Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Архив колумнистов  /  Все

Наши колумнисты

Максим Кантор: Цецки-пецки

Есть такая пословица: «по-немецки — “цецки-пецки”, а по-русски — “бутерброд”»

Фото: Alamy/Photas
Фото: Alamy/Photas
+T -
Поделиться:

Как-то я пересказал эту пословицу своим немецким друзьям, директору Музея современного искусства Хансу-Петеру и его заместителю Зеппу.

— По-немецки — «цецки-пецки», а по-русски — «бутерброд»!

Мы долго смеялись. Потом Ханс-Петер сказал:

— Какая смешная пословица. Ха-ха. С большим чувством юмора. Да. Только здесь есть ошибка, Максим. Дело в том, что по-немецки как раз — «бутерброд». А по-русски — «цецки-пецки».

— Что ты, Ханс-Петер, — сказал я. — Ошибки здесь нет! Это такая пословица смешная, в ней все наоборот. Ну да, слово «бутерброд» немецкое, но автор пословицы утверждает, что оно русское, а по-немецки надо говорить «цецки-пецки». Это шутка.

— Автор заблуждается, — терпеливо возразил Ханс-Петер, — по-немецки говорить «цецки-пецки» не надо. Такого слова нет.

— Это нарочно, Ханс-Петер! Нарочно! Здесь все перевернуто, поставлено с ног на голову для смеха.

— Ха-ха, — сказал Ханс-Петер, — я понимаю юмор этой пословицы. Он очень смешной. Но будет еще смешнее, если сказать правильно. Я даже думаю, что в пословице, которую придумал народ, все правильно сказано, ты просто забыл порядок слов. Звучит пословица так: «По-немецки — “бутерброд”, а по-русски — “цецки-пецки”». Так даже будет еще смешнее.

— Да, — сказал Зепп, подчиненный Ханса-Петера, — так будет гораздо смешнее. По-немецки «бутерброд», а по-русски «цецки-пецки». Вот это смешная пословица. Ха-ха.

— Но по-русски нет слова «цецки-пецки».

— По-немецки, — уточнил Ханс-Петер, — такого слова тоже нет. Именно это мы стараемся тебе объяснить. Ты теперь понял всю нелепость ситуации?

— Понимаешь, — сказал я, — слово «цецки-пецки» — это бессмыслица. Это чушь. Это сознательно произнесенная абракадабра.

— В немецком языке, повторяю, — терпеливо повторил Ханс-Петер, — такого слова тоже нет. Это не имеет никакого смысла.

Зепп молчал, давая высказаться старшему по званию, но он кивал, подтверждая мысль директора музея.

— В немецком языке, — развил свою мысль Ханс-Петер, — есть слово «бутер», оно означает «масло», и слово «брот» — оно обозначает «хлеб». То есть, хочу я сказать, словосочетание «бутерброд» не является чуждым немецкому словарю. Отнюдь нет. Хотя мы и не употребляем слова «бутерброд», оно не чуждо нашему языку. Однако ни слова «цецки», ни слова «пецки» у нас в словаре нет. В силу этого и сочетания «цецки-пецки» тоже быть не может. Я предполагаю, что если поискать в русском словаре, то ты можешь найти аналоги слову «цецки» или слову «пецки», и тогда все встанет на свои места.

— Возможно, — позволил себе замечание Зепп, — это словосочетание взято из языков тех республик, которые входили в состав Советского Союза.

— Да, вполне разумно, — согласился Ханс-Петер, — я бы поискал среди этих ресурсов также. Например, можно поискать в словаре Туркменистана.

— Или Узбекистана, — сказал Зепп.

— Ханс-Петер! — сказал я, — разве ты не видишь, что вся прелесть этой пословицы в ее нелепости? Здесь вся штука в незнании языков. Пословица предполагает, что по-немецки слова звучат нелепо и неразборчиво, а по-русски все понятно. Как же ты не видишь, что в этой пословице много самоиронии! Ну вот смотри. Данная пословица утверждает, что «цецки-пецки» это немецкие слова…

— Ошибочно утверждает, — заметил Ханс-Петер.

— Да, утверждает ошибочно. Согласен.

— Рад, что мы прояснили этот пункт. Наконец-то.

