Владимир Сорокин: Ходорковскому пора перестать участвовать в этих постановках

Фото: AFP/East News
Фото: AFP/East News
+T -
Поделиться:

Ходорковский и Лебедев доставлены в «Матросскую Тишину». В Хамовническом суде 3 марта начнется процесс: бывшие владельцы ЮКОСа обвиняются в хищении нефти на 900 миллиардов рублей и легализации вырученных от ее продажи средств.

25 февраля Мещанский суд столицы рассмотрит жалобу заключенного Кучмы, который обвинил Ходорковского в сексуальных домогательствах. Днем позже в Верховном суде будет обжаловано решение Читинского облсуда о продлении срока содержания Ходорковского под стражей.

 

Подробнее
Как развивалось «второе дело Ходорковского»

Следствие по этому делу началось еще в 2005 году; в декабре 2006-го Ходорковского и Лебедева перевели из колоний, где они по отдельности отбывали свои сроки, в следственный изолятор Читы для проведения с ними следственных действий. 17 января с.г. дело было передано в Хамовнический суд Москвы. Почти сразу же стало известно об инициативе сотрудников ФСИН судить Ходорковского и Лебедева без перевода их из Забайкалья в Москву, по видеосвязи. Адвокаты бывших руководителей ЮКОСа категорически отвергли такую возможность (она не предусмотрена российским законодательством), и через несколько дней Ходорковского и Лебедева в обстановке полной секретности увезли из читинского СИЗО. 24 февраля пресс-служба Мосгорсуда сообщила, что они находятся в Москве и что им разрешено встретиться с адвокатами и родственниками.

Как будет освещаться процесс

Пресса сможет следить за процессом посредством видеотрансляции — по официальной версии, зал суда не сможет вместить всех журналистов, желающих освещать судебные заседания. Ходорковский и Лебедев будут находиться в зале суда в специально построенном стеклянном «аквариуме», а не в клетке, как раньше

Дело о сексуальных домогательствах

Жалобу о сексуальных домогательствах со стороны Ходорковского подал заключенный Александр Кучма. О Кучме стало известно в апреле 2006 года после того, как он совершил нападение на спящего сокамерника — ударил того в лицо сапожным ножом. Уголовное дело тогда возбуждать не стали — Ходорковский отказался привлекать его к ответственности. Через два года, в октябре 2008-го, Кучма через администрацию колонии сам неожиданно обратился в суд. Он обвинил Ходорковского в сексуальных домогательствах, а свое нападение на него объяснил самозащитой и потребовал компенсации морального ущерба. В январе 2009 года дело было принято к рассмотрению судом. Источник: «Коммерсантъ» 

Накануне суда журнал «Коммерсант-Власть»  опубликовал интервью c освободившимся из Краснокаменской колонии Денисом Юринским по прозвищу Червонец, который был бригадиром швейной бригады и в этом качестве начальником Ходорковского. По словам Червонца, «дрянь-человек» Кучма боялся мести одного из заключенных и стремился к переводу из колонии: «Попавшие в непонятки зэки часто совершают в зоне какое-нибудь мелкое преступление, рассчитывая вписаться в новое уголовное дело, перебраться из зоны в СИЗО и ждать там суда, получив как минимум отсрочку от правилки. Кучма, наверное, думал, что дело гарантированно возбудят, если он порежет не кого-нибудь, а Миху (Ходорковского. — Прим. ред.), вот и коцнул его ножом, которым на промзоне обрезают сапожные подметки. Поступок, кстати, по нашим понятиям относится к категории гадских или даже блядских».

Комментировать Всего 12 комментариев
Я отношусь к этому отрицательно и считаю, что Ходорковскому и Лебедеву давно пора бы перестать участвовать в этих постановках. Мне кажется, это уже не имеет никакого смысла. Процесс носит чисто политический характер, и очевидно, что их все равно осудят. Но, по крайней мере, они могут отказаться от участия в этом спектакле.

