В США, Великобритании и России спорят об экзаменах

27 мая российские школьники сдают первый ЕГЭ. В США вступительные тесты в колледжи уже прошли, а в Великобритании идут. Везде дискутируют о том, отражают ли результаты тестов знания учеников

+T -
Поделиться:

Петр Резников считает, что свою главную задачу — стандартизацию знаний по всей стране — ЕГЭ выполнил. Борис Беренфельд видит в системе тестирования прежде всего компромисс между индивидуальными знаниями и массовым образованием. Юлия Десятникова считает, что в условиях, когда любое тестирование не может адекватно отражать знания, нужно улучшить систему подготовки, так чтобы одновременно с навыками сдачи тестов ученик приобретал глубокие знания предмета.

Начавшийся сезон ЕГЭ сопровождается новостями об ужесточении процедуры тестирования и продолжающейся дискуссией о том, насколько ЕГЭ оказался полезным приобретением для российского образования. Главные вопросы те же, какие были, когда начались первые эксперименты с ЕГЭ: насколько результаты тестов отражают знания и можно ли формализовать систему выпускных экзаменов без существенных потерь для содержания. Еще один неизбежный вопрос — о прозрачности тестирования и о непобежденной коррупции при поступлении в вузы.

Похожая дискуссия о сути тестирования как методики проверки знаний идет сейчас в Великобритании, где ввели выпускные тесты в младшей школе (SAT). Учителя устроили забастовку: по их мнению, новые тесты не оценивают знания, а формируют у детей специальный навык написания тестов.

Критика тестирования регулярно звучит и в США, где в прошлом году 815 колледжей отказались принимать студентов по результатам общеамериканских тестов SAT.

Эффективны ли тесты для проверки знаний — общая проблема для разных национальных систем образования. Мы решили обсудить этот вопрос с теми членами клуба «Сноб», чья деятельность непосредственно связана с образованием — в России, Великобритании и США. 

[group title=" "]

ЕГЭ в России

Единый государственный экзамен введен в качестве обязательной формы итоговой государственной аттестации с 2009 года. Сейчас обязательными являются тесты по русскому языку и математике, а также разработаны тесты для 11 предметов по выбору: физика, химия, информатика, биология, история, обществознание, литература, иностранные языки (английский, немецкий, французский, испанский).

Системные претензии к ЕГЭ касаются вопроса о формализации образования в целом: тест, полагают его противники, не может адекватно отражать знания, и главным для ученика навыком становится угадывание правильных ответов.

Дискуссия о ЕГЭ закончилась в декабре 2009 года, когда Комиссия по совершенствованию проведения Единого государственного экзамена признала, что «выпускники школ, их родители и педагоги были достаточно подготовлены к повсеместному введению ЕГЭ как способа оценки результата обучения в школе». Несмотря на некоторые поправки к процедуре проведения экзамена, суть реформы не поменяется.

GCSE и A-Level в Великобритании

Британская система предполагает существование двух основных экзаменов: GCSE (General Certificate of Secondary Education) для тех, кто хочет получить школьный аттестат, и его составная часть A-Level (Advanced Level of General Certificate of Education) для тех, кто планирует поступать в колледжи. Можно выбрать минимум три предмета из 67, включая разные курсы английского языка или такие экзотические, как танцы или досуг. Разработкой и проведением тестов занимается Союз по оценке и квалификации (Assessment and Qualifications Alliance, AQA).

Главные претензии к британской системе тестирования таковы: под давлением растущих требований к результатам тестов школы акцентируют свое внимание не на предмете, а на технологиях написания тестов; кроме того, не меняясь с годами, тесты девальвируются.

Чтобы отбирать наиболее сильных, колледжи либо повышают проходной балл, либо организуют дополнительные экзамены. Так, в All Souls College в Оксфорде, куда традиционно сложнее всего поступить, объявляют конкурс эссе. Среди тем на выбор можно, например, обнаружить такие: «Аморально ли покупать сумочку за 10 000 фунтов стерлингов» или «Изложите свою точку зрения на утверждение, что бойкот — это неэффективная мера».

SAT в США 

Американский тест SAT (Scholastic Assessment Test) — самый распространенный экзамен для поступления в колледж. Он продолжается 3 часа 45 минут, стоит 45 долларов (71 доллар для иностранцев) и проводится частной компанией College Board.

Система, созданная в 1940-е годы специально для того, чтобы перекроить контингент американских колледжей с «богатых» на «умных», нацелена на проверку умственных способностей. Поэтому, в отличие от европейских тестов, где проверяются знания по разным предметам, американский SAT состоит из математики, анализа текста и сочинения.

Традиционная критика SAT касается следующих пунктов: тест не предполагает, что умственные способности могут проявляться в других областях знаний; некоторые дети плохо отвечают в ситуации психологического давления или им нужно чуть больше времени, чтобы ответить на вопросы; тест породил огромную индустрию репетиторов, которых могут нанять только преуспевающие родители, и создал, таким образом, неравные возможности для разных социально-экономических групп.

Некоторые колледжи отказываются от SAT, требуя вместо него сдавать отдельные предметы или даже писать заявки в открытой форме. Похоже, SAT, ставший в свое время основой американской системы образования, постепенно теряет свои позиции в пользу экзаменов по отдельным предметам.

С 1985 года Национальный центр честного и открытого тестирования (The National Center for Fair and Open Testing) работает над проблемой реформы системы тестирования. Но пока серьезных изменений не произошло: нет ни одного предложения, которое могло бы стать основой для новой системы.

[/group]

Петр Резников

   Самое главное — это основное преимущество ЕГЭ, а именно стандартизация знаний по всей территории страны. Например, пятерка по английскому в Иркутске в корне может отличаться от пятерки в Калининграде, Томске и любом другом городе. Поэтому, когда абитуриент поступает в вуз, для вступительной комиссии эта пятерка, в принципе, ничего не значит. А ЕГЭ эту проблему снимает. Пятерка по английскому ЕГЭ будет и в Томске, и в Иркутске, и в Калининграде совершенно одинакова.

 

Я разрабатывал новую версию единого британского экзамена на знание русского языка для GCSE (аттестат зрелости) и A-Level (для поступления в вузы Британии). Для этого мне нужно было пройти определенную школу: в команду, которая готовит эти экзамены, принимают людей, уже имеющих достаточный опыт преподавания предмета. Я начинал с простого проверяющего, потом дошел до руководителя группы, потом стал обучать людей тому, как нужно проверять эти экзамены. Потом я стал главным проверяющим. А уже когда я стал главным проверяющим по всей стране, меня допустили к процессу создания самого экзамена. То есть я этот экзамен написал, потом научил главного проверяющего его проверять, потом главный учил руководителей проверяющих групп. Все очень четко. Человек, который там наверху, проходит все ступени и уделяет особое внимание тому, чтобы экзамен был написан очень грамотно и отвечал определенным стандартам.

 

 

Экзамен должен учитывать знания и самого слабого студента, и среднего, к тому же дать возможность самому умному показать, что он самый умный. Это не так просто: в одном экзамене нужно учесть все эти факторы.

