Опасности управления культурой

Очередной экономически-уголовный скандал в стенах Российской академии театрального искусства (ГИТИС) заставляет вспомнить об аналогичных скандалах в ряде известных культурных организаций

Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости
+T -
Поделиться:

В лихие 90-е у нас в стране сложились сложные и по-своему уникальные взаимоотношения культурных учреждений и власти. Скупое постперестроечное финансирование чиновники компенсировали широкими полномочиями, выданными деятелям культуры, которым было позволено очень вольно распоряжаться имеющимися в их ведении имущественными активами. Эта вольность, впрочем, была и рычагом, с помощью которого можно было надавить на неугодных в любой момент. Таким образом, любой деятель культуры, вступавший в отношения с властью, оказывался заведомо управляем. Однако, похоже, эти кнопки и ниточки больше не работают.

Опыты успешного фандрейзинга, которые продемонстрировал за последние годы Гергиев в Мариинке и отчасти Иксанов в Большом театре, некоторым образом обрушили старую управленческую систему. Оба этих театра при этом получили крупные президентские гранты, однако всем, включая грантодателя, ясно, что даже без дополнительного финансирования Мариинка, Большой, МХТ и еще целый ряд знаменитых трупп и образовательных учреждений способны выжить и вести самостоятельную культурную политику. И государство решило достать скелеты из шкафа, потому что держать их в темноте больше нет никакого смысла.

Два дня назад мой педагог по русскому театру Марина Юльевна Хмельницкая, у которой я чуть было не написал диплом про модернистские влияния в пьесе Горького «На дне», не смогла войти в здание РАТИ (ГИТИС), в котором некогда была проректором, затем ректором, а теперь осталась педагогом русской кафедры. Причина — уголовное дело, фигурантом которого она стала в результате странной истории с арендой общежития. По мнению следователей, Хмельницкая превысила свои должностные полномочия и с 2004 по 2009 годы сдавала помещение общежития фармацевтической компании по заведомо низкой цене, нанеся государству ущерб в размере 56 миллионов рублей. За срыв занятий перед Хмельницкой уже извинились, но факт остается фактом. ГИТИС (ныне РАТИ) уже давно стал «нехорошим» местом для его руководителей. В 2000 году при загадочных обстоятельствах был застрелен ректор академии Сергей Исаев — блестящий переводчик Кьеркегора и специалист по экзистенциализму, и среди версий этого по-прежнему нераскрытого убийства фигурировала все та же недвижимость и ее аренда. Пост тогда заняла именно Хмельницкая. Но в 2009 году она была снята с занимаемой должности в результате плановой проверки, которая выявила целый ряд нарушений. Тогда же произошел конфуз, поскольку Минкульт назначил на ректорский пост довольно одиозную фигуру — Юрия Шерлинга. В результате дружного протеста со стороны педагогов и студентов академии, Шерлинг через два дня добровольно ушел в отставку, а исполняющим обязанности была назначена Карина Левоновна Мелик-Пашаева — еще один проректор и педагог по истории музыки. Почтительное недоумение — вот, пожалуй, чувство, которое каждый раз я испытываю, узнав об очередном экономическом скандале, связанном с моей alma mater, да и не только с ней. С этим чувством я и мои газетные коллеги совсем недавно звонили в МХТ и добивались у Олега Табакова комментариев совсем не по поводу новой премьеры, а в связи с обвинениями в его адрес по поводу все той же незаконной аренды и убытков в 12 миллионов рублей. С таким же почтительным удивлением мы выслушивали гневные тирады Эльдара Рязанова и Петра Тодоровского про отнимаемый Дом актера, а до того наблюдали за выселением Фонда Ролана Быкова из одноименного кинотеатра. Но совершенно ясно одно: экономические претензии государства ко всевозможным государственным культурным институциям — это тренд. Не очень, кстати, обсуждаемый, видимо, в силу того же почтительного недоумения. Власть, со всей силы давя на кнопки, на которые раньше нажимала нежно и только в случае крайней необходимости, словно отказывается от некогда столь необходимого рычага — та же Хмельницкая оказалась под следствием год спустя после увольнения. Имеет ли отношение к этому тренду реформа бюджетных организаций, проводимая правительством? Или это попытка обрести новые формы идеологического контроля над культурой? Или просто наши светочи оказались традиционно беспечными и не учли меняющейся конъюнктуры? Ваша версия?

Комментировать Всего 16 комментариев

Я не понял, почему в этом вашем списке нет имени Ходорковского? И вообще следуя вашей логике, можно, например, говорить, что государство прессует мясокомбинаты, в тот самый момент когда СЭС штрафует продавщицу пирожков за отсутствие мяса в мясных пирожках. Очень глупо как-то выходит. Культура сама себя прессует, и государство тут совсем ни при чем. Да, наши деятели культуры крутятся как могут, ищут дополнительные источники финансирования, иногда совсем неправильно, незаконно. Но делать из этого вывод, что государство прессует культуру, в высшей степени глупость.

Это, как мне кажется, очень важное замечание: "Культура сама себя прессует". Но ведь это не сиюминутный процесс -- и большинство дел, упомянутых в статье -- дела минувшие, а возмездие наступило сейчас и почти одномоментно. Почему именно теперь, почему именно этих людей? Если все крутились как могли?

