Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Алена Владимирская   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Геворг Мирзаян   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Егор Мостовщиков   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Елена Новоселова   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Антон Носик

Антон Носик: Трезвый взгляд на борьбу с пьянством

Об опытах личного и коллективного избавления от алкогольной зависимости

Фото: Nikos Economopoulos/ Magnum Photos / Agency.Photographer.ru
Фото: Nikos Economopoulos/ Magnum Photos / Agency.Photographer.ru
+T -
Поделиться:

Несколько месяцев тому назад я совершенно перестал употреблять алкогольные напитки. По сей день не могу сказать с уверенностью, почему это произошло. Я не обращался к наркологам, не зашивал в свой организм «торпед», не подвергался нейролингвистическому программированию, не заключал пари на крупные суммы денег, не читал книг про «легкий способ» и вообще не ставил перед собой задачу избавления от вредной привычки... Просто однажды, погожим апрельским днем 2010 года, я обнаружил, что не могу вспомнить, когда последний раз прикасался к какому-либо спиртному. Это было удивительное открытие, но дело на нем не закончилось. Еще я оказался не в состоянии понять или вспомнить, зачем я до этого столько лет пил те или иные напитки. Точнее сказать, стрессовые ситуации, производственные нагрузки и социальные функции, которыми я сам себе объяснял необходимость в приеме на грудь, вспоминались без труда. Но все эти прежние мотивации теперь показались мне несостоятельными: никаких положительных эмоций или улучшений в моем самочувствии, связанных с употреблением алкоголя, я, как ни старался, так и не смог припомнить. А последующая практика показала, что и социальные функции нисколько не пострадали от исключения бухла из рациона.

Сделав такое открытие, я неожиданно осознал, что мне просто перестали быть интересны как спиртные напитки, так и мои собственные реакции на их прием внутрь. Примерно так же, как к пятому классу школы меня перестала интересовать нумизматика, а к концу девятого — филателия. Так же, как в определенный момент жизни я потерял интерес к компьютерным играм, а чуть позже — к рулетке. И если про рулетку я могу еще (спасибо «Снобу») совершенно точно вспомнить, когда в последний раз в нее играл, то компьютерные игры исчезли из моей жизни как-то совершенно сами по себе, не прощаясь и не оставив следа. Помню, что в 1990-х годах я мог ночами рубиться с норманнами и сарацинами в Age of Empires или сутками развивать железнодорожную инфраструктуру в Transport Tycoon, а сегодня не в состоянии припомнить, что в этих однообразных упражнениях так меня привлекало.

Зато очень хорошо могу вспомнить 1980-е годы, время моей учебы в медицинском институте. Сам я в те годы спиртного практически не употреблял, но каждый день сталкивался с различными последствиями злоупотребления — и в клиниках, где проходил практику, и в анатомическом театре, куда основная масса учебного материала поступала в хорошо при жизни проспиртованном состоянии. Тогда я впервые осознал (будучи прежде отгорожен от этого знания семьей и школой), до какой степени серьезной национальной катастрофой является для моей страны алкоголизм. И тогда же я на практике мог убедиться, насколько нелепы и беспомощны попытки государства бороться с этой бедой постановлениями и директивами, не умея предложить пьющему населению никакой состоятельной альтернативы пагубному пристрастию.

