Верховный суд либерально трактует закон о СМИ

Пленум Верховного суда РФ подготовил постановление о том, как должен применяться закон о СМИ. Большинство положений закона суд толкует в пользу прессы

+T -
Поделиться:

В проекте постановления «О практике применения судами закона РФ “О средствах массовой информации”» подробно разбирается ответственность традиционных и сетевых СМИ за распространяемую информацию. Сайты, распространяющие информацию, не обязаны регистрироваться в качестве средства массовой информации. Те же сайты, которые имеют статус СМИ, не несут ответственности за комментарии пользователей к опубликованным материалам и на форумах. Как отмечает «Коммерсант», пленум в данном вопросе провел аналогию с теле- и радиопрограммами в прямом эфире, за содержание которых СМИ также не несут ответственности. Кроме того, все СМИ не отвечают за информацию, распространенную информагентствами, даже если отсутствует прямая ссылка на них. За перепечатки публикаций иностранной прессы российское издание несет ответственность только в том случае, если у зарубежного СМИ нет корпункта в России.

Подробнее

Отдельно в проекте постановления разбирается принцип публичности органов власти, в том числе судов. В документе прописано, что чиновники обязаны без задержки отвечать на запросы журналистов. Проведение судебных заседаний в закрытом режиме без достаточных на то оснований может расцениваться как «нарушение права на справедливое публичное судебное разбирательство, предусмотренное пунктом 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод».

Со СМИ снимается ответственность за интервью чиновников. Кроме того, распространение фактов о жизни политиков более не приравнивается к вторжению в жизнь частных лиц. Согласно проекту, политики не могут иметь ту же степень защиты, что и обычные граждане, так как их жизнь представляет общественных интерес. В частности, суды должны «проводить разграничение между сообщением о фактах (даже весьма спорных), способных оказать положительное влияние на обсуждение в обществе вопросов, касающихся, например, политических деятелей при исполнении ими своих функций, и сообщением подробностей частной жизни лица, которое не занимается какой-либо официальной деятельностью». Кроме того, допускается распространение материалов, подготовленных с использованием скрытой камеры, а также сведений о личной жизни граждан без их согласия, когда это необходимо для защиты публичных интересов.

Суды, рассматривая дела о злоупотреблении свободой, обяжут не только проводить лингвистическую экспертизу слов и выражений, но и изучать контекст, в котором они использованы, и общественно-политическую обстановку. При этом проект постановления не позволяет приостанавливать деятельность СМИ в обеспечение исков или же запрещать освещение какой-либо темы, так как подобные санкции умаляют авторитет правосудия.

Наконец, в проекте постановления подробно разъясняется, что такое цензура. Так, например, требовать от журналиста согласовать материал имеют право лишь главный редактор издания или лица, несущие ответственность за соответствие требованиям распространяемой информации. Учредитель СМИ может просить о согласовании только в том случае, если такая возможность прописана в уставе издания. Интервьюируемое лицо имеет право корректировать текст, однако журналист не обязан предоставлять ему текст на согласование.

Как сообщил пресс-секретарь ВС Павел Одинцов, проект получил одобрение 20 апреля и будет принят в ближайшее время. По данным «Газеты.ру», это может произойти 29 апреля.

«Главное, чтобы окончательный вариант постановления был принят в том виде, в каком его одобрил пленум ВС», — заявил секретарь Союза журналистов и один из авторов закона «О СМИ» Михаил Федотов газете «Коммерсантъ». По его словам, пленум Верховного суда фактически выступил на стороне СМИ, и теперь на него могут надавить и вынудить изменить некоторые положения. Федотов также отметил, что существование данного проекта постановления показывает, что существующий закон, принятый еще в 1991 году, по-прежнему эффективен и его «лучше не трогать».

Даниил Купсин

   Неужели над Россией веет дух либерализма? Вполне возможно, что постановление пропустят в таком виде, потому что, если эта инициатива дошла до высших инстанций, наверное, она принимается с оглядкой на федеральную линию партии.

Другой вопрос, что у нас есть тысячи законов и постановлений, которые приняты и не работают, и вместе с тем есть тысяча примеров, когда нечто является нормальной практикой, но законами не регламентировано. Россия до сих пор живет по понятиям, так что я бы обращал основное внимание не на сам факт принятия постановления, а на то, как оно будет работать на практике. Сам факт принятия — приятный либеральный ветерок, но повлияет ли он каким-то образом на свободу журналистики в целом и доступ к информации — посмотрим.   

