Тридцать лет без Высоцкого

25 июля 1980 года умер Владимир Высоцкий. В истории отечественной культуры не было другого такого человека, который был бы настолько популярен при жизни и чья посмертная слава длилась бы так долго

+T -
Поделиться:

Марк Гарбер вспоминает день, когда Высоцкого не стало. Сергей Соловьев рассказывает о своем общении с Высоцким. Борис Гребенщиков напоминает, что его первой песней на сцене стала песня Высоцкого. Степан Пачиков считает, что Высоцкий был реинкарнацией Пушкина. Юрий Шевчук уверен, что со смертью Высоцкого страна онемела.

Подробнее

14 июля он дал последний концерт.

18 июля он последний раз вышел на сцену — сыграть Гамлета.

Через неделю он умер во сне от инфаркта. В Москве шла Олимпиада, власти как никогда следили за общественным порядком, и о смерти Высоцкого широко не сообщалось — появились лишь некролог и объявление о панихиде в «Вечерней Москве» и некролог в «Советской культуре» (по слухам, за некролог в «Вечерке» вскоре сняли главного редактора), но этого было достаточно. У Театра на Таганке собрались тысячи и тысячи людей.

Для кого-то Высоцкий в первую очередь был поэтом, поющим свои стихи под гитару, для других – актером. Но главное — Высоцкий был первым настоящим культовым героем. Хотя миллионам его поклонников мало что было известно о его личной жизни, но его существование на грани официальной культуры не могло не создать имидж бунтаря. Ни один другой «деятель культуры» не становился подлинно народным героем — для всего советского общества, не только для интеллигенции. Ни у кого не было столько эпигонов и подражателей. Никому другому не поставлено столько памятников (их около сорока) по инициативе не властей, а простых граждан. Ничьи другие тайны не вызывали подобного ажиотажа. Может быть, сегодня песни Высоцкого звучат иначе, чем при его жизни, но и сейчас, 30 лет спустя после его смерти, они сохранили живой нерв. И сейчас сотни людей собираются у могилы Высоцкого на Ваганьковском кладбище.

Марк Гарбер

   Я помню это время, потому что была Олимпиада, 1980 год. Мы были в армейских лагерях на сборах, а потом сразу на Олимпиаде. В тот день я пытался пройти к Театру на Таганке, но там была такая толпа, что я далеко не продвинулся. Не могу сказать, что Высоцкий был моим мегаувлечением, мы скорее увлекались Театром на Таганке, просто он был частью культуры, все жили рядом с этим. Я и сейчас очень хорошо отношусь к его творчеству, он занял свое место в какой-то нише, но от этого он не стал менее значимым. Меня очень раздражают попытки его перепеть, он очень индивидуален, это безусловно. Когда пытаются его перепеть, это всегда как-то очень странно. Его исполнение настолько авторское, что очень сложно сделать что-то иное на основе даже тех же текстов.   

Сергей  Соловьев

   Я лично был знаком с Владимиром Семеновичем, и мы довольно близко знали друг друга.Конечно, в день его смерти я ходил к театру, когда там была только одна фотография Володи и три милицейских заграждения, я приехал туда, когда узнал, часа в два ночи. И внутри заграждений, как в зоопарке, уже лежала первая гора цветов, это было сразу той ночью, когда все случилось.

Когда мы познакомились, он еще был студентом МХАТа, а я был студентом ВГИКа, и у нас были общие приятели, и мы как-то стали общаться. Я узнал, что он песни-то пишет уже после того, как мы познакомились. Мы никогда не были друзьями, но есть такое, знаете, приятельство «до всего», вот у нас с Володей было такое приятельство «до всего». То есть я ничего не снимал, он ничего не писал, так — балбесничали. У нас были хорошие приятельские отношения, но никогда не было дружбы и совместного художественного творчества.

Сейчас он не самый модный, но я знаю, что все знают, кто такой Высоцкий, и не все понимают, кто такой Высоцкий. Все знают, что это какая-то очень серьезная страница русской культуры и русской жизни, это все знают, хотя мало что понимают, по-моему.   

Эту реплику поддерживают: David Cohen, Лев Гржонко
Борис Гребенщиков

   Песни Высоцкого в начале 60-х звучали из окон дворов и улиц не реже, чем «Битлз». Естественно, что я в 12 лет воспринимал их — наряду с «Битлз» — как божественное откровение (которым они и являлись на самом деле для всей России).

Мое первое появление на сцене с гитарой — уж не помню, в каком из младших классов — было именно с песней Высоцкого. «На нейтральной полосе цветы» звучали, вероятно, смешно из уст школьника, зато были спеты от чистого сердца.

Высоцкий стал Прометеем и принес нам огонь. Воистину — титан.   

Степан Пачиков

   Высоцкий — великий поэт, великий Бард. Он реинкарнация Пушкина. Как и Пушкин, он принес в поэзию язык улицы, как и Пушкин, он находился, скажем, в сложных отношениях с властью и был вынужден с нею заигрывать. Власть его «придавливала», «придерживала», «не пускала», но — терпела. Как и Пушкин, он был женат на легендарной красавице. Как и Пушкин, он великий Бард своего времени и, как и Пушкин, безмерно любим молодежью и современниками.

В день смерти Высоцкого родился наш сын Саша и, будучи американским подростком, вдруг стал слушать Высоцкого и задавать вопросы типа: «Папа, а что такое "детские грибочки"?»Когда мы с женой путешествуем на машине, то мы чаще всего в дороге слушаем Высоцкого.   

Юрий Шевчук

   Мы работали на Урале, помните, раньше такие шабашники были, вот я там, будучи студентом, и подрабатывал. Мы оформляли что-то как художники. И в два или три часа ночи по какому-то из «голосов» объявили, что умер Владимир Семенович Высоцкий. Нас эта новость ужаснула. Я эту ночь помню. Мы бросили работу, я ушел, где-то шатался по лесу, что-то думал. У меня было ощущение полного сиротства. Что страна осталась без голоса, онемела.