Манана Асламазян Комментарий удален

Мне кажется, что с делом Ходорковского будет покончено только когда команда Путина уйдет от власти. Пока они у власти, он на свободе не окажется.
Понятное дело, что Ходорковский — это козел отпущения. То, в чем он обвинен, делали еще сотни других людей, поэтому сажать можно было бы всех, но жребий пал на него. Поэтому я не очень верю в то, что там вообще какой-либо серьезный суд может произойти. Это какая-то политическая игра, а он — просто жертва этой игры. Я не являюсь совсем уж его поклонником, но я признаю, что он сделал многое для культуры, к примеру. Наверняка его деньги, как, впрочем, и все большие деньги, были заработаны не совсем честным путем, но то, что он с ними пытался сделать, заслуживало уважения. К сожалению, мне кажется, это не только юридическая проблема, скорее — политическая. Кому-то он очень мешает. Думаю, эти люди постараются, чтобы он никогда не выходил из тюрьмы. Я мало знаю обо всей этой истории и мне сложно судить — что, кому и зачем здесь конкретно нужно. Знаю только, что он как-то лично обидел Путина и тот простить ему этого не может.
Я не очень слежу за этим делом. И не очень понимаю, из-за чего весь сыр-бор. Ну посадили бизнесмена. Если его посадили не за дело, значит стыд и позор нашему правительству, которое разгоняет свой собственный бизнес. Если за дело, тогда о чем разговор. Мне кажется, что в масштабах страны это дело не стоит такой истерии, которая вокруг него поднята. Для Ходорковского и его семьи, конечно, это катастрофа, и он выглядит очень милым, образованным и интеллигентным человеком, как и большинство олигархов. Но почему мы должны столько внимания уделять ему? Тем более, что реальной, достоверной информации нет. Я слышу с одной стороны истеричные выкрики оппозиции и такие же разъяренные выкрики тех, которые говорит, что «так ему и надо». Мне очень сложно понять, что происходит на самом деле.
Вы, правда, не понимаете почему? По-моему все очень просто -
чтобы на его месте не оказались другие
А вам не кажется, что то, что нет реальной достоверной информации по делу, и есть повод для привлечения внимания?

Артем Мищенко Комментарий удален

красивые люди не должны страдать и сидеть в тюрьме.

Лев Карахан Комментарий удален

Второе дело над Ходорковским нужно всем, кто спровоцировал и замешан в первом деле, для того, чтобы доказать, что первое дело имело свои основания. Дальше, второе дело нужно для того, чтобы отвести от себя подозрения, что первое дело было сфабриковано. И, наконец, второе дело нужно для того, чтобы отдалить момент, когда вышедший на свободу Михаил Борисович Ходорковский сможет стать гражданским лидером и влиять на общество гораздо сильнее, чем сейчас, потому что письма из тюрьмы имеют очень небольшой резонанс, по сравнению с его общественной деятельностью, если б он оказался на свободе в ближайшее время. Второе дело нужно всем, кто начал первое.
Что касается моих надежд на суд, то думаю, как он не был справедлив в первый раз, так и не будет справедлив во второй. И я боюсь, что все изменения в судебной системе, которые были провозглашены и недавно произошли, еще не внедрены в общественное сознание и в повседневную практику суда, поэтому, к сожалению, я полагаю, что зависимость суда от высших органов как была, так и остается. Поэтому никакой надежды на справедливый суд у меня сейчас нет, точно так же как нет сомнений, что дело спровоцировано.

Игорь Бухаров Комментарий удален

Это нужно тем же, кто и первый срок на него повесил. Я не думаю, что появились новые заказчики. А второе дело, несмотря на то что он и так осужден, нужно для того, чтобы Ходорковский все время находился под грузом вечной опасности. Я не думаю просто, что его хотят выпустить когда-либо. Речь идет не о том, что его хотят наказать, его хотят утопить. Это совершенно другая задача. Мы все, полагая, что нам хотят преподнести такой суровый урок, серьезно ошибаемся — речь идет совершенно не об этом. Это не урок, а конкретное отношение конкретных людей. Я не думаю, что здесь может идти речь о каком-то правосудии. При этом время от времени возникает не то чтобы свет, но, по крайней мере, некие вспышки в конце туннеля — людям дают понять, что при определенных условиях может быть какое-то послабление, а потом это послабление оборачивается еще большим грузом и еще большими нападками, которые разгрести практически невозможно. Поэтому это не вопрос какой-то вразумительной юридической стратегии, совсем нет. Мы имеем дело с совершенно другим феноменом. И я думаю, все это уже давно поняли.
У меня нет иллюзий, помочь я не могу, зато пока еще испытываю любопытство к характерам и тому, как люди проявляются ну хотя бы в наших вот здесь комментариях. Можно пару цитат?
Сорокин: "... давно пора бы перестать участвовать в таких постановках". И это не про Нетребко, а про заключенных.
Гай Германика: "красивые люди не должны... сидеть в тюрьме". Прелесть какая!
Артем Оганов: "почему мы должны столько внимания уделять ему?"
И действительно, что он Гекубе? что она ему? так, человеческая жизнь какая-то...
Мне кажется, здесь столько подводных камней и секретов, что разгадать это невозможно. Может быть, с Ходорковским вообще договорились. Не думаю, что он будет до конца бороться с «царским режимом». Я вообще потерял деньги, которые держал в их банке, так что особо думать об этом не хочется.

Хотелось бы прочитать комментарий Валерия Панюшкина по этой теме, как автора уже 2 книг о Ходорковском