Россияне не представляют жизни без Интернета

Подавляющее большинство участников опроса, проведенного в 26 странах по всему миру, считают возможность доступа в Интернет фундаментальным правом человека. В то же время менее половины респондентов считают Сеть полностью безопасной. Россияне оказались наиболее зависимыми от Интернета среди европейцев и большими любителями социальных сетей

+T -
Поделиться:

Исследование, проведенное GlobeScan по заказу BBC, затронуло более 27 тысяч взрослых жителей из 26 стран из всех частей света. Среди участников опроса, постоянно пользующихся Интернетом (более 14 тысяч человек), 79% считают, что доступ в Сеть является одним из основополагающих прав человека. Это мнение разделяют 71% не пользующихся Интернетом респондентов. Больше всего народу высказало такую точку зрения в Южной Корее (96%), Мексике (94%) и Китае (87%).

Подробнее

Вопрос, можно ли считать Интернет «безопасным местом для выражения собственного мнения», разделил респондентов практически поровну — 48% ответили «да» против 49%, ответивших «нет». Наименее свободными в Сети себя чувствуют южнокорейцы (70%), немцы (72%), французы (69%), японцы (65%) и китайцы (55%). В то же время примерно столько же жителей Индии, Ганы и Кении чувствуют себя в полной безопасности, выражая свое мнение в Сети, — 70, 74 и 73% соответственно.

Больше половины (53%) опрошенных уверены, что в Интернете не должно осуществляться государственное регулирование в какой бы то ни было форме. Это мнение наиболее популярно в Южной Корее, Нигерии и Мексике. 44% респондентов, в первую очередь в Японии, Мексике и России (от 71 до 84%), заявили, что с трудом могли бы обходиться без Интернета, в то время как в Пакистане, Турции, Бразилии, Индии и на Филиппинах таких людей меньше (от 19 до 29%). Самым ценным приобретением с появлением Интернета большинство (47%) участников исследования назвали доступ к информации на любую тему, еще почти треть опрошенных считают таковым возможность общаться и взаимодействовать с другими людьми. 12% считают Интернет источником развлечений, 5% — инструментом для совершения покупок и получения услуг и лишь 3% — местом для обмена информацией и совместного творчества.

Согласно опросу, наибольшую тревогу вызывает использование Всемирной сети для мошенничества — основной эту опасность назвали 32% респондентов, еще 27% главную угрозу видят от распространения недопустимого контента.

Среди россиян чуть более половины (55%) считают, что могут безопасно для себя свободно выражать свое мнение во Всемирной сети. Около 72% респондентов из России уверены, что появление Интернета расширило их свободы, что несколько ниже среднего показателя по миру (78%). Российские интернет-пользователи оказались одними из наибольших поклонников социальных сетей. Ими пользуется 66% опрошенных — это самый высокий, за исключением Турции, показатель в Европе и выше, чем в среднем по миру (51%). Чуть больше половины (52%) считают, что нет необходимости в госрегулировании во Всемирной сети. В то же время 70% россиян считают доступ в Интернет своим фундаментальным правом, что ниже среднемирового показателя. Наконец, россияне более других (35%) опасаются того, что могут стать жертвами мошенников в Сети.

Марат Гельман

   Не ожидал, что мы так быстро подойдем к моменту, когда 71% русских пользователей скажут, что не представляют себе жизнь без Интернета. Может быть, это какая-то химия? Люди, которые занимаются изучением вопроса об алкогольной и наркозависимости, говорят, что в принципе нельзя излечиться полностью — можно только сублимировать, то есть «перейти» в другую зависимость. Так что, может быть, интернет-зависимость идет на смену наркотической и алкогольной? Ведь в социальном смысле интернет-зависимость — это гораздо лучше.

