/ Нью-Йорк

Михаил Идов: «Сорочий модернизм»

Весь прошлый год я работал над книгой, которая наконец увидит свет весной 2011 года с помощью издательства Rizzoli. Это не роман и не сборник эссе — в ней вообще немного слов. Это коллекция 50 предметов советского дизайна, с сильным упором на 1960-е и 1970-е годы

+T -
Поделиться:

Почему именно эти два десятилетия? Отчасти из соображений полемики. Советский дизайн — и вообще все, связанное с СССР, — на Западе принято ассоциировать с конструктивизмом. Оно и понятно. Родченко, Малевич, Лисицкий, Татлин и прочие формируют единую, законченную, легко имитируемую эстетику. Как, скажем, плакаты Тулуз-Лотрека — это готовый набор тропов для дизайнера, со своим набором шрифтов и цветов. (В отличие от плакатов Тулуз-Лотрека, советский дизайн к тому же идеально заточен под воспроизведение на компьютере.) Вот несколько примеров из последних лет.

(M&M отчасти косит — простите, ужасный каламбур — под Мао, но ведь и Мао все эти лучи и звездочки взял откуда-то.)

Мне же кажется, что стиль 1960-х не менее законченный и в некотором роде более аутентично советский и уж точно заслуживает изучения. В конце концов все монстры конструктивизма начали экспериментировать еще в условиях относительной свободы, в творческом диалоге с итальянцами, французами и немцами. Предметы же 1960-х — работа людей, выросших в аквариуме, куда время от времени кто-то ронял запонку или заколку.

Самой яркой из этих запонок была американская выставка 1959 года — та самая, на которой Хрущев, стоя на кухне дотошно воспроизведенного в Сокольниках «калифорнийского дома» с электрической посудомойкой и прочими чудесами, дискутировал с тогда еще вице-президентом Никсоном. Все знают, что на этой выставке американцы разливали бесплатную кока-колу и показывали последнюю модель «кадиллака». Менее известно, что вместе с экспозицией приехали такие корифеи западного дизайна, как Чарльз Имс, Фрэнк Ллойд Райт, Бакминстер Фуллер и прочие. Именно там и тогда руководству СССР стало понятно, что советским людям, как ни крути, нужен свой ширпотреб. Вскоре после (и, как подтверждает мою догадку ветеран советского дизайна Дмитрий Азрикан, вследствие) этого эпизода был создан ВНИИТЭ — Всесоюзный научно-исследовательский институт технической эстетики. Параллельно с этим советские производители начали бессовестно копировать западные промтовары — от мотороллеров Vespa до пылесосов Hoover, каждый раз ненароком привнося в эти подделки что-то неуловимо советское. Взрыв производства пришелся на 1962–1975 годы (далее и вплоть до распада Советского Союза все клепали по тем же чертежам). Именно этот период нам и интересен. Посудите сами: независимо от источников все эти предметы явно объединяет один и тот же вполне явственно считывающийся стиль.

В книгу будут включены и более очевидные для нас вещи, некоторые из них к той эпохе отношения не имеют, но являют собой этакие советские greatest hits: граненый стакан Веры Мухиной, желтая бочка кваса на зеленом лафете, девичья школьная форма с ее легкомысленным передничком французской горничной и т. д. Но главной звездой станет именно этот стиль, который в книге полушутя называется Magpie Modernism («сорочий модернизм»). В связи с этим хотелось бы задать вопрос членам проекта «Сноб» и его читателям: не завалялось ли у вас дома что-нибудь, отвечающее этим стандартам? Еще не поздно — в книге есть место для пяти-шести новых предметов.

Комментировать Всего 18 комментариев

Михаил, очень бы подошла спортивная сумка времен Олимпиады 80-го года. Такая синяя с белым ремнем похожая на классическую PamAm. К сожалению у меня нет ;-)

Эту реплику поддерживают: Лилия Любарская

О, прекрасная идея. В сети пока нашел такую, тоже ничего.

Мне нравится холодильник ЗИЛ, но это может банально.

Вовсе не банально! Спасибо, что напомнили. Надо посмотреть, содран он напрямую с какого-то западного образца или нет.

Особенно интересно сочетание большого холодильника в доме с отсутствием продуктов, которыми его можно было наполнить, в магазине.

