Нужен ли писателю издатель

Особенно если книга — электронная? «Нет!» — ответил крупнейший литературный агент Эндрю Уайли, в клиентах у которого такие писатели, как Орхан Памук, Мартин Эмис, Салман Рушди, и заключил, минуя издателей, эксклюзивный контракт с Amazon.com на продажу электронных версий книг, в том числе Ивлина Во, Джона Апдайка и Владимира Набокова

Репродукция картины Edgar Degas «Portrait of Edmond Duranty»
Репродукция картины Edgar Degas «Portrait of Edmond Duranty»
+T -
Поделиться:

Серию Iconic books of 20th Century, изданную Odyssey Editions, уже сейчас можно приобрести на портале Amazon начиная с 9,99 долларов за книгу.

Пока доступно 20 книг, но среди них «кроличья» тетралогия Апдайка, «Дети полуночи» Рушди, набоковская «Лолита», «Лондонские поля» Мартина Эмиса, «Белый замок» Памука и др. Впрочем, есть маленькая загвоздка: читать эти книги можно только с помощью Kindle. Забавно, что сам Уайли признается, что подержал в руках эту штуку не более полутора часов, а затем убрал в шкаф…

Как заявил Уайли, его агентство изучило 700 авторских контрактов на предмет того, какие права не принадлежат издателям, и на основании полученной информации организовало издательство Odyssey с целью эти права использовать. Механизм бомбы, которую Уайли заложил в фундамент старорежимных издательств, прежде всего Random House, прост, но необычайно эффективен. Многие контракты были заключены в доэлектронный период и содержат пункт, по которому все права, не указанные в контракте, принадлежат автору — так в Odyssey попала новая классика вроде Набокова и Апдайка. Есть также группа контрактов, где значатся микрофиши, микрофильмы и пр., но не указаны конкретно электронные книги. И есть группа контрактов, где электронные права намеренно не отданы издателям, поскольку, как правило, те предлагают очень невыгодные условия издания электронных версий — обычно это 25% от продаж, тогда как авторы и агенты считают, что должно быть вдвое больше.

Это война! И ответная и яростная реакция последовала незамедлительно. Представители Random House заявили, что прекращают всякие отношения с Wylie Agency, до тех пор пока ситуация не будет разрешена. А также усомнились в законности публикации электронных книг тех авторов, с которыми у издательства есть действующие контракты, и написали соответствующее предостережение «Амазону». Однако, судя по всему, рычагов реального воздействия на ситуацию у них не очень много. В 2001 году Random House уже проиграл аналогичное дело против Rosetta Books.Упрекают Уайли и в том, что владельцы других девайсов и читающих программ пострадали от эксклюзивного контракта с Kindle. Также появились опасения в недолговечности проекта, поскольку есть информация, что домен Odyssey Editions зарегистрирован 17 мая 2010 года и у него проплачен только один год регистрации.Сам Уайли немного кокетливо заявляет, что не ожидал столь острой реакции и должен подумать над своим ответом Random House.Пока речь идет только о тех книгах, которые уже были напечатаны в бумажной версии. На этой изначальной бумажности настаивает и дизайн серии Iconic books of 20th Century, разработанный компанией Enhanced Editions. Но Уайли не исключает появления в списке новых авторов, с новыми книгами. И как только эти предположения станут реальностью, возникнет новый круг вопросов во взаимоотношениях писателей и издателей, которые потребуют выяснения. Сейчас издатель, козыряя бумажным тиражом, является главным отборщиком на рынке и все чаще ошибается, издавая нечитаемое или, напротив, пропуская потенциальные бестселлеры. Тот же козырь позволяет ему давить на автора, меняя название книги по собственному, не всегда оправданному, усмотрению или ставя на обложку неуместные картинки. Но появление электронных контрактов сократит путь книги к читателю и, возможно, поставит перед писателем выбор: бумажный тираж плюс борьба за право назвать и проиллюстрировать книгу как ему хочется или электронная версия и минимум душевных затрат.

