Организаторам «Запретного искусства» вынесли обвинительный приговор

Сегодня в Таганском суде Москвы завершился процесс над кураторами выставки «Запретное искусство» Андреем Ерофеевым и Юрием Самодуровым. Прокуратура требовала для обвиняемых три года колонии. Суд признал их виновными и приговорил к штрафам в 150 и 200 тысяч рублей. Прямой репортаж из зала суда

+T -
Поделиться:

Процесс над организаторами выставки «Запретное искусство-2006» был начат два с половиной года назад по инициативе нескольких ультраортодоксальных православных организаций. В июне прокурор потребовал для обвиняемых реального срока заключения в колонии до трех лет. Выставка открылась в марте 2007 года, Андрей Ерофеев возглавлял тогда отдел новейших течений Третьяковки, а правозащитник Юрий Самодуров был директором Музея имени Андрея Сахарова, где и проводилась выставка. В состав экспозиции вошли 23 работы современных художников, исключенные по цензурным соображениям из других выставок, в том числе и из Третьяковки. Кураторы снабдили экспозицию предупреждающими надписями и поставили между зрителями и картинами фальшстену, так что экспонаты можно было разглядывать только через небольшие смотровые отверстия. Подробности этой истории, широкообсуждаемой на нашем сайте, можно посмотреть в дискуссии «Ждет ли кураторов тюрьма?».

Подробнее

Требования прокуратуры, высказанные за несколько недель до вынесения приговора, спровоцировали своей жесткостью большой общественный резонанс. Министр культуры РФ Александр Авдеев заявил, что оценкакураторов не должна быть судебной. Правозащитники обратились за поддержкой к верховному комиссару ООН по правам человека. Марат Гельман заявил, что в случае обвинительного приговора возобновит экспозицию «Запретное искусство» у себя в галерее. Группа крупнейших современных художников, среди которых Григорий Брускин, Виталий Комар, Илья Кабаков и Эрик Булатов, написала открытое письмо президенту Медведеву. Андрей Бильжо, Игорь Гурович и Дмитрий Врубель 9 июля приняли участие в митинге в поддержку обвиняемых. Единственная сторона, от которой не последовало никакой реакции, — это собственно Русская православная церковь. От ее лица и с ее благословения пока выступали в основном самые радикальные представители, которые в любых других ситуациях вряд ли могли бы выражать официальную позицию РПЦ. На это указывает Андрей Ерофеев в своем открытом письме патриарху Кириллу. Единственным официальным представителем церкви, высказавшимся по поводу процесса, стал руководитель пресс-службы Московской Патриархии отец Владимир Вигилянский. В эфире радиостанции «Эхо Москвы» он призвал суд к снисхождению, а требования прокуратуры назвал слишком жесткими. При этом отец Владимир подчеркивал, что это именно его личное мнение, а не позиция РПЦ.

Сегодня, в день оглашения приговора, будут получены ответы на многие вопросы, которые задавали в рамках дискуссии участники проекта. Сегодня же оправдаются или будут опровергнуты самые мрачные ожидания.Но для многих участников дискуссии сам факт возбуждения уголовного дела по этому поводу уже является неутешительным ответом.

Дмитрий Врубель

   Для меня ключевым является то, что этот процесс идет. Что документы были приняты в качестве материалов для суда. Что следователи вызывали абсолютно несведущих людей, показывали им фотографии работ и указывали, что надо говорить. Что государство заняло одну из позиций в этом идеологическом споре и вся эта машина заработала. А сколько дадут — три года или тридцать три — не все ли равно? Для меня этот процесс — момент истины, после которого каждому надо будет задуматься о том, жить в этой стране дальше или уезжать.   

Комментировать Всего 130 комментариев

Для меня ключевым является то, что этот процесс идет. Что документы были приняты в качестве материалов для суда. Что следователи вызывали абсолютно несведущих людей, показывали им фотографии работ и указывали, что надо говорить. Что государство заняло одну из позиций в этом идеологическом споре и вся эта машина заработала. А сколько дадут — три года или тридцать три — не все ли равно? Для меня этот процесс — момент истины, после которого каждому надо будет задуматься о том, жить в этой стране дальше или уезжать.

Update 13 июля

Адвокаты Ерофеева и Самодурова уже обжаловали обвинительный приговор, который таким образом не вступил в законную силу.

Самодуров и Ерофеев признаны виновными по п. «б» ч. 2 ст. 282 УК РФ (возбуждение ненависти и вражды, а также в унижении человеческого достоинства с использованием своего служебного положения).

В приговоре говорится, что верующие «подверглись психо-травматическому воздействию, перенесли нравственные страдания, их человеческое достоинство было унижено» -- причем, согласно приговору, страдали даже те, кто выставку не видел. ("Я сам товарища Пастернака не читал"...)

Сама выставка названа в приговоре «преступным умыслом», а особое коварство подсудимых судья увидела в том, что осуществили они свой умысел «с помощью профессиональных знаний в области искусства». Это и есть "унижение с использованием служебного положения".