 

Плюс одно дело — написать этот экзамен, а другое — еще и составить брошюру с ответами, которые бы предугадывали, что напишут студенты. На то, чтобы это угадать, могут уйти годы. Нужно понять, что обыкновенный английский ребенок может ответить на тот или иной вопрос. Главный экзаменатор пишет вопросы, а потом сам же пытается угадать, что же на этот вопрос ответит ребенок. Иначе, если будет хороший экзамен, но будут плохие ответы, у вас будет очень серьезная головная боль: проверяющий не будет знать, как оценивать экзамен.   

Борис Беренфельд

   Идеальная система обучения — apprenticeship, ученичество: ученик живет, общается с учителем непрерывно. Такими учителями могут быть родители. Или если общество в состоянии выделить достаточное количество учителей, но это очень дорого. Поэтому где-то во времена Шумера придумали такую модель: выделяют одного взрослого, дают ему палку, и он обучает 30-40 детей. Если посмотреть устав шумерской школы, то он будет несильно отличаться от устава современной школы. С тех пор прошло пять тысяч лет, а по сути ничего не изменилось. Разве что появилась кафедра с микрофоном. А раз так, то необходимы и способы конвейерной оценки большого числа учащихся.

Тесты с выбором правильного ответа (multiple choice) — традиционно объект для критики. Действительно, во многих случаях проверяют способность сдавать тест, а не понимание вопроса. Тут возможны подвижки. Например, первым я даю тест с выбором правильных ответов. А потом даю другой тест, в котором предлагаю теоретические концепции, и нужно выбрать концепцию, на основании которой ты сделал предшествующий выбор.

Сейчас появляются технологии на базе систем автоматизированного голосования. Педагог во время занятия показывает на экране вопросы, а ученики отвечают на них, нажимая на пульт. Таким образом удается опросить аудиторию в 30-300 человек, и педагог видит, кто как отвечает. Это, конечно, механистично, но позволяет немедленно получить обратную связь с аудиторией и улучшить лекционную систему. А то получается, что профессор прочитал лекцию и ушел, а только через полгода узнал, что студенты ничего не поняли. Это как врач, который лечил-лечил, а при вскрытии обнаружил, что лекарство не работает.   

Юлия Десятникова

   Все эти тесты — что российские, что британские — только отчасти дают представление о возможностях человека. Для того чтобы хорошо сдать тест, нужен довольно небольшой круг знаний и определенных психологических способностей, таких как умение успокоиться, умение работать в стрессовой ситуации, умение работать в хорошем ритме. К сути вопроса, мышлению, яркости, креативности и незаурядности это все не имеет ни малейшего отношения. Часто в тестах успешны отнюдь не те люди, с которыми хотелось бы работать, заниматься совместным делом. Сдав тест, они приходят в университеты, в которых надо делать уже совершенно другие вещи, надо думать головой. А этому-то никто не учит. И тут начинаются большие проблемы: люди сдали тесты на хороший балл, а успеваемость у них на первом-втором курсе оказывается не очень хорошей. К сожалению, этим очень мало кто озабочен. Все гораздо больше озабочены именно тем, сдал ли студент ЕГЭ или не сдал, написал ли GCSE или не написал. Если поставить задачу так, что нужно только это и больше ничего, то этому можно и кролика из штата Кентукки научить.

Использовать британский опыт в России, конечно же, можно. ЕГЭ очень похож на тест A-level. В обоих случаях это попытка унифицировать знания, убрать субъективный фактор при оценке. Дальше вопрос в опыте и традициях. У британцев этих традиций больше, а в рамках российского образования такого опыта унификации знания нет. Раньше я была настроена против ЕГЭ. Но сейчас я в рамках своей работы познакомилась с людьми, занимающимися образованием на высоком уровне. Они сами прекрасно понимают, что та система, которая есть сегодня, от совершенства очень далека.

Я бы больше думала не о том, как улучшить сами тесты, а о том, как улучшить, условно говоря, систему подготовки к ним. Чтобы в процессе подготовки к этим тестам человек, помимо формальных знаний, которые нужны для того, чтобы хорошо сдать тест, получал бы и знания неформальные, более глубокие по содержанию. Мне бы хотелось формировать людей, которые бы и тесты легко проходили, и по сути представляли бы собой что-то серьезное.

Работая над программами в рамках моего нового проекта  London Gates Education, мы уделяем огромное внимание подготовке, которая будет продолжаться два года. Мы будем пытаться, имея существующие стандарты в качестве рамки, наполнить эту рамку качественным, неформальным, глубоким содержанием. Для того чтобы и сам процесс сдачи тестов прошел хорошо, и кроме стандартных знаний у подростков было бы что-то еще, с чем дальше они смогут идти по жизни.

В России все пока еще гораздо больше упирается в отдельных людей, чем в Британии. В Британии система страхует сама себя от идиотизма, потому что она очень жестко задана. Все очень четко понятно: галочка должна стоять в пункте «а». Есть галочка — отлично. Нет галочки — все понятно. С другой стороны, это лишает возможности персонализации, которая позволяет выявить наиболее ярких и талантливых. Система заточена на массового потребителя, она не учитывает интересов тех, кто в эту прослойку не попал. Поэтому, если ты не вписался в эту норму реакций, система не знает, как с тобой поступить, и очень часто бывает, что она тебя выбраковывает. Часто жертвами этой системы, что в Британии, что в России, становятся самые яркие, самые талантливые. Например, в Израиле все дети в стране в массовом порядке пишут некие тесты, которые направлены на то, чтобы выявить тех, кто не попал в средний спектр. И потом со всей страны отбирают детей, которые попадают в классы для одаренных. Это массовая государственная программа. По крайней мере, есть идея государственной политики, ищущей людей, которые не вписываются в среднюю норму. Мне кажется, что это очень мощная идея.   

Эту реплику поддерживают: Илья Басс, Ольга Агаркова
Комментировать Всего 51 комментарий

Самое главное — это основное преимущество ЕГЭ, а именно стандартизация знаний по всей территории страны. Например, пятерка по английскому в Иркутске в корне может отличаться от пятерки в Калининграде, Томске и любом другом городе. Поэтому, когда абитуриент поступает в вуз, для вступительной комиссии эта пятерка, в принципе, ничего не значит. А ЕГЭ эту проблему снимает. Пятерка по английскому ЕГЭ будет и в Томске, и в Иркутске, и в Калининграде совершенно одинакова.

Читать дальше

Я разрабатывал новую версию единого британского экзамена на знание русского языка для GCSE (аттестат зрелости) и A-Level (для поступления в вузы Британии). Для этого мне нужно было пройти определенную школу: в команду, которая готовит эти экзамены, принимают людей, уже имеющих достаточный опыт преподавания предмета. Я начинал с простого проверяющего, потом дошел до руководителя группы, потом стал обучать людей тому, как нужно проверять эти экзамены. Потом я стал главным проверяющим. А уже когда я стал главным проверяющим по всей стране, меня допустили к процессу создания самого экзамена. То есть я этот экзамен написал, потом научил главного проверяющего его проверять, потом главный учил руководителей проверяющих групп. Все очень четко. Человек, который там наверху, проходит все ступени и уделяет особое внимание тому, чтобы экзамен был написан очень грамотно и отвечал определенным стандартам.