— Заведомо ошибочно утверждает, да! Автор пословицы…

— Значит, есть конкретный автор?

— Да нет же! Автор — народ! Вот я и говорю, что автор пословицы, то есть народ…

— Тогда я бы не стал употреблять слово «автор». Скажем так, автор имперсонален.

— Хорошо! Народ, придумывая эту пословицу, знал, что словосочетание «цецки-пецки» — просто набор букв, бессмыслица! Знал отлично!

— Но зачем использовать бессмыслицу? — поинтересовался Ханс-Петер.

— Особенно странно использовать бессмыслицу в том случае, — позволил себе замечание Зепп, — если речь идет о различии языков, о сравнении морфем.

— Верно, это работе по изучению чужого языка не поможет, — поддержал Ханс-Петер реплику подчиненного, — для чего же использовать бессмыслицу?

— Чтобы показать свое представление о чужих языках! Чтобы показать, что у иностранцев все звучит непонятно! Вот у нас, у русских, говорит пословица, все звучит предельно ясно — и тут же приводится немецкое слово. Это ведь парадокс, нонсенс! Сказать, что у русских понятные слова, — и привести в качестве примера слово немецкое! В этом состоит ирония пословицы. Ведь слово «бутерброд» нерусское. А пословица утверждает, что оно русское. Это ирония такая у народа. Самоирония, если угодно.

Репродукция картины Мерета Оппенгейма «Меховая чашка»
Репродукция картины Мерета Оппенгейма «Меховая чашка»

Мне показалось, что я объяснил все понятно. Я даже немного устал. Вероятно, я говорил избыточно длинно, но это было необходимо, надо же наконец все растолковать.

— Я понял твою мысль, — сказал мне Ханс-Петер. — Ты хорошо все объяснил, и насмешка над самодостаточностью культуры мне кажется остроумной. Да-да, это смешно. Самоирония культурного дискурса — это всегда смешно. Однако данная острота звучала бы более осмысленно и последовательно, если бы ты сказал так: «по-немецки — “бутерброд”, а по-русски — “цецки-пецки”». Видишь ли, тот факт, что русские неправильно производят слово «бутерброд» из двух составных «бутер» и «брот», и ведет, полагаю я, к образованию таких непонятных сочетаний, как «цецки-пецки».

— В сущности, заведомую нелепость словосочетания «цецки-пецки» мы и должны рассматривать как своего рода рефлексию на образование слова «бутерброд», — сказал Зепп.

Он недаром ел музейный хлеб, этот парень. Он отстаивал разумные позиции семантики так стойко, как некогда его предки, сопливые мальчишки из Гитлерюгенда, когда дрались за Зееловские высоты.

— Образование слова «бутерброд» и порождает рифму — русское слово «цецки-пецки»!

— Слово не русское, — я чувствовал, что разговор зашел в тупик.

— Хорошо, туркменистанское.

— Ханс-Петер и Зепп, — сказал я в ответ, — вы напрасно подходите к делу так серьезно. Это просто смешная пословица. — Признаюсь, мне она уже смешной не казалась, эта пословица. — Вся соль — в ошибках. В ошибках! По-немецки — «цецки-пецки», а по-русски — «бутерброд»!

— По-немецки — бутерброд! — Ханс-Петер заговорил резко. — Пусть с оговорками, но я могу допустить такое звучание. Пусть! Это нелепо — но пусть! Бутерброд! Ха-ха! Ирония! Но не «цецки-пецки»! «Цецки-пецки» — это по-русски.

— По-туркменистански, — сказал Зепп.

— Да, возможно, по-туркменистански.

Я уходил из музея с тяжелым чувством. Зачем только я заговорил про этот бутерброд. Так иногда бывает, когда споришь о Сталине и демократии, фашизме и социализме, как правило, собеседники настолько возбуждены своей гражданской позицией, что ничего вокруг не слышат. Но тут-то никакого Сталина — просто «цецки-пецки». Потом я ехал в аэропорт, летел в Лондон, добирался до Брикстона, до своей Coldharbour Lane. Пришел в мастерскую, толкнул дверь…

Мэлвин с Колином играли в «свинок». Розовых свинок делают из плотной резины, они размером с полпальца, фигурки выполнены так, что свинка получается кубической: она может стоять на лапках, на носу, лежать на боках и на спине. Надо подбросить свинку, в зависимости от того, как она упадет на стол, начисляют очки: упала на бок — одно очко, на спинку — два, на нос — пять.

