Аудиоверсия этого текста

Прослушать

Аудиоверсия

Илья Кухаренко /

«Куда заведет корейский Сусанин»

Барак Обама заявил, что США должны готовиться к агрессии со стороны Северной Кореи в адрес Южной, а лидер КНДР Ким Чен Ир незадолго до этого собственноручно взялся за постановку «Ивана Сусанина»

Иллюстрация: ИТАР-ТАСС
Иллюстрация: ИТАР-ТАСС
Фрагмент репродукции картины А.Баранова "Подвиг Ивана Сусанина"
+T -
Поделиться:

Это не первая русская опера, которую ставят в Пхеньянской консерватории под непосредственным патронажем Ким Чен Ира. Первой в 2009 году стал совершенно лишенный милитаризма «Евгений Онегин», и тогда азиатская пресса остроумно сравнивала пушкинские коллизии романа с трагическими судьбами детей и родственников северокорейского лидера, часть из которых присутствовала на премьере. Больше про постановку «Онегина» ничего неизвестно, хотя можно с большой долей вероятности предполагать, что она была традиционной. С непременными березками, колоннами и малиновым беретом.

А вот ситуация с северокорейским «Иваном Сусаниным» (или там будут ставить «Жизнь за царя»?) вызывает совсем другие ассоциации.

Берлин, 1940 год. Немцы и русские уже вошли в Польшу согласно пакту Молотова — Риббентропа, а на сцене берлинской «Штаатсопер» впервые за всю историю звучала Ein Leben für den Zaren. По некоторым сведениям, дирижировал сам Герберт фон Караян, а партию Собинина пел знаменитый героический тенор Хельге Росвенге. Я даже разыскал в интернете арию Собинина «Братцы, в мятель!» (sic!) с запредельными для мужского голоса верхними до и ре-бемолями, которую в Большом обычно купировали из-за сложности.

Хельге Росвенге

«Сусанин» стал своего рода культурным реверансом Берлина в адрес Советского Союза. Наличие же русских патриотических мотивов, которые уже через несколько лет повторятся в реальных столкновениях с партизанами в тех же самых сусанинских лесах, для немцев сглаживалось обличительной риторикой в адрес общих врагов — поляков.

В качестве ответного книксена в Большом Эйзенштейну дали задание поставить «Валькирию», поскольку Вагнер был любимым композитором Гитлера. Странным образом об этой театральной работе великого кинорежиссера тоже известно немногое. Остались фотографии и переписка с исполнителями. Остались наброски и эскизы с пометками, которые много говорят о том, как неожиданно и точно Эйзенштейн понимал Вагнера. Однако постановка не была успешной и выдержала всего шесть представлений. И один из немецких дипломатов в Москве даже обозвал ее «еврейско-большевистскими штучками».

Несомненно, постановка русских опер в Пхеньяне тоже своего рода реверанс и даже послание в адрес той страны, на поддержку которой Ким Чен Ир рассчитывает в конфликте с США. Вопрос только, кто в этой ситуации «братцы» и как сурова будет «мятель»?