Объяснение, почему русские, в отличие от граждан Германии и Японии, чувствуют себя свободнее в Интернете, думаю, может быть таким: в России грань между тем, что является средством массовой информации, а что нет, зыбкая. В странах Евросоюза и США, напротив, более жесткая система контроля за высказываниями в эфире и на бумаге (контроля не обязательно политического, может быть, со стороны бизнеса). Кроме того, мы чисто технически не можем контролировать, что люди говорят и пишут в Сети: нет ресурсов, инструментов. Вот и получается, что Интернет для русских — это глоток воздуха, глоток свободы.

Важность социальных сетей для русских связана с тем, что у нас слишком большая страна. Раньше нас объединял телевизор, чувство общности возникало от того, что все смотрят один канал, одну программу. На смену телевизору пришли социальные сети. Это один из способов продолжать чувствовать сопричастность, чувствовать, что ты житель большой страны. Есть еще одно мнение: блоги — это способ реализовывать творческий импульс. Я читал недавно одно исследование, в котором говорится, что 2/3 населения России работают на нелюбимой работе. Они страдают на своем рабочем месте, потому что творчески не востребованы. Они с нетерпением ждут, когда закончится рабочий день, а потом общаются в блогах: размещают фотографии, пишут рассказы. Блоги, на самом деле, способ творческой самореализации. Если обратить внимание, то видно, что журналисты в своих блогах пишут мало, поскольку у них есть возможность «самовыражаться» по месту работы.   

Комментировать Всего 16 комментариев

С развитием Интернета в нашем обществе случилась культурная революция. Каковы особенности Интернета? Там исключено насилие. Ты окружен людьми, которых сам выбираешь. Интернет — мир, где каждый может установить для себя любые настройки. И насколько наши общественные нормы отличаются от сетевой морали, настолько у людей есть причины там сидеть. Интернет — более передовая форма общества. Поэтому зависимость от Интернета — это на самом деле стремление к развитию.

Для многих Интернет является средством социализации. Кто-то умудряется прожить вторую жизнь в соцсетях, не отрываясь от родных и близких. Общинное сознание всегда было основой жизни русского народа. Логично, что соцсети стали очень популярны. У нас неформальные отношения по-прежнему яснее, сильнее, надежнее и проще, чем формальные. Проще найти общий язык с человеком на улице, чем в какой-нибудь инстанции. Так и социальные сети — они уравнивают.

В 90-х считалось, что нужно стать миллионером любой ценой. Сейчас все более-менее наелись, уже понятно, что миллионером быть необязательно. Стоит вопрос, как потратить время. У миллионеров жизнь сложная: суды, следователи, отношения с государством. А когда люди общаются между собой, все просто. Это простые человеческие радости. Культура простых человеческих радостей — главное наследие советского периода, у которого было две стороны — официальная и кухонная. В СССР «секса не было», но иностранцы при этом с удовольствием рассказывали, какие русские девушки сладкие. Других-то развлечений не имелось, вот мы и показывали иностранцам любовь.

Общество, которое в 90-х годах оказалось лишено социального каркаса, как-то смогло собрать себя заново и стало даже лучше, чем раньше. Государство смогло собрать себя как вертикаль, а общество как горизонталь.

Власть стала жестче. Это не злой умысел, просто людям так комфортнее. Когда в тесных ботинках ходишь долго, привыкаешь. В советское время все так и ходили — в одном тесном ботинке и в одном свободном. И сейчас все счастливы. Общество вернулось к привычной схеме. Только вместо кухонь — Интернет.

Последний момент: этот опрос наверняка проводили в городах, то есть собирали мнение горожан про свои городские ценности. А Интернет и есть самое яркое воплощение этих ценностей — свободы, анонимности, возможности коммуницировать с любыми людьми.