А вот и реакция. Руководитель пресс-службы Патриарха протоиерей Владимир Вигилянский, который до решения суда высказывался исключительно от своего имени в том смысле, что сажать не стоит, выступил, наконец, от имени Русской православной церкви: "Считаю, что это - символическое наказание. Тем самым общество через суд выразило свое отношение к действиям этих людей. Суд защитил религиозные чувства людей, которые, конечно, были оскорблены. И я очень удовлетворен этим. (...) Единственное, что при всем символизме этого осуждения я бы больше развел двух этих людей: мотивировка Самодурова была - намеренное оскорбление Русской православной церкви и чувств верующих, он - рецидивист (уже один раз был осужден за это), а главная мотивировка Ерофеева, считаю, была связана больше с культурологическим подходом. При этом они оштрафованы на почти одну и ту же сумму".

Известный своими крайне консервативными взглядами настоятель Сретенского монастыря архимандрит Тихон (Шевкунов) назвал приговор "подарком" для обвиняемых.

Ну а националисты с православным уклоном считают приговор проявлением избирательного правосудия: их единомышленников, дескать, приговоривают к реальным срокам, а эти "творческие люди" отделались штрафом (например, здесь).

Вынесение приговора состоится в 12.00 в Таганском суде г. Москва. Судья - Светлана Александрова. Ерофееву и Самодурову грозит до трех лет колонии. Посмотрим, какой вердикт вынесет судья.

На территорию суда пропускают не всех, пришлось показать пресс-карту. около входа на территорию стоит старушка и рассказывает что-то про то, что Америка всех купила.

Около входа стоят мужчины в жилетках и майках "Православие или смерть", один из них сказал прессе, что если Марат Гельман повторит эту выставку, то они придут и разгромят ее: "Это я ему обещаю".

Глава объединенной православной молодежи Налимов Михаил Алексеевиич рассказывает, что надо защищать святыни, что Самодуров и Ерофеев должны понести заслуженное наказание, и что разгром может быть единственным выходом.

Из зала суда приставы выволокли мужчину, который кричал о том, что весь мир на это смотрит, и что это позор. Говорит, что на чердаке полторы тысячи мадагаскарских тараканов, которые должны показать, что это "тараканий суд". Судя по всему, тараканы действительно есть. Представитель православной группировки Леонид Донатович Симонович-Никшич сказал, что надо картины такие сжигать: "Как в средевековье. Я согласен с этими средневековыми методами".

Людей не пускают в зал, в том числе прессу.

Пресса прорывается внутрь, без особого успеха. Еле пропустили Ерофеева, который говорил: "Пропустите подсудимого, без него суд не начнется". Он в хорошем настроении.

Пускают только по удостоверениям прессы и повесткам. Сбоку стоят православные бабушки. Одна настойчиво предлагает читать псалмы.

Дедушка требует у милиционеров их удостоверения. Православная бабушка говорит, что сапогами топчут душу. Милиционеры упорствуют - говорят про безопасность.

Безумная публика осталась снаружи. Теперь пробка у входа в суд. Прессу не пускают, только аккредитованную. Самодуров дает интервью.

Свободных мест для СМИ нет, зал слишком маленький. Реплики: "Я первый стоял". Спрашивают немецкую прессу.

Во дворе обсуждают экспонаты выставки. Художнику-монументалисту объясняют смысл работы с иконой. На входе в суд давка. Самодуров снаружи.

Вот и Самодуров пришел. Чуть легче прошел прессу, даже аккредитованную.

Мне удалось войти в зал суда. Очень душно, народу -- миллион. Стульев нет, все стоят. Из прессы в основном камеры. Васю в зал не пустили, зато туда пустили православных байкеров, которым не жарко в их папахах. В руках у них большие кресты.

Ерофеев тоже снаружи. У публики интересуются, православная ли она. Слышны крики: "Товарищ майор!" Бабушки: "Мы свидетели! Нет, мы пострадавшие!"

Пришли Врубель и Серебренников. В зал, думаю, не попадут, слишком маленький. Говорят, хорошо, если Ерофеева пустят.

Дмитрий Врубель и художник Герман Виноградов рассказали о планах подать иск о разжигании классовой розни

Бабушки требуют вывести происходящее в зале на радио.

Лев Пономарев с розочкой стоит. Пришла судья. Начинается оглашение приговора

Ерофеев прошел. Бабушки сгруппировались слева и завывают.

Есть и бабушки, настроенные по-другому: говорят, что за искусство нельзя судить, и что если кто чего на выставке не понял, так пусть бы сходил туда с экскурсоводом.

Эту реплику поддерживают: Сергей Антонов, Ксения Шуравко

Кажется, Вася прошел!