— Come, come, piggy! — приговаривал Колин, подбадривая свою свинку.

— У нас в России такая же точно игра, — сказал я ребятам. — Только подбрасывают спичечный коробок.

— Bloody рушен подбрасывают коробок спичек? — Мэл ушам своим не верил. Рассказы о бедности, что свирепствует в России, получили основательное подтверждение. — Вы в Москве играете в коробок спичек? Не можете сделать такую вот маленькую свинку? — он глядел на меня с недоумением. Если такой малости твой народ не мог осилить, говорил его взгляд, то поздно рассуждать о свободе и демократии.

— Это очень удобно, — пытался я оправдаться. — Коробок спичек всегда под рукой.

— Спички! — Мэл был поражен. — Интересно, во что играют французы?

— В чеснок! — Колин засмеялся.

— Точно. Fucking French garlic! Они кидаются чесноком. А немцы?

— Немцы… немцы… — Колин растерялся, выдумывая обидное. — Немцы кидают колбасу!

Я подумал, что сейчас самое время рассказать ребятам про комичный случай в немецком музее, — и рассказал. Было немного трудно перевести, но я справился. Мэлвина крайне заинтересовало понятие «бутерброд».

— Это что, сандвич такой? Вы в России не знаете простого слова «сандвич»? — он глядел на меня с жалостью. Мало того что свинок произвести страна не может, но и слова «сандвич» люди не выговаривают. — Бутер-брод. Это что значит? Баттер-бред?

— По-немецки «баттер» будет «буттер». А «бред» будет «брот».

Мэл помолчал.

— Баттер-бред. А ветчину или тунца они что, в сандвич не кладут? Только масло?

— Кладут, конечно.

— Или, например, семгу. Можно положить семгу. Я, например, люблю сандвичи с семгой.

Перед ним на столе лежал большой пакет с сандвичами — до ланча было еще часа полтора.

— У немцев хорошая ветчина, — сказал справедливый Колин. — И сандвичи нормальные. Но все-таки немцы смешной народ! Сами не знают, какие у них слова есть, а каких нет!

— Crazy! Свой язык выучить не могут! Сиськи-письки не знают! — по-английски нет звука «ц». Поэтому Мэлвин переиначил слово, и вместо «цецки-пецки» он говорил «сиськи-письки», чем внес вульгарность в наш разговор. — Нет, Макс, я не пойму, как можно не знать собственный язык!

— Мэл, — объяснил ему Колин, — «сиськи-письки» — так немцы называют русский сандвич. А русские называют немецкий сандвич «баттер-бред».

— Crazy bastards! Они что, не могут проще говорить! Я запутался!

— По-русски говорят «сиськи-письки». Правильно, Макс? А по-немецки «баттер-бред».

— А в сиськи-письки семгу кладут?

— Да что вы такое несете! Это просто пословица — ее смысл в том…

И я понял, что никогда не смогу объяснить, в чем смысл выражения «цецки-пецки» и над чем здесь надо смеяться.

— В чем же смысл?

— Это пословица про то, что люди хотят одного, а получается у них всегда другое. Ну что, ты сам не знаешь, как бывает? Цецки-пецки — это, ну как бы тебе объяснить, это такая правда жизни. Это мечта о справедливости. Это идеал. Люди всегда хотят добиться цецки-пецки, а получают вместо этого бутерброд. Вот, например, посмотри на историю искусств — все станет понятно.

— Так-так, — сказал Мэл и открыл пакет с сандвичами. — Сиськи-письки — это идеал, понимаю.

— А бутерброд — это реальность.

— Понимаю, — Мэл развернул сандвич, надкусил.

— Помнишь авангард?

Мэл покивал.

— Вот типичный пример цецки-пецки. В десятые годы прошлого века люди сочиняли утопии, хотели справедливости. Было тогда всякое экспериментальное искусство. А чем кончилось? Гитлеризм, сталинизм — вместо цецки-пецки получился обыкновенный бутерброд. Все прагматично и просто.

Мэл задумчиво жевал и смотрел на меня с интересом.

