Врач Джефф Стейнберг /

Можно ли выбрать внешность будущего ребенка

Фото: REUTERS
Фото: REUTERS
+T -
Поделиться:

Того, что у птичек амадин Гульда происходит естественным путем, люди годами добивались в научных лабораториях. Но когда технология позволила выбирать не только пол, но и внешность своего ребенка, ключевым оказался вопрос морали.

Институт репродукции (FertilityInstitutes) в Лос-Анджелесе прославился тем, что давал пациентам выбирать пол будущего ребенка. Делается это при помощи предымплантационного генетического тестирования (PGD, pre-implantationgeneticdiagnosis ): анализу подвергаются клетки трехдневных эмбрионов (которые в тысячу раз меньше песчинки, так что игла для биопсии нужна в 25 раз тоньше человеческого волоса). Как оказалось, по одной клетке вполне можно засечь все потенциально опасные генные мутации; в итоге в утробу матери подсаживаются только такие эмбрионы, у которых пугающих мутаций нет. Теоретически это делается ради выявления смертельных наследственных болезней, но раз уж генная структура исследуется целиком, пол будущего ребенка, естественно, тоже виден. Так что дело за малым: поинтересоваться у родителей, хотят они мальчика или девочку, подсадить, что нужно, — и взять деньги за результат.

На поток процедуру поставил доктор Джеффри Стейнберг (JeffreySteinberg), человек с большим опытом (в 1978 году он принимал участие в рождении самого первого ребенка из пробирки, Луизы Браун) и с немалой коммерческой сметкой. В большинстве стран мира выбор пола законодательно запрещен, и поэтому в Штаты стекаются желающие со всего света. «Китайцы предпочитают мальчиков, канадцы — девочек. Везде по-разному. В итоге получается 50 на 50», — говорит Стейнберг. Американцы к нему тоже обращаются — чтобы «сбалансировать семью». Матери трех мальчиков мечтают о дочери, отцы двух девочек — о сыне. Всего 18 тысяч долларов, и — вуаля! — мечты становятся реальностью.

«Поначалу, — объясняет Стейнберг, — мы отбирали пол эмбрионов только для тех пар, которым в любом случае приходилось прибегать к искусственному оплодотворению. Теперь 70% наших клиентов – люди, которые вполне могли бы зачать ребенка естественным путем, но проходят через ЭКО только ради выбора пола. Это сложно, это болезненно, это гормоны, но у таких пар поразительное стремление к цели». И, стоит добавить, таких пар очень много: за семь лет, по признанию основателя клиники, бизнес вырос восьмикратно.

Дальше больше. В начале марта Стейнберг заявил: «Занимаясь выбором пола, мы открыли технологию, позволяющую выбирать такие вещи, как цвет волос и цвет глаз».

Насчет того, кто именно открыл технологию, существуют разные мнения: доктор Уильям Кирнс (WilliamKearns) уверяет, что разработка принадлежит ему и он хотел просто «помочь людям рожать здоровых, не затронутых наследственными заболеваниями детей», а Стейнберг «ухватился за его исследования».

В декабре 2008 года Институт репродукции в Лос-Анджелесе объявил о новой программе. Стопроцентной гарантии, правда, не обещали, но, по словам Стейнберга, «если у вас получилось семь эмбрионов и у одного из них больше всего шансов родиться с зелеными глазами, то этот шанс можно определить как 80-процентный». В случае если родители скандинавского происхождения, шанс повышается еще больше: «У них в наименьшей степени размытый генофонд».

То ли пять, то ли шесть человек успели встать в очередь на «детей под заказ»; планировалось, что первый такой ребенок должен родиться уже в 2009 году. Но тут разразился чудовищный скандал.

Протестовали ученые: Уильям Кирнс громогласно заявил, что «ни за какие деньги не продаст душу», отбирая эмбрионов в немедицинских целях, а вот Стейнберг, обещая клиентам «дизайнерских детей», занимается профанацией методики.

Протестовали верующие: дитя, которое рождается таким образом, — это не Божье дитя, а дьявольское отродье. А вдруг зеленоглазый ребенок не получится — что с ним сделают, выбросят?

Стейнберг довольно энергично отбивался. «Это косметическая медицина», — говорил он. «Это новшество, люди его не понимают и потому боятся. Когда-то ЭКО тоже было новшеством, и после рождения Луизы Браун мне в машину подкидывали записки: “У детей из пробирки нет души”. А теперь все так привыкли к ЭКО, что перестали этим интересоваться». «Нас критика не пугает. Пускай другие прекращают работу, мы пойдем вперед».

Однако скандал продолжал набирать обороты: зазвучали слова «евгеника», «фашизм» и «дискриминация». Третьего марта на сайте Института репродукции в Лос-Анджелесе появилось следующее объявление: «Реагируя на отклики, полученные нами в связи с планами по использованию предымплантационного генетического тестирования для предопределения цвета глаз, внутри нашей организации было принято решение отказаться от работы над проектом. Он был задуман на благо, однако мы внимательно относимся к реакции общества и считаем, что негативные социальные последствия перевешивают любую диагностическую пользу от наших исследований. Мы отказываемся от исследования генетических особенностей пигментации каких бы то ни было частей человеческого тела».

Впрочем, история вряд ли на этом закончится. Согласно опросу, проведенному Университетской школой медицины в Нью-Йорке, 10% американцев поддерживают генетическое тестирование, если оно позволит увеличить рост будущего ребенка, 10% выступают за отбор эмбрионов по признаку атлетических способностей, а за отбор по умственным способностям проголосовали целых 13%.

Ольга Гринкруг