Сможет ли Польша дружить с Россией

В Польше продолжается недельный траур по погибшему в авиакатастрофе президенту страны и сопровождавшей его делегации. Эксперты рассуждают, как это событие скажется на отношениях Варшавы с Москвой и повлияет на расклад политических сил в самой Польше

+T -
Поделиться:

Гроб с телом Леха Качиньского будет завтра выставлен для всенародного прощания. Люди стали приходить с цветами и лампадами к президентскому дворцу сразу после того, как стало известно о катастрофе, и их не становится меньше. Ожидается, что похороны состоятся в субботу. Как заявили телеканалу «Вести» в президентской канцелярии, окончательное решение об этом будет принято, когда в страну будут доставлены тела всех погибших при крушении самолета. Лех Качиньский и его супруга Мария, которая сопровождала его в поездке, будут похоронены вместе.

Подробнее

Местная пресса активно обсуждает, как трагедия может повлиять на развитие отношений Польши с Россией. В Варшаве с благодарностью приняли решение Москвы объявить в понедельник общенациональный траур по погибшим при падении президентского Ту-154. Как заявил «Ведомостям» шеф-корреспондент влиятельной «Газета выборча» в Москве Вацлав Радзивинович, «Россия ведет себя безупречно, достойно и даже благородно»: «Мы видим не только то, что делают премьер-министр и президент. Мы обращаем внимание на жесты. Мы видим, что толпы людей приходят к польскому посольству, это происходит спонтанно. Все, с кем я успел обсудить это, близкие, друзья говорят, что российская сторона делает очень много». Журналист выразил надежду на то, что первые лица России приедут в Варшаву на похороны Качиньского.

Многие поляки считают, что катастрофа под Смоленском может послужить примирению двух стран, отметил Радзивинович.

Развитие российско-польских отношений в значительной степени зависит и от того, кто станет новым президентом страны. Субботняя трагедия принципиально изменила расклад политических сил в Польше. В октябре в стране планировались очередные президентские выборы. В них собирался участвовать и Лех Качиньский. Как отмечает «Газета.ru», он намеревался объявить о выдвижении своей кандидатуры со дня на день.

Исполняющий обязанности президента маршал сейма Бронислав Коморовский, согласно конституции, должен объявить о дате досрочных выборов в течение двух недель, то есть до 24 апреля. Само голосование пройдет в течение следующих 60 дней.

Качиньский, занимавший по отношению к России крайне жесткую позицию, оказался не единственным кандидатом в президенты, разбившимся 10 апреля. На борту президентского лайнера находился и представляющий Союз левых демократов Ежи Шмайдзиньский (Jerzy Szmajdziński). Его шансы на победу расценивались невысоко. А фаворитом гонки называли как раз Коморовского, выдвинутого правящей партией «Гражданская платформа», которая выбрала курс на сближение с Россией.

Как отмечает агентство Bloomberg, опросы общественного мнения, проводившиеся до трагедии, показывали безоговорочное преимущество Коморовского. Эксперты расходятся в оценках того, как случившееся повлияет на ход президентской гонки. Политологи не исключают, что гибель Леха Качиньского может повысить шансы будущего кандидата в президенты от его партии «Право и справедливость». Избиратели могут поддержать его «из сострадания». Вероятность такого развития событий повысилась бы, если бы место Леха в избирательном бюллетене занял его брат-близнец Ярослав, бывший премьер-министр. Сам он такой вариант не комментирует. По некоторым данным, Ярослав Качиньский может вообще уйти из политики.

По мнению польских политологов, наиболее вероятен сценарий, при котором победу на досрочных президентских выборах одержит все же нынешний и. о. президента Коморовский. Это будет означать, что центристы из «Гражданской платформы» премьер-министра Дональда Туска займут в польской политике монопольное положение.