Интернет - это зло, и чем меньше мы там будем находится, тем лучше потому, что свобода в сети условна и виртуальна, анонимности никакой нет, не было и не будет. Коммуникабельность и мобильность, скорее,  "простые человеческие радости". Интернет как модель общества - да, как новое общество - нет. На счет фундаментального права немного не согласен, потому,  что обладание этим правом накладывает ответственность, потому, что интернет - это не только право, но и ответственность. Ну и потом, такое право нужно заслужить. Это мы и такие как мы висели на стропилах на крышах в 30-градусный мороз, поддерживая оптический кабель одной рукой и другой его закрепляя, это мы не спали сутками в серверных и кабельных колодцах ремонтируя стотысячный узел связи, это мы с красными глазами разрабатывали протоколы сети и придумывая её топологию, это мы выслушивали обвинения во всех смертных грехах по-телефону от откровенно безграмотных людей с комплексом "Хочу", это мы подключали их квартиры к магистралям. А что они сделали для сети, чтобы её постоянная доступность и скорость было для них фундаментальным правом? А если без пафоса, то просто использовать интернет, тоже не совсем верно.

Интернет создает лишь иллюзию свободы. На самом деле еще никогда человек не был так несвободен, как в эпоху Интернета. И чем больше Интернет поглощает нашу жизнь, тем большую долю свободы мы отдаем.

Буквально вчера я наблюдал за бедуинами, которые до сих пор живут так же, как и 100 лет назад. У них нет центрального водоснабжения, электричества или канализации, но есть мобильная связь. Уверен, что Интернет появится у них раньше, чем вода.

Россияне не считают «право на Интернет» неотъемлемым лишь потому, что пока не смогли ощутить Интернет своим. Несмотря на то что многие россияне пользуются Сетью, для существенного числа людей это пока благо скорее общественное, чем личное, так как пользуются они им преимущественно на работе или в других публичных местах. Когда Интернет придет в каждый дом, как вода или газ, «право на Интернет» россиянам будет казаться вполне естественным.

Не ожидал, что мы так быстро подойдем к моменту, когда 71% русских пользователей скажут, что не представляют себе жизнь без Интернета. Может быть, это какая-то химия? Люди, которые занимаются изучением вопроса об алкогольной и наркозависимости, говорят, что в принципе нельзя излечиться полностью — можно только сублимировать, то есть «перейти» в другую зависимость. Так что, может быть, интернет-зависимость идет на смену наркотической и алкогольной? Ведь в социальном смысле интернет-зависимость — это гораздо лучше.

Объяснение, почему русские, в отличие от граждан Германии и Японии, чувствуют себя свободнее в Интернете, думаю, может быть таким: в России грань между тем, что является средством массовой информации, а что нет, зыбкая. В странах Евросоюза и США, напротив, более жесткая система контроля за высказываниями в эфире и на бумаге (контроля не обязательно политического, может быть, со стороны бизнеса). Кроме того, мы чисто технически не можем контролировать, что люди говорят и пишут в Сети: нет ресурсов, инструментов. Вот и получается, что Интернет для русских — это глоток воздуха, глоток свободы.

Важность социальных сетей для русских связана с тем, что у нас слишком большая страна. Раньше нас объединял телевизор, чувство общности возникало от того, что все смотрят один канал, одну программу. На смену телевизору пришли социальные сети. Это один из способов продолжать чувствовать сопричастность, чувствовать, что ты житель большой страны. Есть еще одно мнение: блоги — это способ реализовывать творческий импульс. Я читал недавно одно исследование, в котором говорится, что 2/3 населения России работают на нелюбимой работе. Они страдают на своем рабочем месте, потому что творчески не востребованы. Они с нетерпением ждут, когда закончится рабочий день, а потом общаются в блогах: размещают фотографии, пишут рассказы. Блоги, на самом деле, способ творческой самореализации. Если обратить внимание, то видно, что журналисты в своих блогах пишут мало, поскольку у них есть возможность «самовыражаться» по месту работы.

Причины высокой зависимости россиян от Интернета, причины успеха соцсетей очевидны. Дело в том, что в нашей стране полностью отсутствуют формы социальной кооперации — в политическом смысле, в экономическом и во всех других.

