Вакцина от рака: применять перед смертью

Управление по контролю за качеством пищевых продуктов, медикаментов и косметических средств  США (FDA) одобрило первую в мире вакцину от рака простаты. Лекарство, названное Provenge, способно продлить жизнь больных на несколько месяцев. Это уже вторая вакцина от онкологических заболеваний, так что можно говорить о положительной тенденции

Иллюстрация: GettyImages/Fotobank
Иллюстрация: GettyImages/Fotobank
+T -
Поделиться:

Обычно под  термином «вакцина» подразумевают препарат, обучающий иммунную систему бороться с тем или иным заболеванием до того, как оно проникнет в организм. Препарат Provenge — это так называемая терапевтическая вакцина, которая стимулирует иммунитет у людей уже после знакомства с «агрессором». В последнее время исследователи активно работают над созданием именно терапевтических вакцин: уже созданы средства для лечения рака почки и рассеянного склероза, разрабатываются терапевтические вакцины против гепатита В, малярии, туберкулеза и даже ВИЧ.

Рак простаты или предстательной железы — одно из самых опасных онкологических заболеваний, занимающее второе место по смертности среди мужчин (на первом — рак легкого). Точные причины развития рака простаты неизвестны: считается, что в этом процессе «виноваты» как гены (у мужчин, чьи родственники больны этим недугом, риск заболеть намного выше), так и пагубное воздействие окружающей среды. Одним из важных факторов риска считается еда, а также образ жизни: согласно статистике, у переехавших в США японцев рак простаты развивается намного чаще, чем у их соотечественников, живущих на родине, а уровень заболеваемости среди афроамериканцев на порядок выше аналогичных показателей у коренного населения Африки.

Влияние образа жизни косвенно подтверждается и данными о заболеваемости в России. Пока здесь регистрируется вдвое меньше случаев этого рака, чем в среднем по миру. Однако последние десять лет число заболевших неуклонно растет. Если эта тенденция не изменится, то еще через десятилетие россияне догонят жителей развитых государств — именно там зарегистрировано наибольшее число больных раком простаты.

Разработанная американской компанией Dendreon Corporation вакцина предназначена для пациентов с раком на стадии развития метастаз (здесь есть тонкость: наличие болевого синдрома является противопоказанием к ее применению, поэтому врачу надо попасть в узкое временное окно между распространением метастаз и появлением болевых ощущений).

Работает Provenge так: у пациента забирают кровь и выделяют из нее часть белых кровяных телец, а именно Т-клетки и антигенпрезентирующие клетки (АПК). Их помещают в раствор, содержащий белки; подобно небольшим штырькам эти белки «торчат» на поверхности раковых клеток. Подстегиваемые особым веществом-стимулятором, Т-клетки и АПК, как собаки-пограничники, натаскиваются узнавать и убивать клетки, несущие эти белки. «Обученные» клетки возвращают в организм пациента, где они сразу же принимаются применять полученные знания. Повышенная активность «стражников» организма определяет и побочные эффекты от использования новой вакцины: лихорадку, насморк, слабость и иногда боли.

В клинических  испытаниях, в которых участвовали 512 мужчин, продолжительность жизни добровольцев, использовавших Provenge, в среднем составляла около 25,8 месяца после завершения курса. Больные, которым давали плацебо, жили около 21,7 месяца. Ни те, ни другие не получали иного лечения, так как на сегодня единственной альтернативой вакцине на исследуемой стадии болезни является химиотерапия. Через три года после лечения были живы 32% мужчин, чьи клетки обучились сопротивляться раку при помощи новой вакцины, и только 23% пациентов, получавших плацебо. Таким образом, вакцина продлевала жизнь больных на четыре месяца. Эффект от ее применения пока трудно назвать революционным, но когда надежды нет, и эти четыре месяца — очень много. В 2011 году компания Dendreon Corporation планирует поставить в 50 клиник в США, где проходили клинические испытания, вакцины для лечения двух тысяч больных раком пациентов.