— Потом наступила война. И во время войны люди мечтали о победе, о том, что однажды будет настоящее справедливое искусство. Цецки-пецки все-таки победят! Были тогда хорошие писатели, они писали о справедливом времени, которое наступит. Генрих Белль, Альбер Камю, Томас Манн, Бертольд Брехт. И художники были отличные — Пикассо, Шагал. И казалось, победим в страшной войне, уберем все дурацкие плакаты, монументальную пропаганду — и наступит время цецки-пецки!

Репродукция картины Пикассо «Герника»
Репродукция картины Пикассо «Герника»

— Но мы победили, — сказал Колин. — В чем проблема?

— Верно, победили. И некоторое время цецки-пецки были людям нужны. Но очень недолго. Потом людям захотелось иметь бутерброд.

— Опять бутерброд? — сказал Колин. — Не сиськи-письки?

— Ну конечно, нет. Нужны реальные вещи, а не мечта. Жизнь вокруг непростая. Холодная война, Маккарти, Берлинская стена, Карибский кризис, Корея, Вьетнам — какие тут цецки-пецки… Не до них. Про Генриха Белля забыли.

— Кто это такой?

— Видишь, ты не знаешь… Опять начали плакаты делать, врать, заниматься модой, абстракция пошла в ход, про идею цецки-пецки снова забыли… хотя во время холодной войны люди все-таки мечтали о справедливости. Понимаешь, людям всегда хочется создать такое искусство, чтобы оно было о главном, о том, что нужно всем. О справедливости. О любви. О том, что надо защищать слабых. И вот Берлинская стена однажды рухнула!

— Победили сиськи-письки?

— Да, так показалось! У нас в стране люди стали читать Солженицына, снова вспомнили про Чаплина, про Брехта. И ждали, что искусство будет рассказывать правду о жизни. Но это быстро надоело. Оказалось, что из цецки-пецки не наладишь рынок. Люди сказали, что свобода — это совсем не цецки-пецки, а бутерброд. Бутерброд надежнее.

Мэл доел первый сандвич, достал из пакета второй, развернул масляную бумажку. Оказалось, что он внимательно меня слушал и даже сделал выводы. Мэл вообще очень внимательный человек.

— Значит, — сказал он, — получается так, что свобода, демократия, выборы, это все — сиськи-письки? А нормальная жизнь — баттер-бред? У русских, значит, всегда была мечта о сиськи-письки, а немцы им давали простой баттер-бред?

— Bloody hell! — сказал Колин.

— I tell you! — сказал Мэл. — Они не хотят дать рушен их сиськи-письки.

— Не совсем так, Мэл, — я хотел было объясняться, но понял, что согласиться проще.

— Знаешь, Макс, — сказал Мэл, подумав. — Тут все неправы. Сиськи-письки я бы никогда не променял на баттер-бред, если в него не положат семгу. Но, если в баттер-бред положат семгу и ветчину, если это будет нормальный британский сандвич, тогда на кой черт мне все эти сиськи-письки?

Комментировать Всего 84 комментария

Максим, спасибо, смешно.

Заставили задуматься :-)

Мы всегда, увы, оценивая ситуацию, в подобных случаях, приходим к выводу, "что согласится проще" и неизбежно проигрываем, а потом удивляемся и восклицаем "Почему?!"

Да уж, мощно! Запад есть запад, восток есть восток...

Спасибо!

Очень, Вы, Максим, все усложняете. От бутербродов к Пикассо переход явно не для средних умов:)

А если серьезно, мне кажется, языковые "игры" на другой язык не переводятся и на другом языке полностью не объясняются.

Эту реплику поддерживают: Леда Плеханова

Илья, переходы к Пикассо -  это творческий почерк Максима: не было бы перехода, шутка осталась бы просто шуткой.

Никакой неперводимой игры слов тут нет, и именно немцы должны были бы понять. Придется испробовать на моих друзьях! Уверен, что у них проблем с пониманием не возникнет.

Владимир, я же поставил значок ":)" Слава богу, с творчеством Максима знаком. И тут не первое его произведение читаю.

Тоже попробую опробовать фразу на ивритоговорящих знакомых

Боюсь, если ивритоговорящие все же не поймут, то Вы от них так легко как от немцев не отделаетесь!