Комментировать Всего 37 комментариев

Книга — это произведение искусства, арт-объект, который создает большая команда людей. Книгу нельзя сделать в одиночестве, как нельзя одному построить большой лайнер. Именно поэтому я не думаю, что настало время писателям отказываться от издателей. Написать книгу — одно,но  книга — это не только образ, но и вещь, и создание этой вещи — сложный процесс, требующий много времени и сил. Я не готов и не хочу  делать книгу самостоятельно, я за разделение труда. Издатель как посредник между писателем и читателем необходим не только по технологическим и экономическим причинам. Нужна эдакая прослойка, отделяющая автора текста от книги, тиража, некий экзистенциальный буфер, амортизирующий шок от тиражирования твоих фантазий. Процесс тиражирования - всегда чувствительный процесс, это в чем-то - потеря безвозвратная... Ты написал текст, у тебя его купило издательство, компенсировав гонораром этот самый шок от размножения текста. Ты входишь в магазин и видишь свою книгу, но это уже не совсем твоя книга. И это успокаивает.Разумеется, у меня, как и у всех писателей, были и есть конфликты с издательствами, но это нормальный процесс, обычные издержки.

Большое заблуждение, что физические книги отомрут. Эта байка культивировалась в 90-е, когда буквально на каждом углу говорили, что интернет и электронные носители заберут себе читателей. Но зайдите в любой книжный магазин: полно новинок и очень много покупателей. И число и тех, и других растет, а не падает. Книгу можно положить под подушку, на ней можно резать колбасу, ей можно бить по голове, ее можно сжечь. В ней есть определенная мертвенность. И это важно. А в электронной книге присутствует нездоровая живость. Это раздражает.  

Эту реплику поддерживают: Наталья Бабенко, Тамара Андрианова

в одном отдельно взятом электронном магазине, торгующем бумажными книгами почти исключительно локально, а электронными - глобально

Да, но практический вектор-то задан! Как винил в своё время сменили компакт-диски, также с развитием техники -- бумага сменится цифрой. [Бумага не исчезнет вдруг, а будет вымирать с бумажным поколением.] Это развитие, на мой взгляд, может вызвать и рост интереса к чтению. У меня, во всяком случае, получилось именно так. В силу того, что десять лет назад, живя в Германии, мне было трудно доставать книги, я стал читать [значительно больше чем прежде] с экрана моего ноутбука, лежащего на животе, и читаю с тех пор исключительно в этой позе, несмотря на то, что нынче книги стали более доступны, хоть и более дороги в цене. Ещё один минус для российской бумажной индустрии -- она далеко не так качественна, как европейская, например. И качество печати да оформление основной массы книг для чтения, а не для декорации шкафа,-- всё это не произведения искусства, и никакой не арт-объект. А что касается электронных книг -- их не существует, существуют лишь электронные тексты...

Алексей!

Я, как бывший обладатель довольно большой виниловой фонотеки, собранной еще в советские и перестроечные времена, думаю, что многие заявления аудиофилов про то, что одна и та же запись звучит на виниле лучше, чем перегнанная на cd, на самом деле, - лишь тоска по тому внимательному тактильному общению, которое требовалось в виниловую эру. Ты брал конверт, нюхал клееный корешок (в моем случае это почти всегда были коробки с классикой), доставал пластинку в целлофане или полиэтилене (лучше в целлофане -- он хрустел), аккуратно растопырив пальцы, чтобы попасть на сердцевину, не задев дорожек, ставил диск на круг, а потом бархоткой вел от края к середине -- так по правилам, и заканчивал ритуал тем, что недрогнувшей рукой ставил иголку на то место, которое хотел послушать. И ощущение того,что каждое следующее прослушивание немного убивает пластинку, лишь добавляло сладости.