Комментировать Всего 24 комментария

По степени актуальности для сегодняшней России самое важное — это то, что не каждый интернет-ресурс может считаться СМИ, на втором месте — проблема выдачи источников. А вот действительно опасной для прессы мне кажется другая недавняя новость — о внесенном в Госдуму законопроекте единоросса Анатолия Губкина, который предлагает отнести крупные СМИ к объектам, имеющим стратегическое значение. Также к таковым предлагается причислить организации, оказывающие социальные услуги в интернете.

Простите, а какие СМИ у нас оказывают социальные услуги в интернете?

спасибо, сейчас поправим

Да, это чудовищая история, которая может поставить точку на развитии в России высокотехнологичных средств массовой информации.

Но надеюсь, что проект будет прибит на уровне обсуждения в комитете.

Да и президент, абсолютно уверен, его не поддержит.

Последние пару лет в разных вариантах муссировались слухи о том, что в недрах Думы или еще каких-то страшных министерств зреет некий страшный закон об интернете, который пишут никому не известные и неквалифицированные страшные монстры, и что, как только он появится, Китай покажется нам сказкой, а в реальности будет Иран. И вот наступила реальность, и она оказалась гораздо лучше, чем мы все ожидали, чему я несказанно рад.

Проект постановления одобрен, и если и возникнут какие-то поправки, я надеюсь, что они будут непринципиальными. Если же эти поправки будут принципиальными или по этим причинам его завернут вообще — то я тогда буду несказанно расстроен.

Эту реплику поддерживают: Арсений Недяк

Юлия Латынина Комментарий удален

Юлия Латынина Комментарий удален

Неужели над Россией веет дух либерализма? Вполне возможно, что постановление пропустят в таком виде, потому что, если эта инициатива дошла до высших инстанций, наверное, она принимается с оглядкой на федеральную линию партии.

Другой вопрос, что у нас есть тысячи законов и постановлений, которые приняты и не работают, и вместе с тем есть тысяча примеров, когда нечто является нормальной практикой, но законами не регламентировано. Россия до сих пор живет по понятиям, так что я бы обращал основное внимание не на сам факт принятия постановления, а на то, как оно будет работать на практике. Сам факт принятия — приятный либеральный ветерок, но повлияет ли он каким-то образом на свободу журналистики в целом и доступ к информации — посмотрим.

Даниил Купсин Комментарий удален

Интернет-СМИ — относительно недавнее образование, и нет большой ясности, как это все должно регулироваться. Вообще СМИ — искусственное понятие, которое возникло в связи с появлением неких технологий: книгопечатания, технологии передачи данных, радио, телевидения. Одна из разновидностей этих технологий основана на том, что есть ограниченное количество частот, где может находиться ограниченное количество каналов, в связи с этим используется система лицензирования. И есть традиционные СМИ, которые в то время, когда никто не публиковал газет или книжек, брали лицензии у королей. Потом были введены марочные налоги: каждое СМИ должно было покупать специальные марки и клеить их. Но после парламентской революции в Англии это отменили.

Современные технологии не очень располагают к регулированию, которое сейчас используется. Для современного информационного бизнеса весь механизм лицензирования и регистрации архаичен. Можно сколько угодно играть с этими законами, но это не означает, что в них появится какой-то смысл. И это не окажет никакого влияния на ситуацию, потому что закон начинает действовать, когда за его несоблюдение начинают преследовать. Телевидение и радио в России очень послушны, потому что если им вынесут предупреждение, то могут и лицензию отобрать. То же самое с газетами.

А что вы будете делать с интернетом? Был, например, такой проект ntv.ru, который потом превратился в newsru.com, и что вы теперь будете с ним делать? Он вообще в зоне .com находится. Вот русский это проект или нет? Как его можно достать? Почему он должен где-то регистрироваться? Люди, которые занимаются законами, не очень понимают реалий сегодняшнего дня. Можно оказывать влияние на СМИ, но не в ситуации интернет-общества, когда ты можешь из любой юрисдикции выступать и ты можешь изменить домен и много  чего еще. 

