Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Алена Владимирская   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Геворг Мирзаян   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Егор Мостовщиков   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Елена Новоселова   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Михаил Шевчук   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Антон Носик

Антон Носик: Чего мы не узнаем

И чего потомки не узнают про нас

Иллюстрация: AFP/East News
Иллюстрация: AFP/East News
Нью-Йорк, фрагмент гравюры 1860 года
+T -
Поделиться:

Много лет назад, впервые столкнувшись с «Новой хронологией» академика Фоменко (где грандиозная ревизия всей мировой истории оправдывается ссылкой на бедность дошедших до нас правдивых свидетельств о древних временах), я был поражен одной простой мыслью. Сам факт того, что мы вообще имеем хоть какие-то смутные представления о прежних веках и эпохах, на самом деле одно большое чудо Божие. Если в школьные годы меня изрядно смущало, что сведения о целых исторических периодах могут выводиться учеными из какого-нибудь обрывка бересты или обломков каменного надгробия, то при чтении трудов Фоменко я осознал, как нам вообще-то повезло — и с обрывками, и с обломками. Ведь в войнах, смутах, пожарах и потопах, отделяющих нас от Средневековья или античности, погибло бесчисленное множество артефактов и памятников ушедших эпох. Спасибо, что сохранилось то немногое, что уцелело. И того ведь могло не сохраниться. Тогда, может быть, и «новым хронологам» нечего было б опровергать…

В этом смысле невольно порадуешься за потомков, которым предстоит судить о наших временах по тем избыточным документальным свидетельствам, которые от нас останутся. Им не придется раскапывать культурные слои в отчаянном поиске полуистлевшего клочка бумаги, вычислять возраст артефактов по кольцам на древесных спилах, под микроскопом изучать черепки или обрывки ткани, чтобы получить представление о том, как жили люди в 2010 году от Р.Х. В наши времена, благодаря электронному хранению информации, каждый год, день и час мировой истории оставляет по себе великое множество документальных следов, и текстовых, и мультимедийных. Потомку достаточно будет ввести в справочник временные и географические координаты, чтобы получить исчерпывающую картину того, как мы выглядели, во что были одеты, чем питались, о чем думали, что узнавали из газетных заголовков и какую музыку слушали в тот или иной календарный день XXI столетия.

Обидно, конечно же, что на наш собственный век, со всем его 3D и мультимедией, никаких таких возможностей по заглядыванию в прошлое не выпало. Прежние столетия не оставили нам достаточно материала для комфортабельной и полноценной реконструкции их реалий. Если вдуматься, какую бы давнюю историческую эпоху мы себе мысленно ни представляли, основными источниками, питающими наше воображение, являются в общем случае голливудские блокбастеры, традиционно изобилующие анахронизмами и всяческой нелепицей, компьютерные игры типа Age of Empires или исторические романы, где бытовая фактура описываемых времен проработана ровно настолько, насколько это полезно рассказчику для нужд сюжета. А те немногие счастливцы, которым хватает любопытства, времени и терпения изучать давнюю историю по документам и серьезным монографиям, первыми могут нам рассказать, до какой степени обширны лакуны в наших представлениях об образе жизни далеких предков. Этот недостаток знаний время от времени приводит к самым неожиданным открытиям, от бредовых (вроде теории Фоменко) или спорных (типа модной среди отечественных националистов байки о том, что европейцы до XIX века мылись дважды в жизни) до вполне качественно задокументированных — наподобие сюжета о людях и конях в Нью-Йорке начала XX столетия.