Организаторы и позднейшие сторонники горбачевской антиалкогольной кампании как заклинание повторяют нам одну и ту же цифру: за шесть лет с момента принятия памятного постановления ЦК КПСС о борьбе с пьянством в СССР умерло на 1 383 400 человек меньше, чем должно было умереть, если б на этот временной отрезок экстраполировалась «прогностическая линия регрессии 1965-1984 годов», отражающая рост ежегодного числа смертей в этом периоде. Опровергать эту цифру (и тот график, которым ее принято иллюстрировать) с использованием высшей математики я не возьмусь по тем же самым причинам, по которым не готов и принимать его на веру. Мне и для спора, и для согласия с этой мантрой не хватает специальных знаний и фактов. Зато я помню 1980-е годы, помню саму эту кампанию и могу с полной уверенностью свидетельствовать: никаких ощутимых изменений в смысле перехода пьющей части населения моей страны к трезвому образу жизни мне заметить не удалось. И кое-какие цифры наводят на подозрение, что я в этом не одинок. Спустя 20 лет после начала той горбачевской кампании ВЦИОМ провел опрос об отношении к ней россиян. 15% респондентов ответили, что их отношение к мероприятию «положительное, это было необходимо, и многого удалось добиться». При этом 37% респондентов (в том числе 47% опрошенных мужчин) заявили, что отношение их к затее властей «отрицательное, это была ошибочная акция с самого начала». Все остальные респонденты были менее категоричны, но суть промежуточных мнений сводится к обсуждению what went wrong по сравнению с изначальными благими намерениями организаторов. Я далек от наивного стремления выдавать в данном случае vox populi за vox Dei, но одно тут совершенно очевидно. Тот сногсшибательный положительный эффект кампании, о котором нам твердят фанаты «прогностической линии регрессии», едва ли вызвал бы в обществе столь неоднозначную оценку. Фокус в том, что никакого ощутимого населением эффекта в смысле победы над пьянством и алкоголизмом кампания не принесла. В повседневной жизни не стало меньше ни пьяных лиц, ни пьяных драк, ни алкогольного травматизма в быту и на производстве. А вот бурный расцвет подпольной торговли, самогоноварения и суррогатной индустрии все помнят очень даже отчетливо.

Сегодня российские власти вознамерились вернуться к рецептам антиалкогольной кампании 25-летней давности. С тех пор как президент Медведев поднял тему пьянства в прошлом году (поразив воображение слушателей цифрой 18 литров чистого спирта на душу российского населения, включая младенцев), идеи возрождения горбачевских запретов витают в воздухе. В конце минувшей недели они материализовались в виде законопроекта Росалкогольрегулирования о запрете продаж алкоголя крепче 5% в период с 11 ночи до восьми часов утра. Сообщается, что несколько других правительственных ведомств уже подписались под инициативой (добавив от себя, что часы моратория на продажу спиртного можно еще расширить). Не удивлюсь, если до конца нынешнего года проект станет законом и президент его подпишет.

В силу причин, с объяснения которых я начал свою заметку, лично мне никакие ограничения продаж спиртного в России повредить не могут: я его все равно не покупал с прошедшей зимы и впредь не планирую. С заявлением главного нарколога Минздравсоцразвития Евгения Брюна, считающего, что любые меры, ограничивающие доступ алкоголя к населению, являются благом, я тоже спорить не возьмусь. Но одно существенное обстоятельство вынужден отметить. Трудно не согласиться, что отсутствие в любой торговой точке водки исключает возможность ее покупки в данной точке. Как трудно не согласиться, что лучше быть богатым и здоровым, чем бедным и больным. При этом я давно живу на свете и отучился путать благие намерения с реальными результатами. Меры, которые действительно приведут к ограничению потребления спиртного (как легального, так и суррогатного), к снижению спроса населения на отраву, безусловно, стоит приветствовать. Но, увы, не любые меры, которые направлены на достижение тех или иных целей, в реальности к ним приводят. На слух человека разумного, которому полезный результат важнее благих намерений, разговор про любые меры сродни олимпийскому лозунгу «победа не важна, главное — участие». Но если важна все-таки победа, то прежде всего нужно забыть про любые меры и начать думать про эффективные.

И в этом плане позиция наших госчиновников выглядит, откровенно говоря, глупой и суетливой кампанейщиной в худших советских традициях, помноженных на постсоветский тренд распила госбабла на нацпроектах с громкими названиями. Сказали бороться — бум бороться. А разумный подход к проблеме мог бы состоять для начала в том, чтобы всерьез изучить и осмыслить известные из мировой практики подходы к борьбе с пьянством и алкоголизмом. Включая и наш собственный опыт — не только горбачевскую кампанию, но и предшествующие советские эксперименты 1958 и 1972 годов. Вполне допускаю, что во всех этих начинаниях содержалось рациональное зерно. Но, чтобы его выявить, нужна определенная экспертная исследовательская работа. Результатом которой могли бы стать вполне конкретные рекомендации о том, какие меры доказали свою эффективность, а какие — нет. И что из прежнего опыта применимо в наших современных условиях.