В аудиоиндустрии уже придумана новая тактильность -- будь-то книги-альбомы под формат винила, или тактильное колечко айпода. С книгами пока все сложнее. Но я думаю и там придумают разные, ритуализующие пространство чтения, приспособы...

Эту реплику поддерживают: Евгений Апакидзе, Тамара Андрианова

Я лично очень рад, что произведения искусства теряют эту вот тактильную составляющую. Один из множественных плюсов помимо удобства и новых возможностей: отмирание заразы коллекционерства у большого количества людей [говорю знаючи, то бишь будучи долгое время среди их числа].

А по-моему это не отмирает, а трансформируется. Одна моя подруга недавно пожаловалась, что подаренный ей на ДР террабайтовый (почти как терракотовый) накопитель заполнился невероятно быстро. И конечно продавцы будут из кожи вон лезть, чтобы придумать, как эту страсть коллекционера провоцировать в новом формате.

Илья, цена террабайтового накопителя нынче -- копейки. За ту сумму, что стоит iPhone, можно купить таких с десяток. Я не понимаю -- к чему что-либо архивировать на личном диске, коли всё, что хочется посмотреть/послушать, лежит в сети и в любую минуту доступно. Коллекционировать музыку и книги стало бессмысленно. Мой репетитор по сопромату в своё время поражал меня своей комнатой -- она целиком была заполнена винилом. Несколько тысяч пластинок джаза и классических пианистов -- годы времени и масса денег ушли на их приобретение. И тут в продаже появились CD... Он начал скупать и их. Затем, думаю, пару лет спустя узнал о существоавнии SACD... Я не уверен, что он слушал всю эту музыку. Это проблема любой коллекции -- в начале её вы ею пользуетесь -- обладание доставляет удовольствие, но затем уже поглощены лишь добычей новинок. Digital remastered и всё в таком духе. А значит заняты бездарным расходованием денег. Для чего, как вы думаете, одни и те же книги и музыкальные альбомы издаются под разными обложками и в разных компиляциях?!

Эту реплику поддерживают: Мария Генкина

Мне сложно сказать. Я как специалист стараюсь слушать, хотя бы по разу, и ограничиваю поток заведомо интересным или всеми обсуждаемым. Но конечно есть масса качателей, которые никогда даже туда не заглянут.

Но ведь с библиотеками раньше было все то же -- у всех стояли красивые томики, но мало кто в них заглядывал.

Но если говорить о заглядывающих, то для них тактильность немаловажная составляющая -- это очень созвучно методу физических действий Станиславского...

В таком случае, думаю, лучше погладить кошку или собаку, либо подержать в руке хороший нож... и в это время читать что-нибудь, например, с экрана iPad'а... :)

Хотя чертовски прав Владимир Сорокин, говоря, что человечество вообще сильно переоценивает литературу.

Мне кажется, что все совершенно правильно происходит. Есть книги, которые хочется покупать и хранить на полочке (классика, любимые романы, какой-нибудь неожиданно хороший современный роман и тд). А есть книги, которые ты читаешь по диагонали, или первую страницу  или это нон-фикш, который может тебе понадобиться в будущем, т.е. это необязательная литература. И вот для этих последних киндл -  самое подходящее.

Но главное в этой новости - другое. Ведь эта история похожа на историю с теми же городскими огородами. Надоели человеку все эти замысловатые цепочки между ним и простым огурцом, все эти перекупщики, владельцы супермаркетов с их одержимостью сроками хранения, то есть химией. Появились городские частные огороды. Я к тому, что чем ближе любитель огурцов, покупатель, к огурцу, объекту производства, - тем лучше во всех отношениях. Если бы та же Роалинг выложила первого "Гарри Поттера" в интернет - не пришлось бы мировому бестселлеру мыкаться по издательствам, как это с ним случилось в самом начале. 

Александр, вот посмотрите, пожалуйста, на ценообразование у немцев... Пока такая схема будет сохраняться, у электронных книг будет долгий путь по покорению рынка литературы.

