Аудиоверсия этого текста

Прослушать

Аудиоверсия

Вулканы и землетрясения ― из-за глобального потепления?

Теория исландского геофизика говорит, что извержения провоцируются таянием ледников: ослабевает давление ледяного щита на кору и магма выплескивается, как шампанское из бутылки. Российский геолог предлагает и вовсе апокалиптическую схему, которую подхватили СМИ, ― но это скорее фантазии

Кадр из фильма "2012"
Кадр из фильма "2012"
+T -
Поделиться:

Вулкан Эйяфьятлайокудль прекратил травмировать авиаперевозчиков, и теперь уже геофизики гадают, каких неприятностей от него ждать дальше. Свежие газеты предлагают нам на выбор целых два варианта конца света. Статья из Geophysical Research Letters, которую написали исландский вулканолог Фрейштейн Сигмундссон с коллегой Каролиной Пагли из английского Университета Лидса и которую наперебой цитируют СМИ (хотя опубликовали они ее еще в 2008 году), обещает, что таких извержений будет все больше и больше — и все из-за глобального потепления. Но самый скандальный сценарий выдумали не в Исландии, а в МГУ: после следующего извержения всех ждет потоп, заявил телевизионщикам некто Николай Жарвин, научный сотрудник Музея землеведения при МГУ. Этот прогноз даже попал в тройку главных тем, которые, если верить рейтингу «Яндекса», яростней всего обсуждают в блогах.

Логика исландцев проста: на вулканы давят тяжелые ледяные щиты. От давления мантия под вулканами становится более вязкой, активные процессы в ней замедляются, поэтому вулкан живет в «законсервированном» виде. Когда давление уменьшается, магме легче выплеснуться наверх. Как шампанскому из бутылки, когда пробку слегка ослабят. А уменьшается давление потому, что лед тает — на планете как-никак потепление. Ученые приводят строгие расчеты для отдельно взятого вулкана (правда, Ватнайёкудля, а не Эйяфьятлайлокудля ― два года назад никто не знал, что проснется именно он). С 1890 года ледник над ним потерял 10% своей массы — каждый год с него стекало по 14 миллиардов литров воды. Об освобождении ото льда вулкан намекал землетрясениями, которые случались вокруг все чаще и чаще. Их эпицентры покрывают окрестность вулкана густой сыпью ― и большая часть «сыпи» появилась недавно. (Такие землетрясения подсказывают, что под землей перемещаются огромные массы вещества и это вещество просится наружу.)

В эмгэушном сценарии цифр и конкретики на порядок меньше — это даже не гипотеза, а только набросок. Известно, что Исландия лежит прямо на границе между Североамериканской и Евразийской тектоническими плитами. В подобных местах расположено большинство вулканов мира (бывают, правда, еще «горячие точки» посреди плит, вроде Гавайев, но это — отдельный разговор). Хорошо различимую линию, в которую они выстроились, называют Огненным поясом.

Если границу плит раскачать извержениями, говорит Жарвин, то одна плита опустится, другая поднимется, а в зазор хлынет океанская вода и, соприкоснувшись с горячей магмой, вызовет супервзрыв. Извержение Эйяфьятлайокудля ― только первая капля: оно спровоцирует более крупные вулканы, а дальше плиты разойдутся и произойдет катастрофа. Впечатляет, правда?

Мы попросили исландца Сигмундссона, автора первой гипотезы, прокомментировать вторую, российскую. Его реакцию лучше всего иллюстрирует короткий аудиофрагмент из нашей беседы:

«Есть ли здравый смысл в этом сценарии? Большей частью нет, но кое-что ― правда. Мы знаем, что вслед за Эйяфьятлайокудлем часто извергается вулкан Катла, который крупнее. Но пока наши приборы никаких признаков близкого извержения не зафиксировали. Так или иначе, эффект будет локальным, а с плитами ничего не случится. Масштаб не тот. Ни Эйяфьятлайокудль, ни Катла ― вовсе не супервулканы, которых все боятся».

Тем не менее, Сигмундссон предлагает проследить за цепочкой событий, которые, как он признает, действительно провоцируют цепную реакцию. Во-первых, вулкан выбрасывает в воздух пепел. Тот оседает на леднике. Лед становится темнее, поглощает больше солнечного света и легче тает. Во-вторых, потоки вулканического вещества сами неплохо растапливают лед. Ледники тают — вулканам проще проснуться. Получается, одно извержение готовит почву для следующих.

«Одно “но”, ― поясняет Сигмундссон. ― Если сильное извержение позади, вулкану еще долго будет нечего выбрасывать. А большая часть пепла выпадает рядом с самим вулканом, который только что исчерпал свои ресурсы. Поэтому растопленный ледник над конкретным кратером ничем страшным не грозит. И по сравнению с человеческим влиянием на климат ничего не значит».