/ Лондон

Британцы одобрили джихад

В британский прокат вышла комедия про исламских террористов-неудачников из Шеффилда, объявивших джихад «безбожному обществу». Фильм «Четыре льва» снял режиссер Крис Моррис

Участники дискуссии: Алексей Ковалев
Кадр из фильма "Четыре льва"
Кадр из фильма "Четыре льва"
+T -
Поделиться:

Герои фильма постоянно попадают в самые трагикомические ситуации. То, оказавшись в лагере боевиков в Пакистане, случайно убивают Усаму бен Ладена, то пытаются сделать террориста-смертника из ворона, то предлагают взорвать интернет и так далее. В конце концов все они подрываются при неудачной попытке устроить теракт во время Лондонского марафона.

Попутно фильм с хирургической точностью высмеивает все очевидные недостатки «войны с террором»: спецслужбы арестовывают не горе-террориста, а его брата, миролюбивого имама, который выступает против насилия в семье. А снайперы, застрелив не того, долго спорят: Чубакка из «Звездных войн» — медведь или нет (явный намек на убитого спецслужбами невинного прохожего после взрывов в лондонском метро).

Перед выходом «Четырех львов» газеты — как правые, так и левые типа The Guardian — затаили дыхание, ожидая демонстраций бородатых людей, требующих выдать им режиссера. А произошло ровно обратное: фильм идет на ура.

Чтобы понять случившееся, стоит вспомнить мультсериал Monkey Dust (у нас на ТВ его показывали под названием «38 обезьян», озвучивал его Леонид Парфенов), где действовали три террориста-неудачника: Абдул и Шафик — два обычных подростка из Бирмингема, а также Омар — лидер ячейки «Международного революционного джихада за освобождение Исламской республики Британия». Они постоянно попадали в комические ситуации из-за своего недалекого ума, и в конце концов Абдул и Шафик оказались в Ираке на стороне «Аль-Каиды».

Monkey Dust шел до взрывов 2005 года, до того как выражение «домашний терроризм» прочно вошло в газетный обиход, а в каждом британском пакистанце в четвертом поколении, который едва говорит на урду и ходит в мечеть только по пятницам, еще не видели бомбиста. Тогда у правоцентристских таблоидов типа The Daily Mail еще не было достаточного повода «разоблачать» джихадиста в каждом втором лавочнике и устраивать истерику по поводу «оскорбления чувств».

Как всегда, в комментариях к рецензиям на «Четыре льва» нашлись оскорбленные, которые, разумеется, не имеют никакого отношения ни к мусульманам, ни к жертвам террора. Но в целом фильм получил и продолжает получать феноменально единогласное одобрение и кинокритиков, и публики, и, что самое главное, тех, кого он изображает, — британских мусульман. Дело в том, что Крис Моррис вовсе не пытается насмехаться над религией или над чувствами родственников жертв. Поэтому все претензии к нему сводятся к тому, что он показывает террористов обыкновенными парнями, которые продают овощи в лавке или охраняют супермаркет. Но именно попытка проникнуть во внутренний мир тех самых четырех тихих работяг, которые 7 июля 2007 года убили 56 лондонцев и ранили больше 700, и есть самый сильный режиссерский ход. «Четыре льва» — это не монтипайтоновское «Житие Брайана», а скорее, «Великий диктатор» Чарли Чаплина, не десакрализация, а борьба со страхом перед жестокой идеологией при помощи смеха.

После показа «Львов» в театре Tricycle прошла встреча со съемочной группой. Актер Найджел Линдси, который играет одного из террористов, рассказывает об откликах зрителей:

Барри (он же Аззам аль-Британи) вообще чуть ли не самый комичный персонаж фильма. Когда у него глохнет машина, он кричит, что свечи зажигания изобрели евреи, чтобы контролировать дорожное движение по всему миру. «Был один гражданин, — Найджел Линдси говорит о прототипах этого персонажа, — член Британской национальной партии, который постоянно вступал в перепалки с мусульманами. И как-то он для лучшей идеологической подготовки купил Коран, прочитал — и сам обратился в ислам. Абсолютно правдивая история!»

Он продолжает:

Джош Хоуи, режиссер еще одного недавнего фильма, вызвавшего немало споров («Неверный» — о мусульманине, внезапно обнаружившем, что на самом деле его фамилия Шимшилевич), считает, что в кино есть три подхода к сложным сюжетам: «Есть подход в духе "синема-верите" — показать всю правду, обнажить душу, как делают современные израильские режиссеры. Прекрасный пример — это "Вальс с Баширом" Ари Фольмана или недавний "Ливан" Самуэля Маоза. Другой подход я увидел у русского режиссера Сокурова в фильме "Александра". Это фильм про чеченскую войну, которая, насколько я понимаю, до сих пор очень больная тема в России, но самой войны там практически не показано». Но есть и третий подход:

К сожалению, здорового чувства юмора не понимают британские спецслужбы, которые только что осудили простого ливерпульского бухгалтера Пола Чамберса за сообщение в «Твиттере». Чамберс грозился взорвать аэропорт имени Робина Гуда за отвратительное обслуживание и задержки. Чамберсу присудили штраф в 1000 фунтов. В поддержку организована целая онлайновая кампания (хэш-тег #twitterjoketrial), штраф вызвался заплатить актер и писатель Стивен Фрай. Тем временем «Четыре льва», снятые на «игрушечный бюджет» в 2,5 миллиона фунтов, во вторую неделю проката находятся в первой десятке рядом с «Железным человеком — 2» и «Робин Гудом».

Комментировать Всего 2 комментария

Абдалла - чистокровный англичанин. Все это происходит у той самой мечети на Финсбери-парк, где проповедовал Абу Хамза. Я мимо нее прохожу каждый день, когда иду на работу или в университет.

и бахвалившийся тем, что готов за веру сесть хоть на 50 лет, в первый же день в камере изобразил паническую атаку, а затем, когда понял, что это ему не поможет, "встал на путь исправления" (то есть попросту согласился стучать на бывших соратников), из-за чего его пришлось перевести в отдельный блок. Единоверцы считают это двурушничеством на грани предательства. В общем, неоднозначная фигура.