Экзамен должен учитывать знания и самого слабого студента, и среднего, к тому же дать возможность самому умному показать, что он самый умный. Это не так просто: в одном экзамене нужно учесть все эти факторы.

Плюс одно дело — написать этот экзамен, а другое — еще и составить брошюру с ответами, которые бы предугадывали, что напишут студенты. На то, чтобы это угадать, могут уйти годы. Нужно понять, что обыкновенный английский ребенок может ответить на тот или иной вопрос. Главный экзаменатор пишет вопросы, а потом сам же пытается угадать, что же на этот вопрос ответит ребенок. Иначе, если будет хороший экзамен, но будут плохие ответы, у вас будет очень серьезная головная боль: проверяющий не будет знать, как оценивать экзамен.

Свернуть

Идеальная система обучения — apprenticeship, ученичество: ученик живет, общается с учителем непрерывно. Такими учителями могут быть родители. Или если общество в состоянии выделить достаточное количество учителей, но это очень дорого. Поэтому где-то во времена Шумера придумали такую модель: выделяют одного взрослого, дают ему палку, и он обучает 30-40 детей. Если посмотреть устав шумерской школы, то он будет несильно отличаться от устава современной школы. С тех пор прошло пять тысяч лет, а по сути ничего не изменилось. Разве что появилась кафедра с микрофоном. А раз так, то необходимы и способы конвейерной оценки большого числа учащихся.

Читать дальше

Тесты с выбором правильного ответа (multiple choice) — традиционно объект для критики. Действительно, во многих случаях проверяют способность сдавать тест, а не понимание вопроса. Тут возможны подвижки. Например, первым я даю тест с выбором правильных ответов. А потом даю другой тест, в котором предлагаю теоретические концепции, и нужно выбрать концепцию, на основании которой ты сделал предшествующий выбор.

Сейчас появляются технологии на базе систем автоматизированного голосования. Педагог во время занятия показывает на экране вопросы, а ученики отвечают на них, нажимая на пульт. Таким образом удается опросить аудиторию в 30-300 человек, и педагог видит, кто как отвечает. Это, конечно, механистично, но позволяет немедленно получить обратную связь с аудиторией и улучшить лекционную систему. А то получается, что профессор прочитал лекцию и ушел, а только через полгода узнал, что студенты ничего не поняли. Это как врач, который лечил-лечил, а при вскрытии обнаружил, что лекарство не работает.

Свернуть

Кирилл Славин Комментарий удален

Мои старшие дети сдали GCSE давно. Вариантов я не видел, но, со слов детей, экзамены просты до крайности: 12-13 предметов сдать — не бей лежачего. Эти экзамены выпускные лишь для тех, кто, не окончив школу, встанет к станку или спустится в шахту. Тем не менее вопрос о том, какими эти экзамены должны быть, я полагаю принципиальным: мои знакомые индустриалисты, принимающие на работу молодежь с неполным средним, жалуются на поголовное незнание английского и математики. Один такой «выпускник» рассортировал картотеку так, что она почти вся оказалась на букву «М» — из-за обращений Mr, Mrs, Ms и Miss.

 Мой сын Арсений уже поступил в МГТУ имени Баумана. Он зачислен на первый курс физмата по результатам олимпиады Жуковского (физика и математика) — набрал 190 баллов из 200 возможных. Но и без этого он не боялся ЕГЭ, поскольку они уже писали промежуточные тесты, и меньше 80% по русскому он не набирал, 75% — по математике и физике. Так что страха ни у него, ни у нас не  было.

Выиграть олимпиаду ему помогли подготовительные курсы при МГТУ, но не в том смысле, что дали ему блат, а в том смысле, что насытили его крепкими, фундаментальными знаниями. В свою очередь хочу сказать, что и работал он как вол: в школе занятия до трех дня, а потом с четырех до девяти он учился в университете.

Что касается вообще системы ЕГЭ, то полагаю, что это, конечно, не идеальный инструмент. Во-первых, мы сами видели, что в тестах не совсем корректно составлены вопросы (например, в задачах по физике встречались два, а то и три правильных ответа в одном задании), а во-вторых, предполагается, что никакого человеческого фактора нет: что дети не растеряются, что они будут собранные и готовые ко всему. А это, к сожалению, не так. Но хочу заметить, что и традиционные экзамены в этом смысле никого не удовлетворяли. По сути, ЕГЭ демократичнее, так как в процессе оценки тестов нельзя узнать, кто их писал, какие у подростка родители и какая у этих родителей зарплата — перед членами приемной комиссии только результаты знаний учащегося.

В области ЕГЭ в России коррупция фантастическая - спросите в приёмных комиссиях или у разработчиков вариантов (они много общаются с университетами и видят полную картину), откуда приезжают школьники со 100% баллами.  Перечисление начнут с Чечни, но список будет длинный. 

Эту реплику поддерживают: Ольга Агаркова

Вы знаете, про толпы чеченцев со стобалльными результатами - это в значительной степени легенда, впрочем активно распространяющаяся в вузах. Я в прошлом году смотрел статистику - в кавказских регионов таких результатов единицы, одной студенческой группы и то не собрать. Можно, конечно, предположить, что им кто-то делает фальшивые свидетельства, но это ведь проверяется нараз. Я не говорю, что нет коррупции в ЕГЭ - её навалом, просто северокавказские республики тут ничем особенно выделяются.

Статистика в целом и статистика по отдельным ВУЗам может сильно отличаться - нет смысла напрягаться на 100% в средний ВУЗ.  Разработчики в основном общаются с ведущими университетами.  Называют Чечню, Дагестан, Ростов, Краснодар.

Эту реплику поддерживают: Irina Singh

Но если на всю Ингушетию, скажем, 1 (один) выпускник со 100 баллами, то даже на ведущие университеты этого не хватит, верно? :) Там примерно такие и были результаты. Если интересны подробности, могу найти.

интересны - через 2 недели буду с разработчиками беседовать

переоценил свои возможности - не могу найти прошлогодние данные :( официальные сайты опять переделали, лучше не стало.

Нашла "Известия" за прошлый сентябрь, с таблицами. Чечни там действительно нет. Лидируют Воронежская область, Чувашия, Марий Эл. Чтобы понять, какой из регионов наиболее коррумпирован, можно сравнить с таблицей результатов олимпиад (там же).

Большое спасибо! Что характерно - список коррупционных регионов по версии Рособрнадзора не пересекается со списком, приведённым выше Кириллом.