Александр Аузан

   Варианты развития российско-польских отношений нелегко просчитать, потому что само событие имеет мощнейшее влияние на внутреннюю жизнь обеих стран. Для Польши одномоментное исчезновение значительной части политической элиты — это тяжелейший тест на выживаемость общества и государства, тем более что впереди не только выборы президента, но и определение направлений развития. Поэтому мне кажется, что там сейчас главный вопрос не русский, а польский.

Если же говорить о России, здесь происходит определенная подвижка во внутренней ситуации. Центральные каналы российского телевидения начали просто массированную кампанию по поводу Катыни. Фильм Вайды, который, я замечу, категорически отказывались показывать в 2007 году, показала сначала «Культура», а потом и канал «Россия».

Что касается российско-польских отношений, понятно, что мы имеем уравнение с двумя неизвестными. Совместная поездка Путина и Туска в Катынь 7 апреля была крупнейшей за долгие годы попыткой примирения России и Польши, а история российско-польской конкуренции — это очень старая и очень сложная история. Были периоды, когда Речь Посполитая являлась старшим братом для Московского государства. Первопечатники, театр, определенная духовная и политическая культура, воспитание наследников престола — все это исходило оттуда. Были и противоположные периоды. То есть две империи на одном пространстве никогда не умещались — либо великая Польша и слабая Россия, либо великая Россия и слабая Польша.

И эта попытка примирения была наиболее эффективной именно потому, что вопрос не столько в политико-экономических отношениях наших стран, сколько в колоссальной лжи, которая накопилась в связи с Катынью. Анджей Вайда очень точно сказал: «Это фильм не только и не столько про катынский расстрел, сколько про историю лжи, которая очень долго довлела».

В массовом сознании поляков субботняя катастрофа будет связана с Россией, и с этим ничего не поделаешь. Под стенами Смоленска в свое время погибли Стефан Баторий и его воины, в 1940 году в Катыни были расстреляны польские офицеры, теперь под Смоленском разбился самолет с польской элитой. Мистическое значение этого места невозможно отрицать. И поэтому, хотя я не думаю, что событиям будет дано сколько-нибудь там конспирологическое объяснение, вряд ли его тут можно построить, но сознание того, что Россия несет какое-то проклятие для Польши, у поляков будет усиливаться. Однако то, как будут строиться межгосударственные отношения, зависит от других вещей. Я считаю, что поведение Путина и российской элиты в сложившейся ситуации близко к оптимальному. Я не склонен слишком хвалить наш политический режим, но здесь его усилия — и полеты, и соболезнования, и траур — это все очень правильно. Поэтому могут как раз возникнуть более плотные отношения с новой польской элитой.Тем не менее на выборах вполне может победить Ярослав Качиньский. Поляки пережили сильнейший болевой шок. Их поведение после этого трудно предсказать. Есть возможность такой символической компенсации: то же лицо, что у погибшего президента, одна программа, общая история, поэтому может быть не политическая, а психологическая реакция. Но при этом не очень понятно, какую политику будет проводить Ярослав Качиньский, никто не знает, как перегруппируется польская элита. Потому что не надо забывать — выжила та часть польской элиты, которая связана с правительством, а не с президентом. Не думаю, что Качиньский будет обострять отношения. Я бы сказал, что шансы его избрания, несомненно, увеличились. Но шансы возвращения к прежней, конфронтационной политике со стороны Польши — я не думаю, что они выросли.   