Да они (книги бумажные и электронные) здесь (в Германии) все так стоят -- один в один -- по цене идут нос к носу. Но чтобы дороже -- вижу впервые... Ещё, блин, одно оправдание книжному пиратству.

Владимир!

Речь, как мне представляется, пока только о сокращении цепочки автор-читатель, а не о том, чтобы ее уничтожить совсем.  Те 20 книг, которые продаются онлайн на амазоне неким образом изданы, как говорят даже не без дизайнерской хитрости. Элиминирована только бумажная часть этой цепи, обеспечивающая пресловутую мертвенность.  Конечно, кнопка delete не сравнится с костром из-за легкости своего нажатия, но с другой стороны, ее виртуальное присутствие вероятно поможет издателю электронной версии быть более лояльным и чутким к пожеланиям автора.

Александр Романихин Комментарий удален

"Можно нанять людей и они все сделают за небольшую плату". Золотые слова, Александр! Эти люди и роман напишут.

Сарказм этот вполне уместен. Но не кажется ли Вам, Владимир, что услуги эти в самом деле переоценены, не только в смысле денег, но и как некое совершенно необходимое условие бестселлера, которым писателей стали немного шантажировать?

По сути, идея Уайли  - именно сократить расходы и цепочку, но не убрать ее совсем...

Илья, мне кажется, что человечество вообще сильно переоценивает литературу. Но, как говорил Швейк: "Что ж мне теперь из-за этого кровью блевать?!" 

:) Но если быть точным я как раз не про литературу, а про изменение пропорции е внутренней стоимости. Речь ведь идет о Ваших -- писательских процентах с продажи элетронных книг, которые раньше колебались в районе 25%, а теперь возможно будет ближе к 50%.

И еще -- меня позабавило кокетство амазона, который продавая книги Odyssey демонстративно зачеркнул где 15 долларов, где все 18 и поставил везде 9.99

Я где-то недавно прочитала, что только не энергичные люди могут увлекаться чужими фантазиями. Очень хочется поспорить с этим высказыванием.  

Эту реплику поддерживают: Liliana Loss

Александр Романихин Комментарий удален

К сожалению или к счастью, но вопрос, который ставится в связи с блистательной инициативой Уайли, не о "смерти издателя".

Профессионалы долго говорили о кризисе носителей. Дескать, бумажная книга принципиально устаревает как форма существования. По этому поводу шло довольно много дискуссий: заборет ли электронная книжка бумажную, и если заборет, то насколько быстро, и означает ли это, что больше никто и никогда не сможет перелистнуть страничку, столь мило для нашего сердца пахнущую бумажной пылью.

Все это чушь на постном масле.

На примере Уайли мы видим, что происходит на самом деле. Электронная книга становится самостоятельной реальностью: не вторичной по отношению к книге бумажной, а абсолютно самостоятельной. С сегодняшнего дня, с того самого момента, как объявлено о существовании издательства Odyssey, эти две реальности разведены, как Англия и Америка. Это, если хотите, победа в войне за независимость.

И разумеется, эта история началась не с автора, не с Салмана Рушди, Апдайка или Эмиса, а с самого Эндрю Уайли — человека, который всю жизнь занимается инфраструктурой. То есть все началось не с писателя, а с издателя. Уайли и другие агрегаторы электронных прав (то есть фирмы или люди, которые собирали у себя большой массив электронных прав) становятся новыми, электронными издателями.

Конечно, именно они по-прежнему будут отвечать за то, как выглядят книжки, они будут решать множество вопросов коммерческого, технического и прочего толка нетворческого характера. Так было и с бумагой, и с папирусом, и с пергаментом, так будет и с электронными книгами.

Остается неизменной человеческая природа и основа человеческой деятельности, когда писатель пишет, читатель читает, а между ними бегает свора безымянного народа, который занимается доставкой от одного к другому.