Я к Владимиру Семеновичу всегда относился с большим пиететом, с первых песен, которые услышал. Меня всегда волновало его творчество, оно было не похоже ни на какое другое, особенно в те времена, когда по радио неслись в эфир одни марши и примитивные лирические песни. А тут, понимаете, такое, прямо настоящая жизнь. В песнях настоящее, без прикрас, люди не гламурные, не зализанные пропагандой, настоящие. Чувства настоящие, настоящие мысли, настоящая подлость и настоящий героизм, подъем над самим собой. И война в его песнях, как он раскрыл войну. Это даже не «Василий Теркин» Твардовского, это гораздо мощнее, он раскрыл войну как личную трагедию российского человека.

Конечно же, Владимир Семенович, его голос просто взорвали страну. По крайней мере, на какие-то пытливые души, ищущие света и чего-то нового, он огромное производил впечатление. Но не один В. С. рванул в 60-е. Какой был кинематограф замечательный, сколько было замечательных имен, тот же Данелия с его кинокомедиями, «Ленком», «Таганка», как это все рвануло... Поэзия какая была в стране. О чем это говорит? После того как рухнуло железо сталинского режима (недаром эти времена называют «оттепелью»), появилась какая-то надежда и родилась гениальная плеяда художников во всех областях. 

Когда закончилась война, закончился жуткий черный режим, началась оттепель, в людях рванула эта надежда. Жажда ветра, жажда перемен, серьезного разговора о жизни, о стране, может быть, жесткого, но честного. Это был период взрыва. В истории искусства есть периоды накопления, когда медленно все копится, а потом — бах! — череда блестящих гениев. Вот и у нас так случилось.

А сейчас, мне кажется, у нас период некой стагнации, стабильности, накопления. Равнодушное общество — спящая красавица, как я в песне пел. Но не за горами тот богатырь, который поцелует эту спящую красавицу, нашу Родину-мать, Россию-невесту.   

Комментировать Всего 51 комментарий

Юрий Шевчук Комментарий удален

Мы работали на Урале, помните, раньше такие шабашники были, вот я там, будучи студентом, и подрабатывал. Мы оформляли что-то как художники. И в два или три часа ночи по какому-то из «голосов» объявили, что умер Владимир Семенович Высоцкий. Нас эта новость ужаснула. Я эту ночь помню. Мы бросили работу, я ушел, где-то шатался по лесу, что-то думал. У меня было ощущение полного сиротства. Что страна осталась без голоса, онемела.

Читать дальше

Я к Владимиру Семеновичу всегда относился с большим пиететом, с первых песен, которые услышал. Меня всегда волновало его творчество, оно было не похоже ни на какое другое, особенно в те времена, когда по радио неслись в эфир одни марши и примитивные лирические песни. А тут, понимаете, такое, прямо настоящая жизнь. В песнях настоящее, без прикрас, люди не гламурные, не зализанные пропагандой, настоящие. Чувства настоящие, настоящие мысли, настоящая подлость и настоящий героизм, подъем над самим собой. И война в его песнях, как он раскрыл войну. Это даже не «Василий Теркин» Твардовского, это гораздо мощнее, он раскрыл войну как личную трагедию российского человека.

Конечно же, Владимир Семенович, его голос просто взорвали страну. По крайней мере, на какие-то пытливые души, ищущие света и чего-то нового, он огромное производил впечатление. Но не один В. С. рванул в 60-е. Какой был кинематограф замечательный, сколько было замечательных имен, тот же Данелия с его кинокомедиями, «Ленком», «Таганка», как это все рвануло... Поэзия какая была в стране. О чем это говорит? После того как рухнуло железо сталинского режима (недаром эти времена называют «оттепелью»), появилась какая-то надежда и родилась гениальная плеяда художников во всех областях. 

Свернуть

Когда закончилась война, закончился жуткий черный режим, началась оттепель, в людях рванула эта надежда. Жажда ветра, жажда перемен, серьезного разговора о жизни, о стране, может быть, жесткого, но честного. Это был период взрыва. В истории искусства есть периоды накопления, когда медленно все копится, а потом — бах! — череда блестящих гениев. Вот и у нас так случилось.

А сейчас, мне кажется, у нас период некой стагнации, стабильности, накопления. Равнодушное общество — спящая красавица, как я в песне пел. Но не за горами тот богатырь, который поцелует эту спящую красавицу, нашу Родину-мать, Россию-невесту.

8-ой класс, лето. Сослали нас в трудовой лагерь на Украину. И вот кто-то из ребят получил  от родителей телеграмму  - Умер Высоцкий. Мне было 15. Моя мама профессиональная машинистка работала всегда под Высоцкого. Старый проигрыватель моно, и черные пластинки, и стук машинки Континенталь - Я як истребитель мотор мой звенит, небо моя обитель...

Меня  волнует один вопрос, а что бы Владимир Высоцкий сказал  сейчас, глядя на зажравшееся, ( как совершенно верно написал Юрий Шевчук) РАВНОДУШНОЕ, НЫНЕШНЕЕ ПЛЕМЯ.

И я не люблю когда его перепевают, особенно Джигурда.

Не у всех это звучит честно.

Мне кажеться, что всегда была надежда не на корректную систему и трудолюбие и честность, а на богатыря, который, что-то будет делать с невестой. И чаще всего он приходит, как говорят принц на белом коне, и из белого принца становится черным, либо сам, либо его меняют, потом смута, потом снова белый рыцарь и так по кругу. Я не знаю, можно ли будет выйти из круга и как.