Понятно, что носителем таких знаний не может случайно оказаться президент какой бы то ни было страны. Но вполне мог бы оказаться эксперт — например, главный нарколог Минздрава. Было бы в высшей степени логично ожидать, что у этого уважаемого специалиста давным-давно готов пакет подготовленных экспертами рекомендаций о том, какие действия могли бы быть эффективны, а какие — бесполезны для решения данной конкретной задачи. А вот когда мы от главного нарколога слышим, что любые средства хороши, то это означает лишь одно. Что у него нет по этому вопросу никакого экспертного мнения, никаких собственных предложений. И ему не приходит в голову даже простая мысль попросить денег на проработку вопроса, раз уж наверху этой проблемой так серьезно озаботились. Увы, у дежурного эксперта на службе кампанейщины совершенно иная задача. Его дело — с умным видом поддакивать любым спущенным сверху директивам. Чем он и занят.

А нам остается в очередной раз пронаблюдать за тем, как бюрократия исполнит свои дежурные танцы с бубном. Примут законопроект, покажут пару сюжетов по госканалам об оштрафованных нарушителях, приучат пьющую часть населения покупать у ночных таксистов то, что раньше покупалось в ночных ларьках... Тем дело, полагаю, и кончится. А жаль. Потому что меры действительно не повредили бы. Как и привычка думать головой, которую нашему чиновничеству привить еще труднее, чем пьяницам — трезвость.

Комментировать Всего 59 комментариев

Виталий Гончарук Комментарий удален

В отдельно взятом Петербурге схема запрета продаж водки после определенного часа уже действует. В чем я и смог к своему неудовольствию убедиться, как-то туда приехав, выпив, недобрав, и обнаружив, что продавщицы в ночных магазинах под страхом уж не знаю чего (вероятно, скрытых камер) мне водки не продали. При этом я преспокойно приобрел искомую бутылку в расположенном рядом не менее ночном питейном заведении. За немного другие, конечно, деньги, но тем не менее.

Та же фигня происходила в городе Стокгольме, где алкоголь продается по какой-то крайне неудобной алкоголикам системе в облеченных специальными правами, редко рассеянных по территории города и работающих мало часов в день (кажется, государственных) магазинах. При этом можно спокойно накваситься в кабаке, который всего лишь зарабатывает на несчастном алчущем, но отнюдь не отвращает его от искомого.

Помню, в городе Вене днем в воскресенье я вынужден был пилить на вокзал, потому что только там можно было купить то, чем я хотел утолить свою алкожажду. Ничего, прогулялся и купил.

Помню, как в период кровавого антиалкоголического горбачевского режима покупал в Новоарбатском гастрономе водку у грузчиков в полтора раза дороже – это днем. Но ящиками, без талонов и без очереди. Или ночью – в два, а то и в три раза дороже – у таксистов.

И самогонный аппарат у меня имелся. 

Лично мне (как и Антону, но по другой причине) эти идиотские меры не повредят. Я имею обыкновение покупать себе водку сразу на месяц, а иные, более изысканные, напитки – загодя и в достаточных количествах. Где и что будут брать недопившие граждане, по мановению государственной длани лишенные чуть ли не последней своей радости: пить тогда, когда им приспичит – тут воображение разыгрывается: например, можно отнять денег у ночного пешехода и пропить их в кабаке. Например, можно купить в круглосуточном какую-нибудь спиртосодержащую гадость и ей отравиться. Например, можно разориться на подпольного бутлегера и тем самым лишить своих детей школьных завтраков на неделю вперед... Вариантов много, но ни один из них не подразумевает мгновенного волшебного отрезвления нации.

Я бы тоже хотел бросил пить, но к сожалению, мне нравится и вкус вина, и вкус пива, и вкус текилы, и, даже, вкус, коньяка и виски. Хотя - мне нравился вкус сигарет, но с я смог бросить и сейчас этому очень рад. 

Сейчас допью бокал и приму решение :(

Уважаемый Степан, Вы же не строите илюзий верно? Что в меру и в комфортном обществе можно хоть как поросенок упиться, и если вы захотите выпить у Вас достаточно билетов банка РФ, что бы зайти в ресторан и купить себе батл того, что Вы хотите выпить, видимо о народе думают ))

У меня билетов банка РФ не очень много - около тысячи рублей. Может - меньше. Давно не проверял. 