Эту реплику поддерживают: Irina Singh

Ой, не знаю. Мне кажется, со своими проще:) Тем более, что за последние 10 лет в Израиле привыкли к "русским" ошибкам и смеяться над ними очень даже привычно. "але" (лист) - "оле" (репатриант) простейший пример.

А если вспомнить используемые в иврите русские суффиксы и даже слова, думаю, им будет легче, чем немцам.

Как на иврите "бесплатная столовая"?

понятия не имею, не настолько знаю язык.

если верить словарю "בית תמחוי", но как произносится второе слово я без огласовок точно не знаю. бейт тамхуй, скорее всего... есть и другие слова с "неприличными" для русского уха слогами и что?

в иврите еще есть глагол, происходящий от единственного русского матерного глагола:)

Ничего, так ничего. Если надо еще что-то перевести, обращайтесь:)

Известное "Хлеба и зрелищ!", судя по Вашей логике, должно снять противоречие между "цецками-пецками"("сиськами-письками") и бутербродом. Кстати, меня в детстве учили, что бутерброд по-английски - "bread and butter". Знает ли об этом Мэл?

Хлеб и зрелища - это как раз и есть бред анд баттер. Цецки-пецки что-то иное, не вполне зрелищное, возвышенное.

В детстве Мэла, может быть тоже учили  сочетанию бред анд баттер))) но ему нравится слово "сандвич"  - употребляют именно его.

Максим, все таки мне кажется, что под "хлебом" древние римляне имели в виду любую еду, то есть и масло в нашем случае, а под зрелищами что-то типа боев гладиаторов, что в нашей современной действительности соответствует как раз сиськам-писькам.

А вообще спасибо Вам за хорошее настроение в начале рабочего дня!

Пожалуйста!

Римляне имели в виду то, что питает массы (хлеб и зрелища). В данном рассказе эту роль выполняет "бутерброд". А цецки-пецки - идеал. Массами не востребованный. Ну, сами посудите:  гладиаторские бои - какой же это идеал. Уж не "равенство-братство". Вот цецки-пецки - это как раз равенство-братство.

чудесный портрет человечества...чтоб оно было здорово...

Максимушка, привет!  Казалось, написано специально для меня, чтобы развеселить больного!  Спасибо!

Bread and butter в Англии - классовая принадлежность верхов и низов.  А сэндвич - изобретенный, говорят, одноименным лордом, дабы не отрываться от ломберного стола, - принадлежность средних классов.

Оно и понятно - эрл Сэндвич, по преданию приказавший ему принести во время игры мясо в хлебе, был явно игрок никудышный, серединка-наполовинку, не страстный.  Одно слово - буржуй.  Разве может настоящий игрок помышлять о еде?

Оттуда и потянулась буржуйская традиция сэндвича.  Как это пролетарий Мэл ей не брезгует, вместо того чтобы лопать честный английский bread and butter?

как это пролетарий Мэл ей не брезгует

Обыкновенная история, Андрей. В твою концепцию упадка вписывается. Может же простой клерк зайти на виллу, в прошлом крупного промышленника, и выпить чашечку кофе на веранде.     

А может этот Сэндвич обезножил, жизнь то всякая, заигрался, что ноги не пошли.

Все равно надо было не жрать, а думать о Вечной Вертунье.

правильный бутерброд

нужно класть колбасой на язык.  ;)

Мэл - как зеркало английского народа.

Английский не так беден. Но люди им так мало пользуются. Вот и выходит у них горшок под цветы =урна для окурков, вышел=умер.

Переспрашивай всегда "Он НАСОВСЕМ вышел?"

Во-во, наших интеллектуалов за употребление  всяких иноземных слов, типа брэнд-трэнд, и местного «как бэ» отправлять в Еруду на перековку сроком до трёх лет. Без права переписки. Всё больше убеждаюсь, Сталин был человеком большого ума.

Леда Плеханова Комментарий удален

Максим, спасибо! Потрясающая иллюстрация ко многим дискуссиям на Снобе.

Усреднение, основное условие сохранения биологического вида

Отличная иллюстрация к Вашей попытке найти Единый язык.