Я помню это время, потому что была Олимпиада, 1980 год. Мы были в армейских лагерях на сборах, а потом сразу на Олимпиаде. В тот день я пытался пройти к Театру на Таганке, но там была такая толпа, что я далеко не продвинулся. Не могу сказать, что Высоцкий был моим мегаувлечением, мы скорее увлекались Театром на Таганке, просто он был частью культуры, все жили рядом с этим. Я и сейчас очень хорошо отношусь к его творчеству, он занял свое место в какой-то нише, но от этого он не стал менее значимым. Меня очень раздражают попытки его перепеть, он очень индивидуален, это безусловно. Когда пытаются его перепеть, это всегда как-то очень странно. Его исполнение настолько авторское, что очень сложно сделать что-то иное на основе даже тех же текстов.

Мы тоже были в лагерях под Ковровым...

Ведь тогда сначала, кажется, Джо Дассен ушел, а потом и Высоцкий. Но мы поехать в Москву не могли. Не помню, чтобюы песни его пели тогда, узнав о смерти. По-моему, и гитары-то у нас не было. Потом, в армии реальной, когда пробовал петь его песни, с удивлением обнаружил, что они солдатам неинтересны. До сих пор думаю над этим парадоксом, ответ наклевывается, но еще не сформулирован.

Но когда приехал в отпуск однажды, пошел смотреть кино про Айвенго" в кинотеатр "Урал". Почти пустой зал, я сидел на заднем ряду один. Передо мно, чуть наискосок сидел явно и душевно больной юноша, который при батальных сценах довольно хихихакал и пришипетывал: "Люблю,абазаю, люблю..."

И Высокий там запел :"Яполя влюбленным постелю..." И слезы из глаз, и пацанов вспомнил, которые никогда не знали, что такое любовь, и не узнают уже...

Да Бог его знает, что он такое творил с нашими душами...

Молился за их спасение, чтоли, вместо нас всех...

И то, что сейчас просходит -- "те, кто выжил в катаклизме, пребывают в пессимизме..." Далее по тексту.

По всем его текстам далее...

Я лично был знаком с Владимиром Семеновичем, и мы довольно близко знали друг друга.Конечно, в день его смерти я ходил к театру, когда там была только одна фотография Володи и три милицейских заграждения, я приехал туда, когда узнал, часа в два ночи. И внутри заграждений, как в зоопарке, уже лежала первая гора цветов, это было сразу той ночью, когда все случилось.

Когда мы познакомились, он еще был студентом МХАТа, а я был студентом ВГИКа, и у нас были общие приятели, и мы как-то стали общаться. Я узнал, что он песни-то пишет уже после того, как мы познакомились. Мы никогда не были друзьями, но есть такое, знаете, приятельство «до всего», вот у нас с Володей было такое приятельство «до всего». То есть я ничего не снимал, он ничего не писал, так — балбесничали. У нас были хорошие приятельские отношения, но никогда не было дружбы и совместного художественного творчества.

Сейчас он не самый модный, но я знаю, что все знают, кто такой Высоцкий, и не все понимают, кто такой Высоцкий. Все знают, что это какая-то очень серьезная страница русской культуры и русской жизни, это все знают, хотя мало что понимают, по-моему.

Эту реплику поддерживают: David Cohen, Лев Гржонко

Песни Высоцкого в начале 60-х звучали из окон дворов и улиц не реже, чем «Битлз». Естественно, что я в 12 лет воспринимал их — наряду с «Битлз» — как божественное откровение (которым они и являлись на самом деле для всей России).

Мое первое появление на сцене с гитарой — уж не помню, в каком из младших классов — было именно с песней Высоцкого. «На нейтральной полосе цветы» звучали, вероятно, смешно из уст школьника, зато были спеты от чистого сердца.

Высоцкий стал Прометеем и принес нам огонь. Воистину — титан.

Высоцкий — великий поэт, великий Бард. Он реинкарнация Пушкина. Как и Пушкин, он принес в поэзию язык улицы, как и Пушкин, он находился, скажем, в сложных отношениях с властью и был вынужден с нею заигрывать. Власть его «придавливала», «придерживала», «не пускала», но — терпела. Как и Пушкин, он был женат на легендарной красавице. Как и Пушкин, он великий Бард своего времени и, как и Пушкин, безмерно любим молодежью и современниками.

В день смерти Высоцкого родился наш сын Саша и, будучи американским подростком, вдруг стал слушать Высоцкого и задавать вопросы типа: «Папа, а что такое "детские грибочки"?»Когда мы с женой путешествуем на машине, то мы чаще всего в дороге слушаем Высоцкого.

Из письма АН

Я кстати тоже нахожу зеркальную похожесть на Пушкина "Я думаю что высоцкий крупнейший русский поэт 20го века, не скажу "лучший", это звучит глупо, но по масштабу крупнейший.

Есть очень немного вещей на которых держится Россия. Тех, что объединяют просто каждого россиянина. Навскидку я могу вспомнить три - праздник 9 мая, русские женщины (лучшие), и вот Высоцкий. Сегодня это основа культуры русской. Там все ценности из тех что актуальны для России. Сокровищница. Энциклопедия ценностей. Еще удивительное в нем - это ИСЧЕРПЫВАЮЩИЙ образ России который он создал."

Петр Налич Комментарий удален

30 лет назад я ничего не знал о Высоцком. Впервые я приехал в Россию, в Ленинград, в 1990 году, ровно 20 лет назад, в середине июля. Тогда я почти не понимал по-русски. В первые дни после приезда включил телевизор, там были одни документальные фильмы и концерты Высоцкого (в остальное время показывали «Семнадцать мгновений весны»). Тогда было как раз десять лет с момента его смерти. Сейчас я практически не включаю телевизор, поэтому не могу сравнивать, как изменилось отношение к Высоцкому. Но мне сложно представить, чтобы его культ стал больше, чем тогда, в 1990-м.