Заранее приношу извинения тем читателям, для которых эти сведения не новы, но я натолкнулся на них лишь пару лет назад, в блоге Freakonomics (чуть позже они вошли во второй том одноименного экономического бестселлера Левитта и Дубнера), и прочитанное немало меня впечатлило. Оказывается, на рубеже веков, прошлого и позапрошлого, в городской черте Нью-Йорка (который тогда состоял в основном из южной половины Манхэттена) одновременно содержались до 200 тысяч лошадей. Вместе они производили 2268 тонн навоза в сутки, который щедро разбавляли 200 тысячами литров мочи. В любое время года улицы города были завалены этой пахучей субстанцией, которая служила естественной питательной средой для мух и крыс, разносящих тиф и другие инфекции. Отдельная проблема была связана с конскими трупами: средняя продолжительность жизни животного составляла 2,5 года, то есть на проезжей части ежегодно оказывалось 80 тысяч павших лошадей. Эвакуация останков составляла отдельную проблему в условиях плотного городского движения… Напасть не была специфически нью-йоркской: лондонская Times в 1894 году предрекала, что к началу 1950-х средняя высота навозных куч на улицах британской столицы достигнет 9 футов (2,74 метра). Аналогичный нью-йоркский прогноз говорил о кучах высотой до третьего этажа на всех улицах к 30-м годам… В 1898 году мэры крупнейших мегаполисов Европы и США собрались в Нью-Йорке на первую международную конференцию по городскому планированию, где вопрос о скоплении навоза был объявлен центральным. Обсуждать его предполагалось 10 дней, но на третий день делегаты разъехались, признав проблему нерешаемой.

В исследованиях, на которые ссылаются фрикономисты, сообщается, что проблема с человеческим дерьмом в Нью-Йорке той поры была ничуть не меньшей. Централизованной канализации не было, и жители многоквартирных домов гадили в ночные горшки, содержимое которых, вопреки предписаниям городских властей, чаще всего выплескивали из окон прямо на улицы. В книгах по этикету той эпохи нью-йоркским барышням предписывалось в любую погоду ходить по улицам с раскрытым зонтиком, чтобы защититься от подобных «осадков». Кавалеру, сопровождающему даму, следовало идти ближе к домам, чтобы принять удар на себя, а для защиты рекомендовались шляпы с широкими полями… Ни из художественной литературы тех лет, ни из кадров хроники, ни из кино о той эпохе (даже таких социально ориентированных фильмов, как «Однажды в Америке» или формановский «Рэгтайм») всех этих подробностей, разумеется, не выяснить. А YouTube и Flickr в те времена еще не существовали. Поэтому узнать о таких подробностях нью-йоркского быта мы можем лишь случайно. С одной стороны, казалось бы, невелика потеря: без этих деталей, ей-Богу, можно было бы жизнь прожить и особо не пожалеть. Но, с другой стороны, подобные открытия обнаруживают скудость и приблизительность наших представлений об условиях жизни даже в самые недавние эпохи. А без понимания этого жизненного фона трудно понять и многие исторические события, которые на нем разворачивались.

Впрочем, будет ли легче разобраться в наших временах потомкам, вооруженным текстовыми и мультимедийными свидетельствами о нашей эпохе, я тоже не вполне уверен. Если вдуматься, мы ведь и сами не слишком много понимаем о временах, в которых живем. Нам, например, доподлинно не известно, существует ли глобальное потепление, чем оно в итоге чревато и спасает ли нас от него Киотский протокол (впрочем, есть надежда, что в этой проблеме наука рано или поздно разберется успешней, чем это ей удавалось до сей поры). Но есть и другие сюжеты из нашей повседневной жизни, о которых мы, казалось бы, очень много читаем в прессе, а всей правды о них не узнаем, быть может, никогда. Это не только убийства Кеннеди, Листьева или Политковской, шпионские скандалы, дело о захвате Arctic Sea или резня в Сребренице. Но, в сущности, каждое второе сообщение об аресте того или иного российского деятеля по обвинению в мошенничестве или коррупции, попадающееся на газетных полосах, лично меня заставляет гадать: то ли он в самом деле нарушал закон, то ли не вовремя перешел дорогу серьезным людям с правильными связями... Если здесь и сейчас подобные вопросы остаются в общем случае без ответов, то какой YouTube и какой Flickr поможет в них разобраться потомкам? И захотят ли разобраться.

«У нас все больше знаний, но все меньше способности к трезвой оценке», — жаловался Далай-Лама в «Парадоксах нашего времени». Остается лишь надеяться, что два этих показателя не связаны между собой какой-нибудь обратно пропорциональной зависимостью.

Комментировать Всего 56 комментариев

Антон,

про грязь европейцев и про то, что чистоту им завезли славяне, это, конечно, полная ерунда. В Древнем Риме были термы, и всякий уважающий себя император строил новые. И граждане в термах проводили довольно ощутимую часть времени. Много внимание телу уделяли и греки - естественно. Да это и видно по искусству.