Я про казначейские ), ну инверсию мысленную сделайте )

Визой проведете, Вы же поняли о чем, смысл о количестве денег говорить в этой теме?

Я, конечно же, понял, но Вы написали 

у Вас достаточно билетов банка РФ

вот я и отреагировал на то что казначейских и прочих билетов Российской Федерации у меня нет.

Как называется качество человека фокусировать на косвенной теме свои ответы и уходить он главного, ясно поставленного вопроса? О НАРОДЕ думают. Душ по 100 хватит?  смысл, вообще отвечать?

Уважаемый Яков, 

Вы написали:

"Уважаемый Степан, Вы же не строите илюзий верно? Что в меру и в комфортном обществе можно хоть как поросенок упиться, и если вы захотите выпить у Вас достаточно билетов банка РФ, что бы зайти в ресторан и купить себе батл того, что Вы хотите выпить, видимо о народе думают ))"

Я, к моему стыду,  не увидел в этом  "ясно поставленного вопроса". Единственный вопрос там был про иллюзии, да и то вопрос был скорее риторический. 

Так в чем был Ваш вопрос? Я с удовольствием на него отвечу, если, конечно, пойму его и если у меня есть ответ, которым можно поделиться на публичном форуме. 

Вопрос Вам ,Степан.

Какие меры и пропаганду Вы  ввели для уменьшения алкоголиков  и предупреждения появления их?

Дорогой Яков, 

Отвечаю: нигде и никогда никаких мер и никакой пропаганды "для уменьшения алкоголиков и предупреждения появления их" я не ввел и не вел.

I hope it is clear. 

Не вел никакой пропаганды и не ввел никаких мер

Посоветуйте, что сделать Всем нам, для того,  чтобы уменьшилось количество алкоголиков и предупредить их появление

Я не специалист в этой области и никаких советов дать не могу, так как их (советов) у меня нет. 

Степан, вдобавок ко всем Вами вышеyпомянyтым вкyсам мне еще нравится вкyс женщины. Неyжели с годами я тоже потеряю интерес к женщинам, как Антон Носик потерял интерес к нyмизматике, филателии, алкоголю, рyлетке? И есть ли здесь какая-нибyдь неизбежная закономерность? Сначала - равнодyшие к нyмизматике, а в конце - к женщинам? Зачем мне такой равнодyшный конец??!!

Самвел, пост (статья) Антона был(а) не о женщинах, а пьянстве. Даже название статьи отражало этот факт. Так что отношение Антона к проблеме, тобою затронутой,осталось за кадром. :)

Но если мысленно провести дальше кривyю равнодyшия, то эта кривая прямо воткнется своим концом в женщинy! Разве не так?

Нет, не так. Все таки любовь к женщинам отличается от любви к нумизматике, любви к партии и любви к игре в гольф.

Разyмеется. Настоящая любовь к женщине всегда безответна...

Самвел, если ты прав, то это очень печальная для меня новость. 

Но печаль эта светлая...  Взаимность любви обоюдо подозрительна

да молчать же уже, господа офицеры!!

Omnes una manet nox, говаривал покойный Гораций.

Лично мне не хотелось бы сохранить интерес к женщинам до того возраста, когда они станут находить его неуместным и навязчивым. Правда, я ещё этого возраста не достиг, и не знаю, что буду тогда думать по этому поводу...

Консерватория,аспирантура,мошенничество,афера,суд,Сибирь.

и правда, Самвел. Зачем вам равнодушный конец??

Очень Вы правы Антон. Будут продавать в такси, будет получать с  продажи это алкоголя не бюджет, а улица. Меньше пить не станут, будут зарание покупать, возможно меньше будут шарахаться пьяные люди по улицам, меньше замерзнет зимой, меньше будет драк, но как молодеж пила пивасик во дворах так и пьет, как пили алкоголики спирт так и пьют. Этот закон кроме дискомфорта для людей ничего не даст. Я выпиваю в компаниях алкоголь не скажу, что очень редко, но предпочитаю чай и десерт вместо бухла :). Как говорят на кузбассе "синька чмо".

Самый ужасный результат свёртывания легальных рынков - не чёрный рынок и не наценки, а переход населения на суррогаты. Вот тут интересное исследование о последствиях перехода (спасибо Марии Имас за ссылку).