Судья описывает картины Кабакова, Рогинского, Сокова

Судья обвиняет Ерофеева и Самодурова в "циничном отношении к православной религии"

Слово "виновны" не прозвучало, но очевидно, что приговор обвинительный. Судья описывает "преступление" Самодурова и Ерофеева. Рядом со мной Виктория Ломаско, рисует

Говорит "преступная деятельность". Ждем

Журналистов продолжают пускать маленькими порциями. Бабушки смирно сидят на скамеечке, перед ними на корточках - корреспонденты. На заднем плане в тени люди в черной форме - в центре череп с костями, над ним крест. И лозунг - "Православие или смерть".

А рядом с этими бойцами две тетушки в белом поют псалмы и крестятся. Какие разные обличия принимает православие.

Говорит: "виновными признать"

Сказали, что виновен. Ждем приговор.

Пришел прокурор, всех распихал

Тем временем выяснилось, кто эти люди в черном: православные хоругвеносцы.

Серебренников: "Пусть цветут все цветы".

Все тихо стоят, только вспышки трещат. Подсудимые спокойны

Под окнами водят крестный ход! Нам слышно пение!

Попал с огромным трудом в зал. Очень вовремя, как раз пришла судья. Часть журналистов, чтобы поместиться, залезли в камеру для обвиняемых. Жара невыносимая, все промокли насквозь. Оглашается приговор: перечисляют все обвинения. На улице слышно что-то вроде крестного хода.

Судья сделала перерыв, утерлась. Всем жарко

Милиционеры обсуждают, почему заседание не перенесли в зал побольше. Подъехал грузовик с заграждением, похоже, будут выводить.

Дедушки занимают места в партере. Сделали загончик. Из суда выходят операторы. Журналистка из последних сил требует пустить ее в зал суда.

Милиционер просит коллег ее не оскорблять. Художник-монументалист мирно беседует с хоругвеносцами.

Народный собор тоже тут. Требует проверить у скандалящей журналистки регистрацию. Жарко, народ возвращается в тень.

Вывели из зала одного хоругвеносца

Симонова-Никшича вывели из зала. Почему - непонятно.

Все это похоже на дурной сон. И было бы даже смешно, если не было бы правдой. Стыдно и унизительно.

Эту реплику поддерживают: Мария Шубина, Анастасия Пожидаева

Цветы у людей почему-то все желтые. Серебренников предлагает сходить за венком таганскому правосудию. Соборники переругиваются с бабушкой, которая предрекает России возвращение в средневековье.

Милиционер - бабушке про средневековье: "Что вы ругаетесь, у них свое мнение, у вас свое". Народный собор выглядит очень довольным.

Начинаются разборки, кому сколько заплатили. Милиционер предлагает журналистке воды. Пение псалмов усиливается.

Газета.ру пишет, что тараканов принесла в зал суда группа "Война" - 4 тысячи огромных, по 4 см, тараканов

Судья зачитывает приговор уже минут 45. Все устали, внимание рассеивается, судью никто не слушает: кто фотографирует, кто разговаривает.

Про тараканов -- пишут, что ими кишит все здание суда. Принес их Петр Верзилов, один из самых безбашенных участников "Войны". Еще на процессе присутствует новосибирский художник Артем Лоскутов. Я видел его вчера на улице и не сразу узнал -- он без своих фирменных дредов.

У судьи начинает сдавать голос.

На спинах "Народного собора" написано: "Не в силе Бог, а в правде. Александр Невский". У Врубеля  в руках три красных гвоздики. Доходят слухи, что еще час. И что умысел имел место, считает обвинение.

Вокруг зала суда ходят православные бабушки, поют какой-то хорал, внутри судья читает обвинение, но ее плохо слышно, а бабушек слышно хорошо. Еще говорят, что те, кто поддерживают Ерофеева и Самодурова, в основном иностранные журналисты. А на стороне обвинения представители РПЦ в рясах и с крестами. Главный пункт обвинения заключается в том, что ущемлены права верующих. Говорят, что еще часа два как минимум, судья читает очень медленно.

Внутри только свидетели обвинения. У тех, кто ходит вокруг, еще есть колокольчики. Хоругвеносцы спрятались в теньке. Журналистка, которую не пустили в зал, - фрилансерша.

Крестный ход пошел по второму кругу

Все опять потянулись к ограждению. Сзади говорят по-французски. Бабушки сгрудились у таблички "Суд" и обмахиваются православными газетами. Их инструктирует, кажется, Кассин. Улыбается. Говорит, что это будет точка невозврата.

Разговоры о толерантности. В "Народном соборе", говорят, это самое паршивое слово. Говорят, мы в России живем, а не в Европе, где баба с бабой женятся.

Кассин обнимается с юными соборовцами и диктует телефон. Тоже говорит - еще часа два. Сейчас показания, потом доводы адвокатов и выступления обвиняемых.

Дядя с орденами был не Кассин, а Сергеев. Из той же команды. Говорят, он уже знает приговор и потому так доволен.

Звучат разговоры про перерыв

Пришел Виктор Ерофеев. Расспрашивает иностранную журналистку о происходящем. За спиной у него хоругвеносец, внимательно слушает.