У меня есть форма с передничком, правда 90-го года...

С формой мы обошлись архивными фотографиями, но все равно спасибо. (Кстати, член клуба Лара Вапняр написала про нее очень хорошее эссе). 

А автомат газированной воды? )

Михаил, у меня есть настольная лампа, может быть этого самого времени, ее мой дедушка, он служил в армии, принес с работы, и такую же лампу принес с подводной лодки, дедушка моего однокурсника из Северодвинска), если вам пригодится, могу сделать более качественное фото)

"Но случилась со мною история, Я купил радиолу Эстония, И в свободный часок, на полчасика, Я прилег позабавиться классикой"

Надо бы посмотреть на культовый магнитофон Комета 201 и на один из лучших портативных магнитофонов - Романтик, ну, и на радиолу "Эстония" и приемник ВЭФ

Эту реплику поддерживают: Михаил Идов

"Спидола" в книге стопроцентно будет. Вместо "Кометы" взяли "Весну" - он в какой-то момент выходил в сумасшедше-оранжевом цвете, у меня даже есть экземпляр. Еще на нем имеется таинственная надпись "СЕНДАСТОВАЯ ГОЛОВКА". Что такое сендаст? Sand dust?

Из Википедии

На первых моделях кассетных магнитофонов стояли головки с сердечником из мягкого пермаллоя, служившие около 2000 часов. В середине 1970-х годов им на смену пришли износостойкие головки из стеклоферрита (FX-головки, срок службы до 10 лет), а чуть позже — из сендаста (DX-головки, срок службы 6-8 лет). Более технологичные и дешевые сендастовые головки получили широкое распространение как универсальные (запись и воспроизведение сигнала), так и в качестве записывающих в магнитофонах средней ценовой группы. Стеклоферритовые головки использовались преимущественно в качестве универсальных или воспроизводящих у флагманских моделей. В середине 1990-х годов были разработаны магнитные головки из аморфного металла (А-головки), практически не имеющего кристаллической структуры и отличающегося прекрасными магнитными свойствами и износостойкостью на уровне стеклоферрита. 

Какую Весну: кассетную или катушечную?

Все-таки Комета была культовым магом. У любого настоящего любителя джаза была Комета.

Кстати, мой самый перевый магтитофон был проволочный (запись делалась на проволке). Названия я его не помню. Мне его папа принес с работы (он был военным радиоинженером и поэтому я рос радиолюбителем). Когда проволка рвалась я просто ее связывал узелком. Качество было очень приличное. Потом мне купили Романтик.

Михаил, поздравляю и с нетерпением жду выхода книги!

Помню, после первого спутника и Гагарина, появился своего рода "космический стиль"

в дизайне. Обтекаемые формы придавали предметам, по идее, довольно стабильным.

На ВДНХ, даже киоски Союзпечати, казалось рвутся  в космос. Появился новый образ

такого канонического советского символа, как "Серп и молот". Лезвие серпа стали

изображать наподобие шлейфа не то кометы, не то ракеты.

Всё это было в "Огоньках" того времени...

Но у кого сохранились подшивки тех лет?

Виталий, спасибо огромное!

У меня, кстати, есть кое-что лучше "Огонька" - я начал собирать подшивки журнала "Техническая эстетика", который издавал тот самый ВНИИТЭ. У него даже обложки потрясающие. Например, в 1970-х был период, когда они все выглядели точь-в-точь как знаменитые "кислотные" плакаты манчестерского клуба Hacienda. При этом абсолютно, как я понимаю, нечаянно.

Вы правы, - иногда, совпадения можно объяснить только тем, что "идеи носятся в воздухе".

Помню, в библиотеке Строгановского, были не только советские журналы, но и западная

периодика, которой не было в Суриковском. А объяснялось это чудо весьма прозаичным

бюрократизмом. Суриковское подчинялось Министерству Культуры и заграничные

журналы по искусству были там под запретом, как идеологически вредные.

Строгановское же, относилось к Министерству Высшего и Среднего Образования,

которое имело валютные фонды для подписки своих ВУЗ-ов на "профильные" издания.

Мы получали западные журналы по искусству, которые проходили под рубрикой -

"специальная техническая литература".

Отличный ресурс

http://www.rw6ase.narod.ru/