Эту реплику поддерживают: Яков Петров

Мы неделю назад ездили в новосибирск, остановлись у друга, так он нам позвонил спросил, что будете выпивать, а то магазины с 23 часов перстанут продавать алкоголь. Принял от нас заказ. В  Томске другая ситуация: запрещается пить на улице и  даже пиво. Узнал об этом совершенно случайно, когда приехали несколько лет назад, вышли из машины, открыли по пиву стоим пьем, а люди идут мимо и смотрят на нас как идиотов. Потом мимо проходил подросток и сказал, дяди у нас нельзя пиво пить на улице, милиция может арестовать. Я считаю, что это результат.

Яков, а результат-то в чем? Что даже подросток знает, что нажираться надо в специально отведенных для этого помещениях?

Я именно об этом. Не пьют на улицах – не значит: меньше пьют.

Не продают после 23, не пьют меньше. Но меньше проблем у людей и меньше пакостит молодеж, меньше пьяного мужика увидеть можно на улице, меньше смертей. Чтобы меньше люди пили, нужно привить, что это не модно. Я в компаниях, в которых у меня не курят друзья сам не курю и не обламываюсь. Даже мысли покурить не возникает.

То есть Вы, Яков, полагаете, что херовая работа правоохранительных органов (тех самых, которые должны препятствовать пакостям молодежным и пьяным уличным мужикам), запросто может быть компенсирована запретом на продажу спиртного ночью?

Связь с модой, извините меня, пожилого алкаша, для меня не очевидна. 

Давайте тогда прививать культуру пития, но Вам пожилому алкашу уже ничего не привить, так же как и другому алкашу, который за станок без выпитого стакана не встает, и никакие запреты ни на него ни на Вас не повлияют. Нужно молодежью заниматься. Вы можете вспомнить в своем детсве хлестать пиво галонами? ямогу вспомнить только один момент, как выливали квас из бочки, потому что привезли пиво ))) прямо на землю

Простой вопрос: КАК?

Как Вы эту культуру собираетесь прививать людям, которым все равно нечего делать? Кружки по интересам? Общества анонимных алкоголиков? Агитация и пропаганда – типа окон РОСТА?

Я не ерничаю, я просто интересуюсь. У меня рецептов нет. Зато есть иммунитет против прививок.

Я незнаю ответа на этот простой вопрос. Может быть со школы прививать молодежи? Ни Вас ни меня уже никто не исправит, кроме болезни какой нибудь. Хотя много знакомых, кто не выпивает вообще. Как то приходят к этому. На самом деле сложно отказаться от бокала вина под вкусную еду, что можно сказать и про другие алк. напитки. Но если это ежедневно, разве это не поталогия?

Просто Вы, Антон, стали мудрее. Бессмысленная трепотня за кружкой-другой пива  хороша, если хочется излить душу. И совершенно бесполезна, если душу хочется наполнить.

По этой же причине, любые антиалкогольные меры ожидает крах. А мер, по развитию интереса к жизни, который неизбежно приводит к мудрости, как то еще не придумали. Мне, по крайней мере, таковые не известны…

Эту реплику поддерживают: Николай Букин

В том-то и смех, что потеря интереса к алкоголю в моём случае имела какую-то чуть ли не биохимическую природу, и никакими серьёзными поведенческими метаморфозами не сопровождалась. Я так до сих пор не отрефлексировал случившиеся со мной перемены, просто отметил их.

.

Безусловно, "мерой по развитию интереса к жизни" является для какой-то части населения отмена запретов на индивидуальную трудовую деятельность, на частную собственность и свободное перемещение в пространстве. К сожалению, довольно значительная часть публики к этим свободам равнодушна - и именно эта часть имеет наиболее серьёзные проблемы с алкоголем. Хотя пассионарии пьют ничуть не меньше. Просто они трудоголизмом "закусывают", и реже обращаются к суррогатам.

Эту реплику поддерживают: Николай Букин

История с 18 литрами характерна. Это прекрасное число получено путём деления годового производства спирта в стране (минус экспорт плюс импорт, вероятно) на численность населения. То есть сюда входит вообще всё - от "Русского стандарта" до Eau de Kenzo и раствора бриллиантового зелёного. Под сим гениальным творением статистической мысли стоит подпись... угадали, г-на Онищенко.