Кончилось время, когда можно было воздействовать силой. Для того чтобы сегодня управлять обществом и информацией, надо использовать совершенно другие техники. Можно какие угодно написать законы, но потом окажется, что все СМИ находятся в какой-то другой доменной зоне. И поэтому очень важно, чтобы кто-то объяснил это тем, кто пишет законы. 

Сейчас, чтобы управлять обществом, надо все делать «по-белому». Есть два отца-основателя PR. Один — племянник Фрейда, Эдвард Бернейс. Он не верил, что люди рациональны,  и считал, что ими можно только манипулировать. Он добился больших успехов. А другая школа PR восходит к Айви Ли, сыну проповедника. Он исходил из того, что в ситуации открытой информации журналисты все равно рано или поздно все раскопают. Поэтому гораздо выгоднее сразу говорить правду. И сегодня это становится все более актуально. Сегодня управлять ситуацией можно, только находясь в диалоге. А Бернейс хоть и добился большого успеха в жизни, но чувствовал себя полным дерьмом, потому что был любимым автором Геббельса.

Эту реплику поддерживают: Евгений Савенко

Если честно, я не верю в определения и постановления Верховного суда.

То, что сказано в проекте постановления -- безусловно положительно. Ровно год назад в РИА-Новостях мы дискутировали с представителями Минсвязи и Роснадзора о разграничении отвественности между редакцией и людьми, комментирующими материалы изданий в свободному доступе, пользуясь технологиями WEB 2.0. Честно говоря, я ожидал, что наша дискуссия выльется в законопроект об изменении в "Законе о СМИ", так как проводить разграничения ответственности нужно на многих уровнях, в том числе и в самой редакции печатного, например, издания, в котором есть интернет-версия, потому что интернет-версиями часто занимаются люди, не имеющие отношения к печатному изданию, а руководители печатного издания не знают, что выходит в интернет-версии и за него, собственно, не отвечают.

Это все нужно прописывать на законодательном уровне, равно как и ответственность СМИ за публикацию пользовательского контента. Но менять как-либо закон о СМИ никто не хочет. Я жестко столкнулся с этим, когда мы пытались провести поправки об ответственности за плагиат, проще говоря, за использование чужого контента или, если совсем просто, за воровство чужих заметок. Поправки были разоработаны год назад, и мы столкнулись с сильнейшим продиводействием со стороны коллег, депутатов и ряда чиновников.

Именно поэтому, по всей видимости, было решено эти либеральные (безусловно) поправки провести через постановление пленума. Но очень важно, чтобы все юристы СМИ с ним были ознакомлены. Потому что за решения местных судов, которые по предписанию местной администрации примут решение о преследовании СМИ за публикацию пользовательского контента Верховный суд отвечать не будет. А конкретный судья всегда может сказать, что до него постановление "не дошло".

Хорошее постановление. После его принятия необходимо будет следить за практикой и требовать его исполнения. #peremen #glasnost #transparency

Статья 127 Конституции РФ определяет, что «Верховный суд Российской Федерации ... даёт разъяснения по вопросам судебной практики». И хотя такие разъяснения обязательны не только для судов иных инстанций, но и для должностных лиц, которые применяют норму, по которой было дано разъяснение, на деле такие должностные лица о такой обязанности предпочитают не вспоминать.

Поэтому сомнительно, что такое постановление положительно повлияет на работу органов дознания или следствия в их отношениях со СМИ. Все равно сначала наложат арест на движимое имущество (включая компьютеры, ксероксы и факсы), а на предложение ознакомиться с распечатанным крупным шрифтом постановлением Верховного суда ответят, мол, подавайте в суд на наши действия и будет вам счастье.

Вступая в полемику с Иваном Засурским, хотелось бы отметить что домен .ec спасет от визита следователя лишь того, кто действительно проживает в Эквадоре (или где-либо еще, но не в России). В конце концов, все статьи пишутся конкретными людьми, а статьи о нашей стране чаще всего пишутся людьми, которые живут на её территории. Легко заметить, что в последнее время растёт количество исков к конкретным журналистам. А уж иску к физическому лицу сопутствует иск к изданию. 

Я так понял, что больше всего всех возбудило то, что политики не будут выигрывать суды со СМИ, если станут подавать иски в связи с тем, что в их личную жизнь как-то вторглись.