Я, кстати, от университетских преподавателей, которые отбирают абитуриентов, тоже слышал все эти жалобы на "чеченцев со ста баллами". При допросе с пристрастием быстро выяснилось, что это не более чем новости агентства ОБС :)

В России коррупция очень креативная, но ЕГЭ и подобные экзамены все равно не решают проблеммы, как и кого принимать в ВУЗы. В приличных западных университетах оценки -- условие минимальное, но недостаточное. Моя невестка (сестра жены, это так называется?) поступала только что  в Берлине на медицинский. На собеседовании спрашивали про историю, современную культуру и политику Берлина, просили сравнить системы медицинского страхования в странах Евросоюза и рассказать про реформу здравоохранения в США, долго и подробно расспрашивали ее про ее музыкальные вкусы и т. д. (приняли). Когда (если) стабилизируется система ЕГЭ, повысится и роль собеседований в ВУЗах, и коррупция примет привычные формы. В собеседовании ведь вообще нет никаких формальных критериев.

Тут немного оффтоп про собеседования: ровно в тот момент, когда поступала моя родственница, я собеседовал молодых журналистов - выпускников журфака МГУ. Просил назвать 5 живых русских писателей, 5 кинорежиссеров, 5 министров. Спрашивал, кто такой Герман Греф и кто такой Башмет. Страшно сказать, сколько людей не могли ответить на эти вопросы. А они не только поступили в МГУ, они его еще и закончили.

Насчёт собеседований - не разделяю Вашей уверенности. У нас высшее образование федеральное, как во Франции. Там в университеты принимают строго по результатам bac (аналог ЕГЭ), дальнейший отсев - по итогам первой сессии.

Да, но количество желающих учиться в престижных вузах, у которых высокие оценки, заведомо превышает количество учебных мест. В Германии та же система, но без собеседований самые популярные факультеты все равно не могут обойтись. Там еще есть интересная штука: общий котел для желающих учиться по определенной специальности, из которого в соответствии с оценками и пожеланиями абитуриентов распределяют по университетам. То есть, если проходишь по баллам, но не проходишь по собеседованию в престижное место, можешь учиться тому-же, но в университете похуже. А как во Франции решают воспрос с дефицитом учебных мест?

Почему же "заведомо"? Это зависит от того, насколько трудно тестирование. Конечно, как в любой плановой экономике :), точность системы невысока, и переполненные аудитории - обычное явление на первых курсах Сорбонны. Но ничего, справляются.

Для России сдача сессии этап отработанный и тарифицированный.

Эту реплику поддерживают: Irina Singh

Страшно сказать...

В Кенте (Англия. Белый штат :) у многих моих друзей-адвокатов был вопрос "А кто такой Дэвид Милибенд?" ... Во многих странах люди дальше своего профессионального интереса глаза не открывают. Но при этом - хорошие специалисты, в своей области.

Все эти тесты — что российские, что британские — только отчасти дают представление о возможностях человека. Для того чтобы хорошо сдать тест, нужен довольно небольшой круг знаний и определенных психологических способностей, таких как умение успокоиться, умение работать в стрессовой ситуации, умение работать в хорошем ритме. К сути вопроса, мышлению, яркости, креативности и незаурядности это все не имеет ни малейшего отношения. Часто в тестах успешны отнюдь не те люди, с которыми хотелось бы работать, заниматься совместным делом. Сдав тест, они приходят в университеты, в которых надо делать уже совершенно другие вещи, надо думать головой. А этому-то никто не учит. И тут начинаются большие проблемы: люди сдали тесты на хороший балл, а успеваемость у них на первом-втором курсе оказывается не очень хорошей. К сожалению, этим очень мало кто озабочен. Все гораздо больше озабочены именно тем, сдал ли студент ЕГЭ или не сдал, написал ли GCSE или не написал. Если поставить задачу так, что нужно только это и больше ничего, то этому можно и кролика из штата Кентукки научить.

Читать дальше

Использовать британский опыт в России, конечно же, можно. ЕГЭ очень похож на тест A-level. В обоих случаях это попытка унифицировать знания, убрать субъективный фактор при оценке. Дальше вопрос в опыте и традициях. У британцев этих традиций больше, а в рамках российского образования такого опыта унификации знания нет. Раньше я была настроена против ЕГЭ. Но сейчас я в рамках своей работы познакомилась с людьми, занимающимися образованием на высоком уровне. Они сами прекрасно понимают, что та система, которая есть сегодня, от совершенства очень далека.

Я бы больше думала не о том, как улучшить сами тесты, а о том, как улучшить, условно говоря, систему подготовки к ним. Чтобы в процессе подготовки к этим тестам человек, помимо формальных знаний, которые нужны для того, чтобы хорошо сдать тест, получал бы и знания неформальные, более глубокие по содержанию. Мне бы хотелось формировать людей, которые бы и тесты легко проходили, и по сути представляли бы собой что-то серьезное.

Работая над программами в рамках моего нового проекта  London Gates Education, мы уделяем огромное внимание подготовке, которая будет продолжаться два года. Мы будем пытаться, имея существующие стандарты в качестве рамки, наполнить эту рамку качественным, неформальным, глубоким содержанием. Для того чтобы и сам процесс сдачи тестов прошел хорошо, и кроме стандартных знаний у подростков было бы что-то еще, с чем дальше они смогут идти по жизни.

В России все пока еще гораздо больше упирается в отдельных людей, чем в Британии. В Британии система страхует сама себя от идиотизма, потому что она очень жестко задана. Все очень четко понятно: галочка должна стоять в пункте «а». Есть галочка — отлично. Нет галочки — все понятно. С другой стороны, это лишает возможности персонализации, которая позволяет выявить наиболее ярких и талантливых. Система заточена на массового потребителя, она не учитывает интересов тех, кто в эту прослойку не попал. Поэтому, если ты не вписался в эту норму реакций, система не знает, как с тобой поступить, и очень часто бывает, что она тебя выбраковывает. Часто жертвами этой системы, что в Британии, что в России, становятся самые яркие, самые талантливые. Например, в Израиле все дети в стране в массовом порядке пишут некие тесты, которые направлены на то, чтобы выявить тех, кто не попал в средний спектр. И потом со всей страны отбирают детей, которые попадают в классы для одаренных. Это массовая государственная программа. По крайней мере, есть идея государственной политики, ищущей людей, которые не вписываются в среднюю норму. Мне кажется, что это очень мощная идея.

Свернуть

Эту реплику поддерживают: Илья Басс, Ольга Агаркова

Понятно, что способ проверки знаний зависит от того, с какой целью мы хотим эти знания проверить. Когда цель — определить тех, кто наиболее способен к учебе в вузе, то без некоего универсального экзамена или серии экзаменов не обойтись. Разумеется, со стандартизированными тестами есть свои проблемы:  мы хотим, чтобы наших детей образовывали, а не натаскивали.  Кроме того часть людей сдает эти тесты сильно ниже своих знаний и способностей. И все же я не вижу другого способа объективно сравнить результаты сотен тысяч абитуриентов.

