Михаил Идов: Нетленный твит

По-моему, мы проморгали историческое событие — Библиотека конгресса США объявила, что отныне причисляет tweets, то есть высказывания на Twitter, к опубликованным материалам. Объявила она это, разумеется, в «Твиттере»

Фото: Getty Images/Fotobank
Фото: Getty Images/Fotobank
+T -
Поделиться:

Библиотека Конгресса — главный архив страны, если не мира. Каждая книга, публикующаяся в США, автоматически снабжается порядковым номером для архивирования в ней, и один экземпляр тут же отсылается в Вашингтон на хранение. То же самое относится к журналам, газетам и так далее. С 2000 года она архивирует и сетевые материалы, но крайне избирательно: по ее собственным сведениям, в библиотеке на данный момент содержится 167 терабайтов информации из интернета. У среднего пользователя интернета, по-моему, одна порнография столько весит.

Надеюсь, библиотека успела запастись новыми серверами: она приобрела весь архив «Твиттера» скопом, каждую реплику с момента включения сайта в марте 2006 года. И собирается добавлять около 50 миллионов новых весточек в день. Рано или поздно вся эта информация будет обработана так, что у всех желающих возникнет доступ к довольно полной картине повседневной жизни вовсе не публичных персон. Таким образом, Библиотека конгресса превращается из тщательно курируемого архива в, грубо говоря, Google. (Что, в принципе, естественно, так как Google с его проектом оцифровки книг постепенно превращается в Библиотеку Конгресса.)

Но почему именно «Твиттер»? Почему не завоевавший мир Facebook, почему не LiveJournal, будь он неладен, в недрах которого томится немало вполне подходящих для публикации текстов? С таким же успехом Конгресс мог приобрести знаменитый мусорный атолл в Атлантическом океане. По большей части «Твиттер» все-таки поток неописуемой дряни. Речь даже не идет о бытовых объявлениях, прилюдной-но-частной переписке, похабных шутках, микропризнаниях в любви непосредственно находящейся перед автором чашке кофе или любимой забаве молодежи — повторению имени кумира на сколько хватит места в окошке (#JustinBieber #JustinBieber #JustinBieber #JustinBieber #JustinBieber #JustinBieber #JustinBieber #JustinBieber #JustinBieber #JustinBieber), чтобы поднять ему рейтинг на первой странице. В своем пресс-релизе библиотека упоминает реплики «исторической важности»: первое послание создателя службы Джека Дорси; депеша из лагеря Обамы о победе на выборах. Хорошо, заглянем в первородный твит: «Just setting up my twttr», — пишет Дорси. Конечно, первые слова Томаса Эдисона по телефону тоже не ахти — «Мистер Уотсон, подойдите, я хочу вас видеть», — а в Библиотеке Конгресса соответствующая запись смотрится вполне достойно. Может, нам просто нужно время, и «just setting up my twttr» тоже покроется патиной благообразной старины. С другой стороны, на все 50 миллионов реплик в сутки патины не хватит. Когда архивируется все, не архивируется толком ничего: представьте себе, что Эдисон прилежно записал не только сакраментального «мистера Уотсона», а все сказанное им в тот день. И в следующий. И в следующий. И в следующий. И в следующий.

Комментировать Всего 7 комментариев

Если взглянуть на новгородские берестяные грамоты или на домовые книги фаворита Елизаветы I Тюдор лорда Роберта Дадли, если вспомнить, по каким крупицам приходится сегодняшним историкам собирать информацию о быте и нравах ушедших веков, то нет ничего удивительного в желании Библиотеки Конгресса сохранить полный архив нашего времени для будущих исследователей.

Эх мне бы твиттер Генри Пёрселла...

Кроме пары счетов за прачечную и оплату инструментов, мы ведь на самом деле ничего не Знаем про Британского Орфея. А это лет на 70 позже матушки Елизаветы I. Даже не знаем кто из братьев Пёрселл был его отцом, а кто дядей...

Удивительно, кстати, что при всем обилии микро-информации общая картина яснее не становится! Например, самое обильно документированное событие в истории - 9/11 - для некоторых людей так же открыто к интерпретации, как убийство Кеннеди, запечатленное на одной зернистой пленке.

Я ни капли не сомневаюсь, что мудрые американцы, проанализировав собранные материалы, смогут вывести какие-то закономерности и создать прогрессивные тренинги, развивающие способности к выживанию, углубляющие степень жизненной общительности; компьютерные игры, которые будут расходиться миллионными тиражами; и ещё "чего-нибудь интресненькое".

Признаюсь, я третий раз перечитываю ваш комментарий и так и не могу понять, сарказм это или нет!

Михаил, в разговоре с Вами у меня нет ни малейшего желания брызгать ядом и стебаться.

Я очень серьёзна и доброжелательна. Мне интересны Ваши акценты, мне интересно, как и что Вы пишете. Я адаптировалась к Вашей манере изложения и смирилась с тем, что Вы - американский гражданин.

Хочу пояснить свою мысль предыдущего поста, поскольку по поводу возникшего Сноба у меня были точно такие же мысли (я не сомневаюсь, что его архив когда-нибудь купят, и будут анализировать).

На мой взгляд,  нет большего источника информации чем людская болтовня. В ней прекрасно просматриваются "не выстроенные" для кого-то интересы; истинные настроения по поводу власти; приоритеты в использования косметики, парфюмерии; пристрастия к определённым видам оружия; частота использования презервативов и т.д. По человеческой болтовне можно определить ближайших кумиров молодёжи и наиболее близкие большинству темы для создания компьютерных игр.

Другое дело, что для такого анализа нужны ресурсы (человеческие и финансовые). У американцев всё это есть.

Ваша статья подтвердила мой внутренний тезис о том, что "мозговой анализ и штурм" по-прежнему на вооружении у американцев.

Думаю, что подтвердила Вам серьёзность своего предыдущего высказывания?!:)

Твиттература

Думаю, библиотека Конгресса вознамерилась облегчить труд будущих биографов: Twitter заселило огромное число знаменитостей, отчитывающихся за каждый прожитый день — все те люди, чьи свидетельства сослужат большую пользу историкам, социологам и культурологам. Твиттеризация коснулась и большой литературы: там пересказывают «Махабхарату», выкладывают дневники исторических персон, а несколько месяцев назад силами 8200 (!) участников в Twitter была начата публикация «Дон Кихота» Сервантеса. Там же появилась весьма остроумная страница императора Николая II. Краткость дневниковых записей последнего русского царя оказалась абсолютно форматна и странным образом вернула к онлайновой жизни убиенного государя. Интересно, попадет ли он в Библиотеку Конгресса в качестве блогера? И еще: не изменится ли радикальным образом поведение подписчиков Twitter? Ведь теперь каждой неудачной записью можно будет, как говорила Раневская, плюнуть в вечность.