Комментировать Всего 15 комментариев

Я перескажу слова, которые мне сказал мой московский знакомый, советник посольства Польской Республики в Москве Павел Коч, которому я позвонил, чтобы выразить свое глубочайшее соболезнование. Он сказал, что благодарен не только мне — в эти трагические для нее дни Польша благодарна всем российским гражданам. Ни Коч, ни простые поляки не ожидали, что эта трагедия найдет такой глубокий отклик в сердцах российских граждан. Как это ни страшно звучит, но, по всей видимости, эта трагедия сближает наши народы, она показывает, что мы очистились от всего наносного и вспомнили о глубинном, о своем славянском происхождении, о своем братстве. Поляки очень ценят это, по словам Павла Коча, великолепное поведение и отношение российских граждан, которые они продемонстрировали в эти дни. Отношения у России и Польши очень сложные. Их в коротком комментарии не описать. Польша исторически до сих пор недоумевает, почему Московия, а не Речь Посполита стала сильнейшей восточноевропейской державой. Россия участвовала в трех разделах Польши, подавляла восстание польских патриотов, была для поляков варварски-колонизаторской державой. Мы по-разному выстраивали свою государственность. Как писал один польский публицист, нет такой России, которую Польша бы полюбила. У нас очень разная история, много всего в прошлом, но эта последняя трагедия очистила нас, мы поняли, что все мы люди — там и здесь. У меня нет уверенности, что после того, как боль трагедии несколько притупится, отношения не вернутся отчасти назад, нет уверенности, что не появятся публикации о каких-то темных моментах гибели и попытках поиска вины России в этой катастрофе... Но я навсегда запомню трагическую высокую ноту соединения и очищения в наших отношениях и искреннюю боль русских по отношению к полякам. Надеюсь, что не я один.

Трагедия, безусловно, ужасная. И плохо, что так много политики в обсуждении этой трагедии и рассуждений именно по поводу политики, а не о человеческом горе. Но, видимо, так устроен мир. Разумеется, наша «традиционная великодержавность» и неспособность каяться, признавать свои ошибки здесь играет не самую хорошую роль, именно поэтому Россия окружена таким безысходным отношением со стороны наших друзей и партнеров. И в этом смысле, я надеюсь, эта трагедия позволит нам относиться друг к другу по-человечески, без политической ожесточенности, что, кстати, и демонстрируют наши народы в эти скорбные дни. В Польше вся нация объединилась вокруг этого горя, и в России, как мне кажется, правильно ведут себя как официальные лица, так и рядовые граждане, которые приносят горы цветов к посольству. Вот это бы я хотел сейчас слышать. В свое время я был председателем комиссии по расследованию Катынского дела (в мою бытность вице-премьером), и именно при мне тогда открыли все архивы, и мы начали активно сотрудничать с польской стороной. Это сильно на меня повлияло с точки зрения толерантности, уважения к полякам и пробуждения чувства покаяния. Что касается вопроса о том, что все руководство находилось на одном борте, то это, конечно, не принятая практика — на этот счет существуют специальные протоколы. Но здесь дело в том, что польское руководство старалось довольно щепетильно подходить к вопросу увеличения расходов на собственное содержание. В отличие от наших чиновников, которые тоннами покупают Mercedes’ы, BMW и самолеты (все мы знаем, что в Управлении делами президента приняли решение закупать иностранные самолеты для передвижения представителей органов высшей власти), они старались вести себя так, чтобы избиратели не поставили им в упрек увеличение расходов.

Варианты развития российско-польских отношений нелегко просчитать, потому что само событие имеет мощнейшее влияние на внутреннюю жизнь обеих стран. Для Польши одномоментное исчезновение значительной части политической элиты — это тяжелейший тест на выживаемость общества и государства, тем более что впереди не только выборы президента, но и определение направлений развития. Поэтому мне кажется, что там сейчас главный вопрос не русский, а польский.

Если же говорить о России, здесь происходит определенная подвижка во внутренней ситуации. Центральные каналы российского телевидения начали просто массированную кампанию по поводу Катыни. Фильм Вайды, который, я замечу, категорически отказывались показывать в 2007 году, показала сначала «Культура», а потом и канал «Россия».

Что касается российско-польских отношений, понятно, что мы имеем уравнение с двумя неизвестными. Совместная поездка Путина и Туска в Катынь 7 апреля была крупнейшей за долгие годы попыткой примирения России и Польши, а история российско-польской конкуренции — это очень старая и очень сложная история. Были периоды, когда Речь Посполитая являлась старшим братом для Московского государства. Первопечатники, театр, определенная духовная и политическая культура, воспитание наследников престола — все это исходило оттуда. Были и противоположные периоды. То есть две империи на одном пространстве никогда не умещались — либо великая Польша и слабая Россия, либо великая Россия и слабая Польша.