Насколько мне объяснили, в законе о СМИ это все прописано, то есть, по сути дела, никакой революции в этом разъяснении нет, речь идет, скорее, о правоприменительной практике. Верховный суд просто подтвердил, что вот эта норма из закона о СМИ не допускает какие-то там хитрые интерпретации. Так что формально либерализации никакой не происходит. А фактически они говорят, что если вы, уважаемые политики, хотите на СМИ в суд подавать за разглашение тайны частной жизни, то все-таки, скорее всего, ничего у вас не получится.

Есть такая тема известная, я уже по ней высказывался, и на «Снобе» в том числе. Что за слова какого-то человека, напечатанные и распространенные в СМИ, если там содержится клевета или что-то такое, что задевает другого человека, в суде потом солидарно отвечают и обидчик, и СМИ. Вот здесь, насколько я понимаю, ничего не изменилось, а я бы добавил это в постановление.

Вообще, что здесь такого либерального, вот объясните мне? Забавно, что за прошедшие десять лет нас приучили к такому взгляду на жизнь, что подобные постановления считают либеральными.

Я бы сказал, что в этом постановлении нет ничего даже не либерального, а либерализующего. Ну, вот если долго держать людей в подвале, а потом выпустить их на пятиминутную прогулку, то это воспринимается как большой подарок.

Мне хочется обратить внимание просвещенной общественности на тот факт, что постановление пленума Верховного суда так и не принято. Сроком его принятия является 29 апреля. Притом что оно уже сто раз обсуждено, утверждено, согласовано, в законную силу оно пока не вступило. Это, видимо, особенности процедуры, но тем не менее нельзя говорить об этой юридической норме как о совершившейся. Я предвижу, что сейчас будет чудовищное давление со стороны различных структур, привыкших выкручивать руки СМИ и использовать против них псевдоюридические противоправные механизмы. Потому что все то, что Верховный суд объявил вне закона, — это методы рэкетирской и рейдерской борьбы со средствами массовой информации. Например, привлечение СМИ к ответственности за написанное у них на форуме — это абсолютно классическая бандитская техника. Ты приходишь, пишешь на форуме в присутствии своего карманного нотариуса, удостоверяешь написанное и тут же идешь привлекать средство массовой информации за это к ответственности. Верховный суд должен принять некий документ, который объявляет эту бандитскую технологию незаконной. Она и была незаконной изначально. Все понимают, что никто не может нести ответственность за то, что написано у него на форуме. Потому что он этого просто не может контролировать. Чтобы это можно было контролировать, нужно ввести предварительную цензуру. То есть полностью закрыть вообще все то, что в Конституции называется «свободным высказыванием». Значит, надо отменить действие Конституции в одном отдельно взятом интернете. Всем это понятно, да? Но почему-то за 19 лет постановления Верховного суда по этому поводу не было. Мне очень важно дождаться, чтобы оно появилось.

Эту реплику поддерживают: Сергей Буш

Что касается обязательства судов при рассмотрении дела о злоупотреблении свободой слова анализировать не только слова и выражения, но и контекст, то тут я вот что хотел бы напомнить заинтересованной публике. Между прочим, конфликты по этому вопросу начались очень давно, еще в начале 1990-х годов. Тогда коммунистические депутаты Верховного совета РСФСР и потом Госдумы первыми изобрели такое ноу-хау: пытаться судиться с журналистами не по делу о диффамации, не о возмещении ущерба деловой репутации, не о защите чести и достоинства, а о клевете. Потому что это уголовная статья, и за нее не только полагается более жестокое наказание, но и, если повезет, можно потребовать от суда взять с подозреваемого подписку о невыезде, а то, может быть, даже и засунуть его в СИЗО.

И вот напишешь где-нибудь, например, что «коммунисты — в сущности, последователи бесчеловечного и жестокого сталинского режима», а они тут же на тебя в суд подают за клевету: «Как это — бесчеловечного и жесткого? Это клевета!» И начинается разбирательство по уголовному делу, и это уже совсем другая история. Так что это давно существующая практика — преследовать журналистов, подменяя понятия, причем вполне сознательно. И я помню, что коммунисты этим изобретением гордились.