Живо напомнило толкование дзенской притчи "Хлопок одной ладонью" (хлопок одной ладони звучит как понимание конечности своего сознания. Выход за границы своего сознания есть событие, которое сопровождается для любого очень заметно. Но для каждого - оно свое. Поэтому и звук для того, кто это услышит - свой).

И спасибо, за то что напомнили напрочь забытую игру детства - со спичечным коробком.

А ведь дивная была игра! как нибудь сыграем, когда увидимся, ладно? Что все про политику талдычить?

Максим, очень смешно! Мэл -  просто настоящий Винни. И реакция немцев на наш юмор очень знакомая. Еще одна блестящая глава из новой книги!

Прости, я не опубликовал его ответ про Винни Пуха, не ложился в рассказ. Но я спросил. и ответ был такой: эту книжку я так люблю, что случайно украл в магазине - читал и зачитался, так, читая, и ушел. 

потрясающий ответ! вот это настоящий читатель!

и другие его ответы просто замечательны.

привет ему огромнейший при случае!

Познавательно, Максим. Не покидает ощущение дежавю, что я уже это читал на «снобе», и не раз. Особенно в последнее время.

А у нас говорили "цацки-пецки", а не "цецки-пецки". От "шашки-пешки", наверное...

Можно и так: "Что для немца цецки-пецки то для русских анекдот". Переход к современному искусству я не понял, но вообще смешно.

Спасибо, Максим!

Диалоги чем-то напомнили знаменитые диалоги Тарантино в "Криминальном чтиве".

Но Ваши пожалуй гораздо вкусней! Так и представляю двух киллеров стоящих напротив своей жертвы, привязанной к стулу, таращущей глаза и издавающей при этом отчаянное мычание через плотной приклееный скотч. Они неспешно толкуют о цецках-пецках, чтобы по окончанию тридцатиминутных спекуляций всадить наконец целую обойму в голову бедолаги.

А мне дyмается, что Ханс-Петер прав: по-немецки "бyтерброд", а по-рyсски "цецки-пецки". Ибо бyтерброд - достаток (бyтер) и порядок (брод), а "цецки-пецки" - мечты-на-печке...

И Мэл по-своемy прав, выбирая баттер-бред с семгой и ветчиной вместо сисек-писек. А вот Иван бyдет мечтать о бyтерброде без ветчины, но сиськами...

Максим, прекрасный рассказ. 

А проблема перевода и понимания, мне кажется, в вашей интерпертации. На мой взгляд, "цецки-пецки" для немца так же странно, как "бутерброд" для русского - ино-странно. И то абракадабра, и другое для каждой из сторон. Если воспользоваться вашей интерпретацией, то что бы немец, русский - люди - ни делали, все пустое, в результате. Цецки-пецки-бутер-брод. Ха-ха. Как кто-то заметил: "Человек может все, пока не начинает  делать".

Мне это напомнило набоковскую игру в нетки из "Приглашения на казнь". Фигурки получаются при отражении в зеркале плюс сила воображения, а на деле - пучок черт знает чего.

Ближе: все есть суета сует. Ахинея, как у Бродского в финале "Меньше единицы".  Цецки-бутер-пецки-брод. Думаю, тогда бы ваши собеседники поняли шутку сразу и, возможно, рассмеялись. Ведь уже сотни поколений над этим смеются до слез.

А мне немцы симпатичны- никаких шуток с языком.

Здорово! И смешно и есть над чем поразмыслить) Спасибо!

Анастасия Малявко Комментарий удален

Замечательно :-)

http://www.dirty.ru/comments/275793

И вот чем больше я читаю о том, что носителям разных языков сложно понимать сторонний фольклор, тем более склоняюсь к мысли, что способ межнационального общения, тот самый пресловутый "язык" , лежит не в рамках вербальных отношений. Скорее невербальных.

О! Можно поставить эксперимент в рамках "Сноба" - взять такую поговорку, перевести и попросить иностранцев (обязательно разных языков) объяснить ее значение и посмотреть, насколько, кто и как понимает юмор данной поговорки:) А таже попросить подобрать эквивалент из своего языка.

Великолепная иллюстрация одного факта: в США я не знал ни одного иммигранта из СССР женившегося на американке. Я уехал в США в 21 год а вернулся в Россию (и сразу женился) в 33 года. Так что 12 лучших лет моей молодости были растрачены на американок, одна другой хуже.