У обычных людей, если они не функционеры и не являются членами какой-нибудь партии, нет других форм единения, кроме как для борьбы со своим ДЕЗом. Нет профсоюзов. Нет ничего из того, что есть на Западе. Там люди выходят на улицы и протестуют против запрета Саркози на ношение паранджи в общественных местах. Разворачивается невероятная драма, люди готовы руку себе отрубить, чтобы не дать Саркози таким образом атаковать ценности гражданского общества.

А нам остаются социальные связи. В этом причина безумной популярности «Одноклассников» и других сообществ. Никто же не будет организовывать партию борьбы с воровством и выращивать молодых политических лидеров. Нет серьезных социальных организаций, нет возможности проявить себя, вот молодые люди и уходят в виртуалку. Соцсети — это ответ на неразвитость политической системы и системы гражданского общества, компенсация за социально-политическую анемию.

Мне кажется, тут играют роль сразу несколько факторов. Во-первых, Россия подотстала от западных стран в плане скорости широкополосного доступа, в плане тарифов, безлимитного трафика и ряда других вещей, которые были на Западе достаточно давно, а, например, в Японии, в Южной Корее — еще раньше. Так что в западных странах этими вещами в какой-то степени уже переболели. Несколько лет назад подобные показатели там были такие же, как сейчас в России, но жизнь идет своим чередом, и со временем все приедается. В России многие такие вещи все еще в новинку, и люди на них накидываются. Соответственно, есть и ощущение, что без быстрого и качественного доступа в Интернет обойтись никак нельзя.

Не стоит забывать еще об одной банальной вещи: для многих Интернет — это дешевая (и теперь легкодоступная) развлекательная среда. И даже если не говорить о пиратстве, отношение к которому в бывшем Союзе до сих пор преимущественно лояльное, огромное количество вещей можно скачать или использовать бесплатно. Так что люди, особенно во время кризиса, таким образом просто экономят.

Еще в России люди очень активно используют Сеть для общения друг с другом. Отчасти это обусловлено тем, что народ у нас крайне общительный. Только у нас могут какую-нибудь новость обсуждать всем автобусом и всем вагоном смеяться над очередным анекдотом. А тут «автобус» под рукой: включил компьютер и обсуждай что угодно, с кем угодно и когда угодно. Западные жители в гораздо большей мере озабочены своей приватностью и более склонны принимать какие-то меры по ее сохранению. Мнение «если вам хочется что-то скрыть, то вы, наверное, в чем-то виноваты» им в целом несвойственно.

Что касается того, что на Западе больше людей считают, что в Интернете не стоит открыто выражать свое мнение или помещать личную информацию, то это показатель своего рода зрелости пользователей, да и самой интернет-среды. В России это еще особо не ощущается, а западные пользователи привыкли к тому, что, например, работодатель может основательно изучить все «онлайн-следы» работника или соискателя. Многие понимают, что написанное в Сети будет читать сосед, родственник, начальник... И даже если материал достаточно безвредный, всегда есть риск, что его могут неправильно понять, намеренно или случайно исказить. Из-за информации, которую люди публикуют в Сети, они иногда теряют или не получают работу, из-за нее возникают семейные скандалы и прочие неприятности, вплоть до убийств на почве ревности. Для Запада это уже рутина, обыденность. А в России, я думаю, это пока еще не привилось. Культура информационной безопасности, как корпоративной, так и личной, в России и вокруг нее пока только зарождается. Люди пока об этом просто не думают: понравилось — загрузил, захотелось — написал. Тогда как в западной среде информационных безопасников бытует такое выражение: «Все, что вы публикуете в Сети, может быть и будет использовано против вас». Как говорится, в каждой шутке есть доля шутки...