А вот раннехристианская Европа культа тела (по понятным причинам) не знала, и соответсвенно, с умыванием и банями были и правда проблемы. Так же, в отличие от Рима, не было канализации, нечистоты выливали из окна. Поскольку в раннем средневековье мостовые были деревянные, то все это впитывалось легко.

Внутренние дворы итальянских палаццо сохраняли прохладу и чистоту, а снаружи было очень грязно. И жить предпочитали на сравнительно удаленных виллах. Так, например, действие Декамерона происходит на окраииной вилле - в ту пору, как в самом городе уже идет вовсю чума. Чуме, конечно, помогла антисанитария того времени.

Византийцы - в моих словах, честно, нет низкопоклонства перед православием - жили чище. Европейцы поражались - это в хрониках есть - их быту.

Все это, разумеется, не может опровергнуть того простого факта, что бани, водопровод и канализацию сделали еще до нашей эры в Риме - ни кто иной, как европейцы. И жили весьма чисто. Эпизод среднивековой грязи - локален, хотя он и был.

Собственно, когда говорят про грязь европейцев, имеют ввиду прежде всего средневековую Европу (если конечно не принимать во внимание теорий Фоменко - «античность - это средневековье»)

Я потому и назвал сюжет про немытую Европу "спорным", что в нём, очевидно, есть некое зерно правды, относящееся к Средним векам, но полная беда с границами экстраполяции этого отрезка в направлении новейших времён.

.

Отличный сюжет про столкновение европейских гигиенических правил с японскими в XVII веке можно найти в романе Клэвелла Shogun. Реально очень сильная сцена: английский капитан корабля, пожив среди японцев, встречает свою европейскую команду и ужасается ей. А команда, в свою очередь ужасается ему.

.

Самое любопытное, что любовь и уважение к японским порядкам автору привили в азиатских концлагерях Второй мировой войны.

Совершенно справедливо.

Это вообще очень большая и характерная беда отечественной (не знаю как ее обозвать - попнауки? беллетристического знания?) лит-ры на любой исторический сюжет. Академическое знание угробили напрочь, а тот уголок, который освоили, выдается за целое. А уж когда добавляется патриотический задор - все, кончено дело.

Антон, спасибо за хорошую возможность задуматься!

Сведения о жуткой проблеме конского навоза заинтриговали и навели на мысль: а как в конце 19 века мог был бы снят какой-нибудь фильм-катастрофа, фильм-антиутопия, фильм-апокалипсис о проблемах, которые казались тогда фатальными и неразрешимыми?

Что-то вроде "Я -легенда", но только с учетом проблемы конского говна уровнем в 9 и выше  футов.

Кого можно было бы взять на роль человека, спасающего мир? Брюса Уиллиса? Уилла Смита? Тома Круза? И как бы он спас мир от конского кошмара в фантазиях сценаристов того времени?

Плавал бы ли он в специальной подводной говнолодке или рассекал по улицам Нью-Йорка на навороченом говноходе с паровой тягой?

Эту реплику поддерживают: Илья Басс

"Теории" Фоменко вовсе не бред. Пацан, кажется, с мехмата (образца конца 60-х) решил постебаться, ну а потом какую-то свою хохму издал. Пипл схавал, понравилось и пошло-поехало...

Неужели думаете, что это шутка7 Он же серьезный человек.

Серьезный, ага. Мистификатор чистой воды

Эту реплику поддерживают: Liliana Loss

Андрей, очень легкомысленное утверждение. Фоменко один из серьезнейших мировых топологов, он лишь развил и дополнил теорию Морозова, крайне интересную и во многом убедительную.

Эту реплику поддерживают: Алексей Бердюгин

Так себе...

Дилетантские потуги на оп-арт. Недоделанный Вазарелли-Эшер.

Не согласен. Мне его графика нравится. 

Хм....я думал, хотя бы здесь не найдется желающих всерьез оценивать фоменковские "хронологии".  Увы.  Должен обратить внимание по крайней мере на одно тривиальное соображение:   каким бы топологом он ни был (что само по себе только топологам и известно), к науке об истории это уж точно отношения не имеет.