.

Реальное количество выпитого оценивается примерно в десять литров спирта в год на взрослого (от 15 лет) жителя России. Что не так уж много. А вот крепких напитков мы, действительно, пьём гораздо больше, чем жители других стран.

Я думаю, что мы ещё в разные периоды подавали серьёзную заявку на мировое первенство по уровню потребления суррогатов. Довольно любопытное исследование по поводу их связи со смертностью - по ссылке от Марии Имас, ниже.

Я видел как пьют немцы, англичане и еще много народов, ну не меньше они пьют россиян, а даже в некоторых моментах больше. Культура пития разная.

В первую очередь - разный состав выпитого.

Эту реплику поддерживают: Сергей Ефремов

Я не знаю про исследования о мерах пресечения пьянства, но по крайней мере, проводятся серьезные исследования об уровне пьянства и его взаимосвязи со смертностью в России. Я знаю об исследованиях Николая Кирьянова в Ижевске, но наверное есть и другие. По крайней мере, это начало.

Спасибо, ужасно увлекательное исследование. Читается как триллер.

.

Практический вывод я там увидел один, и довольно неутешительный для кампанейцев, как нынешних, так и четвертьвековой давности: смертность тем выше, чем активнее власти и обстоятельства подталкивают население к суррогатам.

Анатолий Немцов много лет очень подробно эту проблему изучает -- http://www.naa.cnt.ru/analit/Al-mor-C.html. он, кстати, говорит, что проблема, конечно же, не только в том, что пьют, но и в том, что пьют дрянь и не закусывают.

О трагедии поколения (справочно)

Моя молодость пришлась на восьмидесятые. До антиалкогольной кампании она - на примере дикого лагеря студентов под Алуштой - проходила в анархической тусовке, где сосуществовали спорт, художественная самодеятельность, флирт и дальнейшее, много еще чего интересного, а также - пиво и сухое вино по вечерам. Однако в результате антиалкогольной кампании я сначала стал приезжать в наш дикий лагерь с рюкзаком, набитым купленной в течение года по талонам водкой, которую ни мои рдители, ни я в течение года не употребляли. Поскольку в Крыму не оказалось в продаже ни пива, ни сухого вина. Затем в Крыму появился в продаже алкоголь. Но в ограниченном количестве, и с ограничением во времени по продаже. И за ним начались "ломки",- это, представьте, окошко магазина, тысяча человек вокруг, и достанется только тем, кто сможет пролезть к вожделенному окошку. Очень всё грубо и криминально. И уже никакого выбора - пей, что удалось купить. Затем появился спирт "Рояль". Вот его стали возить ящиками, разбавлять, и пить. Потом "отпустило", вернулись непонятно из чего сделанные портвейны, а сухого очень долго не было,- виноградники должны были вырасти новые вместо вырубленных... Таким образом было сформировано поколение алкоголиков. Всего лишь за пять лет "антиалкогольной кампании"...

Антон, простите, зацепило. Попробую продолжить про выход из этого "веселого кошмара". Чуть позже.

90-е

Анекдот: "Ну ты как? Бухаешь? - Да щас все бухают!"

Это десятилетие лучше пропустить. Поскольку бухали все и везде.

Эту реплику поддерживают: Виктор Сонькин

Ни одна живая душа в моем близком окружении не бухала в 90-е годы. Я вообще на описания 90-х в нынешнем, пардон, дискурсе смотрю с недоумением, как будто прожил это десятилетие в какой-то другой стране.

Довольно очевидно, что в 1990-е две группы населения двинулись друг мимо друга строго в противофазе. Для одной группы открылось window of opportunity, для другой рухнул весь их привычный мир. Очевидно, что первую группу при этом охватил трудоголизм, а вторую потрепал алкоголизм.

.

При этом дело было явно не в социальном происхождении, а в таких трудно формализуемых факторах, как пассионарность, самооценка, конформизм и коллективизм.

Конкретно в моем случае и в случае моего окружения трудоголизм в виду открывшихся возможностей дополнялся алкоголизмом как результатом атиалкогольной кампании.

А вот к началу нулевых...