Хоругвеносец пытается с ним поговорить. Говорит, я на другой стороне. Ерофеев: "Это уже неважно на данный момент". "Народный собор" советует художникам рисовать озера. Репин, Васнецов - прекрасные художники. А свободу надо ограничивать.

Продолжает зачитывать. Опять слышен какой-то крестный ход.

Рядом со мной стоят Кассин и Сергеев, с ними неопознанные хоругвеносцы, один в папахе. Он с места не двигается уже час. Пришел Доброхотов с желтыми розами.

Как это ни печально, не происходит ничего. Судью почти не слышно. Мест у окна мало. Если приговор будет суровым (дадут реальный срок), нетрудно представить, что начнется

Меня только что спросила девочка с НТВ, почему я с гвоздиками. И в ЖЖ все время идут споры о том, что давайте не делать из них мучеников. А я считаю, что эти два года, пока шел процесс, уже сделали из них мучеников.

Мучеников от современного искусства. Ерофеев не мог увидеть своих детей, сколько проклятий они выслушали от всех приходящих на суд православных верующих... И хорошо, что эта неопределенность сегодня закончится. Я по литературе знаю, что конец процесса, каким бы он ни был, приносит облегчение.

Эту реплику поддерживают: Сергей Антонов

В коридоре Кассин раздает комментарии. Это невысокого роста, похожий на чиновника, очень неприятный человек

Я не вижу ни в одной из картинок каких-то нападок на религию. Я человек, который занимается карикатурой десятки лет и нарисовал десятки картинок, где присутствуют и "Тайная вечеря" и библейские сюжеты. Я не преследовал ни одной из них целью высмеивать религию. Я использовал эти символы для того, чтобы говорить о чем-то другом. Это афористичное, метафорическое мышление, которое чуждо этим людям, и судить за это - акт безумия. Фанатизм - это одно из безусловных проявлений безумия. И в этом смысле он ничем не отличается от терроризма, с которым борются весь мир и наша страна. От этого проявления до терроризма всего один шаг. И если будет обвинительный приговор, то этот шаг сделан.

Олег Кассин, о котором тут говорится - это один из инициаторов процесса, свидетель обвинения. Он - бывший заместитель председателя московского регионального подразделения РНЕ, он был уполномоченным председателя РНЕ Баркашова на президентских выборах 2000 года. А сейчас Кассин сопредседатель движения "Народный собор".

Роман Доброхотов спрашивает Кассина: Вы Кассин? Тот в ответ многозначительно молчит

PETA будет против

а это какие тараканы? Если мадагаскарские шипящие домашние - то цена - около сорока рублей за штуку. Живут около двух лет. Едят фрукты. Похожи на жуков. Говорят, обитают понемногу в московском метро. За 150 тысяч рублей, может, их всех и сторговали. Но все равно - деньги немалые, да и жалко. Наверняка их всех передавили.

вы бы видели, какие у меня дома живут, из щелей усами по пять сантиметров шевелят) шипения не слышала, достались на халяву, если есть желающие сафари - приходите, будем рады!

Комментарий "нарсоборовца": "Раньше тройки работали быстрее".

Эту реплику поддерживают: Мария Семендяева

Николай Клименюк Комментарий удален

Николай Клименюк Комментарий удален

Оправдательного приговора в российском суде, боюсь, быть не может - их всего 0,8% от общего числа судебных решений, а с учетом обжалований и последующих отмен - так и вовсе 0,48%. В прошлом году эти цифры очень удивили президента Медведева.

Тюрьмы не будет. Штраф 200 тысяч рублей для Самодурова и 150 тысяч для Ерофеева

Самодуров - 200, Ерофеев - 150 тысяч рублей! Без колонии!!!

Почему-то эти люди, удивительным образом совмещающие в одной голове любовь к Христу и к Сталину, уверены, что они в эпоху быстро работающих троек избежали бы репрессий.

Эту реплику поддерживают: Мария Шубина, Сергей Антонов

Виталий Комар Комментарий удален

ШТРАФ!

Бильжо и Врубель: "Бог милостив!" Вышел Юра под крики "Позор!" и "Свобода!"

Дмитрий Врубель и Андрей Бильжо благодарят суд, в характерном для этого процесса жанре, за вынесенный приговор

Эту реплику поддерживают: Ксения Шуравко

Ерофеев тоже дает интервью: "Спасибо, что не посадили, ценю нашу власть".

Из зала суда вышли Ерофеев и Самодуров. Хоругвеносцы и иже сними начали скандировать: "Позор!" Роман Доброхотов начал в ответ скандировать "Позор прокуратуре" и "Свободу!". В итоге до сих пор продолжается перепалка между одним из сторонников Народного собора и Давидисом из "Солидарности". Бабушка в платочке брызгает на него святой водой. Вокруг ужасный ор

Боже, какое безумие и фарс. Богом тут и не пахнет. Обычные людские разборки. Неужели этим фанатикам непонятно, что в своей агрессии они убивают суть веры - любовь. 

Сергеев: "Собираемся подавать в суд за хулиганство".