Почему все, кто думает о будущем книги, приветствовали эту инициативу столь бурно и радостно? Потому что на самом деле эта модель давно обсуждалась. Настолько давно, что уже и в России существуют агрегаторы электронных прав, то есть фирмы или люди, которые собирают и обслуживают права только на электронные издания.

Мы редко задумываемся о том, что авторское право - слоистое, состоящее из огромного количества мелких прав. Есть отдельное право на издание книги в печатном виде, отдельно — право на перевод, отдельно — право на киноэкранизацию, отдельно — производство сериала, отдельно — право на постановку на театральной сцене, отдельно — право на электронное издание. Более того, в англосаксонских символических экономиках, более развитых, чем постсоветские, очень развиты и территориальные права. То есть право на издание в форме книги только на территории Америки и больше нигде.

С этим связана, кстати, очень интересная коллизия, когда электронные книги нельзя скачать с «Амазона», если ты находишься или в России, Германии или в Австралии — только потому, что ты находишься в зоне, на которую это право не распространяется.

Я, честно говоря, предполагаю, что русские электронные издательства довольно скоро возникнут. Но вот в чем будет их проблема: если в англоязычном мире, особенно в Америке, выстроена готовая инфраструктура, позволяющая, в частности, распространять книги, не заморачиваясь техническими проблемами, то в России она находится в зачаточном состоянии. Не существует формата защищенных ридеров, как Kindle, не существует качественной системы распространения контента, которая так или иначе защищала бы права автора, и так далее. Нынешняя инфраструктура Рунета вся устроена интернетовскими доброхотами, которые об авторском праве имеют весьма пещерные представления. Как результат, для полноценного коммерческого функционирования она не приспособлена.

Во всем мире новость об издательстве Odyssey встречена восторженным воем профессионалов рынка. Все понимают: для того, чтобы эта отрасль развивалась, нужен кто-то, кто будет заниматься не написанием книжек, а самими электронными продажами. В России — по-моему, в единственной стране на белом свете — та же самая новость была встречена криками: ура, теперь писателям не нужен издатель. Авторам нужен издатель хотя бы потому, что автор, торгующий своими книжками на лотке, — это очень плохой автор, потому что в это же самое время он не пишет свою следующую книжку.

Торгует? Значит, это не писатель, а торговец. То, что в России по ошибке считается свободой, является не свободой, а кабалой. И если мы придем к этой модели: писатель сам пишет, сам торгует, сам распространяет, сам иллюстрирует, сам читает, сам хвалит — это будет настоящей катастрофой, а не наступлением новой эры свободы.

Проблема с этой моделью - ровно та же, что с прямыми продажами альбомов, скажем, Radiohead: для этого нужно быть Radiohead. Иначе говоря, она работает только для имен, уже раскрученных традиционными способами и таким образом менее всего в ней нуждающихся. Поэтому не нужно обольщаться насчет ее эффективности. Если я свою следующую книгу начну продавать напрямую через Amazon, ее не купит вообще никто, потому что в случае начинающих авторов традиционная издательская тягомотина, которую все так любят ругать, имеет скрытое второе значение: за тебя как бы ручаются старшие - в том числе деньгами. За Мартина Эмиса никому ручаться не нужно. Более того, если довести эту логику до конца, то и Odyssey никому не нужна: все вышеупомянутые авторы могут выставить свой продукт на Amazon сами, это занимает 15 минут. Как я, например, выставил свой бессмертный альбом, который за два года купили два человека. А так - в роли издателя элементарно выступает агент Эндрю Вайли, один посредник подменен другим.

Эту реплику поддерживают: Мария Генкина, Олег Утицин

Михаил! Мне кажется Odyssey нужен, но только не писателям первого ряда, а тем, кто придет туда вослед. Ведь тогда, на новом имени будет стоять некая печать качества, которая и позволит хотя бы отчасти сократить путь книги к читателю, не сильно потеряв в массовости. Это конечно то же агентство-издательство, но подмена, на мой взгляд, существенна и может означать появление нового типа игрока на издательском рынке

Правильно, Михаил.

