/ Нью-Йорк

Михаил Идов: Ретрофутуризм

Вопрос жизни и смерти журналистики — не в том, удобно ли писать эту колонку на iPad, а в том, удобно ли ее читать

Фрагмент картины художника Armand Gautier «Henri Rochefort in Mazas Prison»
Фрагмент картины художника Armand Gautier «Henri Rochefort in Mazas Prison»
+T -
Поделиться:

iPad на этом сайте, кажется, обсудили уже со всех точек зрения: программиста, дизайнера, пользователя, коммерсанта. Я хотел бы добавить буквально пару слов со своей покосившейся колокольни — журналиста. Не в смысле, поможет ли iPad мне выполнять мою работу (на этот счет уже есть консенсус, к которому я присоединяюсь: iPad идеален для пассивного потребления информации), а в смысле — поможет ли он мне ее сохранить.

Ни для кого не секрет, что настроения в нашей индустрии царят довольно упаднические. Пару месяцев назад я сидел в мексиканском ресторанчике неподалеку от работы с пятью коллегами в возрасте от 30 до 40 лет. Один из нас, как выяснилось, уже год подрабатывает преподаванием журналистики в New York University. «Позвольте провести на вас эксперимент для моей следующей лекции, — сказал он. — Кто из вас считает, что будет заниматься тем же, чем сейчас, через пять лет?» Одна рука. «Десять?» Ни одной.

Дело даже не в дроблении читательского внимания, на которое было модно катить бочку несколько лет назад. Мы все боимся, что отпадет сама практика обмена слов на деньги. В конце концов, сотни миллионов людей безудержно, круглосуточно производят контент за просто так, а рекламодатели, в свою очередь, нащупывают все более верные способы выходить на покупателя сами. Весь этот многосторонний контракт (журналист пишет, большая реклама тостера на обороте листа незримо оплачивает его труд, а читатель оплачивает лист как таковой плюс, возможно, покупает тостер) распался. Читатель пишет; производитель тостера пишет; тостер пишет.

Именно поэтому то, что я упомянул в первом абзаце как недостаток iPad — его заточенность под пассивное потребление, — для людей вроде меня является его главным достоинством. В дни перед долгожданным явлением новинки народу в эйфории по этому поводу пребывали люди, ранее в технократическом экстазе не замеченные: например, колумнист The New York Times Дэвид Карр (вот его субботняя деятельность на «Твиттере»: «Following #iPad madness via twitter on iPhone»; «Good media apps to try on #iPad»; «And you must have iBooks. Must. Have»). Мне кажется, что восторг этот отчасти связан с ощущением внезапно прибавившегося авторитета. Дело в том, что версии газет и журналов для iPad, который, в конце концов, лучше всего функционирует просто как ридер, будут меньше похожи на вебсайты и больше — на те самые «книги будущего», о которых мы мечтали до Интернета. С живыми картинками и прочая, и прочая, но при этом подчиняющиеся структурным замыслам редактора и автора, а не читателя. Их можно — и приятно — будет листать в правильном, так сказать, направлении. А это значит, что измученные баннерами рекламодатели уже предвкушают возвращение реклам во всю страницу.

Лучше всего этот ретрофутуризм — радость возвращения к мечтам предыдущей эры — виден в клипе, выпущенном около месяца назад редакций Sports Illustrated. Здесь все прекрасно: оживающая обложка; то, как содержание моментально подстраивается под читателя («Хочу почитать только про бейсбол»), не теряя элегантности подачи; способность «взять» картинку рукой и послать ее другу.

Проблема лишь в том, что ничего этого еще пока не существует: если присмотреться, прибор в этом клипе — не iPad, а очень похожий на него условный tablet. У GQ, единственного журнала, действительно уже выпустившего версию для iPad, идей или возможностей для их претворения в жизнь явно меньше. В вертикальной позиции выкладка похожа на веб-сайт, в горизонтальной — на PDF печатного издания.

Но все это поправимо — и будет поправляться в течение следующих месяцев. Скорее всего, очень скоро кто-то найдет близкий к оптимальному формат, который все остальные незамедлительно передерут. (Так же как практически все медиасайты США с 2007 по 2009 год передирали nymag.com.) Главное, что впервые за несколько лет мы смотрим на ближайшее будущее журналистики с чем-то, кроме пораженческого уныния.