Кассин: "Самая шокирующая работа - Христос с головой Микки-Мауса".

Хоругвеносцы: "Мы будем добиваться депортации всех, кто против православия".

Те же хоругвеносцы: "Категорически недовольны приговором, хотели колонию, а потом заменить ее депортацией".

Меня посвятили в Свидетели Конституции. Художник Герман Виноградов окропляет всех желающих из бутыли с водой, к которой приложена Конституция

Эту реплику поддерживают: Ксения Шуравко

Хочется сказать /слава богу/. Но как то странно это звучит в данной ситуации. Будем готовиться к следующим процессам. Это не конец истории.

Эту реплику поддерживают: Илья Кухаренко, Ксения Шуравко, Инна Грингольц

Игорь, вы правы, с Богом тут связи никакой нет. И приговор то обвинительный, хоть и ограничился штрафом. 

Очень хорошо, что кураторов отпустили. Замечательно, что не дали срок. Но очень плохо, что приговор не оправдательный. То есть современное искусство признано виновным, причем от имени государства, которое не просто заняло в этом споре позицию одной из сторон, но и до конца ее выдержало.

Не торопитесь, пусть пройдут с аппеляциями по всем инстанциям

Эту реплику поддерживают: Александр Мансилья-Круз

Кажется, все так и планируется

Во-первых, приговор надо обжаловать, может, его вообще отменят, во-вторых, суммы скостят. В третьих, ишак умрет...

С уважением,

Олег

Им не за что предъявлять каких-то штрафов. Я считаю, что это абсолютный нонсенс. Это одно из проявлений нашего дикого наследия прошлого. В этом проявляется нецивилизованность нашего общества, непонимание основ современной культуры, современного искусства. Что тут можно сказать? Очень грустно, очень печальный вердикт. И, конечно, Ерофеев должен был быть оправдан, с него должны были снять всякие обвинения.

Ожидать от нашего суда правосудия нечего. Надо подавать апелляцию и добиваться того, чтобы обвинения были сняты. Но, прежде всего, этого сам Ерофеев должен хотеть. А за что платить штрафы? Не за что. На одной стороне — безумие ослепленных фанатиков, на другой — нормально, профессионально работающий человек в дискурсе всего современного сообщества.

Эту реплику поддерживают: Ксения Шуравко

Я могу сказать только одно: слава богу, что не посадили. Судить за это вообще нельзя, эта выставка - светское мероприятие. Они хоть и затронули болезненную тему (я бы в такой выставке не участвовал), заводить уголовное дело - совсем никуда не годится, и слава богу, что разум возобладал, не дали им никаких сроков, а штраф они, наверное, заплатят. Но все, конечно, это обидно и горько.

Эту реплику поддерживают: Татьяна Матанцева, Ксения Шуравко

Саша, я Вас очень хорошо понимаю!

Вы правы, - цензура, - действительно болезненная тема.

Я не знал, что Ваши работы (или одна из них) тоже, в своё время,

подвергались цензуре, но Вы бы не участвовали в такой выставке, как 

"Запретное искусство".

Где можно увидеть фотографии этих работ?

Саша, я считаю Вас одним из выдающихся русских художников.

Поэтому, простите великодушно, если мы друг друга неправильно поняли, т.к.

мой вопрос повис в воздухе, а на сайте Сноба, было принято откликаться на

вопросы участников.

Как всем известно, выставка состояла из ранее цензурированных работ и,

возможно, когда Вы сказали (цитирую): "Я бы в такой выставке не участвовал"

- Вы имели ввиду, что если бы Ващи работы были бы (в прошлом) цензурированы,

то Вы бы не стали показывать их на выставке Ерофеева.

Правильно?

Честно говоря, я тогда немного ошибся, я забыл, что речь идет о цензурированных работах, что они были выставлены именно по этому принципу. В общем, я считаю это правильным, хотя мои работы пока никто не цензурировал, надеюсь, что и не будут. Тем не менее, там вообще нет ничего такого, за что можно было судить. Люди неправильно понимают произведения искусства. В данном случае это просто констатация факта, что в обществе нет духовности, что в обществе потребления иконы обесцениваются. Тут нет вообще ничего кощунственного.

Спасибо, Саша! Ваша мнение очень важно и интересно,

Вот, что Сергеев сказал по поводу приговора
Глава Союза Православных Хоругвеносцев и Союза Православных Братств Симонов-Никшич

рассказал о том, что бы сделал, если бы кураторам вынесли приговор со сроком и о дальнейших планах на обжалование.

Самодуров по поводу приговора сказал коротко: "Он обвинительный". И пошел подписывать бумаги к судье.

Я вообще не очень понимаю, зачем они это делают. Мне кажется, это такое сотрудничество между радикальными художниками и радикальными православными, они друг друга раскручивают. Особенного достоинства я в этом искусстве не вижу. Когда возникла речь о том, что могут посадить за картинки, было ощущение, что это какое-то фашистское государство и как жить дальше — непонятно. А штраф — нормально. Деньги большие, но вполне реальные, давайте их соберем. Я особой проблемы в этом не вижу. Сказать, что я за то, чтобы они и дальше делали такое искусство, совершенно не хочу.