Эту реплику поддерживают: Андрей Шмаров, Дмитрий Хмельницкий

Михаил, а что такое "история" если не траектория динамической системы в обобщенном фазовом пространстве? Именно изучением этого часто топология и занята. Так что интерес тополога к историю не случаен, если не сказать - естественен. 

Теория Морозова и Фоменко очень чётко распадается на 1000 пунктов, из которых один не вызывает ни малейших споров, а остальные 999, никак из него не вытекающие, являются бредом сивой кобылы.

.

Бесспорный пункт - что наши исторические знания неполны, несовершенны, и многие представления о прошлых временах (включая датировки) - ошибочны. С этим не поспоришь. Ошибаться свойственно любым людям, в том числе и историкам, древним и современным. Это и без Фоменко известно, в том числе и историкам.

.

Всё последующее гонево про Темзу и Золотой Рог, про библейскую страну Рош, про собирательного Ивана Грозного и про берестяные грамоты, закопанные фальсификаторами на разную глубину, чтобы скрыть истинное расположение Новгорода в Ярославле, относится вчистую к юмористическому жанру. Там ещё прекрасные криптоцитаты из гоголевских "Записок сумасшедшего" присутствуют.

Поверить не могу. Мне про него рассказывали его знакомые - серьезнейший, говорят, человек. Правда углеродный анализ не признает.

Андрей, а все-таки согласитесь, есть в этом свой драйв и крутизна.

Вообразите: звонок поздней ночью, вы открываете дверь, а на пороге стоит высокий гражданин с сумасшедшенкой в глазах. Он вроде бы подмигивает вам и произносит: Нео, проснись!  Матрица имеет тебя! Никакой истории до 1700 года не было! Все это: Владимир Красно Солнышко, Иван  Грозный и Вещий Олег - плод пьяного воображение младшего архивариуса Нестора. Русские - потомки капитана Дрейка, который на оленях перебрался через Берингов Пролив по талому льду. На месте Москвы стоял Древний Лос Анжелес, а Париж раньше назывался Жмеринкой. Там, кстати раньше жили якуты! 

Ну согласитесь же, что это  гораздо веселей и занимательней чем традиционная академическая историческая наука,  на которой кроме дополнительных диоптрий ничего не заработать.

Все- таки ты, Носик, человек с врожденной деликатностью (а кто бы мог подумать).

Я, конечно, дал бы этому тексту заголовок "Во многом говне много печали" - или просто "О говне" -  и только подзаголовком было бы "Чего мы не узнаем, и чего потомки не узнают про нас":))

Это была, естественно, моя первая мысль.

Увы, за много лет работы в Интернете я крепко разлюбил стопроцентно ударные заголовки. Их тут явное перепроизводство.

Да уж. О своих предках задумаешься и понимаешь, что в лучшем случае знаешь имя пра-прадедушек и пра-прабабушек. А девичья фамилия моей тещи говорит о том, что она, скорее всего, потомок известно раввина - создателя Голема. Но об этом никто даже не подозревал пока в синагоге не обратили внимание, да я и сам в Праге видел эту фамилию. Так что много информации мы растеряли.

У известного раввина, создавшего Голема, не было фамилии в нашем понимании.

Бен-Бецалель — то, что в русском языке называется отчеством, и указывает всего лишь на то, что отца его звали Бецалель. Соответственно, сын его был бы уже Бен-Иуда-Лёв. Но у него была дочь, и она вышла за раввина с фамилией Гелернтер. Так что род создателя Голема мог продолжиться именно под такой фамилией.

Эту реплику поддерживают: Илья Басс

Кто бы спорил.

Только я нигде не написал, что у моей тещи фамилия раввина. У нее фамилия - аббревиатура. И под "этой" фамилией, я имел в виду фамилию тещи.

Думаю, здесь в эту тему не стоит углубляться:)

А вот насчет того, что мы потомкам оставим больше ценной информации о себе, чем наши предки.

Не хочу будущих потомков огульно обвинять в неблагодарности и отсутствии пиетета к старине, но как думаете, не сочтут ли они наши многочисленные 3D артефакты, оставшиеся после нас тоже своего рода говном, только цифровым?

Эту реплику поддерживают: Дмитрий Гороховский, Юрий Петров

Это на случай, если после нас вообще останется какое нибудь электронное говно.