Расскажу короткую историю.

В Нью Йорке, мой польский друг должен был идти со своей американской невестой (а это не просто подруга!) в театр. Но она слишком долго собиралась, и они стали опаздывать. Тогда Вацек предложил пересечь пешком Центральный Парк, место, вечером считавшееся немного опасным. Линда молча согласилась, но на середине пути сказала, что Вацек -- сволочь, потому что ее могут изнасиловать черные, а мужчину изнасиловать невозможно. И то верно: поджарый и высокий Вацек выглядел так, что мог бы убежать быстро. Пройдя сквозь парк без приключений, Вацек посадил Линду в такси, но сам в такси не сел, и вернулся домой с серо-зеленым лицом. 

Я обнял его и сказал: я расскажу эту историю тысяче американцев и к конце спрошу, "На что обиделся Вацек?" Так я и сделал. Результаты теста -- самые удручающие.    

Спасибо!

Давно я так не смеялся!

И про немцев очень красочно и достоверно.

И Вам спасибо - что посмеялись. мы с вами тезки и почти соседи, я часто бываю в Берлине, иногда живу по месяцу.

Берлин

Я, к сожалению, в Берлине редко бываю.

А в наших красивых краях Северного Рейна не бываете? Это в принципе по дороге в Соединенное Королевство... заезжайте в гости - попьем местного пива - в Берлине такого нет... :)

Не просто очень смешно, а прямо-таки первоклассный  театр абсурда. И сущность немецкого юмора отражает (то есть его отсутсвия) в первой части, и взгляд англичан на Европу во второй. Кстати,  работе Фрейда 1905 года "Юмор и его связь с бессознательным" шутки совсем несмешные - очень все там по-немецки дотошно.

Спасибо Вам большое, Лена!

Вообще про немецкий юмор - это отдельная тема. Ведь должен он у них быть? Я сам видел смеющихся немцев, честно!

Ну это , наверное, потому что проходившие мимо голландцы на банановой шкурке поскользнулись :-)

мне кажется, юмор у немцев тем лучше, чем южнее! такое явление, как "баварский юмор" все же есть. но в гораздо большей степени -  у автрийцев, несмотря на презрение к ним немцев. там сильны славянские влияния и близось балкан. думаю, настоящий юмор связан с острым ощущением смерти.  а может и с сильными диалектами.

Эту реплику поддерживают: Irina Singh

Нет-нет, пруссаки и саксонцы тоже любят пошутить... вот однажды... что-то вспомнить не могу.  как вспомню, сразу напишу! Но вообще-то, страна Гегеля и не может шутить. До шуток ли тут?

вот-вот! но все же на баварщине чуть лучше -  у них такой украинский юмор...

А я знаю только неполиткорректные немецкие анекдоты. В роли чукч выступают немцы-северяне; происхождение анекдотов - наверняка баварское. Правда, когда их немцы рассказывают - непременно добавляют, что "это старое, теперь уже таких ужасных анекдотов нет". И смущенно улыбаются.

что в этих неполиткорректных анекдотах хорошо, так это что в разных местах можно просто заменять одних действующих лиц на других: например, анекдот, рассказанный французом о бельгийцах запросто можно услышать от баварца в редакции, где  фигурируют австрийцы. а раньше это могли быть, напримр, евреи. такой вот интер-национализм.

настоящий английский юмор

Это точно.

Что-то мы на немцев накинулись скопом, - а, между прочим, надо очень и очень постараться, чтобы объяснить англичанину "настоящий английский анекдот": про "Темза, сэр" или доктора Ватсона.

То есть им даже может стать смешно, но от того, что ЭТО имеет отношение к британской культуре, - они будут всеми лапами отбиваться

В Англии ОТСУТСТВУЕТ анекдот. Есть только смешные рассказы...на страничку.

когда даже югославы на стройке не то что матом не ругаются - даже не перекрикиваются,  и собаки не перелаиваются при встрече, вообще голоса не подают: тут если собака лает, ее принудительно забирают у хозяина на перевоспитание - какие уж тут шутки!

хорошо хоть мы пока не разучились голос подавать!

Ты про собак серьезно? Это правда? Я не вернусь в Германию. Страшно.