И эта попытка примирения была наиболее эффективной именно потому, что вопрос не столько в политико-экономических отношениях наших стран, сколько в колоссальной лжи, которая накопилась в связи с Катынью. Анджей Вайда очень точно сказал: «Это фильм не только и не столько про катынский расстрел, сколько про историю лжи, которая очень долго довлела».

В массовом сознании поляков субботняя катастрофа будет связана с Россией, и с этим ничего не поделаешь. Под стенами Смоленска в свое время погибли Стефан Баторий и его воины, в 1940 году в Катыни были расстреляны польские офицеры, теперь под Смоленском разбился самолет с польской элитой. Мистическое значение этого места невозможно отрицать. И поэтому, хотя я не думаю, что событиям будет дано сколько-нибудь там конспирологическое объяснение, вряд ли его тут можно построить, но сознание того, что Россия несет какое-то проклятие для Польши, у поляков будет усиливаться. Однако то, как будут строиться межгосударственные отношения, зависит от других вещей. Я считаю, что поведение Путина и российской элиты в сложившейся ситуации близко к оптимальному. Я не склонен слишком хвалить наш политический режим, но здесь его усилия — и полеты, и соболезнования, и траур — это все очень правильно. Поэтому могут как раз возникнуть более плотные отношения с новой польской элитой.Тем не менее на выборах вполне может победить Ярослав Качиньский. Поляки пережили сильнейший болевой шок. Их поведение после этого трудно предсказать. Есть возможность такой символической компенсации: то же лицо, что у погибшего президента, одна программа, общая история, поэтому может быть не политическая, а психологическая реакция. Но при этом не очень понятно, какую политику будет проводить Ярослав Качиньский, никто не знает, как перегруппируется польская элита. Потому что не надо забывать — выжила та часть польской элиты, которая связана с правительством, а не с президентом. Не думаю, что Качиньский будет обострять отношения. Я бы сказал, что шансы его избрания, несомненно, увеличились. Но шансы возвращения к прежней, конфронтационной политике со стороны Польши — я не думаю, что они выросли.

Дмитрий Хмельницкий Комментарий удален

А что, 4 ноября теперь отменят?

А то нехорошо нам теперь иметь такой национальный праздник

Эту реплику поддерживают: Сергей Ковлягин

Речь, которую Лех Качиньский должен был произнести в Катыни

Оригинал на сайте газеты Rzecz Pospolita

Перевод, который ходит по блогам (источник, похоже, здесь) :