Так что сочетание вышеописанного вполне может вести к результатам опросов наподобие обсуждаемых. А считать доступ к Интернету неотъемлемым правом человека все-таки явный перегиб. Это оплачиваемая услуга, для выживания никак не необходимая. Не хлеб и не вода, а скорее кофе :-)

Мне кажется, у поголовного увлечения соцсетями есть две причины. С одной стороны, качество ресурсов для общения: соцсетей, почты, блогов, мессенджеров и так далее — достаточно высокое. С другой — качество остальных ресурсов, в смысле информативности, очень низкое. Наберется, может быть, несколько достойных новостных ресурсов, и все.

Приведу пример: пару дней назад я решил купить билеты на самолет на ближайшие поездки. Но мне очень хотелось попасть на футбольный матч «Динамо» — «Спартак» 14 марта, в воскресенье. Я не мог его пропустить, тем более что это начало чемпионата, и первая же игра — дерби непримиримых соперников. Проблема состояла в том, что на официальном сайте «Динамо» не было никакой информации, а на сайте «Спартака» вообще висел прошлогодний календарь. Точного времени не было нигде. Я задал вопрос на форуме и тут же получил ответ от болельщиков. Для кого клубы делают свои сайты — загадка. И таких примеров можно привести очень много.

Так что, думаю, причина увлечения ресурсами для общения именно в этом. Просто в Европе другие качественные ресурсы оттягивают процент времени, проведенного в соцсетях. Что до общей интернет-зависимости, думаю, одно вытекает из другого, и зависимость эта — от общения, а не от Интернета вообще.

В подобных исследованиях важно обращать внимание на формулировки. В России жизни без Интернета не представляет 71% пользователей. Если взять в расчет, что уровень проникновения Интернета у нас в стране раза в два ниже среднеевропейского, а аудитория в основном сосредоточена в больших городах и относительно молода, то вполне может быть, что 71% из них интернет-зависимы. Когда мы достигнем среднеевропейских показателей проникновения, аудитория достигнет 70-80 миллионов, и опросы тоже будут выглядеть по-другому.

По темпам роста аудитории Россия значительно опережает Европу и Северную Америку, и в течение пяти-шести лет мы должны достигнуть западноевропейского уровня. Сегодня рынок больших городов насыщен и конкурентен, Интернет достаточно дешев и доступен. В провинции же и по сей день уровень цен в разы выше московских, притом что средний заработок в разы ниже. Из-за насыщения столичных рынков провайдеры все больше смотрят на провинцию, и рост приходит оттуда.

К данным о том, что у нас самый высокий процент подсаженных на социальные сети, я отношусь достаточно скептически. Дело в том, что у нас исторически социальными сетями считают все, включая блоги, а это несколько миллионов человек. При этом весь мир блоги считает отдельно. Думаю, наши показатели по социальным сетям близки к среднемировым и во многом обусловлены размерами страны, часовыми поясами и ограниченными возможностями для нормального «живого» общения, особенно за пределами Москвы и Питера.

1. Интернет - это наше социальное Все на сегодняшний день.

2. Интернет - это ключ к максимальной открытости и публичности деятельности.

Об информации на Интернете: можно ли доверять?

Только вчера поместил в блог мои впечатления от встречи с Тэдом Коппелом, одним из самых почитаемых тележурналистов США:

http://www.snob.ru/profile/blog/9233/14555

Он рассуждает на тему СМИ и Интернета в частности. Прилагаю, по теме.

Tatiana Vetrova-McRite Комментарий удален

кстати, в тему

Королева Великобритании Елизавета выступила в поддержку развития Интернета во всем мире. По информации британской Телеграф, в своем ежегодном послании Королевы в качестве главы Содружества говорится о том, что Интернет играет важную роль в развитии экономики и общества, но "он пока еще остается недоступным для слишком многих наших граждан Содружества'.По мнению Елизаветы, ''достижения в области современных телекоммуникаций оказывают заметный экономический эффект на людей из развивающихся стран Содружества, помогая развиваться малому и среднему бизнесу".Королева считает, что исследования и инновации предоставляют более широкие возможности для улучшения жизни людей сегодня, чем когда-либо прежде

Королева сделала это вслед за госсекретарем США:

http://www.state.gov/secretary/rm/2010/01/135519.htm

Вообще многие считают это хорошим тоном, но на фоне откровенной цензуры в своих странах не спешат и правильно делают.