видно, ты собак любишь так же, как и я! ужасно жалко их, таких воспитанных...

Мне как-то мой друг немец объяснял, как легко удавалось нацистам  уберегать своих прислужников от любых ненужных сомнений и угрызений совести: именно такая чисто немецкая бессмысленная работа, как документирование - подробнейшее заполнение карточек: опрос, взвешивание, обмеривание людей перед отправкой их в газовые камеры,  - такая "осмысленная" и "общественно-полезная" деятельность создавала ощущение, что все идет нормально, и ничего необычного и страшного не происходит... 

Все таки знание психологии - страшная сила. Можно создать иллюзию чего угодно.

вот он, немецкий юмор! http://www.snob.ru/profile/blog/6842/18667

вот живу в Берлине, тут и немцы смеются и собаки лают громко, - или - страшно подумать, - это только в моем микрорайоне?

Берлин -  это немножко Москва! в Мюнхене лаять опасно для жизни!

Странно.

Никогда даже в голову не приходило, что Берлин разделенный на зоны влияния и Берлинской стеной для верности, был полностью ОКРУЖЕН соцпространством. Как же удавалось из западного берлина ездить в западную Германию? Только самолетом?

самолетом, да, но в основном ездили на машинах, были специальные пропускники, как на границе, с паспортным контролем, в двух кажется местах можно еще найти их следы, я переводили фильм о том, как тильда суинтон едет на велосипеде вдоль несуществующей стены, она коротко попадает в такое место

вот

http://www.filmgalerie451.de/film/the-invisible-frame/

там где-то мое интервью с режисером, где она рассказывает как она обнаружила эти 160 км стены вокруг города

- потом западные люди в машинах пилили еще сотни километров через ГДР, были конечно специальные заправки с закусочными и туалетами. там, я знаю по рассказам, что для некоторых западных - это была ГДРвская романтика, а были и такие - много! которые ехали через ГДР, не останавлиясь, даже, если надо было в туалет, мало ли кто там в лесу..

спасибо. Занимательно! Это вместо современного слалома ;) Адреналин людям доставался просто даром. ;)

уговорили, не буду!

- что у Вас болит?

- голова

- а почему повязка на ноге?

- сползла

Эту шутку  (если кто не понял) выпускники одних школ понимают, а других - нет.  Классовое общество.

Лакмусовая бумажка на middle class (lower and middle) - они не понимают.  Выше и ниже - понимают.  Хотя, почему смеются работяги, никто не знает - может, воображают, как чуваку в коридоре больницы шутники ногу оторвали (ха-ха!) - вот она и сползла.  Тоффы смеются понятно почему - от одновременного офигения от эксцентричности чувака (перевязал повязку нарочно, чтобы их повеселить!) и внутреннего удовлетворённого созерцания туповатых рож тех, кто шутку никогда не поймёт.

Замечательный текст. Ну и грустный немножко. Люди на одном языке говорящие, и те -не очень понимают друг друга. А уж юмор - и вовсе отдельная тема... Не знаю, как немцы, но по прочтении вспомнилось следующее. Как-то ночью подруга, вышедшая замуж за англичанина, не знавшего по-русски ничего кроме "Привет-привет!", позвонила и давясь от смеха задала вопрос, который меня сильно озадачил. Дело в том, что ее супруг решил стать ближе к русскому языку и купил словарь с разнообразными назовем их так идиоматическими выражениями. Почитал и пришел с просьбой ему объяснить смысл выражения "... груши околачивать". Лицо у него при этом было, как сказала моя подруга, багрового цвета. Гневался и на русских, и на русский язык и на неясность и безумие лексического значения этого выражения. Подруга просила меня как-нибудь "поприличнее" объяснить смысл. Разговор затянулся надолго. Было смешно, а под конец на все попреки английского мужа хотелось сказать словами Введенского: "Еще у меня претензия - что я не ковер, не гортензия"... А цецки-пецки - ну я бы подумала, что это иврит...Весело.

Маргарита Горкина Комментарий удален

Спасибо,Максим,сижу в кафе,пью капучино и смеюсь,люди оборачиваются,а не могу сдержать смех! Ну очень "вкусно" написано))

спасибо Максим)) отправил своему другу -  немцу.  с ехидством жду ответа.