В Штатах я близко сталкивалась с двумя вступительными тестами — SAT (когда дети поступали в колледж) и LSAT (когда сама поступала в Law School).  LSAT -- тест не на знания, а скорее на логику и способность к анализу, SAT наоборот на знания.  Некоторые его части (математика и специализированные, т.н. SAT-2) вполне разумны.  Некоторые другие (в первую очередь, на словарный запас) совершенно абсурдны.  Какой, например, смысл в том, что ребенок зазубрит сотни малоупотребительных слов, которые через неделю же и забудет?

Да, много изьянов, но ничего лучше не придумали. Так что спорить не о чем. Я с SAT дела не имел, но с его аналогом для аспирантов (GRE) имею дело каждый год при наборе в аспирантуру. Вообще, корреляция между баллом GRE и моим личным впечатлением на собеседовании весьма высокая. Все остальные критерии (эссе, оценки университета, рекомендательные письма) субьективны и ненадёжны. В смысле информативности сравнить с GRE можно только личное общение с профессорами у которых учился кандидат, но это практически возможно только на заключительной стадии, когда остаётся два - три кандидата.

Юрий, я с интересом прочитала образцы тестов GRE (правда, гуманитарный, в котором я могу хотя бы понять задание, там только один - литература), и конечно, это, прежде всего, проверка знаний по специальности. Львиная доля вопросов посвящена "отгадыванию" того, какому тексту, времени, автору и стилю принадлежит приведенный отрывок. Видимо, это аналог кандидатского минимума?

В случае с SAT речь идет, скорее, о проверке сообразительности. Вот об этом спор и идет: нужно ли проверять знания? Все больше колледжей отказываются учитывать результаты SAT, требуя вместо них тесты на конкретные знания по предметам, а не общий уровень интеллекта.

Наталья, посмотрите общий GRE. Специальный как раз на многих факультетах не обязательный. В общем три раздела: язык (письменный), математика, и аналитическое мышление (логика).

Общий уровень интеллекта чрезвычайно важен. Если он высокий, то все необходимые знания можно приобрести по-учебникам или через Интернет, без помощи университета. Я, например, преподаю психологию, которую ни в каком университете не изучал. Конечно, с физикой или математикой такие штуки не у каждого получатся.

Понятно, спасибо. Тогда это действительно усложненная версия SAT.

В общем и целом я согласна.  Жалко только талатнтливых ребят, которые паршиво сдают стандартные тесты.  Все ж, согласитесь, это совершенно отдельное умение.  Плюс иногда, когда что-то хорошо знаешь и любишь, особенно тяжело выбрать ответ, просто потому что любой ответ неизбежно упрощен, в итоге выбираешь какую-то ерунду методом исключения.   У меня самой такое однажды было. Да и сейчас, когда я проверяю экзамены, почти всегда самые интересные студенты решают multiple choice хуже, чем пишут эссе. 

Я в этом году взял аспиранта c невысоким GRE. Посмотрю что из этого получится. По его словам он мог бы написать лучше, но не считал нужным тратить время на зубрёжку и приобретение ненужных навыков. В его случае это, возможно, правда. Он действительно такой, с таким складом мышления. Но вообще если человек не может хорошо подготовиться и решить стандартный тест, то у него будут проблемы. Возможно, что этот человек прекрасно делает другие вещи. Но проблемы всё-равно будут. Так что для меня на данный момент GRE остаётся наилучшим индикатором. А из трёх разделов GRE самым важным считаю математику. Человек умеющий мыслить математически однозначно не дурак, и сможет успешно решить любую задачу. При наличии трудолюбия.

Эту реплику поддерживают: Irina Singh

В принципе да.  Способность к логическому и аналитическому мышлению необходима почти для любого образования.  Мне поэтому кстати LSAT нравится  намного больше, чем GRE или SAT. 

Зато я полностью доверяю баллам за знания во время самой учебы, особенно отметкам первого года (в law school  экзамены первого года are graded on the curve, поэтому легко сравнивать).  Я как раз недавно интервьюировала на лето research assistatnts.  Так вот какими бы распрекрасными мне они ни показались, если отметки так себе, ни в жисть не возьму.

И как бы ни хотелось быть скромней...

Скажу.

В том, что касается оценки результатов обучения в высшей школе, т.е., по сути, специального образования, предметом не владею и спорить не буду. Но хочу выразить принципиальное несогласие с нынешним подходом к школе средней. На мой, конечно же, сугубо субъективный взгляд, целью последнего являются в большей и главной степени не специальные, а базовые знания -- раз, развитие способностей человека к разного рода способам мышления -- два, и лишь выявление индивидуальных способностей к определенным типам мышления --  три и двадцать пять. Т.е. в средней школе алгебра и геометрия, например, необходимы для научения элементарному "посчитать и измерить", для развития абстрактного, аналитического и пространственного мышления, логики (хотя последнее логично было бы выделить в отдельную дисциплину). И потому мудрый преподаватель школьной геометрии не заставит ученика зубрить последовательность доказательства теоремы, пропечатанного в учебнике (чтобы тот в последствии расставил необходимые и единственно верные "галочки" на ЕГЭ), а предложит попытаться самостоятельно провести "расследование". Именно такой учитель -- и прекрасный "прививатель" базовых  знаний, "развиватель" мозгов у общего числа учеников, и основной поставщик наиболее перспективных и успешных абитуриентов для инженерно-технических вузов.

Отдельная история -- литература. Те задания, что я видела на ЕГЭ -- это, простите, издевательство над предметом в узком и широком смыслах его наименования. А проще -- литературоведение. Т.е. то, что призвано развивать общий культурный уровень и художественный вкус, образное "текстовое" мышление, способность рассуждать на гуманитарные темы, просто задумываться о себе как о Другом и о Другом как о себе, а также, что немаловажно, заинтересовывать в акте чтения как удовольствии, ощутимой самим читающим "жизненной полезности" и личной вовлечённости, выливается в абсурдное и скучное для неспециалиста "препарирование" художественного текста. Неужели предмет Литература важен только отличием фабулы от сюжета или метафоры от метонимии? А именно это и предлагается усвоить несчастному школьнику. Спросите студента филфака, какой из предметов наиболее сильно способен отвратить от естественной в его случае любви к художественному тексту...  Могу подтвердить, как бывшая студентка такового факультета, что это как раз оно самое. Не потому, что литературоведение -- какая-то ненужная и неважная область знаний для специалиста, но ценность Текста как такового ведь не в том? Так что выработка стойкого отвращения к литературе (во всех смыслах наименования предмета) -- единственная внятно распознаваемая цель нынешней оценочной стандартизации.

Можно продолжать, но опасаюсь утомить. Одно ещё скажу. Мы имеем дело с довольно специфичной почвой, называемой Россия, где, как известно, любая, даже самая трезвая и здравая система способна вырасти в нелепый и уродливый абсурд в его конкретном, совсем не литературоведческом значении. Печальный более чем нелепый. Опасный более чем печальный.