Эту реплику поддерживают: Таня Балакирская

Да уж, Время - великий системный администратор.

Дмитрий, ведь сейчас Интернет, что тот Нью-Йорк времен, описываемых Антоном.

Только вышел на улицу, так сразу и очутился во всем том, что было в то время в Нью Йорке. И все также бросают из окон.

Эту реплику поддерживают: Сергей Антонов

http://i-shmael.livejournal.com/2747754.html

посмотрите там в комментах стихотворный обмен лабаса и и_шмаеля

Во-первых, цифровое говно не пахнет.

Во-вторых, по мере накопления оно занимает не больше, а меньше места в хранилищах.

Разумеется, потомки не станут делать культа из оставшихся от нас артефактов. Им просто легче будет получать ответы на вопросы о наших временах.

.

Довольно примечательны в этом смысле периодически возникающие в ЖЖ споры о том, как НА САМОМ ДЕЛЕ жилось в Совке. В этих спорах — три отчетливых группы участников. Те, кто при Советской власти зарабатывали себе на жизнь, и помнят, какие у них в этой связи были проблемы. Те, кто в СССР были детьми (сейчас им от 30 до 40), они часто помнят, как родители кормили их икрой и фруктами, но не могут помнить, какой ценой это всё добывалось. И молодёжь, для которой советский период полностью мифологизирован, либо со знаком плюс, либо со знаком минус, а хуже всего — в ключе бесполезной благоглупости про "были хорошие и плохие стороны".

.

В любом случае, ,доступного массива объективных данных Советская власть по себе не оставила. Потому, в частности, что сведения о доходах населения, ценах, уровне жизни и медицины были либо засекречены, либо фальсифицированы. Так что основной источник сведений о той эпохе — воспоминания, пристрастные оценки тогдашних жителей.

Эту реплику поддерживают: Алексей Бердюгин, Владимир Гн

Антон!

Вопрос "объективности" каких-либо данных, вообще, спорный. С точки зрения исторического источниковедения вопрос в принципе так не ставится. Для истории принципиальным является именно объем сохранившейся информации по той или иной теме и ее разносторонний характер. В этом смысле нашим потомкам будет достаточно легко работать с нашей эпохой.

Что же касается "конской" проблемы, то это не вопрос отсутствия данных у историков, а лишь наличие тех или иных представлений о конкретном времени в конкретном обществе. И это очень хорошо видно в ситуации с Советским периодом. Информации сохранилось море, свидетелей - миллионы. Далее вопрос интерпретации и желание конкретных людей дать ту трактовку, которая им нужна. А вот как раз индивидуальный воспоминания тех людей, которые жили в Советском союзе делу не помогают. Так же как по конкретному человеку и его образу жизни вообще не возможно судить о ситуации в конкретный исторический момент в целом.

Да, наши, обывательские, представления о жизни в 19 веке содержат много ошибок, но это не означает, что взвешенная информация отсутствует. Особенно, если действительно захотеть разобраться. 

Эту реплику поддерживают: Мария Генкина, Алексей Бердюгин

Я говорю не об ОТСУТСТВИИ взвешенной информации, а о её слабой доступности и используемости вне научных кругов. По сути дела, тут некий digital divide между "специалистами", исследующими те или иные периоды, и "обывателем", финансирующим эти исследования из своих налоговых отчислений (заметим при этом, что ни Google, ни Википедию налогоплательщики не содержат). Если вдуматься, институты гуманитарной науки — это те глаза, которыми человечество смотрит, в частности, в прошлое. Но они странно устроены: сами видят, а до мозга не доносят. 

Да, но основная причина этому - политическая. Не то, чтобы специалисты скрывают от нас что-то, просто учебники истории во всем мире находятся под тем или иным контролем общественных и политических институтов. Кроме того, вопрос интерпретации данных - вообще субъективен, что и дает большое пространство для манипуляции. 

"Политический вопрос" - не причина, а следствие общей проблемы развода между "науч" и "поп" в гуманитарной сфере. "Науч" политизирован ровно настолько, и ровно до тех пор, покуда он самодостаточен и презирает "поп", провозглашая digital divide между глазами и мозгом - нормальным положением вещей.

.