Со временем я, пожалуй, еще больше стала ценить его уникальность — сейчас он почти фольклорный герой. В нем удивительным образом сочетаются невероятные масштаб личности, талант и темперамент.

А тогда мне было 13 лет, родители работали в Алжире, и я была в летнем лагере на пляже. У кого-то из старших был радиоприемник, и вот передали по французскому радио: «Умер Высоцкий».Я, конечно, уже несколько лет знала и слушала его — вместе с родителями. Никогда не видела, ни по телевизору (его тогда не показывали), ни в театре. Смерть его для меня не была личной утратой, потому что для меня он был абсолютной легендой. Я совсем не воспринимала его актером — он казался героем своих песен и баллад.

Лет в девять услышала его в первый раз. Это была маленькая советская пластинка, три песни: «Она была в Париже», «Скалолазка» и «Кони привередливые». Мы с папой заводили ее по десять раз за вечер. Потом, в Алжире, был «французский» диск (с его концерта в парижской «Олимпии»), который начинается песней «Протопи ты мне баньку». Я его весь помню наизусть, как и сотни других его песен с многочисленных кассет, шипящих и затертых до дыр. Все это давным-давно впиталось в кровь (или мозг?), в общем, нет необходимости слушать снова — это все и так в тебе.

Уверена, будь он жив в эпоху всех наших больших перемен, смен вех и т. п., не пришлось бы разочароваться. Говорить о том, останется ли Высоцкий в истории, незачем. Он уже там.

Высоцкий — это первая настоящая звезда, единственная, которая пробилась вопреки правилам, без поддержки государства. Хотя всю его сущность сводить к бунтарству было бы не совсем правильно, он был все-таки человек системы, истеблишмента: все знают его страсть к прекрасным шмоткам, к шикарным кафе… Его история вполне себе накладывается на западные образцы звездных биографий — Джимми Хендрикс, Дженис Джоплин, Джимми Моррисон. Поколение падших ангелов: прекрасных, талантливых и спаливших себя.

Я к Высоцкому отношусь, скорее, как к социокультурному феномену. А что касается его творчества, то это, конечно, не мой герой. Для меня он прежде всего актер, прекрасный большой актер. Для меня очевидно, что Высоцкий был феноменальным, огромным, настоящим актером. Он, скажу так, был суперсовременный герой, мачо, мужик. Короткие джинсы на бедрах, гимнастическая фигура. Он принес театру воздух, которого до него, кажется, не было. И талант его был связан не со школой, не с навыками, а с чем-то диким у него внутри.

Эту реплику поддерживают: Збышек Стоцкий

К сожалению, раньше я воспринимал Высоцкого очень банально и жалею, что мое восприятие не сильно расходилось с массовым восприятием. Высоцкий был для меня популярным актером, голосом из магнитофона на подоконнике летом и человеком, который не вписывался в систему. Хотя я считаю, что актер он достаточно средний — я не был в театре, но видел телевизионные театральные постановки, и, с моей точки зрения, то, что он делал, было хорошо, но не является выдающимся актерским мастерством.

Разницу в восприятии Высоцкого тогда и сейчас я объясняю прежде всего своей незрелостью и отсутствием достаточной информации. Для меня его фигура выросла за эти 30 лет и превратилась в абсолютно гениального поэта. Мое личное мнение сейчас: Высоцкий — выдающийся поэт, и его гениальность как раз особенно проявляется в его лирике.

Эту реплику поддерживают: Тимон Афинский, Степан Пачиков, Михаил Казьмин

Высоцкий был единственным из бардов, с которыми я не был знаком в детстве. Я был близко знаком с Окуджавой и Галичем, мы дружили семьями. Много раз я слушал и того и другого, сидя рядом с ними, в семейном кругу. Но Высоцкий для меня долгое время был абсолютно чужой величиной, потому что все эти «Охоты на волков» казались мне какими-то наигранными. И все это смыкалось с советской сентиментальностью, у Высоцкого было больше смычки с советским, чем у Галича и Окуджавы. Вот эта советчина в Высоцком долгое время меня отталкивала. Все эти «Скалолазочки» — это казалось такой советской романтикой.

Но потом в мое сознание начал проникать Высоцкий как юморист. А я как писатель считаю, что самое трудное — это заставить человека рассмеяться. И когда я начинал хохотать от «Канатчиковой дачи», то я понимал, что имею дело с настоящим артистом. Я обнаружил, что пропорция смешного у Высоцкого перевешивает все эти советского толка романтические аллюзии. И таким образом, я — есть такой неологизм — врубился. И я считаю, что Высоцкий действительно гениален. У него есть песня «Там у соседа пир горой» — песня эта абсолютно как «Свадьба» Лунгина. Это трагикомическое совершенство. Когда Высоцкий смешит, он высоко трагичен. А когда он гамлетизирует, он смешон.

Отношение к Высоцкому в эмиграции и вне нее, мне кажется, не отличалось. Во всяком случае, не замечал этого у себя или у моих знакомых. Я вообще не считаю, что есть культурная граница, которая разделяет интеллигенцию в эмиграции и вне.