Ольга, я с Вами совершенно согласна - среди тестов есть вопросы, на которые хороший профессор не найдет ответа, зато школьники знают, где галочку поставить. Я нашла, например, в тесте по обществоведению несколько сногсшибательных формулировок про культуру ("В каком соотношении между собой находятся материальная и духовная культура?" - приличные люди этих терминов лет 20 как избегают). Но мне кажется, что Вы ведете речь не о методике тестирования, а о содержании учебных программ. Что тоже большая проблема, но все-таки другая. А можно ли разработать тест, в котором проблема устаревшего содержания была бы решена?

Например, мне вот нравится британский вариант: "Поясните понятие "культура"; приведите в пример две культуры" и т.п.) Но там и методика другая: разработчики не дают 4 определения на выбор, а просят написать короткий текст в свободной форме.

Методика как раз та же самая - в российском ЕГЭ тоже предусмотрены открытые вопросы и  короткие тексты в свободной форме, и это большАя часть экзамена.

В ЕГЭ открытых вопросов несоизмеримо меньше, чем в британских тестах. Но я даже не об этом: попыталась сравнить близкие по смыслу вопросы про культуру в двух вариантах: в ЕГЭ дается 4 варианта ответов при изначально некорректно сформулированном вопросе, в A-Level встречаем просьбу сформулировать ответ самостоятельно.

Надо сказать, что десятки других вопросов ЕГЭ (я смотрела в основном "Обществоведение") меня даже порадовали - я ожидала худшего, помня первые эксперименты с идиотскими формулировками.

Вы смотрели "Обществоведение" этого года или предыдущих? В прошлые годы это был едва ли не самый завиральный экзамен, по моим впечатлениям. Оно и понятно - тесты по математике или по химии и делать удобнее, и специалистов приличных у нас на порядок больше.

Я смотрела демо-версию этого года вот тут. Я именно потому и полезла в Обществоведение, что, во-первых, сама наука пока так и не возникла, а во-вторых, методика закрытого теста показалась мне неадекватной этому предмету. Результат ожидаемый: все, что связано с системой ценностей, никуда не годится (цитата: "Ту сторону человеческой деятельности, которая нацелена не на обработку «вещества природы», а на обработку «людей людьми», то есть, в конечном счете, на изменение качеств самих социальных субъектов, будем называть духовной деятельностью, а ее продукты – духовными ценностями"). Но все, что формализуемо, терпимо (государство и право, например).

Всю философию оттуда вообще надо убрать, это курам на смех.

Да, ну просто потому что нет никакой филоосфии на русском языке. Британцы нашли нормальный способ выяснять знания по философии и смежным областям: просят писать короткие тексты на заданную проблему или по приведенной цитате. Я вот нашла тему (граждановедение, видимо) "It's easy to blame the migrants" и живо представила, как в ЕГЭ появляется вопрос про таджикских дворников... Но это уже другая история, да.

И отказать в огромном культурном пласте?

Да, философии по-русски толком нет, но есть-таки и мыслители, и междисциплинарные исследователи. Есть, кстати, переводы. Ну, как же люди будут без представлений о кладезях мировой мудрости? Отказать им разом в Сократе и Конфуции, в Гегеле и Канте?

То есть хорошо британцам: у них Мур и Рассел, а нам они вместе с Виттгенштейном "ихим" таки даром не нужны?

Это история философии, и тут как раз можно легко представить себе тест (сделанный по принципу GRE, о которых выше говорит Юрий - например, по литературе). Все очень ясно: кусок текста и вопросы к нему.

Эту реплику поддерживают: Ольга Агаркова

Нам с Вами легко представить, британцам просто и ясно, а А.В. Захаров со товарищи свои ясные представления имеют и в учебных пособиях отражают.

Но прогресс, действительно, налицо. Это радует.

Если цитата из учебника, представленная Вами, Наталья, верна (да и зачем Вам лжесвидетельствовать?!), то вот о чём, собственно, я. Про "обработку людьми вещества природы людей". Причём людьми некомпетентными не только профессионально, но и вообще.

Это цитата из учебника по Обществоведению, автор А.В. Захаров. Эта же цитата приводится в тесте ЕГЭ. Там еще надо уметь размышлять о духовной деятельности журналиста, артиста и священника. Ну в общем, да, отсутствие компетентности. Но я бы исходила из того, что нам все равно нужна система унификации знаний. И ладно валентность в химии - она поддается формализации. А как до духовности доходит, все сразу плохо. Проверять только формализованные знания (остальное - через собеседование, например)? Позаимствовать тесты в Англии? Я вот не знаю.

Чем мы особенно грешим, так это формализацией неформализуемого... Если серьёзно, то частично, да, можно позаимствовать методики у более богатых опытом и эффективных примерами британцев. А так, как вариант: разместить общественный заказ на разработку компетентным и авторитетным (в научном мире) отечественным персоналиям. Я, может, и патологическая идеалистка, но, по-моему, нашу систему образования может спасти такой консилиум.  Добавлю. Состоящий не из бюрократов от науки и прочих "примазавшихся", а настоящих деятелей и мыслителей.

И тут мы возвращаемся к теме коррупции и распределения больших государственных заказов между представителями научной общественности... Например, кто-нибудь знает, кто такой Захаров, автор бессмертной цитаты о духовности? Ничего личного. Но никакой информации о нем я в сети не нашла. Значит, он не самый великий "обществовед". Зато его мысли учит наизусть целое поколение выпускников.

Ох, как страшно войти в цикл, но главный вопрос как раз в "главных". Без принципиального решения вопросов: кто такой Захаров, и почему (какого ляда) ему доверено составлять учебные пособия, мы вряд ли что-то сможем вообще конструктивного нарешать. Увы, мы, кажется, договорились до чертей.  

Да, Наталья, я, наверно, не совсем "в ту степь", но степь эта широкая, и вопрос комплексный. Посмотрите, каким запросам сейчас отвечает репититорство по предметам: "Подготовка к ЕГЭ по ..." Подготовка к процессу оценивания, т.е., как верно определено Верой Бергельсон, натаскивание, а не "образовывание". Целеполагание принципиально иное. И если в области алгебры, частично физики или той части языкознания, которая соответсвует грамматике, некая алгоритмичность решения и однозначность ответа предусмотрены содержанием самого предмета, то в части гуманитарных и -- шире -- общественных предметов, как говорится, "сильно зависит". В том числе и от уровня компетентности, культуры, внутренней ответственности, и, если хотите, даже совести конкретных составителей и "утвердителей" учебной программы и непосредственно тестовых заданий. А с этим-то как раз туговато. Видели, что вытворяют наши "ответственные" лица в образовании?  http://www.snob.ru/profile/blog/9254/19105.

Что касается представленной Вами иллюстрации из Британии, то, заметьте, это же своего рода собеседовательная методика, просто ёмко обобщённая таким образом, чтобы, предложив универсальный вопрос, получить в качестве результата совокупность знаний и размышлений. Что и требовалось доказать, собственно. И опять же к вопросу о целеполагании. И снова -- о тех необходимых условиях ответственного подхода к качеству образования, и качествах, которых так не хватает "ответственным" лицам у нас. 