Для физиков, химиков, биологов и экономистов "заказчиком" выступает в той или иной форме промышленность, бизнес. А для гуманитарных наук - не очень понятно кто. Отсюда берётся и политизация, и презрение к "обывателю" с его пещерным уровнем знаний в той области, в которой, по идее, за повышение уровня его знаний могла бы отвечать та самая наука.

.

Все Википедии и Гуглы на свете являются отчасти следствием дефолта гуманитарных наук в сфере популяризации своих открытий. Мягко говоря, широкая публика берёт процессы познания в свои руки не от хорошей жизни.

Полностью согласна. Кроме того, мне кажется, что обширный массив информации сделает воспроизведение "объективной" картины еще более сложным. Труд историка часто сводится к систематизации и анализу существующих данных, а учитывая то, что данных становиться все больше и больше - систематизировать их будет подобно поиску иголки в стогу сена.

Если существует алгоритм систематизации, сложность задачи не растёт линейно.

Возьмите скрипт для учёта результатов онлайнового голосования, или торговую площадку eBay. Им не становится из года в год сложнее работать от того, что в голосованиях стало больше участников, а в магазинах - больше товаров. Массив информации, проиндексированный каким-нибудь Гуглом, вырос в сотни раз за последнее десятилетие - это не значит, что поиск во столько же раз ухудшился.

 Все, что касается quantitative данных - согласна, но ведь здесь идет об описаниях, впечатлениях и оценках...

Цифровое говно не пахнет.

Антон, этот афоризм я вписал в свою книжку золотыми буквами. Мне кажется Вы можете уже издать книжку подобных аформизмов эпохи сетей и цифровых технологий.

Браво, Антон! Отличный текст и очень убедительная цитата в конце, хотя мне кажется, что упомянутые два показателя связаны зависимостью, которая очень похожа на обратно пропорциональную.

Это реально очень интересный вопрос, насколько вынос "многих знаний" из черепной коробки в доступные хранилища опустошает эту самую коробку, или наоборот — освобождает её для творческой обработки доступных извне массивов.

.

Я помню, как в начале 1970-х в советских школах запрещали калькуляторы из страха, что люди с их помощью разучатся считать в столбик. Мне за последние лет 20 доводилось считать в столбик пару раз. Оказалось, что я не разучился это делать. Но, вероятно, ничего не потерял от того, что пренебрегал такой возможностью, имея под рукой калькуляторы и электронные таблицы.

.

Что до гуманитарной информации — возможно, тут мог бы быть уместен какой-то системный подход, исходящий из того, что зубрить справочники необязательно, но место механического запоминания должно занять какое-нибудь разумное ПОНИМАНИЕ. Как говорит гебешник в книжке Дубова "знание некоторых принципов избавляет от необходимости знания некоторых фактов". Осталось придумать методологию преподавания (и проверки знания) этих самых принципов. И тут никакого прогресса, сравнимого с темпами накопления сырых данных, увы, не заметно.

Европа, блин

Над моим товарищем (этажом выше) живёт турецкая семья. Каждый день турчанка вытряхивает с балкона пыль, которая летит на моего товарища и далее вниз. Товарищ, исходя пеной, звонит мне, поскольку все остальные действия уже перебрал. Что это? Ленинская "неравномерность развития"???

Если это - в Германии, то проблема решается в течении недели.  Ваш друг действительно не знает что делать или ленится позвонить в Орднунгсамт?

Реальполитик

Мой товарищ, как и я, иностранец. Никто не даст ему денег на изменение внешности и переезд в другой город, когда его жизнь превратится в ад из-за такого пустяка. Вы не знаете, что такое месть соответствующей общины? Вы не слышали, как убивают за сделанное замечание?

Хотя, чтобы не начинать провальную дискуссию, мне легче сказать: да, ленится.

"мне легче сказать: да, ленится"

А товарищу тоже?

я живу в турецком районе Берлина, и не представляю себе, чтобы такой конфликт оказался неразрешимым  или опасным.

