Михаил Плоткин /

Записки радиолога: взгляд насквозь

Порок сердца больше не слушают, а видят; женскую грудь рассматривают на стереокартинках; рентгенограммы посылают на айфоны в другие страны для консультации. А радиологи выбирают, что пить за дам — водку или вино?

Иллюстрация: Leemage/Fotolink
Иллюстрация: Leemage/Fotolink
+T -
Поделиться:

Илья Колмановский: Наш подписчик доктор Михаил Плоткин из Берлина прислал для блога «Наука» несколько зарисовок-рассказов о новостях в его области — радиологии. Это весьма отрадно и должно послужить примером остальным участникам наших дискуссий: имейте в виду, я все равно вас найду и выдам задание!

Михаил Плоткин: Мы живем в мире, где слово как элемент второй сигнальной системы все больше уступает место изображению, звуковые ощущения — зрительным. Медицина — отличный пример такого развития. Вспоминаю, как на первом курсе в мединституте нас учили классифицировать сердечные шумы, и не могу удержаться от улыбки. Научиться отличать поражение клапана аорты (ту-у-у-у-у-ту) от митрального порока (ту-ту-у-ту) было непросто, у меня до сих пор сохранилась аудиокассета, прилагавшаяся к Большой медицинской энциклопедии, на которой записаны разнообразные звуки и хрипы.

Сегодня порок сердца проще увидеть, чем услышать. Ультразвуковые аппараты, названием и обилием кнопок вызывающие отдаленные ассоциации с космонавтикой и авиацией, преобразуют звуковые сигналы в оптические, раскрашивают потоки крови внутри сердца красным и синим цветами и пересылают отснятые видеоролики в компьютерные сети. Процедура консилиума (это когда несколько врачей встречаются в одном помещении и обсуждают судьбу отдельно взятого пациента, с трепетом ожидающего их вердикта) уходит в прошлое. Сегодня подобные обсуждения проходят в форме видеоконференций, когда врачи разных профилей находятся в разных помещениях (зданиях, городах, странах) за экранами компьютеров, на которые в цифровом виде выводятся фотографии, сделанные с микроскопов патологов, и разнообразные снимки, полученные на рентгеновских аппаратах и сканерах.

Посетив на прошедших выходных ежегодный конгресс Европейского общества радиологии в Вене, я зарядился изрядной порцией визуальных впечатлений, коими и хочу поделиться с аудиторией «Сноба».

Рентген через Интернет

В недавней дискуссии Степан Пачиков говорил о дивном новом мире, который должен наступить при всеобщей интернетизации. Главное, что происходит сегодня в радиологии: все переходит на цифру и попадает в особые сети. В итоге для радиолога больше нет преград во времени и в пространстве. Поясню.

Рентгеновские снимки больше не сворачивают в трубочку, чтобы отнести в соседний корпус — их записывают на диски и сохраняют в памяти компьютерных сетей (Picture Archiving and Communication System, сокращенно PACS). Такие сети есть и в клинике, где я работаю: они позволяют мне и врачам разных отделений в течение нескольких минут получить полную информацию об истории болезни пациента, включая результаты всех исследований, которые когда-либо были проведены в других клиниках.

Это что касается времени. Что касается пространства: развитие компьютерных сетей привело к возникновению целой отрасли радиологии — телерадиологии, то есть удаленного консультирования. В Европе многие небольшие клиники, не имеющие возможности держать в штате радиолога, заключают контракт с крупными центрами. Рентгеновские снимки (или сканы), сделанные специально обученными техническими ассистентами, пересылаются по Интернету в центр телерадиологии. Там пишется заключение и отправляется тем же путем обратно.

В случае если у радиолога есть вопросы к пациенту или требуются дополнительные снимки, он связывается с клиникой, где было проведено исследование, по телефону. Таким образом, процесс постановки диагноза существенно ускоряется, так как снимок может быть сделан на месте и пациента не нужно для этого везти в более крупную больницу.

У представителя фирмы, продающей оборудование для таких сетей, я спросил, каким должен быть монитор у радиолога для качественной диагностики. И получил ответ, что в неотложных случаях некоторые сканы могут быть прочитаны даже на айфоне.

С другой стороны, телерадиология родила совершенно новое явление: многие клиники США и Великобритании посылают свои снимки в Индию, где тысячи специально обученных радиологов обрабатывают их и пишут заключения. Благодаря сравнительно небольшим гонорарам индийских врачей и удачной разнице в часовых поясах (вечером снимок — утром заключение), эта система работает и набирает обороты. А учитывая снижение цен на мониторы, отвечающие строгим требованиям телерадиологии (от 500 евро), и всеобщее внедрение быстрого Интернета, такая работа вполне может выполняться в домашних условиях...