Уважаемые представители Катынских семей! Уважаемые господа! В апреле 1940 года были убиты более 21 тысячи польских заключенных из лагерей и тюрем НКВД. Этот акт геноцида был совершен по воле Сталина, по приказу высших советских властей. Чудовищной кульминацией союза Третьего рейха и СССР, пакта Молотова-Риббентропа и нападения на Польшу 17 сентября 1939 года стало катынское преступление. Не только в лесах Катыни, но также в Твери, Харькове, в других известных и еще неизвестных местах казней были убиты граждане Второй Польской Республики - люди, составлявшие основу нашей государственности, непоколебимые в своей службе отчизне. В то же самое время семьи убитых и тысячи жителей довоенных Кресов были высланы вглубь Советского Союза, их невыразимыми мучениями отмечен там путь польской Голгофы Востока.  Самой трагической остановкой на этом пути явилась Катынь. Польские офицеры, священники, служащие, полицейские, сотрудники пограничной охраны, тюремные работники были уничтожены без процессов и приговоров. Они стали жертвами необъявленной войны. Их убийство было совершено с попранием прав и конвенций цивилизованного мира. Их достоинство – как солдат, поляков и людей – было растоптано. Рвы смерти должны были навсегда скрыть тела убитых и правду о преступлении. Мир должен был никогда этого не узнать. У семей жертв отняли право на публичный траур, на то, чтобы оплакать и достойно почтить память своих близких. Земля скрыла следы преступления, а ложь должна была стереть его из людской памяти.Сокрытие правды о Катыни – последствие решения тех, кто привел к совершению этого преступления – стало частью фундамента политики коммунистов и послевоенной Польши: краеугольной ложью Польской Народной Республики. Это было время, когда за память и правду о Катыни приходилось платить высокую цену. Но близкие убитых и другие смелые люди верно стояли за эту память, охраняли ее и передавали следующим поколениям поляков. Они пронесли ее через весь период коммунистического правления и доверили своим соотечественникам в свободной, независимой Польше. Поэтому всем им, а особенно Катынским семьям, мы обязаны выразить наше уважение и признательность. От имени Польской Республики я выражаю глубочайшую благодарность за то, что охраняя память о своих близких, вы сберегли столь важную сферу нашего польского сознания и идентичности. Катынь стала болезненной раной польской истории и на долгие десятилетия отравила отношения между поляками и русскими. Так сделаем же так, чтобы катынская рана могла наконец окончательно зажить и затянуться. Мы уже на верном пути. Мы, поляки, ценим то, что сделали в последние годы россияне. И этим путем, сблизившим наши народы, мы должны двигаться дальше, не останавливаясь и не отступая назад.Все обстоятельства катынского преступления должны быть полностью изучены и расследованы. Важно, чтобы на юридическом уровне была зафиксирована невиновность жертв, чтобы были открыты все документы, касающиеся этого преступления, чтобы катынская ложь навсегда исчезла из общественного пространства. Мы требуем этих действий, прежде всего, ради памяти жертв и уважения к страданиям их семей. Но мы требуем их и во имя общих ценностей, которые должны составлять фундамент доверия и партнерства меду соседними народами во всей Европе. Воздадим же вместе дань памяти убитым и помолимся над и головами. Хвала героям! Хвала их памяти!

"Я считаю, что поведение Путина и российской элиты в сложившейся ситуации близко к оптимальному. "

Я думаю. что оптимальным оно было бы если бы Путин со своей элитой приказали рассекретить и передать полякам все материалы расследования Катыньского дела. Но об этом пока и речи нет.  А отношения Польши к России в первую очередь зависели вроде бы от этого.

Пока идет демонстация  формальных телодвижений.

Эту реплику поддерживают: Андрей Наврозов

"Демонстрация формальных телодвижений"

И это тоже, Дмитрий.

Кроме того, назначение представителя режима, геополитечески заинтересованного в его гибели, главой комиссии по расследованию его гибели - непристойно.  Назначать лису сторожем курятника - несправедливо.

Рассуждающим о катастрофе, как в Польше так и за ее пределами, преждевременно приходить к заключению, что за ней априори не стоит то, что в английской юриспруденции называется foul play.  Когда человек падает с балкона, только после следствия и заключения суда становится известно, что его не толкнули.

Да, конечно.

И еще, я не вижу повода умиляться, наблюдая Путина и Медведева. изображающих в телевизоре глубокую печаль и сострадание. Странно, если бы они не воспользовались возможностью продемонстировать "тандем с человеческим лицом".

Но особенно забавно наблюдать скорбное выражение лица Сергея Иванова.

Эту реплику поддерживают: Андрей Наврозов

«Возможно, я не должен об этом говорить, но генерал Гангор (командующий Генеральным штабом военных сил Польши, погибший в катастрофе) был главным кандидатом на высшую должность в военных силах НАТО. Должен был Главнокомандующим Военных Сил НАТО», - в недавнем интервью радио «ЗЭТ» признался профессор Адам Даниэль Ротфельд, бывший министр иностранных дел Польши,  в интервью радио «ЗЭТ». Профессор Ротфельд добавил, что «были нарушены  НАТОвские инструкции, касающиеся безопасности перелетов первых лиц государства. И само собой, абсолютно недопустимо, чтобы все командующие, генералы и руководство летело в одном самолете».