Комментировать Всего 12 комментариев

Михаил, позволю себе сделать небольшой прогноз относительно перспектив журналистики.

Журналистика скорее всего станет жестче.

Она будет гораздо более ориентированной на результат.

И это, как и любой другой естественный отбор - сделает ее лучше.

СМИ конкурируют за авторов, читателей и рекламодателей.

Авторы в рамках одного СМИ конкурируют между собой, так как объем контекста в СМИ должен быть ограничен (этого кстати не понимают многие сетевые издатели, делая слишком много дерьмового контента).

За ближайшие годы изменится скорее всего форма оплаты труда журналистов. Она станет более зависимой от sucess fee, поэтому тем, кто действительно хорош - нечего переживать.

А все остальные будут писать бесплатно :-)

Да. Совершенно с вашим прогнозом согласен. Вот Ник Дентон, которого я иногда здесь упоминаю (Gawker.com и т.д.) и который часто упреждает всякие ключевые тенденции, вообще своим авторам платит не за знак и не за слово, а за тысячу просмотров. Одна беда - результат не всегда сходится с "общественным благом". Ну, например, статьи про муниципальную политику, которых ни один нормальный человек не читает (и бесплатно писать тоже не будет), но которые при этом как бы должны существовать. Все-таки у журналистики есть и эта функция.

Оплата за тысячу просмотров или (PPM) - это первая реакция работодателя, который понимает, что надо вводить критерии эффективности, но пока не очень понимает как.

Подобная "плоская" схема неработоспособна, потому что тысяча просмотров онанирующих подростков, читающих про секс стоит не столько, сколько тысяча просмотров, например, людьми принимающими решения (Decision makers).

И даже в рамках одного издания, где аудитория более или менее - однородна читаемость отдельных материалов будет различаться.

Если попробовать ввести в плоскую шкалу новые переменные и попробовать проставить им коэффициенты, то формула расчета вознаграждения была бы более эффективной с точки зрения мотивации.

Потому что плоская шкала оплаты за тысячу приведет к деградации журналистики. Но этого не произойдет, так как в  условиях конкуренции эта шкала не будет такой простой.

Например

Z = Y * X, где 

Z - величина гонорара

Y - тысячи показов

X - индивидуальная ставка.

Это самая примитивная схема.

Попробуем проанализировать и ввести коэффициенты.

A - коэффициент стоимости рекламы на данных страницах (оценка рекламодателя)

B - стабильность популярности у аудитории

C - рейтинг популярности у аудитории

D - время, необходимое на подготовку материала

E - трансакционные издержки на подготовку материала

F - уникальность материала

G - индивидуальность материала

H - заменимость автора

I - личная популярность автора

J - порядок прочтения материалов

K - время прочтения материала

М - размер материала

N - требуемая корректура

Можно было бы придумать еще, но для начала хватит и этого.

Итак, на первый взгляд, чем больше факторов мы учитываем, тем лучше. 

Но на практике - формула должна быть простой и понятной, иначе вместо мотивации она будет создавать демотивацию.

Этого обычно не понимают дегенераты, разрабатывающие разного рода мотивационные схемы в крупных компаниях или государственных учреждениях.

В результате, необходимо:

1. Понять значение различных коэффициентов и их возможную связь между собой.

2. Объединить дублирующие или схожие коэффициенты.

3. Исключить коэффициенты, которые не будут работать, как мотиваторы.

4. Смоделировать реальные ситуации и применимость данных коэффициентов.

5. Еще раз протестировать формулу.

6. Попробовать дополнить неучтенные коэффициенты до тех пор, пока ничего нового не будет приходить в голову.

7. Еще раз исключить все лишнее или попробовать ее упростить.

8. Проделывать процедуру, пока коэффициентов не будет более 6-7, а формула не будет понятной человеку с 3 классами церковно-приходской школы.

9. Дать на зубок тем, кого собственно формула и должна мотивировать к труду (не стоит обсуждать это на более ранних этапах)

10. Учесть возвражения и внести коррективы (в случае необходимости)

11. Запустить бета-версию.