жаркое лето 80-го

В 70-е относился к Высоцкому - ну если не свысока, то не как к родному... Слушал (и вживую и в записи) Галича и Окуджаву... да и других... На концерты ВСВ не стемился попасть, ну и не попадал... и только в декабре 79-го впервые пришел на концерт... Высоцкий  меня поразил... не то, чтобы я "влюбился", просто сразила его харизма (не игручая, артистическая), а харизма личности, уже очень больного человека (так случилось, что я был за кулисами перед концертом, это был какой-то биологический институт, я видел, как ему поднесли чуть ли не полстакана спирта!). Мощь личности была несомненна... как ни странно, особенно она чувствовалась в разговорах между песнями... он пытался объяснять аудитории (научно-технической, дотошной и конкретной) в чем суть поэзии... Его спросили про песню "Парус" - что он имеет в виду? ... "Но парус, порвали парус... каюсь... каюсь.. каюсь.." Он - со страстью: поймите, это набор тревожных фраз, это настроение, никого конкретно...". Его голос - человека исстрадавшегося, замученного и славой, и действительностью, и болезнью саморазрушения... Голос стоит в ушах.

Я пришел домой и сказал родителям, что да, они правы, он великий, я буду его слушать... взял записи, начал охотиться - когда следующий концерт, где?.... а концертов что-то все не было.

А потом в дикую жару того июля я пришел на работу (работал в Садовниках, недалеко) и мне сказали.... мы пошли к театру... там были толпы, оцепления, озверевшие от жары и чувства вины менты.... вот та Россия, о которой он только что перестал петь...

Потом концерты памяти Высоцкого, спектакли памяти Высоцкого... книги...потом я вспомнил, что совсем в детстве, когда Таганка только открылась, и я много туда ходил с родителями, я видел его в спектаклях ("пропустите меня к нему!... я хочу видеть этого человека...")

Но осталось больше всего: Вы поймите!

Эту реплику поддерживают: Андрей Наврозов

Как прекрасно, Виктор, что Вы все это помните.  Я ни черта не помню о юности.  Помню что было в 6 лет - и в 46.  А в 26 - туман, туман какой-то.

"Поведение" нашей памяти - огромная загадка. Поступки нашей личности, движения души, так сказать - вычислимы, понятны... взгляды, вкусы - объяснимы... а вот память....

Именно тогда, при жизни Высоцкого, его творчество не особо мне было близко. Потом, после его смерти, я стал уже интересоваться, следить и погружаться в его творчество. Я уже позже понял его значение. Но все-таки это не мое по темпераменту, ментальности... Хотя я понимаю, какая это глыба и какая значимая фигура в истории современной России, но меня это не трогает.

Эту реплику поддерживают: Марина Калинина

Не помню своей по-особенному горячей любви к Высоцкому. Слушал скорее потому, что это было проявлением презрения к власти. Дома отец слушал джаз, другая музыка дома не поощрялась. Высоцкий был в мастерских вместе с портвейном и беломором, и до недавнего времени его голос по привычке вызывал чудное портвейное послевкусие. Сейчас понимаю, что многие его песни действительно люблю, но вряд ли придет в голову их слушать вечером после работы, и уж точно не во время.

30 лет назад было ясно, что нет парня круче, но столько эпох минуло с тех пор, что вспомнить, почему это было всем очевидно, уже невозможно. Может, много ненужного узнали, а может, время героев прошло.

Высоцкий — безусловный гений, лучший русский поэт последних 50 лет. 30 лет назад я относился к нему хуже, мне мешала интеллигентность и то, что он вроде бы не поэт. И мне казались некоторые его песни пошлыми, а образы — плоскими. Сейчас все встало на свои места. Было время, когда я его часто слушал, но теперь слушаю редко — это уже и не нужно, я помню его наизусть, он всегда со мной. Высоцкий в определенном смысле дал энциклопедию русской жизни XX века — как не сумел никто другой. И совершенно особенная его заслуга в том, что он создал героя, образ, утраченный поэзией.

Эту реплику поддерживают: Ирина Михайловская, Степан Пачиков

30 лет назад Высоцкий для меня был homme fatal. Сейчас — недооцененный большой русский поэт и певец. Я не думала, как его будут вспоминать, я его просто обожала. Поразительно, но в какой-то момент даже подумала, что он устареет. Но, как стало понятно со временем, искренний надрыв, подлинный талант, крик, порыв, любовь — остается навсегда.

Владимир Семенович Высоцкий — один из величайших бардов, важнейшая часть наследия русской культуры. У него было огромное количество очень разных по настроению, и веселых и грустных, всегда поэтически очень сильных песен и текстов. Конечно, он очень сильно повлиял на всех, кто его слушал, и на меня тоже.

Высоцкого видел в роли Гамлета в Ленинграде, когда его театр был там на гастролях. Помню страшно долгое ожидание начала спектакля, очень долгое ожидание продолжения спектакля, помню истошно кричащего на физическом пределе человека, желание и невозможность помочь. Крик этот был вне контекста пьесы, просто медицинский крик.

Много раньше, во дворе, пели под гитару его песни и слушали записи. Вот это было захватывающе.

Эту реплику поддерживают: Сергей Николаевич

Да,  это очень точно. Мое первое воспоминание о Высоцком - это всегда крик. Не пение, не гитара, а именно крик. Так кричат, когда душит боль, когда осталось совсем мало жить. И уже не надо ничего скрывать. Его крик до сих пор стоит у меня в ушах, заглушая и его стихи, и песни, и весь шум вокруг его имени. Я много видел его на сцене. Почти все его главные роли были так выстроены, что вели к этой кульминации, к этому его бенефисному страшному крику, после которого можно было расходиться по домам: все самое интересное уже случилось. Вообще В.С. умел "дать звезду". Он и ощущал себя звездой. Всегда и при любых обстоятельствах. В жизни был скорее хрупкий, носил молодежные тесные курточки, брюки-клеш, высокие каблуки. Курил дорогие сигареты, купленные в "Березке". Ценил и любил антикварный уют своей квартиры на Большой Грузинской. Вообще образ шалого поэта, это как-то не про Высоцкого, во всяком случае, не про Высоцкого эпохи Марины Влади, каким я его запомнил. Он был такой аккуратненький, тренированный,  подчеркнуто вежливый. И так этот имидж контрастировал с рвущим душу его криком. "Кто купил "Вишневый сад"? - "Я купил..." Лучше Лопахина не было в истории нашего театра. А каким он был Свидригайловым!  А  Хлопуша в "Пугачеве"...."Проведите меня к этому человеку".. Казалось, что он сейчас разорвет цепи, которыми его держали актеры Таганки. Какие-то реплики, какие-то строки все время возвращаются, хотя столько лет прошло. Но я всегда буду помнить тот июльский душный день, когда я стоял в онемевшей толпе перед витриной Театра на Таганке, где было вывешено скромное объявление в траурной рамке с его черно-белым портретом, снятым как будто на паспорт, с которого он смотрел на нас в упор. Грустно и строго. Вот и все. Откричался. Отмучился. .                                      