Тут есть некий расчет толерантности. Им ведь не приходит в голову что-то делать по исламским мотивам, устраивать такие выставки, потому что там просто конкретно убьют и окажется, что это естественно, потому что они такие и имеют на это право. А христианское искусство толерантное: у них уважение к личности, в лагерь не сажают. Если бы мне как искусствоведу суд заказал экспертизу, то я бы написал, что не вижу здесь основания для какого-либо уголовного преследования, и я действительно его не вижу. Я удовлетворен приговором в том смысле, что их не посадили, несмотря на их радикализм. Как компромисс между обществом и художниками меня это устраивает, но это, конечно, довольно неприятно, потому что, мне кажется, для сильно верующих людей это просто повод не здороваться, руки не подавать, если неохота, но никак не больше.

Эту реплику поддерживают: Татьяна Матанцева

Дмитрию Врубелю

Спасибо, Дмитрий, - Вы  выразили то, что думают многие!

Мне кажется, в конституции, как дополнение к "свободе слова",

надо записать  - "право шутить над цензурой и право критиковать цензуру".

Эту реплику поддерживают: Мария Шубина

Виталий, и Вам спасибо за спасибо! 

Концептуалисты  всех стран, объединяйтесь!

К борьбе за дело Комара-Меламида будьте готовы!  Всегда готовы!

Я очень доволен этим решением суда и считаю, что на следующем этапе надо доказать ошибочность такого решения. А это, безусловно, ошибочный приговор, по своей форме абсурдный. Но то, что государство не стало на сторону мракобесов, на сторону народного собора, — это очень хороший знак. В тех условиях, которые сегодня сложились, я считаю этот приговор оптимальным. Это означает, что приговор является началом нового процесса, когда мы должны объясниться с обществом. Он привлек внимание к проблеме существования художника, его миссии в судьбе общества.

Искусство фиксирует те процессы, которые в обществе происходят. Безусловно, эта фиксация может кому-то активно не нравиться, но нужно сделать разделение художественного и реального пространства. Должна появиться эта невидимая четвертая стена в театре. В самых острых работах, против которых громче всего выступали, художник изображал самые острые проблемы общества. Сейчас можно вполне откровенно говорить о тех явлениях, которые породили эти работы. Вступать в дискуссию с тем же Ерофеевым было невозможно, пока над ним все это висело. Это означало бы просто предательство. Когда прокурор потребовал три года лагерей, единственная реакция, которая могла быть, — встать рядом и защищать. Сейчас же можно спорить, изъясняться, дискутировать. Ведь люди искусства никогда не бывают нормально сплоченными. У них у всех разное видение, этим они и отличаются. А этот суд всех сплотил, все стали одинаковыми, все стали такими Ерофеевыми. Сейчас у каждого снова будет возможность сформулировать свою личностную позицию.

Марат, вы обещали повторить эту выставку у себя в галерее в случае обвинительного приговора. Когда открытие?

Государство в лице прокуратуры стало на сторону мракобесов целиком и полностью, см. обвинительное заключение.

.

А в лице суда государство лишь подмахнуло ту мракобесную чушь, которая написана в обвинительном заключении.

.

Конечно, слава Богу, что не посадили. Но позиция гособвинения и суда в этом процессе абсолютно дремучая, средневековая и клерикально-фундаменталистская.

Прокуратура заинтересовалась майками "Православие или смерть!". Правда, как обычно, не совсем с того конца, с какого логично было бы предположить:

"Люблинская межрайонная прокуратура подала в Люблинский районный суд заявление с требованием внести изображение футболки с надписью "Православие или смерть!" в список экстремистских материалов.

Изображение футболки привлекло внимание представителей прокуратуры при проверке группы "Антирелигия" в социальной сети "Вконтакте". Прокуратура требует, чтобы суд обязал администратора группы удалить изображение футболки. Полное имя администратора не приводится, известна только его фамилия - Нестеров.

Если эксперты обнаружат в изображении футболки признаки экстремизма, администратор группы может быть привлечен к ответственности".

Показательно, что ни производители этих маек, ни те кто их носят, прокуратуру не заинтересовали.

Просто мрак. Вот уж чего я точно себе ни когда представить не мог того что бы в России судили по такому иску....Православные против Искусства. Вообще то открывается новая веха в юристпруденции,  следующие иски представить себе не сложно например : Иудеи и присоединившиеся к ним Мусульмане против разведения свиней, Буддисты против производителей париков, Католики против обрезания... ну в общем как то так.

Эту реплику поддерживают: Виктория Малышева

А вот и международный резонанс. Стивен Фрай пишет в своем твиттере: "О Россия! Что стало с тобой? Каким позором ты себя покрываешь. Не думаю, что скоро туда вернусь :("

Евгений Митта Комментарий удален

Такого в мире не было. Может быть, это даст повод обществу начать активно заниматься формированием таких институций в художественной среде, которые будут защищать нас от подобных нападок.