Не надобно отбирать писателю хлеб у корректоров, печатников, оптовиков, книготорговцев. Жлобством это отдает.

Написал роман - толкани его плечом, чтобы он упал в ожидающие его руки. И тебе легче, и людям - копейка. И слава Богу.

Владимир, да я бы с удовольствием отобрал у всех последнюю корку, особенно у корректоров. Я скорее о том, что эта модель - всего лишь надстройка на традиционной, причем выгодна именно тем персонажам, на кого традиционная и так работает лучше всех...

Александр Романихин Комментарий удален

Конечно, Odyssey "заточено" под знаменитостей; но ведь и для простых графоманов существуют аналогичные услуги - и надо сказать, что за последние несколько лет компании, предоставляющие эти услуги, добились впечатляющих коммерческих успехов. При желании эти компании тоже можно назвать издательствами. Но ясно, что эти издательства отличаются от Random House так же, как Random House отличается от Ивана Фёдорова.

Александр Романихин Комментарий удален

Александр, Вы пытаетесь бороться (на словах, во всяком случае) с респектабельным общественным институтом, известным как фирма. Это своего рода социальный луддизм, который с Вашим прогрессистским технологическим энтузиазмом плохо сочетается. Бросайте это дело, право слово :)

Издатель, конечно, нужен - спорить тут с Владимиром Георгиевичем нет смысла. Но роль издателя с переходом к электронным книгам сильно меняется.

Причина - сугубо прозаическая: исчезают расходы на печать. Именно из-за них издательства ХХ века были не только и не столько местами встречи автора с редактором (корректором, переводчиком, иллюстратором, оформителем..., нужное подчеркнуть), сколько своего рода венчурными фондами. Издательство, как правило, брало на себя большие и необратимые типографские расходы на десять разных романов в надежде хотя бы с двух из них получить большую прибыль - достаточную, чтобы покрыть убытки с остальных восьми, не нашедших читателя и отправленных под нож. Крупные издательства содержали разветвлённые бюрократические аппараты для отбора рукописей и принятия инвестиционных решений (какой тираж печатать? сколько тратить на рекламу?...). Маленькие издательства рисковали прогореть в любой момент, на каждой следующей книге.

Всё это неактуально для электронных книг, которые не нужно печатать. Не нужно предсказывать спрос, не нужно беспокоиться о финансировании, не нужно тратиться на транспорт, не нужно просчитывать риски. Если книга "не пошла" - потеряны только усилия её создателей.

Издательства новой эпохи имеют шанс освободиться от груза бюрократии и стать наконец местом совместного творчества. Причём это творчество вовсе не ограничено традиционными рамками печатной страницы. Современная книга может пыряться, хрюкотать и играть в шахматы с читателем. Надеюсь, издательства сумеют её этому научить.

Эту реплику поддерживают: Илья Кухаренко

Александр Романихин Комментарий удален

издательство, издевательство, забрюхатил, толкнул плечом, смерть не избежна.

А я вспомнила Милана Кундеру, его " Невыносимую легкость бытия" и Терезу, которая всегда ходила с книгой.  И когда она видела человек с книгой, она понимала – свой. Сейчас трудно встретить своих, потому что большинство читают Бушковых и иже с ними, любовные романы и прочее. Мне кажется это вопрос  большого нового бизнеса, моды, продвинутости, знак твоей модерновости, комфорта, в  конце концов.Но как верно написал Илья Кухаренко о тактильном общении. Я до сих пор люблю запах книг, старых, ну и новых .Как приятно покупать живые, бумажные книги в  Милане или Венеции, да думаю в любом городе мира, даже в Калинине в «Букинисте»! И потом, когда ты держишь книгу в руках, она твоя, возникает чувство собственности, любви к автору и всему что ты прочитал, это часть твоих личных взаимоотношений с автором. Роман с Чеховым, Набоковым, Толстым, Бродским. И ты никогда не дашь свою книгу читать человеку, которого ты не уважаешь.  А  что такое электронная книга. Не знаю, это как холодный люминесцентный свет в коридоре детского сада. Всех забрали, а ты сидишь))) Но это чисто женское)

Эту реплику поддерживают: Наташа Барбье

Если книги станут издавать в печатном виде лишь для 100 человек в мире - надеюсь, я останусь среди них.

