно теплых, дождливых, холодных, снежных и так далее сезонах единственная константа — это слово «невиданно». Тот же самый снежный февраль был и почти самым теплым. Но за пургой этого никто не заметил.

P.S. Тем временем нью-йоркские архитекторы, по заказу Музея современного искусства, фантазируют на тему полузатопленного Нью-Йорка. Выставка Rising Currents: Projects for New York's Waterfront откроется 24 марта, если планета, разумеется, доживет до этого. А пока что New York Magazine публикует слайд-шоу их самых занимательных предложений.