Андрей Ерофеев дал интервью, в котором говорит, что, безусловно, благодарен власти за то, что отделался штрафом, потому что у него четверо детей и в колонию не хочется. Тем не менее, по его словам, это решение суда "закрывает искусство от общества". "Придется перед выставками художникам проверяться в Патриархии, советоваться с реакционерами", - сказал Ерофеев.

Футболки с надписями "Православие или смерть" отправились на экспертизу  по вопросу экстремизма в Российский федеральный центр судебной экспертизы при Минюсте РФ.

Сайт Каспаров.Ру пишет, что Андрей Ерофеев и Юрий Самодуров собираются обратиться в Европейский суд по правам человека. Насколько я знаю, это не первостепенная задача – сначала адвокаты подадут кассационную жалобу в Мосгорсуд, а если это не поможет, дело дойдет до Страсбурга.

Позавчера после суда мы с Виктором Ерофеевым, братом Андрея, долго убеждали его не подавать эту жалобу. Андрей и так три года, пока шел процесс, не мог покидать пределы Москвы, нормально видеться с семьей и т.д., а кассационная жалоба – это еще минимум полгода такого же существования.

Но вчера утром я прочел куски из обвинительного приговора, целиком, включая грамматические ошибки, скопированного с прокурорского требования, и изменил свое мнение. Понял, что на месте Андрея я тоже продолжал бы борьбу. Вынесен иезуитский приговор: с одной стороны, государство признало современное искусство преступлением, с другой стороны – мерой пресечения стал штраф, а не срок. Срок вызвал бы реакцию солидарности во всем мире. Штраф дает возможность всем желающим рассматривать все случившееся как своеобразную пиар-акцию.

К примеру, недавно на «Немецкую волну» приходил один галерист, и его совершенно серьезно спросили о том, не пиар ли весь этот процесс. И он ответил, что это действительно такой тренд – делать из человека мученика, а потом капитализировать этот образ. И я бы посоветовал обоим участникам дискуссии опробовать "кураторский" опыт Андрея Ерофеева на себе – потерять работу, три года ходить в суд, выслушивая там проклятия, угрозы, оскорбления и нелепые вопросы, не иметь  возможности выехать из Москвы и поэтому  подолгу не видеть собственных детей,  а потом решить, пиар это или нет.

Не думаю, что Мэтью Боун подразумевал скрытый пиар. Его блог и комментарии для прессы - это всегда выдержанное, сбалансированное мнение информированного специалиста.

У меня очень двойственное ощущение от того, что окружает и выставку, и процесс. С одной стороны, действия церкви и государства, пытающихся окрасить обычное хулиганство и провокацию в идеи экстремизма и национальной розни. Тут мне кажется, яркая иллюстрация различия терминов "образование" и "образованность". Особенно, меня, как человека православного, беспокоит чиновники от церкви. Вместо всепрощения и миссионерства люди в интервью всерьёз рассуждают о незначительности наказания и необходимости давать реальные строки. Ну да Господь им судья. Все мы там будем и всем нам воздастся.

При этом, художественная ценность выставки для меня нулевая, я не искусствовед и не галлерист, но, простите за слог, как слово ХУЙ не изображай, это всё равно останется слово ХУЙ. Не больше и не меньше. И никакой художественный смысл ничего не изменит и не поменяет, как бы этого не хотелось представить. Тут нет искусства, тут есть Слово, и слово это влечет за собой справедливое обвинение в хулиганстве. Возможно, большинство экспонатов выставки были обличены некоей художественной идеей и обладают художественной ценностью, но это уже не важно.

Я всё-таки уверен, что организаторы сознательно шли на эту провокацию, просто никто не ожидал ТАКОЙ реакции. Так что обе стороны "натворили дел", и я бы на месте Ерофеева успокоился. Жизнь продолжается, четверо детей могут не понять, да и не та эта цена, бороться надо или ради Великой идеи или ради Жизни своей и близких. Жизни ничего не угрожает, а на Великую - эта идея не тянет, даже если отделать золотом и камнями.

А вот эту работу (это, кстати, художник Цеслер) я в отличие от "судимых" считаю настоящим произведением искусства - это великолепно смешно. Да, наверно, не надо экспонировать в начальных школах и церковно-приходских заведениях - всему своё место. "Искусство" и  "неискусство" - вопрос сложный и субъективный. А само слово мы давно знаем.

наверно, всё-таки "судящих".

Андрей, спасибо за реакцию. Я согласен, что эта поделка смешная и великолепная, кто ж с этим спорит. Это такое интеллектуальное хулиганство, стёб. Я вот ваши дайверские частушки с таким наслаждением слушаю, что просто не описать, но если бы Вы их вдруг в официальной части на каком-нибудь официальном мероприятии задвините, Вас не поймут, да и потом больше не пригласят. Хотя будет смешно и великолепно. Три недели все только и будут, что обсуждать, как Макар (простите за фамильярность) зажег.