Первую полосу газеты Dziennik  подписала вся редакция: «Нельзя придумать более кошмарного стечения исторических обстоятельств. Президент демократической Польши погиб в 70-ю годовщину Катыньской бойни. ...Невозможно отделаться от рефлексии, которую вызывает это проклятое место. С того трагического утра, когда были расстреляны тысячи польских офицеров, Польша прошла долгий путь. Даже если не найти слов утешения, мы можем сказать спасибо президенту и людям из его окружения, что оставили нам государство безопасное и стабильное. Их, в том числе, заслуга, что государственные структуры и основные экономические институты страны не подвержены опасности».

Публицист правого толка Игорь Янке замечает, что на площади Пилсудского встречаются и в молчании кладут цветы у портретов президента и других погибших люди абсолютно разных политических убеждений. Погибший президент в комментариях одних людей обретает ореол святого, другие признаются, что не признавали его политики, но считают гибель его и всех тех, кто летел с ним, страшной трагедией Польши.

Лех Валенса, в свое время смертельно разругавшийся с братьями Качиньскими, публично попросил прощения. Адам Михник: «Историки подведут итоги его дел. Сейчас не время для взвешенных оценок. Сейчас время скорби и светлой памяти. Лех Качиньский служил польской независимости и свободе с марта 68 года». В видео-интервью на сайте «Газеты Выборчей» Адам Михник добавляет, что, вероятно, часто бывал излишне критичен по отношению к президенту: «Я должен испытать свою совесть, не бывал ли я часто несправедлив по отношению к нему. Мы по-разному понимали, что хорошо, а что плохо для Польши. Но я не могу отрицать, что он был искренним польским патриотом».

Публицист Петр Заремба: «Президент взял на себя роль хранителя польской памяти. Нельзя не заметить, что его смерть стала смертью на посту. Лех Качиньский был импульсивным, часто не умел выдержать стресса, вызваного политическими стычкам, но обладал великим сердцем»

Публицист Бронислав Вильдштейн говорит о погибшем президенте в возвышенно-патетическом тоне: «Он был лучшим президентом в III Речипосполитой. Масштаб этой личности мы сможем оценить со временем».

Большинство публицистов и политических комментаторов высказываются о президенте, как о Великом патриоте, выдающемся государственном муже, человеке большого сердца. В блогах можно встретить комментарии другого рода.

Юзерwiek54 в комментариях к посту публициста Адама Шосткевича «Смоленские вопросы»: «Может, это прозвучит цинично, но с исторической точки зрения это лучшее, что могло случиться с президентом Качиньским. Он избежал неизбежной горечи поражения в выборах, памяти того, насколько никчемным был президентом. Он останется в памяти и в истории тем, кто погиб по пути в Катынь»

ЮзерAndrzej: « Расстрелянных в Катыни следует оставить в покое, и прекратить заниматься политикой в этом месте. Кладбище принадлежит близким погибших, оно не для политиканов»

wg пишет: «Трагедия этой трагедии в том, что она навсегда нарушила покой и достоинство этого места, теперь в нашем сознании расстрелянные офицеры смешались с Качиньским с его потребностью показаться там «назло» Туску, Путину и всем-всем-всем. Жертвы Катыни этого не заслужили»

«Меня расстрогали россияне, приносящие цветы к польскому посольству, твердый Путин, обнявший Туска, неожиданная волна эмпатии отовсюду. Это не было вынужденным, в отличиии от панегириков в честь трагически погибшего президента. Но мы ведь обожаем погружаться в нашу историю, из уроков которой мы и так не делаем выводов, потому что легче без конца твердить, что судьба посылает нам страшные испытания, чем что-либо менять. Мы любим сваливать вину на т.н. Судьбу или другие народы, которые якобы виноваты в наших несчастьях, причина которых – некомпетентная власть, которая занята личными счетами и интригами», - пишет юзер Katka.