Цитата: "Кажется, экономические претензии государства ко всевозможным государственным культурным институциям — это тренд".

Не знаю — я пока этого тренда не просматриваю. И случай с Хмельницкой не выглядит частью единой цепи — есть вопросы. Марина Юльевна на них ответит. Либо не ответит...

Табаков уже довольно подробно и внятно все объяснил прессе и общественности. И здесь мне кажется, что богоугодные заведения типа театра должны быть максимально открыты обществу и избегать всякого хозяйственного мутного закулисья. Только честность и прозрачность, ибо все театры существуют на деньги государства.

Я не очень в курсе историй с Домом актера и Фондом Ролана Быкова, да и сам я не имею подведомственного театра и не ворочаю госденьгами направо и налево. Могу сказать одно: реформа затеяна непростая. Но меньше всего она связана с попыткой навязать театрам какую-то идеологию. Потребляй! — вот и вся идеология, и наши театральные деятели давно ее обслуживают.

Кирилл! Я помню испуг, в глазах тех театральных деятелей, которые обсуждали кулуарно происходящее с МХТ. Испуг, по поводу того, что на месте Олега Табакова мог оказаться практически каждый из них...  Это ли не предвестник тренда?

да уж, в одной куче культурные таланты с управленческой бесталанностью. 

Эту реплику поддерживают: Михаил Авилов

Но это ли не данность нашей отечественной культуры?  Не обесценивает ли одно другое?

Интересно по чьей инициативе возбуждены все эти уголовные дела?

Активнее всего Росимущество, но если очень любопытно -- в тексте есть ссылки на подробности каждого из дел...

...Считаю совершенно несовместимым для деятеля культуры(действительно деятеля культуры) занятия хозяйственной или административной деятельностью.Для этого сущестывуют обычные управленцы. А то что мы видим,вернее то что описывается в колонке это как раз следствие этого смешения.Так же как и главный врач больницы должен быть Главным Врачом,а не распорядителем  хозяйственной деятельности.Все остальное - от лукавого.

Для многих из них это был единственный способ выжить и продолжать заниматься творчеством...  Сейчас это просто разщелить на черное и белое, и возможно сегодня они никогда бы ни приняли тех решений, которые приняли в 90-е.  Но подлежат ли они столь показательной и унизительной порке?

Илья,по человечески мне очень жаль этих людей,прекрасно понимаю ту ситуацию 90-х годов,прекрасно понимаю их состояние в то время,и тем не менее у меня двойственное отношение. То ли сказать "да,это сукин сын,но это наш сукин сын" то ли "закон суров,но это закон".Скорее всего нужно просто тихо амнистировать подобную хозяйственную деятельность  в 90-е года.Во всяком случае так будет чеснее.

Я думаю, что так и происходит, только на фоне нескольких показательных процессов

Не думаю что это как то особо срежиссировано,имею в виду показательные процессы...скорее всего случайная выборка...довольно противно это все.

...P/S/ и резонансность подобных уголовных дел как раз и объясняется в большей степени тем,что фигуранты ну никак не подходят под определение стяжателей или казнокрадов.

Театральные институты, к сожалению, уже давно перестали готовить актеров, готовых служить в храмах искусства и умереть на сценах театров, бесплатно. (впрочем, актеры и не хотят приходить в храм и умерать, благо появились сериалы и реклама).  То есть, конечно, человек 6-7 на каждом курсе получают возможность учиться бесплатно и занимают государственные места в общаге, остальные же должны платить не маленькие по московским меркам деньги за обучение. И это не отменяет конкурс на место. Плюс огромное количество коротких коммерческих курсов, актерских курсов на базе театров городов типа Александров, куда бедные дети "в погоне за мечтой стать актером" готовы переселиться, платя при этом как за обучение в легендарном здании на Кисловском... Как так получилось, что педагоги с известным именем вынуждены давать частные уроки по мастерству, пластике и речи даже тем, кто никогда все равно в Гитис ( Щуку,Щепку, Мхат) не поступит... И все это приводит к взяточничеству.... Конечно, а как же иначе прожить работникам культуры и искусства, на мизерную ли официальную зарплату декана факультета или ректора? На зарплату, которой хватит разве что поесть на двоих в среднестатистическом московском ресторане?... Затеваются долгосрочные ремонты, хотя в туалетах для студентов все равно не хватает бумаги и краны не всегда работают...  Куда идут деньги?... И куда смотрит государство?.. И стоит ли обвинять бедную Марину Юльевну в том, что она посвятила жизнь работе в государственном учебном учреждении - Российской Академии театрального Искусства  ?

Мне кажется, Валерия, вы смешивайте проблемы -- речь идет не столько о взяточничестве в процессе обучения, сколько об нецелевом использовании недвижимого имущества. Это другая проблема -- она в 90-е решала не только дачные вопросы ректората, но и наличие путь и мизерных, но все же ставок для педагогов или актеров и стипендий для студентов. И если учебные взятки не входили в негласный договор между культурой властью, то вот вольница с использованием помещений была его первым пунктом.