А газ и ныне там?

Фото: REUTERS
Фото: REUTERS
+T -
Поделиться:

Update

Россия и Украина договорились. Об этом объявили в воскресенье, 18 января, премьеры Путин и Тимошенко после пятичасовых ночных переговоров. Украина покупает газ со скидкой 20% от европейской цены — сейчас это 360 долларов за 1 тыс. куб. м. Россия по-прежнему оплачивает транзит по льготной ставке — 1.7 доллара за 1 тыс. куб. м. Впрочем, эти цены предположительные, точная сумма по-прежнему составляет коммерческую тайну. Так будет до 2010 года, потом Россия и Украина перейдут на европейские цены. Главная новость: впервые за десять лет Украина покупает газ у «Газпрома» напрямую, а не через таинственную посредническую компанию Rosukrenergo, в которой 50% принадлежат «Газпрому», и 50%  — предпринимателям Дмитрию Фирташу и Ивану Фурсину. Это выгодно прежде всего Украине, особенно если цена на газ, как ожидается, снизится к середине года до 145 долларов

Что случилось?

Договор о контроле за поставками, с большим трудом заключенный при посредничестве Евросоюза, ничего не дал — как пишет немецкий Der Spiegel, он не стоит и бумаги, на которой написан. Украина объясняет срыв поставок техническими проблемами: распределение собственного газа на Украине невозможно при ограниченном транзите по определенным маршрутам, и обвиняет «Газпром» в провокации. Российское руководство настаивает, что газ украден. Европейские наблюдатели пока молчат.

Формальный повод конфликта — цена на газ для Украины и стоимость транзита газа через ее территорию. Изначально Россия и Украина торговались по поводу 250 долларов за тысячу кубометров (российское предложение) и 235 долларов (предложение Украины). В прошлом году Украина платила 179 долларов. Когда Украина окончательно отвергла предложение, Россия повысила цену до предположительно среднерыночных 450 долларов, а Украина аннулировала договоры о транзите. При этом Россия традиционно обвиняет Украину в воровстве газа, а Украина Россию — в политическом шантаже. В результате с 1 января «Газпром» полностью прекратил поставки газа на Украину, а 7 января — транзит в Европу.

Насколько это плохо для Европы?

Большинство европейских стран пользуются не только российским газом и располагают резервными запасами. Хуже всего дела в Болгарии — она получает только российский газ. Та же ситуация в Греции, но в Греции есть терминалы для жидкого газа, который она покупает в Алжире и Тунисе. В Македонии смогли достаточно легко перейти с газа на солярку, Словакия запустила остановленный по политическим причинам ядерный реактор. Венгрия живет в режиме жесткой экономии и держится благодаря помощи Австрии и Германии.

Сколько это может продолжаться?

В принципе, сколько угодно — Украина располагает резервами газа, которых хватит на несколько месяцев. Убытки несет прежде всего «Газпром». Это и недополученная выгода, и репутационные потери — неспособность «Газпрома» договориться об условиях транзита свидетельствует о его ненадежности как поставщика, какими бы абсурдными ни были действия украинских партнеров. В договорах между потребителями газа в Европе и поставщиком-«Газпромом» Украина вообще не является стороной. Судя по развитию конфликта, ни Россия, ни Украина не заинтересованы в его скорейшем разрешении. Пока российский монополист объявил по европейским контрактам форс-мажор.

Кому выгодно?

Безусловную пользу конфликт приносит Украине. Доходы от транзита газа составляют до 10% бюджета страны, для Украины это гарантия политической независимости и экономической стабильности. Даже если она и не добьется низких цен на газ и высоких на транзит, то по крайней мере сможет получить финансовую поддержку Европы и заработать на перепродаже собственных резервов.

Украина выигрывает и в политическом смысле: что бы ни делала в этом конфликте Россия, Запад объясняет это местью за «оранжевую революцию», прозападную ориентацию и поддержку Грузии. С другой стороны, Евросоюзу вести дела с «Газпромом» как с обычной компанией, а не политическим игроком.

Сложности с транзитом газа через Украину могут ускорить окончательное решение вопроса о строительстве по дну Балтийского моря газопровода «Северный поток» (Nord Stream). С одной стороны, новый газопровод обещает стабильность поставок газа, с другой — увеличивает энергетическую зависимость Европы от России. В ноябре премьер Путин в жесткой форме предлагал европейцам определиться: «Европа должна решить: нужен европейцам трубный газ из России в тех объемах, которые она предлагает, или не нужен. Не нужен — значит, мы не будем строить трубопровод, а будем строить заводы по сжижению и отправлять на мировые рынки этот газ. Вот и все». Слова Путина в Европе тогда многие расценили как шантаж, а нынешний кризис воспринимается чуть ли не как лоббистская кампания России в пользу газопровода.

