Александр Генис /

/ Париж

Небесный пир

Значительную часть жизни я провел в облаках, и там всегда плохо кормили

Иллюстрация: Анна Гаврилова
Иллюстрация: Анна Гаврилова
+T -
Поделиться:

Пытаясь обмануть самолетную кухню, я испробовал все диеты и веры, но получалось только хуже. Диабетическое меню отдавало сахарином, вегетарианское казалось насмешкой над аппетитом, индуистское считало меня канарейкой и кормило зернами. Поднос с кошерным обедом принесли завернутым в бархат, как Тору, но внутри были саморазогревающиеся банки с благочестивой едой без запаха, вкуса и названия. Примирившись с судьбой, в самолете я обычно не ем, а питаюсь, но однажды меня угораздило устроить пир на борту, рассказ о котором я должен начать с бигля.

Эта лопоухая собака, отличающаяся острым нюхом и комической внешностью, работает в аэропорту Кеннеди, отравляя жизнь всем, кто возвращается в Нью-Йорк с заморскими гостинцами. Америка, видимо, боясь, что ей вернут колорадского жука, категорически запрещает ввозить к себе съестное, а бигль помогает его обнаружить. Чуя, где вкусно пахнет, пес присаживается у подозрительного чемодана и бредет дальше, оставляя жертву объясняться с таможенниками. Так, у моего брата конфисковали двадцать — по числу посещенных итальянских городов — колбасок салями. Другой мой знакомый попался на курдючном сале, без которого он не мог приготовить плов в Чикаго. Третий, самый лихой, вез килограмм черной икры в обложенной сухим льдом грелке. Он всем говорил, что сопровождает почку для пересадки безнадежно больному другу, но бигль его раскусил, икру конфисковали и уничтожили, ибо, никто, как ему объяснили, не станет есть «рыбьи яйца».

Все это я не без успеха рассказывал на прощальном застолье в хлебосольном московском доме, где, как это водится в России, не поверили ни одному моему слову про Америку. Это выяснилось уже в самолете, когда я открыл сумку с подарками, которую мне впопыхах и с похмелья вручили хозяева. Развернув пакеты, я обнаружил все, о чем можно напрасно мечтать в Америке. На московском батоне лежали щедро нарезанные ломти белорыбицы. Из фольги высовывала розовое ухо широкая семга, завернутая прямо с лимоном. Спина к спине лежали бутерброды с красной и черной икрой. В пластмассовой банке нежился салат из камчатских крабов. В целлофановом мешке сочились жиром куски преступно недоеденного осетрового шашлыка. Но добил меня родной всем балтийцам угорь немалого сечения.

Вот тут я и застонал, вспомнив бигля: если у меня текли слюни, то что говорить о нем? В создавшейся ситуации был только один выход — уничтожить улики до того, как самолет приземлится. Приняв решение, я с надеждой посмотрел на сидящего рядом джентльмена, который не отрывал взгляд от яств.

— Ковер-самолет! — воскликнул он по-русски, перепутав сказки.

— Finnair, — поправил я его и пригласил разделить трапезу.

Он с восторгом согласился, но сначала пошептался со стюардессой по-фински, и та, чтобы не бить ноги, принесла нам корзину замороженных мерзавчиков. Первому мы скрутили голову еще над Европой. К Исландии пир шел горой, и нас безмолвно осуждали по-северному сдержанные соседи. Над Гренландией мы отлакировали съеденное ликером из морошки, Канаду проспали, а в Нью-Йорке радушно распрощались.

Стоя в очереди к таможне, я бесстрашно смотрел на бигля, тщетно обнюхивающего отощавший портфель. Контрабанда была внутри, и разочарованная скотина ничего с этим не могла поделать.

Комментировать Всего 10 комментариев

Я постоянно вожу своим друзьям в Таиланд разные вкусности, отсутствующие на местном рынке. К счастью никаких биглей там нет. Но один провоз мне запомнился. Я вез 3 кило настоящего копченого украинского сала. Упаковано все было очень хорошо в несколько полиэтиленовых мешков. Но к прилету в видимо герметичность упаковки несколько снизилось, и из чемодана стал просачиваться вполне явственный запах копченого сала.

Был остановлен местными таможенниками и подвергнут подробному досмотру. Впервые в жизни видел столь обильное слюнотечение у человека. Меня долго расспрашивали что это, и почему у них этого нет. Кончилось это тем, что вид голодных таможенников меня умилил, и я отрезал им шмат сала в подарок. Последующие несколько прилетов, если я попадал на эту смену, был встречаем радостными улыбками. Мне помогали донести вещи и сажали в такси вне очереди.

В прошлой жизни этот бигль, видимо, был раблезианцем - испортил карму, теперь отрабатывает.

Однажды я ввозил сыры в одну южную страну, только что пустившуюся по бурным водам независимости. В чемодане. Суровые таможенники принюхались, посуровели еще больше, попросили открыть. Кажется, не сразу решились заглянуть. Ожидали ужасное. Уверения, что во Франции все сыры такие, вызвали культурный шок. Чемодан, конечно, потом пришлось сплавить...

Прилично поесть в небесах удалось только пару раз, на борту "Эмирэйтс", для них чуть ли не Дюкасс тогда меню разрабатывал. Зато нет числа воспоминаниям о добром затяжном пьянстве в облаках.

Все так, но в облаках затяжное пьянство особенно вредно - усугубляет джет-лэг

Вредно-то вредно... зато приязненно...

Вот тут прошу привести мне черемшу, безумно ее люблю, но в Берлине она стоит безумных денег ( я ее ем в сезон килограммами, к ужасу моих друзей), а у моих родителей она растет в лесу и на даче, но боюсь, запах чеснока привлечет таможню. 

Друзья, я сижу в Париже, в небесах теперь не пиры, а пепел. Связь паршивая. Я пишу высунув компьютер в окно, чтобы поймать Инет (похоже на голубиную почту). И все же не могу не рассказать, как моя знакомая американская славистка открыла кефир. Он ее так поразил, что она погрузила пяток пакетов в чемодан и вернулась в Нью-Йорк. Багаж ее, однако, улетел в Австралию. К Сиднею чемодан раздулся и вонял. Его вскрывали медэксперты. Они не нашли трупа, но обнаружили, что грибок съел все вещи. Их возвращали в опечатнном пластмассовом контейнере с надписью "биологически активные материалы". Теперь кефир продается в каждом американском супермаркете. Но моя славистка уже боится к нему подходить.

у меня этот самый бигль бабушкины пирожки с капустой в чемодане нашел)!!

Интересно какой собакой в Нью-Йорском аэропорту отлавливают хмели-сунели? В Сан-Франциско этим занимается наркослужба. Все, конечно, пропускают. Но мешочки с сухой травой производят магическое действие на таможню!

Про это я ничего не знаю, но при нынешней истерии не стал бы вести и лавровый лист. С  таможней не шутят. Как-то я летел через Колумбию. Самолет посадили в Майами и обыскали с собаками, никого не выпуская за борт. Живя в "блестящей изоляции", американцы подсознательно видят в каждом пришельце, включая нежинский огурчик или прибалтийскую лисичику, опасный вирус и огораживаются от него, как могут.