Позвольте, я выскажусь, как студент, который сдавал все эти экзамены.Я сдал A-levels на пять A (для поступления в любой университет достаточно трех), ЕГЭ с результатом по литературе в 97 баллов (английский 93, русский 77) и SAT с практически максимальным баллом по математике.

Во-первых, что такое образование? В это понятие, помимо академических знаний, включаются еще следующие важные аспекты - дать социальную основу ребенку, научить его грамотно мыслить и заинтересовать в дальнейшем развитии. Во-вторых, на выходе из средний школы, общество хочет видеть вменяемых детей с определенными жизненными интересами, и готовых к взрослой жизни. Теперь про сами системы образования. В английском образовании нет тестов в старших классах! Есть только эссе, и даже задачи по математике не даны как одно задание, а разбиваются на разные подпункты. Подход к каждому предмету комплексный и построен на case study, т.е. на примерах из "реальной жизни". Изучая процесс извержения вулкана, студенты должны знать пример какого-нибудь извержения, точную статистику про него и т.д. Зачем это надо? Очень просто - чтобы заинтересовать. Представьте себя на месте студентов: Вы слушаете на уроке географии про извержения вулканов, учите все эти процессы, даже начинаете понимать чем лава отличается от магмы и так далее. Звенит звонок, Вы на выходе все это забываете, вспоминая лишь делая домашнее задание или уже на экзамене. А что если к уроку Вам заранее сказали сделать презентацию про извержение вулкана Пинатубо. И Вы узнаете, что столько людей там погибло, что было даже зафиксировано падение температуры в мире и т.д. Появляется интерес. Образование на Западе дает интерес к учебе,  к развитию, поиску своего "я" в науке.

В английских школах есть все, что было у нас в советское время: доски почета лучших студентов, соревнования между школами и т.п. Но экзамены должны быть одинаковы для всех. Потому что так честнее проверить насколько хорошо усвоен средний уровень. Понимаете, Кэмбридж не возьмет студента, у которого только отличные результаты. Помимо трех пятерок, требовалось написать на одну страницу эссе на тему почему я хочу изучать выбранный предмет. В этом же сочинении можно было указывать и опыт работы, значимые достижения (например, победы в олимпиадах) и спортивные успехи. Университет получает тысячи таких заявок (число университетов для каждого абитуриента не может превышать пяти) и начинает разбирать их. На этом этапе уже многие получают отказ, несмотря на очень хорошие результаты экзаменов. Объяснений не следует вслед за отказом, но причина чаще всего одна: по сравнению с другими кандидатами ваша заявка была слабее. При конкурсе в двадцать человек на место, у всех абитуриентов в престижные университеты отличные академические результаты. Значит, дальше смотрят на мотивацию к учебе, спорт и общественную жизнь. Ученики, которые успевали в школе не только хорошо учиться, но и проявлять себя в разных  сообществах, видах спорта и тд, заведомо имеют больше шансов получить приглашение от университета. А тем, кто не будет поступать в университеты достаточно знать только основы.

Теперь про ЕГЭ. Хотели-то как лучше: чтобы дети имели равные шансы при поступлении, могли сами подготовиться к экзаменам (сколько занятия с репетиторами стоят в МГУ все представляют?). Отличная идея. Но зачем же "стулья-то ломать"? Тест, конечно же, не проверяет знание у ученика, но вот если бы экзамен сделали более разнообразным. Например, в литературе давали писать сочинения (но и продумали систему оценок для них). Я когда в прошлом году сдавал этот экзамен, то прочитал как их будут оценивать. И писал свои ответы, думая о том, как будет их читать экзаменатор. Естественно, я знал всю школьную программу и мог спокойно отвечать на любые вопросы. Но и писал то, что от меня требовалось. Результат говорит сам за себя. Почему не сделать систему, похожую на английскую? Там у учителей есть возможность летом заработать денег, когда они проверяют экзамены. И им платят за каждую проверенную работу.

И последнее. Очень важно научить учеников думать и разбираться. Без этого любая система образования будет бессмысленна. И без этого не вырастет поколение, готовое к модернизации.

Эту реплику поддерживают: Irina Singh, Ольга Агаркова, Владимир Тарабрин

Очень важно научить учеников думать и разбираться.

Глаголит!

Соглашусь с оратором.

Читать галиматью ->

Мне довелось год проучиться во Франции (не так уж много, но вкус жизни заграничной я почувствовал). И в первую очередь это касалось системы образования.

Из того, что непосредственно к теме относится, это сам подход к построению учебного курса и подачи материала. Он, безусловно, более практический характер имеет. На лекциях идет теоретическая база (хотя, если честно, слабоватая, более технически-фундаментальный характер она имеет), а каждый семинар - etude de cas (case study). На базе прочитанной на лекции теории (но без серьезной привязки к ней) и здравого смысла студенты разбирают практические вопросы. Допустим, разработать систему грейдов на предприятии.

А экзамен - вообще "лебединая песня". Часика на 4. Один-два вопроса по теории - исключительно определения. И кейс страниц на 5. Часа полтора его прочесть и понять. Остальное время - скрипение пером. Вопросы для российского студента прямо шокирующие. Допустим, открыл мужик на отшибе фотомастерскую. Бизнес не идет - что делать? Теория нередко неуместна в принципе. Потому, кстати, я ни к одному экзамену никогда не готовился. Хотя и писал нормально.

В этом смещении приоритетов и разница (и не только в этом). Подготовка к любому (практически) российскому экзамену - это ночь зубрежки. Утром зазубренное переносится на бумагу с одновременным удалением из памяти. Вечером вспомнить то, что писал утром, уже сложно.

Потому некий перекос имеют обе системы. Мы где-то в облаках находимся, они прочно на земле стоят. Для некоторых областей знаний такие подходы вполне оправданны. Допустим, математика и физика. Им в облаках и место. Ведь фундаментальные открытия не у телескопа делаются и не в лаборатории. А в облаках. Замечательный, на мой взгляд, пример - это Стивен Хокинг. Мало того, что парализован, так еще и речи лишен. И тем не менее влиятельный ученый.

В других же областях знания постоянно ручками щюпать надо. Та же самая экономика, которую я имел несчастье изучать.

Поэтому весьма неплох был бы синтез обоих систем. Загвоздка только в том, что в таком случае учиться с утра до ночи придется. Но практический элемент уже неспеша в наше образование внедряется. Другое дело - его восприятие. Помню, что все эти "кейс-стади" вызывали большое недовольство и изрядную долю иронии почти у всех - от преподавателей и до студентов (это я про российскую часть своего обучения). Ведь там приходится мозгами шевелить. Хоть как-то. Одно дело зазубрить, другое дело - какую-то отсебятину изречь.

И с отсебятиной большие проблемы. Колоссальный объем письменного контроля налагает печать на студенческие уста. И связной речи из них практически никогда не услышишь.

Кстати, мысль пришла. Ведь проблема с подходом на развитие мышления и собственной точки зрения у студентов, как правило, имеет место быть на популярных и денежных специальностях.