Строительство нового газопровода и отказ от «мирного атома» были центральными моментами энергетической политики бывшего канцлера Германии Шредера, который после поражения на выборах 2005 года занял в российско-германском концерне Nord Stream руководящий пост. Нестабильность России как поставщика энергии уже заставила правительство Ангелы Меркель (которая сама физик-ядерщик) отказаться от отказа. Очередной газовый кризис стимулирует развитие в Европе альтернативной энергетики и создание общеевропейской сети электроснабжения Supergrid, ускорит строительство европейского газораспределительного кольца и газопроводов из Средней Азии и Африки (например, проект «Набукко»). 

В отличие от цен на нефть цены на газ непубличны, они составляют коммерческую тайну договоров между поставщиками и компаниями-распределителями. Немецкий еженедельник Die Zeit называет такую ситуацию «непотребной» и предсказывает либерализацию газового рынка с неизбежным падением цен. Потребители от этого, безусловно, выиграют, а поставщики (то есть прежде всего «Газпром» и Россия) — проиграют.

 

 

 

 

Комментировать Всего 4 комментария
Ситуация кажется мне патовой. Положение дел напрямую связано с такой же патовой политической ситуацией на Украине. Будь все стабильнее — Украина нашла бы выход, но поскольку страна переживает политический конфликт, любые решения оставляют кого-то в проигрыше. А поскольку и Ющенко, и Тимошенко, и Янукович лоббируют свои, подчас взаимоисключающие интересы, к согласию они прийти не могут. Что касается технических проблем с транзитом — это, насколько я знаю, правда. Если в сложившейся ситуации Украина займет транзитным газом трубопровод, часть страны останется без тепла. На такой шаг Украина пойти не может. Посмотрим, что будет дальше. Лично мне кажется, этот конфликт будет продолжаться еще долго.
Сложившаяся ситуация говорит сама за себя. Мы живем тактическими задачами, а нужно жить стратегическими. Мы, как спринтеры, бегуны на короткую дистанцию, пытаемся жестко решить краткосрочные вопросы и забываем, что нам еще бежать и бежать.
Если мы хотим выстраивать долгосрочные, стабильные отношения с Европой, хотим, чтобы Европа не переходила на другие виды топлива, не строила трубопровод из Ирака, который сегодня собираются строить, — нужно менять тактику. По сравнению с общим объемом денег, которые мы тратим на кризисную поддержку экономики, эти 100-200 миллионов, даже миллиард за газ — сущие копейки. Принципы столько не стоят.
Сложно обсуждать проблему, когда нет полной информации. Поэтому она в итоге обсуждается как бы в бликах всеми. Наверное, сложно о чем-то говорить, не будучи специалистом, я не специалист по прокачке газа. Нам же дается аргументация, которая носит больше политический и экономический характер, а я технологически не понимаю, что происходит.
Есть ли там какие-то передергивания и попытки заработать денег? Да, конечно, есть! И в целом это удар по «Газпрому». И не совсем в данном случае справедливый. Объективно говоря, проблема уже обсуждалась довольно давно, и можно было предусмотреть в течение года такое развитие ситуации. А у нас это уже превращается в традиционную новогоднюю историю. В этой ситуации во всех смыслах всем интересна прозрачность .Две стороны, два хозяйствующих субъекта подписывают договор по мировым ценам. Я согласен, почему собственно Украина должна получать газ по какой-то привилегированной цене? Существуют же какие-то рыночные цены? В этой ситуации России повезло — у нас есть газ, а Украине повезло — им отдали Крым. Можно тогда отдать Крым в обмен на газ, ну не знаю, но тут другая история. На самом деле нужно просто поставлять газ по рыночной цене. Есть же рыночная цена на прокачку. А дальше пусть будут сторонние наблюдатели. Сейчас главная задача — перевести этот спор из политической в коммерческую область. И тогда все будет нормально.
Меня больше волнует, что будет с русским народом, с родственниками… истерзанный народ, и что с ними будет в апреле, например, уже. Это гораздо больше волнует, чем то, что там у нас с газом.
У нас народ невыездной. На Украине кризис — и все уедут. Тут же никто не уедет. А по поводу газа — никаких эмоций. Это все бандиты, которые не могут решить, сколько кому идет в карман. А простые люди будут за это расплачиваться.