И сейчас в таких делах суд практически всегда выносит постановление о проведении экспертизы. Но эта экспертиза представляет собой сугубо лингвистический разбор. Она обращается, по существу, к словарю. Но словарь, даже самый лучший, не учитывает то, что существует некоторый контекст, причем контекст не только лингвистический — как фраза построена, — но и контекст ситуационный. Допустим, происходит политическая дискуссия между оппонентами в прессе или в прямом радиоэфире (телевизионного эфира у нас — благодарение Его Высокопревосходительству — давно уже не бывает). Или происходят публичные дебаты, во время которых возможно использование всяких полемических приемов, метафор, гипербол, а то и, прости Господи, синекдох или даже эллипсисов. Разные образные фигуры и построения возможны, а они, что называется, «чреваты образностью» и «сопряжены с опасностью выразительности» языка и в некоторых случаях создают довольно сложные и спорные смысловые ситуации. Неплохо было бы, чтобы кто-нибудь в том разбирался.

Если сейчас окажется, что суд готов рассматривать дело внимательно, просто с пониманием того, как устроен русский язык и с уважением к тому, кто возможностями этого языка пользуется, было бы очень неплохо.

Еще есть вопрос о публичности. Вот, например, история с ограблением квартиры госпожи Слиски (помните, несколько лет назад это было — не знаю уж, почему именно она вспомнилась)… Тогда воры вынесли у вице-спикера российского парламента не только что-то вроде «два портсигара отечественных», «три куртки замшевых импортных», но и, как она сама тогда жаловалась, какое-то несусветное количество ювелирных украшений. Этот сюжет — вместе с вопросом о том, «откуда, мадам, все эти брулики», — не должен заканчиваться в ту секунду, когда госпожа Слиска говорит: «Это моя частная жизнь, никто не смеет этим интересоваться».

Почему? По-моему, я смею этим интересоваться. Конечно, госпоже Слиске как гражданке Российской Федерации гарантирована неприкосновенность частной жизни. Однако из этого возможно изъятие, потому что она выбрала себе такую профессию — политик. И этой профессией — выбирая ее, выдвигая свою кандидатуру на выборы, — она подписалась под тем, что она согласна, что к ней будет некоторое дополнительное внимание.

В некоторых странах, например, политики, выставляя свою кандидатуру, подписывают отдельную бумагу о том, что они соглашаются на некоторое дополнительное внимание к своей особе, своим доходам, своим досугам и т. п. Хотя, на мой взгляд, эти формальности — вещь совершенно излишняя, потому что и так все само собой разумеется.

Короче говоря, я одобряю это постановление Верховного суда. Хотя я вполне отдаю себе отчет, что оно не могло появиться само по себе. По всей видимости, у него есть, не побоюсь этого слова, какой-то заказчик. И, вероятно, оно свидетельствует о том, что существует в российских властных кругах некоторое противостояние между несколькими группировками. Признаться, мы и сами об этом догадываемся, но вот нам еще одно доказательство этого. Потому что, несомненно, в этой ситуации речь идет о том, что одни расчищают себе возможность для борьбы с другими. Хорошо, что борьба предполагает быть, судя по таким подготовительным мероприятиям, публичной. Лично я всегда предпочитаю такие политические столкновения пресловутой и более привычной для нашего политического климата «возне бульдогов под ковром».

Эту реплику поддерживают: Сергей Буш

По сути, у нас тоже существует "спец режим для публичных деятелей"  

Постановление Пленума ВС о судебной практике по диффамационным искам (защита чести, достоинства и т.д.) (основной правоприменительный документ, на настоящий момент)  так прямо и говорит :

п 9."судам следует иметь в виду, что в соответствии со статьями 3 и 4 Декларации о свободе политической дискуссии в СМИ, принятой 12 февраля 2004 г. на 872-м заседании Комитета Министров Совета Европы, политические деятели, стремящиеся заручиться общественным мнением, тем самым соглашаются стать объектом общественной политической дискуссии и критики в СМИ. Государственные должностные лица могут быть подвергнуты критике в СМИ в отношении того, как они исполняют свои обязанности, поскольку это необходимо для обеспечения гласного и ответственного исполнения ими своих полномочий. "

И кстати, эта цитата все чаще встречается в решениях судов по диффамационным искам. 

Политики и чиновники вообще должны быть в ситуации максимальной побличности. Иначе нет ни какой возможности контролировать власть.