...как-то стали самоорганизовываться. Те, кто не спился, или не очень спился. Возраст, положение, многие другие факторы кого-то остановили, кого-то, скажем так, "упорядочили". Я, например, закончил свои отношения с крепкими традиционными напитками, с удовольствием перейдя на исключительно пиво и качественные сухие вина в качестве сопровождения трапезы. Однако ощущение алкоголизма осталось.

Поэтому, например, когда я вернулся на Родину 9 мая, и не смог по привычке купить бутылочку вина к праздничному ужину, был ужасно раздосадован. Оказалось, это новый прикол властей местных - запрещать в моем районе магазинам "отпускать".

Вам, Антон, теперь легче. Мне, наверное, надо следить за изменением правил. Советский человек ко всему привыкает быстро.

Да, советское наследие - великая вещь, на уровне рефлексов.

Следишь за динамикой товаров народного потребления, даже если вообще их не покупаешь.

Как тот герой Джека Лондона, который до самого Сан Франциско сухари в подушку прятал.

Ребята,не нужно забывать главный итог "майской трагедии 1985 года" - перестройка. Народ-таки перестал на время бухать,вышел на улицу за очередной бутылкой,увидел всю эту фигню и пошел таки к Белому Дому:-))

Написано все здорово и правильно, конечно, в фирменном стиле критики государственно-чиновничьего аппарата. Но было бы здорово увидеть в этом тексте авторские предложения "Мер, которые действительно приведут к ограничению потребления спиртного (как легального, так и суррогатного), к снижению спроса населения на отраву".

Кстати, самыми непьющими городами в России являются Москва и Спб. Это напрямую связано с уровнем доходов: чем больше человек зарабатывает, тем более ответственно подходит к употреблению алкоголя.

Автор не выдвигает собственных предложений, потому что считает себя профаном в данном вопросе, ещё хуже президента Медведева. Но автор убеждён, что любому осмысленному действию должна предшествовать попытка осмысления. Было бы логично, если б поднятие президентом проблемы пьянства сопровождалось созданием task force из специалистов, выработкой стратегий, широким их обсуждением. Это как бы нормальный способ повышения awareness в гражданском обществе о существовании проблемы, об уровне её серьёзности, о том, что власть рассчитывает на участие неравнодушных граждан в поисках решения. Думаю, многие бы поучаствовали.

.

А то, что происходит у нас - типичная советская история. Есть власть, в её голове тайно зреют какие-то соображения. Потом принимаются решения, о которых публике предписывается узнавать из открытой печати. То есть власть в своих действиях не рассматривает ни общество, ни прессу, ни экспертное сообщество в качестве партнёров - ни по действию, ни по диалогу. Власть полностью аутична, она пребывает в диалоге только с собой.

.

Про Москву и СПб чему ж тут удивляться. Высоко конкурентная среда, спившиеся люди просто не выживают, вытесняются, выдавливаются (в т.ч. и с занимаемой жилплощади). При этом, заметим, круглосуточная доступность любых видов бухла в неограниченных количествах - много выше, чем в регионах, где в тёмное время суток нужно порой немало пропахать до ближайшего винного. А уж сколько тут рекламы спиртного, наружной и BTL, на жителя вываливается, мама не горюй. Получается, что опыт двух главных российских мегаполисов говорит о неэффективности тех единственных мер, до которых додумалось правительство: борьба с рекламой и снижение доступности.

.

Совершенно при этом не важно, есть ли у меня мои собственные стратегии искоренения пьянства в России. Есть ровно две меры, которые принимаются, и я не верю в их эффективность. А Вы верите?

Антон, я соглашусь с Вами в неверии в эти так называемые меры.

Люди, которые их выдумывают, руководствуются не выводами четкого, многоуровневого анализа ситуации (которого нет), а однобокой статистикой и собственным фантазиям (либо фантазиями других). И если говорить об их вовлеченности в проблему, то они вряд ли понимают, что такое жизнь на окраинах провинциальных городов в подъездах, где из 5 этажей на 4 продают самогонку.

И вообще, мне думается, что во власти нужно больше людей из бизнеса, которые умеют решать проблемы любого уровня. Ведь борьба с пьянством, если обощить, это большой проект. Нужна хорошая проектная команда, у которой есть ответственность за результат, но и есть полномочия. И тогда, возможно, произойдет качественный переход от намерений к делу...