По-настоящему важность создания Provenge можно оценить, если вспомнить, что это уже вторая вакцина  от рака. Первая, Gardasil, практически во всех случаях помогает предупредить заражение женщин папилломавирусом, который является основной причиной развития рака шейки матки. Клинические испытания Gardasil были завершены в 2006 году, а через три года вакцина поступила в медицинские учреждения по всему миру. В отличие от Provenge, Gardasil — «классическая» вакцина, которую используют до заражения вирусом.

Несмотря на то что два препарата отличаются по принципу действия, само их существование указывает на очень обнадеживающую тенденцию: врачи и ученые узнают все больше о природе рака и постепенно учатся бороться с ним. Пока они делают только первые шаги, но, как говорил Лао-Цзы, и путь в тысячу ли начинается с одного шага. И еще один важный момент: сейчас курс лечения Provenge стоит 93 тысячи долларов. Думается, что по мере появления новых вакцин цены на них будут падать.

Комментировать Всего 10 комментариев

Великолепная статья - правдивая, доходчивая и очень грамотно "для всех" написанная. Создание Provenge - действительный прорыв. И колоссальная моральная поддержка для заболевших мужчин. 

Спасибо большое. Теперь остается только ждать, пока на Provenge упадет цена.

Интересно, а на сколько продлевает жизнь "классическая" химиотерапия, которой эти пациенты не получали?

Хороший вопрос - мы его отдельно изучили. Вообще, действительно, в таких экспериментах нельзя отказываться от традиционной терапии - это неэтично. Но тут речь идет о форме рака и о стадии, для которых химия вообще не работает - и не показана. Такие пациенты на западе охотно и массово идут в исследования - они видят в этом не только и не столько шанс на продление жизни, сколько шанс на то, чтобы принести пользу науке, и будущим пациентам.

Вот тут опубликованы очень впечатляющие размышления любящей вдовы о том, стоило ли тратить сотни тысяч долларов на мучительные процедуры/лекарства, польза которых для её умиравшего мужа так и осталась неизвестной.

Прочитал. Саша, а что Вы думаете про ее рассуждения?

Для меня ключевая фраза: "had he known the costs, Terence would have fought the insurers spending enough, at roughly $200,000, to vaccinate almost a quarter-million children in developing countries. That’s how he would have thought about it."

.

В современных развитых обществах, кажется, господствует представление, что наиболее достойное поведение перед лицом смертельной болезни - бороться до последнего, пока есть хотя бы проблеск надежды (если не на выздоровление, то на продление жизни). И если страдания пациента в какой-то степени принимаются во внимание при принятии очередного решения, то оглядываться на деньги считается принципиально неправильным: "каждый день жизни каждого человека бесценен". Но на самом деле всё далеко не так просто. Деньги - не более чем мера ресурсов, которые всегда ограничены. Любое денежное решение - не "да или нет", а "или - или". И в какой-то момент приходится спросить, а должен ли ещё один день на больничной койке для пациента Х перевесить двести тысяч противотуберкулёзных вакцин для кенийцев? или новый детский сад для бедных детей? или просто-напросто гарвардский диплом для родной дочери пациента Х? Конечно, если спросить дочь накануне этого самого дня, ей будет глубоко наплевать на Гарвард. Но ей вовсе не обязательно принимать это решение - для этого должны быть правила.

"В современных развитых обществах, кажется, господствует представление, что наиболее достойное поведение перед лицом смертельной болезни - бороться до последнего, пока есть хотя бы проблеск надежды (если не на выздоровление, то на продление жизни)"

Не знаю как в современных развитых обществах, могу сказать что в Германии врачи предерживаются правила "Продление жизни, при сохранении качества жизни" если же дальнейшая терапия может продлить ДНИ, но превратит их в мучительные, скорее всего что в такой терапии будет отказано.

Как я и написал - "страдания пациента в какой-то степени принимаются во внимание при принятии очередного решения". Но страдания пациента - не единственные издержки лечения.

Впрочем, в России, кажется, проблема прямо противоположная. Сколько раз мы слышали это фаталистское: "Ну а что вы хотите - восьмой десяток...."