"На смерть поэта"

Я  была  маленькой  девочкой,    когда   умер  Высоцкий.    Я  шла  на  пляж  вместе  с  друзьями  и   один  из  них   рассказал  о  смерти   Высоцкого,    обращаясь  именно   ко  мне...  зная,  что  мне  нравилось  его  слушать....   Помню,  что   первая  мысль  была :   Значит,    я  уже  никогда   с  ним  не  познакомлюсь...     

Потом  все   частные   ощущения  забылись  и  остались  только  стихи  в   исполнении   Певца,  Поэта   и  Человека.   

А я бы отделила Высоцкого - поэта, актера , от Высоцкого - человека, наверное, слишком много о нем прочитала и выслушала ! :-)  Да и не надо это смешивать...

Алиса,   я   сама   не  раз   слышала   комментарии,  что  Высоцкий   -  в  песнях   и  Высоцкий   -   в  жизни  не   всегда   соприкасались,   если  можно  так   выразиться....   

Иногда   в   нескольких     фразах     невозможно  раскрыть  своё     отношение   в  полном   объёме   к   тому  или  иному  человеку,   событию,  но   я  всё-таки   постаралась,   отметив :   "Потом  все   частные  ощущения  забылись.... "     

Что   касается  Вашего  "Да и не надо это смешивать",   у  каждого   из  нас   есть  своё   индивидуальное    мнение,   относительно   всего...  или,   по  крайней   мере,  мы  думаем,   что  оно   у  нас   есть..... И  высокоталантливые  люди  -  всё  же  люди,  совершающие  дурные  поступки,    но   в   моих   словах :  Певец,  Поэт    и   Человек  ....  последнее,  здесь   -  как   Личность,      определение,  не  имеющее  ни  положительного   ни  отрицательного   заряда,   а   только   Силу,  которую   Высоцкий   необыкновенно    проявил  в  своём  творчестве...

С таким определением согласна!  Но для меня душа и поступки - неотделимы. А  тема " лирический герой"  и реальный поэт -человек издавна вызывает споры.

Душевному оппоненту

Да  уж,  Вечная   тема  -   наши  деяния   и  оценка   их  окружающими...    

Мне  кажется,   цель  жизни  -  самовыражение,   а  уж  кто  как  это   самовыражение   видит...  даже   и  распространяться  не  буду....     

Мне  понравилось  Ваше : "душа  и  поступки  -  неотделимы"....  это,  при  условии,   что    душа    имеется....

Отец возвращался из очередной командировки в Москву, собирались друзья, с книжного шкафа снимался магнитофон "Чайка-М", дверь в столовую закрывалась - меня с сестрой отправляли в спальную комнату - и начинался Высоцкий. К 7-8 классу я знал всего Высоцкого наизусть. От "А мне еще сильнее хочется" и "лечь бы на дно, как подводная лодка", до "купола в России кроят чистым золотом"...

Летом 80 года я был в стройотряде в Кировской области. После стройотряда, по дороге домой, в Баку, я должен был остановиться в Москве на неделю и .... провести интервью с Высоцким. Помочь мне в этом должен был бывший бакинец, в то время один из актеров Театра на Таганке. 

И вот, как сейчас помню, сидим мы в этой самой Кировской области после рабочего дня у здания школы, в котором спали. Жарим  на палочках грибы. Кто-то включил приемник. Ловили "Голос". А из приемника одна за другой лились песни Высоцкого, а чуть позже прозвучала печальная новость...

На следующий день мы порывались всем отрядом отправить в театр телеграмму соболезнования... Но такие телеграммы в то время на почте не принимали.

Моя жена из российской эстрады признаёт только Высоцкого и Цоя хотя почти не понимает слов. У обоих в музыке и исполнении есть энергия, которая слышна всем, в любой культуре. Даже мой семилетний сын прислушивается, когда я нахожу записи Высоцкого на youtube, хотя тоже мало что понимает, конечно. А я в его возрасте только знал, что есть такой Высоцкий который поёт "блатные" песни хриплым голосом. О смерти узнал от отца, мы тогда были в байдарочном походе по Ахтубе (рукав Волги), и он услышал об этом по радио, вероятнее всего по-вражескому. Много позже меня поразили стихи Высоцкого, когда прочитал их в его двухтомнике. Тогда я понял, что он не только певец, но и настоящий большой поэт.

Эту реплику поддерживают: Максим Цыганов

Юрий, прошу прощения . В июле 1980 года я сидел на берегу Ахтубы и ловил окуней и раков. Вас на байдарке - не видел.

Мы с братом тоже ловили окуней и раков, отец ловил вражьи голоса, хорошее было время :-)

Удивительное совпадение!

Мои родители расстались, когда мне было почти 7 лет, и мы с мамой внезапно переехали жить в чужую семью отчима. В спешке переезда забыли про мои игрушки. Единственным спасением от всех житейских ужасов очень долгое время было -- положить голову на колонку кассетного магнитофона ВЕСНА и слушать голос Высоцкого с немонятными, а зачастую и невнятными словами, типа АУДЭЛЬФИНА...