Вот и здесь похоже, и Слово все знают, и люди в искусстве разбираются, и уверен, что они осознано пошли на провокацию! Реакция власти и церкви оказалась неадекватна, тут не поспоришь, впаяли бы "мелкую хулиганку", ну максимум суток 15, да и отпустили с миром.

Но зачем продолжать "борьбу", какая Великая идея здесь отстаивается кроме 350 тысяч рублей на двоих и права выставлять СЛОВО-ИЗ-ТРЁХ-БУКВ в виде арт-объекта? Ведь на другой стороне покой родных, четверо детей... Те кто Ерофеева подзуживает и ахает-охает по поводу необходимости борьбы, они сами чем рискуют?

Интересно, может теперь атеист подать в суд на церковь, так как она богослужениями оскорбляет его антирелигиозные чувства и он испытывает страдания?

Подать в суд, уплатив госпошлину, можно всё, что угодно.  По изучению дарвинизма в школе судились.

«Артхроника» пишет:

Редакцию журнала «Артхроника» посетил оперуполномоченный Центра по противодействию экстремизму ГУВД города Москвы Алексей Галунин. Он сообщил, что в их организацию поступило заявление, в котором журнал обвиняют в оскорблении чувств православных верующих. "Заявил" на журнал бизнесмен, президент группы компаний «Сапсан» и учредитель благотворительного фонда «Иваново дело» Сергей Шмаков. Он полагает, что опубликованные в №4 за 2010 год иллюстрации к статье «Крестовый подход» продолжают дело разжигания религиозной вражды, начатое Юрием Самодуровым и Андреем Ерофеевым.

Марат Гельман так комментирует это у себя в ЖЖ: «Цирк приехал... По моему, замечательно. Нет лучшего способа победить мракобесие, чем довести его до абсурда».

Приговор вступил в силу

Мосгорсуд отклонил жалобу Самодурова и  Ерофеева на приговор Таганского суда. Таким образом, решение оштрафовать их в общей сложности на 350 тысяч рублей за организацию выставки «Запретное искусство» вступил в силу. Кураторы заявляют, что  намерены обратится в Европейский суд по правам человека и там добиться своего оправдания.

 

На днях также можно было видеть как приговор по делу «Запретного искусства» начал жить своей жизнью. Роскомнадзор вынес журналу "АртХроника" предупреждение за нарушение закона о СМИ и разжигание религиозной розни. На сайте ведомства в разделе "Предупреждения за нарушения ст. 4 закона РФ о СМИ", в графе "Использование СМИ для осуществления экстремистской деятельности", содержится упоминание журнала «АртХроника» «за публикацию на обложке журнала и на стр. 78 под рубрикой «Свято — не свято» в №4 за 2010 год репродукций экспонатов выставок «Осторожно, религия» 2003 года и «Запретное искусство – 2006», воспринятых верующими как возбуждение религиозной розни».

Главред "Артхроники" Милена Орлова сообщила, что редакция издания намерена обжаловать решение Роскомнадзора в суде.

Штраф за свободу

Несколько моих друзей, среди которых и модератор блога ХХ век Михаил Калужский придумали акцию "Штраф за свободу". 

15 октября с 14:00 до 23:00 все, кто в это время будут в Москве смогут принять в ней участие. 

Цитирую Мишин пост из Фейсбука: 

"15 октября мы приглашаем всех принять участие в акции по уплате штрафа, присужденного организаторам выставки "Запретное искусство — 2006".

12 июля 2010 года Таганский суд города Москвы вынес обвинительный приговор двум кураторам за организацию выставки. 4 октября решение Таганского суда подтвердила кассационная инстанция – Мосгорсуд.Организаторам выставки «Запретное искусство – 2006» присудили выплатить штраф в размере 350 000 рублей. Мы хотим собрать эту сумму все вместе. Мы верим, что в Москве наберется 3500 человек, которые оценивают свою свободу хотя бы в 100 рублей.Свою долю штрафа вы можете уплатить 15 октября с 14:00 до 23:00 в одном из следующих мест:1. Клуб "Квартира 44": Большая Никитская, 22/2 (http://kv44.ru/bolshaya-nikitskaya.html);2. Клуб "Квартира 44": Малая Якиманка, 24/8 (http://kv44.ru/malaya-yakimanka.html);3. Кафе МАРТ: Петровка, 25 (http://www.facebook.com/cafemart);4. Театр и клуб "Мастерская": Театральный проезд, 3, стр. 3 (http://mstrsk.livejournal.com/)5. Галерея Марата Гельмана: 4-й Сыромятнический переулок, дом 1, стр. 6 (http://www.guelman.ru/gallery/) — с 14:00 до 20:00 !!!

О сборе средств для уплаты штрафа Самодуровым и Ерофеевым объявила Елена Георгиевна Боннэр. Подробности - в личном блоге Александра Гольдфарба