Другая тенденция — небольшие мобильные системы диагностики. Яркий пример: карманные ультразвуковые аппараты, позволяющие производить экспресс-диагностику в условиях скорой помощи или в труднодоступной местности. Да и обычные рентгеновские аппараты становятся мобильными и приобретают более одушевленные черты, как вот этот жираф, разработанный для мелкоформатных прицельных снимков (например в детской практике).

Фото предоставлено автором
Фото предоставлено автором

Клаустрофобия

Многие пациенты, страдающие от клаустрофобии, панически боятся исследований на магнитно-резонансных томографах (МРТ). Этот страх бывает настолько силен, что приходится проводить исследование под наркозом. Будучи начинающим врачом в одном немецком центре, я провел несколько часов в «трубе» в качестве испытуемого и могу подтвердить, что удовольствие это весьма сомнительное. Несколько лет назад появились открытые МРТ-сканеры, представляющие собой диск с магнитной катушкой вместо традиционной «трубы». Первые модели позволяли проводить только небольшую часть МРТ-исследований и обладали слабой силой магнитного поля. На конгрессе ECR были представлены несколько моделей открытых МРТ-сканеров с высокой силой поля (1,5 T), по функциональности приближающихся к традиционным МРТ-аппаратам. Например, вот такой симпатичный сканер с двойным детектором позволяет проводить исследование сидя.

Фото предоставлено автором
Фото предоставлено автором

Новый взгляд на женскую грудь

Возможность увидеть женскую грудь в стереорежиме была воспринята участниками конференции с большим энтузиазмом. Речь идет о новой методике маммографии, когда вместо одного снимка производится два, которые при наложении друг на друга создают иллюзию стереоизображения и позволяют оценить глубину выявляемых изменений. Скрининг-маммография принята в качестве национальной программы в большинстве развитых стран и позволяет выявлять рак молочной железы на ранней стадии.

Фото предоставлено автором
Фото предоставлено автором
Тьфу, ничего не видно. - И. К.

Светящиеся суставы студенток

А еще одна фирма разработала отдельный сканер для суставов рук. Принцип работы этой системы заключается в регистрации свечения, исходящего от флуоресцирующего препарата, который вводится в вену и накапливается в очаге воспаления, например, при ревматическом поражении суставов. Преимущество метода состоит в отсутствии облучения.

Суставы выглядят на экране так:

Фото предоставлено автором
Фото предоставлено автором

Пьем за дам!

Для демонстрации возможностей ультразвуковых аппаратов фирмы ангажировали хрупких студенток. Вот как выглядели эти несчастные жертвы прогресса в паузах между презентациями:

Фото предоставлено автором
Фото предоставлено автором

 

Кроме технических новинок конгресс порадовал обилием русской речи, которую можно было услышать практически повсюду. На банкете, устроенном одной из фирм специально для русскоговорящих врачей, присутствовало более 150 человек. Так как дело было незадолго до 8 марта, все тосты крутились около прекрасной половины радиологического сообщества. «Нельзя алаверды, нужно сказать отдельный тост», — строго сказал мне сосед справа, немец из Лейпцига, выпускник Киевского мединститута, живущий вместе со своей женой Ларисой в Кноксвилле. Мне стало стыдно за красное вино, и я вместе с ним перешел на водку. Говорят, радиоактивность выводит не хуже.

Комментировать Всего 3 комментария

Михаил, внимательно прочитала - очень интересно!!! Спасибо вам огромное!!!

У меня нет клаустрофобии, но внутри МРТ достают сквозняки и адский шум. Поток воздуха нужен чтобы охлаждать потенциальное нагревание тела от высокочастотных электромагнитных полей (МРТ это такая слабая микроволновка примерно равная излучению 10 мобильников), а шум создают переключения градиентов постоянного магнитного поля происходящие несколько раз в секунду. Впечатление такое, как будто лежишь в гробу, и тебя из склепа добывает рабочий с пневмо-молотком. Бируши и наушники слабо помогают. Удивительнее всего, что некоторые испытуемые ухитряются там засыпать!

У меня те же ощущения были! Причем испытуемых просят решать во время исследования разные задачи, а мне уже минут через 10 уже было сложно сконцентрироваться из-за шума... Самое интересное, что во время обычного МРТ исследования шум значительно меньше, так как градиенты переключаются сравнительно медленно. А вот когда проводится функциональная МРТ (исследование функций мозга), необходима высокая частота смены градиента (т.н. ЕPI последовательности) и акустические волны начинают усиленно бить по тому самому органу, который исследуется...