 У нас в 80-х в советской школе по школьному радио крутили Высоцкого во время зарядки перед уроками - "встаньте шире - три -четыре" . Безобидно-развлекательные и комические песни Высоцкого часто слышны были отовсюду, но меня  пронимала тема предчувствия скорой смерти, так ярко, как ни у кого, выраженная Высоцким. Короток век русского человека, и это собственное внутреннее пророчество тихо и постоянно звучит  бессловесно у него где-то внутри. Высоцкий(не первым, конечно) проявил это глубинное русское чувство и словом ,и , главное, звуком, и звук этот срезонировал  с огромным количеством тогдашних душ. Вот почему для меня  Высоцкий это чистый бард, на бумаге он теряется, его надо слушать и смотреть, но не читать. Актер весьма средний, за исключением "Места встречи" и "Маленьких трагедий", но и там не игра а мощная харизма самоотверженности на излете сил,а может быть и просто наркотическая аура.

Мне кажется, что поэт был в основе. Иначе - не было бы ничего остального.

Я о том, что эффект от текста уступает этой пробирающей видеозаписи .Не потому, конечно, что стихи слабы, а потому что запись просто запредельна. Если бы Высоцкий просто издавал стихи, он бы просто затерялся в 70-х, как и сотни других поэтов. Мне так кажется...

Мне,лично мне, без него плохо, простите не читал слова многоувааемых людей, сказавших многое ранее.... простите еще раз...мне без него плохо... просто...опять эмоции...в 1980-ом  году я похоронил родственника мне тогда было 6 лет.... путаюсь, пишу чушь.... простите, но мне его правда не хватает

Эту реплику поддерживают: Павел Рабин

Для меня Высоцкий навсегда связан прежде всего с моим отцом, с моими воспоминаниями и моими чувствами от детства, от отца, от всего, что так наполняет совершенно огромный мир ... Отец очень любил Высоцкого. Утром дома у нас звучала на радость соседям валторна, поскольку отец был музыкантом в Оперном, и это была такая утренняя разминка. А вечером - песни Высоцкого. Самое какое-то пронзительное воспоминание отца из моего детства (папы не стало ровно 4 года назад, 23 июля в такой же адски жаркий день), как я поднимаюсь домой (мы жили на 5-ом этаже) и уже на 1-ом слышу, например, "Коней привередливых". Вообщем-то, я точно могла по песне, которая звучала, угадать настроение отца и его глаза, какими я их увижу, открыв дверь в квартиру. Помню (мне тогда было 8 лет), какой трагедией для отца была смерть Высоцкого. Помню, что однажды меня уже во взрослом состоянии примирила с песнями в исполнении Дины Верни (мне они не понравились поначалу) только одна фраза: "Ей тут аккомпанирует Костя Казанский, послушай, какая гитара - он Высоцкому в Париже на концертах аккомпанировал". Самое неприятное было в постистории с Высоцким - возня какая-то вокруг его прошлого, Марины Влади и вообще личной жизни. Противно. Мне кажется, таких, как он не судят. Глыба. Абсолютная.

У меня Высоцкий ассоциируется прежде всего с детством. В первый раз услышала его песни, наверное, лет в 6-7. Обычно слушали их в тесном кругу друзей родителей - включался допотопный катушечный магнитофон "Маяк" (кажется, уже плохо помню марку) и крутилась пленка, переписанная в n-ый раз у кого-то, с сильным треском и помехами. Помню, отец очень любил "Баньку по-белому" и "Баньку по-черному", и еще песню про Мишку Шифмана. А после, глубокой ночью, когда мне полагалось спать, из спальни родителей доносились отрывистые, прерываемые "глушилками" но все равно отчаянно пробивающиеся через них, передачи русской службы BBC, Голоса Америки и Радио Свобода. Отец днями работал в "ящике", а вечерами и ночами слушал Высоцкого и "голоса" - у меня навсегда осталось ощущение четкого разделения жизни, на жизнь "официальную", и жизнь настоящую, и Высоцкий был неотъемлемой частью последней. Когда он умер, мне было 12 лет, и меня вывезли за город, на дачу,  на время Олимпиады. Так что на похороны я попасть не могла, но слышала рассказы взрослых. Помню, было чувство, что случилось что-то непоправимое. Так, в общем-то, и было.

В честь памятной даты предлагаю в каждом российском городе-миллионнике, где побывал Владимир Семёнович, назвать одну из улиц его именем. А также установить ему, наконец-таки, в Москве большой и красивый памятник на хорошем месте, а то всё какие-то скромненькие, незаметные делают.

Эту реплику поддерживают: Виктор Майклсон

Никита Высоцкий, актер, сын, правообладатель творческого наследия и директор Центра творчества Высоцкого, что на Таганке предложил мне несколько лет назад поучаствовать в создании клуба в здании этого самого центра.

У меня с партнером, к этому времени, уже был кое-какой опыт запуска и раскрутки клубных заведений.

Обсуждали концепцию. Никита хотел назвать клуб "Своя колея", а я настаивал: только "Высоцкий"!

Не хотелось делать ни мемориала, ни бардовского места, ни театральной площадки. Все это уже имелось, хотелось сохранить дух советской богемы 70-х, ощущение клубности и преемственоости.

Поэтому в клубе "Высоцкий" почти нет портретов Высоцкого и не крутят его музыку. Но атмосферу, полагаю, нам удалось сохраниить.

А когда думали над логотипом клуба, я предложил использовать в качестве лого факсимиле Владимира Семеновича. И тут выяснилось, что Высоцкий расписывался так: "Высоцк".

И я, недрогнувшей рукой, хладнокровно пририсовал завершающее "ий"  к подписи поэта.