Хм. А если какой-нибудь гениальный дизайнер, сделает какую нибудь штучку, в которой можно будет прямо на экране с шорохом перелистывать страницы?

А запах? А бумага - глянцевая или матовая? А засохший эдельвейс? Школьная закладка в Мартине Идене? Это же целая жисть! Не знаю, у меня терпения не хватит читать романы с экрана. Иногда видишь текст и думаешь, много букв. А вот о книге так никогда не скажешь) А про пластинки, одна обложка Тухманова " По волне моей памяти" - столько эмоций дарит! А старые Abba и  Боб Дилан купленный в мелодии на Невском и двойник Галича! Это же было богатство! А сейчас зайди и скачай - никакого тактильного кайфа!!!  Да, кстати, про своих, даже если чувачок едет в метро с электронной книгой - на обложке-то ничего не написано!  Не имени автора, ни названия книги. Какие уж там свои. Не говоря уже о том, что большинство читающих вменяемую литературу в машины пересели) А за рулем вообще никто не читает) Это раньше ко мне в метро могли подойти двое дядянек и сказать:" Девушка, мы с другом поспорили , он говорит что вы читатет Есенина, а я утверждаю, что вы читаете Фета! " А в руках у меня книжка-малышка - 7*5 см и читала я Фета! Вот это были сюжеты)))

боюсь и эдельвейс когда-нибудь оцифруют, а к электронной книжке будут продаваться комплекты флаконов с запахами свежей типографской краски, старой кожи, библиотечной пыли и так далее

Это все биороботизация реальной жизни) Как с фруктами, мясом и рыбой)) Не хочу, не буду!

Хотя конечно, если говорить серьезно, то для меня первично содержание.

http://www.nytimes.com/2010/11/11/books/11list.html?_r=2&hp : газета Нью-Йорк Таймс объявила в среду, что с начала следующего года будет публиковать списки электронных бестселлеров – фикшн и нон-фикшн. Газета, публикующая списки бестселлеров аж с 1935 года, потратила два года на разработку системы, отслеживающей электронные продажи и их соотношение с продажами бумажных книг. Некоторые крупные издательства говорят, что электронные книги достигли уже 10 % от объема их общих продаж, а эксперты предсказывают дальнейший рост до 25 % в ближайшие два-три года. 

В дискуссии перепутались два вопроса: (1) достоинства электронных изданий по сравнению с бумажными и (2) и возможность автору обойтись без издательства. Это разные вещи.

Нашу с Мариной Литвиненко книгу об отравлении ее мужа купило большое американское издательство, которое затем перепродало права издания на всех других языках - кроме русского. Русское бумажное издание нам пришлось издавать самим, ибо издателя для него не нашлось.

Результат - русская версия книги успешно распространяется напрямую через наш сайт в Интернете, среди русскоязычных читателей от Красноярска до Бразилии.

Технология весьма проста: истратив совсем небольшие деньги на дизайн, набор и корректуру, вы отправляете PDF файл в одну из компаний, предоставляющих услуги - "печать по требованию".

Остается лишь объявить о книге в социальных сетях и дело пошло. Заказы, посутпившие и оплаченные через Интернет, перебрасываются в типографию, которая печатает книги по мере их поступления: не важно один это экземпляр или 1000. Типография сама их упаковывает и отправляет заказчику. Через два дня - или две недели, в зависимости от страны, заказчик получает ее по почте.

Для "глобальных русских", разбросанных по городам и весям планеты, это гораздо более удобный способ получить книгу, нежели ехать за тридевять земель в русский книжный магазин.