12. Хорошо, если она будет видоизменяться с течением времени в результате изменения среды, а не "работы над ошибками".

Как-то так. 

Эту реплику поддерживают: Артём Ейсков

Илья,

полагаю, в большинстве случаев можно сделать (и будет делаться) проще. Качество просматривающих тот или иной сайт, тот или иной раздел сайта уже заложено в цене рекламы на этом сайте и в этом разделе. Соответственно, оплата автора материала становится некоей функцией от дохода, который этот материал принёс. Т.е. формула сворачивается до Z=X*p*k, где p - суммарная цена рекламных блоков на данной странице (денег за тысячу показов) и k - коэффициент, определяющий долю автора в доходе.

Естественно, k можно двигать в любую сторону в зависимости от "крутизны" автора, в т.ч. и делать его >1. Но в 80% случаев достаточно будет установить единый коэффициент для всех пишущих сотрудников редакции. А заморачиваться с кучей дополнительных коэффициентов совершенно не нужно, достаточно интуиции и опыта первых месяцев работы.

Как альтернатива.

Это в формате полуночных размышлений на пьяную голову писал :-)

Но этого будет недостаточно, так как коэффициентов все равно будет не менее 5-6.

Подобная упрощенная шкала подойдет только для низкокачественных материалов. Там, где будет требоваться профессионализм, шкалу придется усложнять.

Потому что автору в конечном счете, наплевать, продали Вы рекламу или нет. Если он хорош.

Хороший автор просто получит более высокий коэффициент.

Между Панюшкиным/Соколовым и авторами текстов по 100 руб. за 1000 знаков есть большой слой "обычных" - вполне качественных, но не звёздных - журналистов, которые и создают подавляющее большинство материалов в приличных газетах. Именно для них может быть установлен единый коэффициент в рамках редакции. Я ж не зря упомянул "80% случаев".

Кстати, в этом случае возникает интересный эффект: постоянное получение дохода журналистом от своих материалов. Мы же понимаем, что статья в интернете привлекает посетителей не 1-2 дня, как в бумажной газете, а "всегда" - до тех пор, пока она доступна на сайте. Логично в этом случае делать регулярные отчисления за опубликованные статьи. Пусть они будут совсем небольшими, но для профессионального журналиста, написавшего, скажем, 1000 статей, эти мелкие перечисления в сумме превратятся во вполне приличный постоянный "рентный" доход.

А в этом случае уже маячит какое-нибудь новое "общество по авторским правам журналистов", требующее от веб-издателей установки на сайтах спец-счётчика и собирающее с них отчисления для последующей передачи авторам ;)

Это, кстати, интересная тема для размышления.

Но стоит обратить внимание на такие понятия, как редакционное задание и прочие договорные отношения. Как только автор получил деньги, если контракт писал квалифицированный юрист - у автора - кроме права именоваться автором - никаких прав не остается. 

Ну, гм, у авторов тоже квалифицированные юристы бывают ))

К слову, спасибо за подробный пост выше, крайне интересно.

Автор даже сам может быть квалифицированным юристом.

Просто квалифицированный издатель сделает договор с автором договором публичной оферты, которая не предполагает переговоров или иных изменений. (например, как договор с банком, если речь не идет о кредите на сотни миллионов долларов).

Иначе издатель поставит себя в тупиковую ситуацию необходимости согласовывать договор с каждым автором.

Это сейчас так, когда "статья живёт один день". Просто если сделан первый шаг - оплата по просмотрам, то из него логично вытекает и второй - более правильный подсчёт самих просмотров.

Естественно, издатели будут сопротивляться, но тут стоит только начать, и изменения пойдут как снежный ком.  

По-моему, первыми заточили журнал под айпад Wired. Правда, я, хоть тут и работаю, пока не видел ни самой этой айпадной версии, ни, более того, айпада ни у кого в руках. Главред записывает на бумажках, и все как дети радуются, когда приходят первые пачки нового номера из типографии.

Насчет упаднических настроений все верно, конечно. Идея платить за буквы кажется все абсурднее. Но если вовремя оседлать нужную и с утра до вечера неустанно призывать всё писать и читать бесплатно, как Кори Доктороу, то платить будут именно за это. Попахивает проходимчеством, но в журналистике его всегда хватало.