Вполне органично получилось. Сейчас скомпилированная подпись Высоцкого фигурирует не только на вывеске клуба. Я ее уже и в телепередачах и в книгах встречал.

Владимир Высоцкий был гениальным воплощением и отображением своего времени - времени противоречивого, как и он сам. Мне сложно представить его в наши дни. А добрая память о нем останется еще долго.

Укоротить поэта! - вывод ясен

Эти известные стихи Высоцкого заставили меня подумать о новой политике редакции Сноба к своим "неортодоксальным" колумнистам и подписчикам. Высоцкого бы забанили ещё раньше Елизарова, Охлобыстина, и Кантора. Господа из редакции и иже с ними, помните, что поэты в широком смысле этого слова это не совсем то же самое что журналисты, юристы, и пацифисты. У них другая душевная организация, давайте скажем им за это спасибо и не будем втискивать их в Прокрустово ложе!

Кто кончил жизнь трагически - тот истинный поэт,

А если в точный срок - так в полной мере.

На цифре 26 один шагнул под пистолет,

Другой же - в петлю слазил в Англетере.

А в тридцать три Христу... (Он был поэт, он говорил:

Да не убий! Убьешь - везде найду, мол.)

Но - гвозди ему в руки, чтоб чего не сотворил,

Чтоб не писал и ни о чем не думал.

С меня при цифре 37 в момент слетает хмель.

Вот и сейчас как холодом подуло:

Под эту цифру Пушкин подгадал себе дуэль

И Маяковский лег виском на дуло.

Задержимся на цифре 37. Коварен бог -

Ребром вопрос поставил: или - или.

На этом рубеже легли и Байрон, и Рембо,

А нынешние как-то проскочили.

Дуэль не состоялась или перенесена,

А в тридцать три распяли, но не сильно.

А в тридцать семь - не кровь, да что там кровь - и седина

Испачкала виски не так обильно.

Слабо стреляться? В пятки, мол, давно ушла душа?

Терпенье, психопаты и кликуши!

Поэты ходят пятками по лезвию ножа

И режут в кровь свои босые души.

На слово длинношеее в конце пришлось три е.

Укоротить поэта! - вывод ясен.

И нож в него - но счастлив он висеть на острие,

Зарезанный за то, что был опасен.

Жалею вас, приверженцы фатальных дат и цифр!

Томитесь, как наложницы в гареме:

Срок жизни увеличился, и, может быть, концы

Поэтов отодвинулись на время!

Эту реплику поддерживают: Алексей Евсеев, Збышек Стоцкий, Ольга Агаркова

Мой рок. У родителей было много записей. Бабушка, которая жила в Москве, боготворила его как актера, ходила на все спектакли на Таганке. Это тот случай, когда объединялись поколения. Теперь уже понятно, что Высоцкий был абсолютно уникальным человеком. Редкий случай когда сквозь годы ты слушаешь не с ностальгией по ушедшим временам, а воспринимаешь как должное. Он был просто фантастически органичен во всем, что он сделал.

Не уверен, что имею моральное право писать что-либо о Высоцком, но рискну.

В юности, по глупости, испытывал к Высоцкому отвращение. Все эти пафосные песни казались мне продолжением государственного пафоса с одной стороны, блатной романтикой с другой, и паталогией КСП с третьей. Как -то не вписывался он в ряд Led Zeppelin, Beatles, Deep Purple, "Кино" и "Аквариума", адептом которых я тогда являлся.

Хотя у меня был приятель, который знал его наизусть, впрочем так же как и Северного и компанию.

Прозрение наступало постепенно, после его ролей в кино: "Служили два товарища", "Маленькие трагедии", "Место встречи". И окончательно проникся его мужеской харизмой противостояния уродливому миру, в мастерской Владимира Ивановича Тумольского, в которой, в числе нескольких абитуриентов строгановки, усиленно занимался рисунком. Тумольского мы боготворили за единственность той ясности, которую он сеял в наших головах своим методом постижения тайны сообразности изображения человеческого тела, за его способности донести сложное как простое, и за его присказку : " рисунку можно и обезьянку научить".  Мы садились в большой комнате его флэта на Арбатской площади, он ставил нам постановки из своих каркасных проволочных моделей элементов человеческого тела, чудодейственно ясно объяснял суть задачи, после чего уходил на кухню, где включал Высоцкого на стареньком магнитофоне и задумчиво и отрешенно тянул одну беломорину за другой. Вот так под хрип и рифму Высоцкого во мне навсегда поселилось умение вписывать ступни в плоскость и суть контропоста.

http://www.youtube.com/watch?v=RS3UFuIhPk0

Высоцкий - гениальный поэт и настоящая эпоха в российской культуре

Смерть Высоцкого не помню. Родители особо его не слушали, а сам я был еще мал.

Но помню, что когда учился в школе, он мне не нравился. Как ни странно, Высоцкого очень любил наш учитель труда - человек маленького роста, веселого нрава и тёркинского вида.

Тогда мне казалось, что Высоцкий все делает с надрывом и это мне сильно мешало. Я и сейчас не фанат Владимира Семеновича, но отношусь к его песням с искренним уважением. Этот человек писал и пел душой.

Мне сложно о нем писать и что-либо говорить. Высоцкий - что-то очень личное.

В свое время его растащили на куски. Добавили сахарку, измазали дегтем. На нем кто-то сделал свою историю.

Для меня он Глеб Жиглов из "Место встречи изменить нельзя". Глубже не лезу. 

Для меня все детство было с Высоцким и Окуджавой. Высоцкий блестящий поет, и это помоему, не было оценена современниками. Я вижу, что сейчас его меньше знают и надеюсь, что он не уйдет совсем вместе с медленно забываемой Советской эпохой.