Все же, что к деньгам не относится и из области "для души" - там особых проблем не наблюдается. Наоборот - студенты сами "в бой рвутся". Им это интересно.

А у основной массы интересы вне ВУЗа находятся. И завлечь их туда, на мой взгляд, почти невозможно. В Европе есть стимул эти интересы там концентрировать: студенты вполне прагматично понимают прямую связь (или чуть кривовато-пропорциональную) между освоением учебной программы и дальнейшей профессиональной жизнью и карьерно-зарплатными перспективами. Их учат работать и жить. Чему мы учим - непонятно.

Потому, быть может, нет особой нужды реформаторам лезть куда-то на мех-мат, философский факультет или щуку. Сосредоточили бы внимание на экономике, праве. Там вполне можно именно с технологией работать. Лет 10-15 планомерной работы - уже был бы материал для анализа.

А не ухать с плеча...

Меня ЕГЭ миновал. В последний год я обычный экзамен писал. И лично никогда тесты эти не видел. Но в свое время столкнулся с тестами по философии. Мы с доктором философских наук уселись и принялись изучать эти тесты. Чуть ли не половина вогнала моего доктора в ступор. Нередко, по его мнению, даже намека на правильный ответ не было среди вариантов.

Потому тесты хороши для определения некоторых формальных знаний. Знаний-фактов. Знание событий, формул, дат... Всего, что однозначный ответ имеет и м.б. ссылкой на какой-то источник подтверждено.

Все же рассуждамсы в тесты не укладываются. Нет и все. Единственное, пожалуй, - логика. И то - в части, известной еще со времен Аристотеля. С остальным уже трудно. Поэтому, на мой взгляд, вполне обоснованно, что некоторые ВУЗы (с законодательством на этот счет не знаком - у кого на это есть право) вводят дополнительные испытания для поступающих. И здесь, как мне кажется, вполне объяснимая субъективность - ВУЗ производит селекцию и выбирает тех, кто ему нужен. Хорошо это или плохо - сказать не могу. Другое дело, что в России эти самые нужные, как правило, определяются критерием платежеспосоности и общественной значимости родственников. А не личными качествами. В этом безусловный недостаток подобных дополнительных испытаний.

А в целом же, полагаю, что от системы тестов никуда не деться. Нужен некий минимум требований к знаниям, который современное общество предъявляет к своим членам. Пусть знаний и формальных, но тем не менее.

Но что важно - эти требования очень быстро изменяются. В условиях турбулентности происходящих социальных процессов информация становится одним из важнейших факторов как и любимой нами экономики, так и областей социальных. И объемы этой информации растут невероятным образом. И у юного члена общества просто физически не хватает времени на ее освоение. Потому нужна ее селекция.

Следовательно, над тестированием должна проводиться работа как плане совершенствования самой техники, так и в плане того информационного минимума.

А всю "креативность" (не люблю это слово) придется оставлять на уровень межличностного взаимодействия между преподавателем и абитуриентом.

Ошибки будут. Без ошибок нельзя. Ведь мы исходим из перфекционизма, из стремления к абсолютно объективной оценке личности (по крайней мере, ее знаний и способностей). Но это невозможно.

Быть может, если в будущем ученые разгадают тайны мозга, сознания и можно будет с помощью сдачи анализов и сканирования (или еще чего) на биологическом уровне определить все о личности - тогда проблем с тестами не будет. Тогда другие проблемы будут. Но говорить об этом страшно.

Посему умолкаю.

Свернуть

слушайте, про "думать и разбираться", "творческое начало" и прочее - это все очень хорошо. Но при этом есть вещи, которые образованному человеку надо ЗНАТЬ.  Ни "почему надо", ни "зачем надо", ни "какие мысли это у него вызывает", а просто - надо знать, и все. Надо знать, где в предложении  ставят тире, а где - двоеточие, почему лед плавает, почему металлы проводят тепло и электричество, что такое "конкиста" и кто такой Кортес. 

"Творческое начало" - это потом. Сначала научиться пилить и строгать, потом становиться краснодеревщиком и делать шедевры. Экзамены - это просто способ проверить, умеешь ли ты пилить и строгать. Как, каким образом тебя научили - это не к экзаменам, а к учителю.

Чтобы было понятно, о чем я: я тут прошлой зимой ради интереса прошел ЕГЭ в Интернете. Нету там никакого особого ужаса и никакой особой премудрости. Получил 4 и 5 по всем предметам. Кроме одного. По биологии получил 2 - потому что в школе 25 лет назад мне преподавали биологию как набор несвязанных фактов (и они все выветрились). А химию, к примеру,  как строго логическую науку. Способ экзаменования и способ преподавания - несвязанные вещи. Тестовая форма экзаменов не обязательно требует натаскивания а-ля "попка дурак", а нормальное преподавание не ведет к провалу на ЕГЭ.

(В скобках здесь же: если судить по ЕГЭ, в российской школе очень приличная программа по истории. Гораздо лучше, чем в наше время, и гораздо лучше, чем то, что я сейчас вижу в британской программе).

Про знания vs творчество еще такой пример: у нас на лит-ре в школе перед сочинением по какой-то книге давали контрольную по содержанию. Кто не напишет - к сочинению не допускается. Я до сих пор помню вопрос по "Войне и миру" - "каковы были потери французов в Бородинском сражении?"  Там не цифру спрашивали, а просто человек, который роман читал, помнит визуально, что у Толстого заглавными буквами написано "ПОЛОВИНУ своего войска". А ежели ты роман не читал, то твоему творчеству в сочинении по этому роману грош цена. Потому что  в науке (и в литературоведении в том числе) творчество без знаний называется, простите, пиздобольством.

В общем, я не вижу в ЕГЭ никакой трагедии. В отношении школы о других вещах надо беспокоиться, а не о ЕГЭ.

Кстати, дочь у меня сейчас GCSE сдает - тоже понимает, что это просто тесты, а не суть образования, но надо их сдать отлично. Хотя бы потому, что британские тесты GSCE на отлично - A или A* - это хоть какая-то надежда, что школьные знания получены не только по раздолбайскому британскому, но и по нормальному счету. Сдавший GSCE не обязательно сдаст ЕГЭ не потому, что российский ЕГЭ так плохо составлен, а потому что в России в школе планка по наукам - заметно выше британской. Но это отдельная история.

Тут много говорили про то, что ЕГЭ - это коррупция. А вот последний сюжет про то, как она устроена. В городе Морозовске Ростовской области поймали сразу 30 учителей, которые сдавали за школьников ЕГЭ по русскому. Оргазизовал все, предположительно, зав РОНО, который брал по 40 тысяч рублей за экзамен.

"31 мая в районную прокуратуру поступил сигнал о том, что в Доме детского творчества города Морозовска собрались учителя средних школ, которые все вместе решают экзамен. "Районный прокурор и сотрудники милиции обнаружили в одном из помещений дома 30 учителей русского языка, которые имели при себе литературу по преподаваемому ими предмету,— рассказала госпожа Ахреева.— Учителя заявили им, что собрались для проведения семинара по библиотечному делу".