Пришествие Интернета стало очередной информационной революцией. Изобретение письменности, появление печати, радио, телевидения - все это судьбоносные  в развитии человечества шаги.

-

Потом в Интернете появились социальные сети - "Интернет в Интернете". А теперь в социальных сетях появились приложения - "Интернет в Интернете в Интернете". Жизнь современного человека все больше и больше детерминируется участием в Интернете.

-

Это не зло, это не добро. Это современная человеческая реальность, постиндустриальное общество, информационное общество, сетевое общество. Кто не в сети - тот не в обществе.

-

Только пришествие Интернета сделало возможным развенчание невероятного множества стереотипов, рамок, обманов и манипуляций с человеческим разумом. Интернет ведет к единому международному информационному пространству, на фоне которого государствам останется лишь роль менеджеров по обеспечению благополучной жизни граждан.

Вся экономика также со временем перейдет в Интернет. Предприниматель, действующий не через сеть, будет всегда позади конкурентов, использующих IT.

-

В России Интернет стал основой для социальной стратификации. В данный момент российское общество можно разделить на два крупных класса: информационный и доинформационный.

В старину были земские врачи. Они мочу оценивали на вкус и на запах, трогали ее языком — и так определяли диагноз. С тех пор прошло время, и появились лаборатории. Появились другие методики исследования мочи пациента. То же самое происходит сейчас с социологией. Социологи используют старые методики выборочного анкетирования и опрашивания, чтобы судить о слоне по хвосту. Чтобы понять, что происходит с пользователями Интернета, их больше не нужно опрашивать и собирать фокус-группы. Они уже 15 лет голосуют ногами — они ходят на те сайты, которые их интересуют, они проводят на них столько времени, сколько проводят, они дают те поисковые запросы, которые дают, и их не надо про это анкетировать, потому что есть серверные логи, есть показания счетчиков — это объективная информация о том, что они действительно искали в Интернете, как часто и зачем. Когда к ним присылают анкетера, они начинают врать и приукрашивать себя. Но посмотрите на их логи, посмотрите, что они делали в Сети вчера, сегодня, завтра. Все эти данные доступны. В частности, Gallup, Nielsen Media используют данные аппаратных счетчиков для исследования выбора и предпочтений интернет-аудитории. Опросы остались в их линейке как дань старой схеме зарабатывания денег. Это примерно как заведующий лабораторией может по-прежнему пробовать приносимую мочу на вкус. Но правда лежит в аппаратных исследованиях, и там ее следует искать.

В том, что касается результатов исследования, со всеми данными я согласен, они подтверждают общеизвестные факты, просто они померены кривым способом. Мы уже давно знаем, какие сайты более посещаемы, какие менее. У нас есть статистика посещаемости социальных сетей, мы знаем, сколько там есть аккаунтов, мы знаем, как на самом деле люди в это влипли.

Европейские данные другие, потому что они получены методом анкетирования европейцев, которые консервативны, врут и корчат из себя старую школу. На самом деле они такие же, как мы. Нет ни малейшей разницы ни в свободе высказываний в Интернете, ни в доверии к нему. Все данные говорят об одном и том же: Интернет — это удобство, без которого жизнь сегодня немыслима.

Антон. Потрясающее сравнение. Почему-то даже не совсем обидное мне, социологу.

Но, что поделать.... Сначала надо на вкус мочу попробовать, чтобы потом некоторые социологи стали искать что-то новое. Но эти новые методы тоже, кстати, рискованы и не всегда приятны