Сегодня, 4 июня, согласованы последние пункты постановления пленума Верховного суда. Окончательно решено, что сайты, которые имеют статус СМИ, не несут ответственности за комментарии пользователей к опубликованным материалам и на форумах. Но редакции теперь придется следить за комментариями: по требованию Роскомнадзора или заинтересованных лиц комментарии должны быть подвергнуты редактированию. Однако если редакция посчитает, что в комментарии никакого нарушения закона нет (клевета, разжигание межнациональной розни и проч) и оставит его на сайте, то ответственность за подобное решение несет она. 

Постановление обещают принять в ближайшее время.

Все вполне логично, по аналогии с бумажными СМИ.

Проблема решается размещением форума на другом сайте с приглашением "обсудить материал на сайте нашего партнера ХХХ". ХХХ, разумеется, не будет регистрироваться как СМИ. Это первое, что сразу приходит в голову. Наверняка, если потратить еще минут 30, придумаются  и другие варианты.

Разъяснения Антона Носика в его ЖЖ (очень убедительные):

Звучит как пипецкое закручивание гаек. На самом деле, — всего лишь попытка устаканить процедуру предъявления претензий к СМИ по поводу материалов, размещённых на сайте читателями. В существующей практике известны случаи (вроде наезда на ИА «Банкфакс»), когда СМИ привлекалось к ответственности, вплоть до отзыва лицензии, за анонимный комментарий, о существовании которого редакция могла и вовсе не догадываться. Подобная практика означает, что любой говнюк в погонах может сам оставить провокационный коммент на неугодном сайте, сам же удостоверить факт его наличия, и тут же запускать механизм санкций в отношении редакции СМИ. Верховному суду предлагается установить процедуру, исключающую такую возможность. То есть прежде, чем применять к сайту какие-либо санкции, Роскомнадзору, прокуратуре, или любым другим заинтересованным лицам будет вменено в обязанность для начала обратиться с претензиями непосредственно в его редакцию. А дальше уже редакция, будучи надлежащим образом уведомлена об имеющихся претензиях, будет сама решать, что делать с проблемным комментарием. Либо удалить его (и тогда вопрос об ответственности отпадает сам собой), либо упереться рогом, не найдя в нём ничего противозаконного, и тогда уж судиться или бодаться осознанно. Именно такую процедуру, отвечающую духу и букве ст. 57 действующего Закона о СМИ, Верховному суду и предлагается теперь кодифицировать.Самое смешное — что мыльная опера с этим постановлением пленума Верховного суда тянется уже много месяцев. Разные СМИ уже раз пять сообщали, что Верховный суд что-то там такое решил, постановил, разъяснил. На самом деле, дата вынесения судебного решения постоянно откладывается, а весь инфоповод в итоге сводится всего лишь к трениям внутри редакционной группы, готовящей проект. Всякий раз редакционная группа объявляет, что ей удалось подготовить окончательную версию злополучного проекта, и вот-вот пленум ВС под ним подпишется. Называются даже точные даты. Они наступают, решение не выносится... И снова скрипит перо.Ежику ясно, что проблема с этим документом — политическая. В начале 1990-х Закон о СМИ и писался, и принимался с очевидной целью не допустить государственного давления на независимую прессу. В том же духе задумывалось и нынешнее решение пленума ВС, призванное обобщить всю судебную практику, основанную на том законе. Но на дворе у нас сегодня совсем другие реалии, так что попытка возврата к романтическим правовым нормам 1992 года проходит с адским скрипом — и, неровен час, грозит привести к обратным результатам. Вместо гарантий защиты СМИ от наездов мы можем в один прекрасный момент получить комплект новых требований к СМИ, несоблюдение которых составит новейший corpus delicti. Хотели как лучше...

Махровая цензура, это ударит по самим СМИ снизив посещаемость несвободных сайтов в разы.

Ещё теперь прослушивают открыто телеофоны. Тотальная цензура.

Будет Вам, Дмитрий. Уж прямо так и открыто?

Мне скрывать например нечего, подслушивай не посдлушивай. А если кому нужно пароль по телефону сказать?

http://www.vesti.ru/doc.html?id=365758&cid=549

нет, Дмитрий, здесь речь не о том.

Телефоны могут слушать (и давно) не только у подозреваемых, а и в рамках ОРД, когда слушаемый не имеет никакого статуса в уголовном процессе, да и самого дела еще нет.

Кстати, я писал чего-то по поводу телефонов

http://a-bassistov.livejournal.com/35361.html

Ясно, спасибо. Приду почитаю.