Анастасия Микова, Татьяна Матанцева , Екатерина Малыхина

Русские фотографы в Russian Tea Room, Саркози на сельскохозяйственной ярмарке

На открытие выставки русских фотографов «Посмотри мне в глаза» из своего 3-го округа в 9-й пешком пришел первый редактор фотоагентства Magnum Джон Моррис, которому уже около девяноста.

Фото: Евгений Петрушанский
Фото: Евгений Петрушанский
+T -
Поделиться:

Хозяйка галереи RussianTeaRoom (RTR) Лиза Фетисова не могла этому поверить. Были там и другие фотографы, художники и в большом количестве русские друзья Фетисовой.

Лиза живет во Франции последние пять лет, а два года назад открыла в Париже маленькую галерею, которая скорее похожа на старую уютную квартиру: обои в цветочек, деревянные стулья, платье на вешалке. Фетисова называет свою галерею не иначе как «русской чайной» и всем гостям предлагает чай. Ее главная цель — познакомить французов с современной русской фотографией, о которой в Париже очень мало знают.

Экспозицию можно разделить на две части: это мэтры за сорок вроде Сергея Максимишина, Игоря Савченко и Евгения Мохорева и молодые фотографы — 24-летний Евгений Петрушанский, 19-летние Даша Ястребова и Марго Овчаренко и 25-летний (но уже довольно дорогой) Олег Доу. Фетисова сознательно игнорирует фотографов, успешно снимающих сейчас для русских журналов, — они эксплуатируют исключительно постсоветское и сверхгламурное направления, и потому ей неинтересны. А вот еще не испорченные коммерческими заботами юноши и девушки работают от души. Некоторых своих авторов хозяйка RTR нашла через Интернет. «Я тоже читаю блоги, смотрю ЖЖ, там и отыскиваю таланты. С Дашей Ястребовой получилась смешная история: она была звездой ЖЖ, и мы с Ирой Меглинской (совладелицей московской галереи “Победа”— Прим. ред.) заинтересовались ей практически одновременно. Поэтому Ира теперь занимается Дашей в России, а я на Западе. Получается, что у Даши в 19 лет уже два агента!» — рассказывает Фетисова…

В первый день выставки таланты русских фотографов расхваливали на все лады, но покупать никто не спешил (цены варьировались от 450 до 6000 евро). Коллекционер с 35-летним стажем Брюно Хайат не мог отойти от фотографии Евгения Петрушанского, на которой изображена девочка с мороженым. Заявленная цена в 1000 евро его не смущала — к вечеру он обещал сказать Лизе Фетисовой, состоится ли сделка. А один покупатель из Женевы прямо на вернисаже купил один из портретов Евгения Мохорева за 2000 евро — он гоняется за мохоревскими снимками по всей Европе. За те полчаса, что я говорила с галеристкой, ей позвонили с десяток журналистов из Франции, Англии и даже Австралии с вопросом, в чем же заключается секрет русских фотографов. «Когда русский артист уезжает из России, он теряет свой Russiantouch», — терпеливо объясняла Лиза. По ее мнению, именно поэтому истинно русское искусство может быть создано только в России. 

 

Текст – Анастасия Микова, видео – Екатерина Малыхина

Во Франции популярность политика измеряется мощью восторженных криков, которыми его встречают на ежегодной Международной сельскохозяйственной выставке-ярмарке, проходящей на окраине Парижа. Именно туда французские фермеры привозят свои самые лучшие товары. За неделю ярмарку посещает около полумиллиона человек — и это одно из главных светских событий года. 

«Я его видел, он прошел вон там!», «А где Карла, Николя? Карлу для себя бережешь?» — доносилось со всех сторон. Судя по всему, несмотря на беспрерывные забастовки и демонстрации, Саркози во Франции все еще любят. Журналисты ждали, что президент поднимется на сцену и произнесет речь — так его было бы легче снимать. Но он пошел вдоль коровьих рядов, от коров перешел к молочникам, а потом к свиноводам. К нему, как к святому, везде тянулись руки. «Его, конечно, с Шираком не сравнить, — сказала пожилая блондинка. — Ширак нас обнимал, расспрашивал про жизнь, потом нам по почте прислали фотографии с его автографом. А Саркози... ну это такой тип, который на лишнюю минутку ни за что не задержится». — «А мне он сейчас спасибо сказал, — с гордостью вставила другая пожилая блондинка. — И поцеловал». — «В самом деле? А я с ним целовалась, когда он еще министром сельского хозяйства был. И все же до Ширака ему далеко». Обе блондинки оказались заслуженными нормандскими свинарками на пенсии из города Байё — родины знаменитой породы свиней. Расчувствовавшись, блондинки спели песню про именитую свинью:

Тем временем всеобщий эмоциональный подъем от присутствия харизматичного президента передался коровам. Разглядывая пробегающего по рядам главу государства своими честными глазами, породистые особи принялись испражняться, и за президентом потянулся запах летнего коровьего луга.

Татьяна Матанцева