Проблема не в количестве информации а в том насколько эта информация является "знанием". То есть насколько этой информации можно верить. 200 лет назад информация передавалась преимущественно из уст в уста, и большую часть знаний люди приобретали от своих родителей, соседей, друзей, то есть людей которым они доверяли (или не доверяли, но тогда и информация исходящая от них не превращалась в знание). В наше время блогов и зомбоящиков нет почти никакой возможности проверить достоверность источника информации, поэтому и в знание эта информация превращается нечасто. В этой связи отдельное спасибо Снобу за лица и анкеты собеседников.

Эту реплику поддерживают: Тамара Андрианова

Я не уверен, что обилие и доступность информации облегчают жизнь потенциальным историкам. Если попытаться воссоздать быт недавнего времени, от которого а) информации осталось много и б) полно живых свидетелей, результаты, скорее всего, будут неубедительны или комичны (чему примеров мы видим довольно много и в кино, и в литературе).

Интересно, например, как с этим справились создатели недавнего французского фильма L'Affaire Farewell, действие которого происходит в России андроповских времен. По ролику кажется, что неплохо.

Москва на Гудзоне и Белые ночи снимались про ту же эпоху вообще в real time, и на советскую реальность не очень были похожи. Но там с уверенностью можно предположить, что советский зритель создателями не подразумевался вообще, а американскому следовало не "показывать  СССР", где он отродясь не был, но скорее попадать в образ, сложившийся у него в башке без участия создателей фильма.

.

Farewell выходил на экраны во Франции как раз в тот момент, когда я был в Париже, и город был увешан соответствующими афишами с Кустурицей, но я, увы, провафлил событие.

Ну вот в каком-то недавнем шпионском фильме, где действие тоже происходит в застойные времена (а снимали в России), герои ничтоже сумняшеся прохаживаются (или там целуются, не помню) на фоне ХХС.

С Farewell забавно: судя по трейлеру, из героя Кустурицы делают борца за идею в белых штанах; в реальности же, каковы бы ни были его идеи, это был сорвавшийся с катушек алкоголик (за что и погорел в конечном счете).

Я посмотрел Farewell.

С образом Кустурицы там всё сильно лучше, чем с реконструкцией брежневских времён (действие происходит в 1981). Все бытовые и семейные проблемы героя представлены в лучшем виде. Но в цирке на арене - большая красная звезда, в квартире на стене детской комнаты - бесчисленные портреты Карла Маркса и Гагарина, расстрелы производятся в глухой сибирской тайге из АКМ на глазах у серого волка. Клюква, короче, вся на месте. К тому же, все кагебешники, охраняющие УПДКшный дом, в бородах.

Мне казалось, что люди, прожившие большую часть жизни под влияние формационности любого общественного развития, теперь, когда это отменили, просто должны сторониться любых и типологий и топологий. Страшно, что что-либо подобное может вернуться.

Я помню, как примерно с год назад мне попались на глаза исследования, из которых следует, что объем информации в сети удваивается каждые 18 месяцев. http://www.tgdaily.com/hardware-features/42499-digital-content-doubles-every-18-months

С одной стороны - офигенно, сначала подумал  я. Значит, скоро других источников совсем не понадобится.

С другой стороны, подумал я, что, блин, ну как же, а сколько же среди этого всего будет мусора. Как раз в два человеческих роста. И веса.

Так что потомкам легче не будет. Я вот своей не очень хорошо пишущей по-русски дочери посоветовал при возникновении сомнений в написании какого-то малознакомого слова пользоваться интернетом, а не звонить мне. Набираешь - говорю - оба варианта в Гугле. Которого вышло больше, тот и правильный. Так вот, уже раз пять она мне звонила с воплями, что оба варианта дают примерно одинаковое количество ссылок.

Исследования популярности неправильных написаний Яндекс начал проводить в 1997 году, а в 2001 году включил эту забаву в программу второго своего Кубка (игра Очепятка). Уже тогда намечался некоторый ничейный счёт между правильными написаниями отдельных слов и самыми частыми ошибочными формами. А уж с приходом клонирования...

Александр Романихин Комментарий удален

В книгах по этикету той эпохи нью-йоркским барышням предписывалось в любую погоду ходить по улицам с раскрытым зонтиком, чтобы защититься от подобных «осадков».

Вот ведь как, а бабушка мне всегда говорила, что дамы прячут лицо от солнечных лучей, так как загар - это неприлично! И мою страсть к загару не поощряла! А дело-то совем не в солнце!