Все эти цитаты переведены с польского журналистом Анной Миркес, которая не успела опубликовать этот комментарий сама - буквально через несколько часов она будет переводить для родственников погибших в морге, где они будут опознавать тела.

национальное примирение

Генерал Ярузельский, последний коммунистический правитель Польши, написал письмо своему давнему непримиримому врагу Ярославу Качиньскому. оригинал здесь, перевод отсюда:

Председателю «Права и справедливости» Ярославу Качинскому

Возможно, Вас удивит, что именно я пишу это письмо. Но прошу верить – я глубоко потрясен известием о катастрофе, в которой трагически погиб Ваш брат – страстный патриот, выдающийся общественный и государственный деятель, президент Речи Посполитой, главнокомандующий вооруженными силами – Лех Качинский. Погибла и его супруга, а также много известных, в том числе выдающихся лиц, сопровождавших их, как гражданских, так и военных. Это огромная потеря для нашего государства и армии. В свою очередь, в моральном, человеческом измерении доминируют чувства искреннего соболезнования и сожаления. Я понимаю, каким ударом является эта неожиданная смерть для самых близких - для тяжело больной матери, для дочери, внучек и брата. Можно назвать кратко – отчаяние.

С большинством тех, кто погиб, я был в той или иной степени знаком. Некоторые были близки мне в течение многих лет, некоторых только зафиксировал в памяти. Наконец, с некоторыми меня очень многое разделяло. Однако, в столь драматичной ситуации все становятся близкими, исторически-политическая стена оказывается проницаемой, и рождаются глубокие раздумья о человеческой судьбе, которая в разное время и разным способом заканчивается неизбежным уходом. И это не дешевое утешение, а, напротив, трудный вопрос – почему такая неизбежность наступила именно сейчас, так внезапно и в отношении столь важных для государства лиц. Для всех политиков – как действующих, так и бывших – это горькая лекция реализма и вместе с тем усилившегося чувства приоритета национальных целей и интересов над разными, даже глубокими противоречиями и расслоениями в обществе.

Прошу принять мои слова глубочайшего сочувствия и, если можно, передать их также матери и дочери Леха Качинского.

Войчех Ярузельский

национальный раздор

Леха Качиньского решено похоронить в Кракове, в Вавельском замке -- там, где похоронены польские короли, глава правительства в изгнании Сикорский, маршал Пилсудский. И это решение немедленно вызвало волну протеста.

В Кракове прошли многотысячные демонтсрации против этих похорон, на Фейсбуке образовалась куча протестных групп. При всем ужасе случившегося, многие считают Леха Качиньского недостойным погребения среди людей, воплощающих польскую государственность.

Наталья Морозова Комментарий удален

Лев Пархоменко Комментарий удален

Ярослав Качиньский пойдет на выборы

Ярослав Качиньский, брат-близнец погибшего президента, согласился участвовать в президентсих выборах, которые назначены на 20 июня. Сегодня о его выдвижении сообщила партия "Право и справедливость". Таким образом стала понятна главная интрига польских выборов -- насколько гибель Леха Качиньского прибавила симпатий его партии и его брату.

Комаровский не смог победить в первом туре

В первом туре президентских выборов, прошедшем в воскресение в Польше, выигрывает исполняющий обязанности главы государства Бронислав Комаровский.

Агентство Associated press передает результаты двух exit-poll. Согласно одному из них,  Комаровский набрал 45,7% голосов, а его ближайший преследователь Ярослав Качиньский получил поддержку 33,2% избирателей, по результатам другого опроса -- 40,7% и 35,8% соответственно.

Для победы в первом туре необходимо получить более 50% голосов. Официальные итоги подсчета голосов будут объявлены в понедельник. Если понадобится второй тур, он состоится 4 июля.