Игорь Сутягин До чего интересно тюрьма преподает практическую психологию, вы не представляете!

В июле Игоря Сутягина, бывшего военного аналитика Института США и Канады, российские власти обменяли на десять русских шпионов, арестованных в Америке

Фото: www.sutyagin.ru
Фото: www.sutyagin.ru
+T -
Поделиться:

Сутягин был приговорен к 15 годам тюрьмы за государственную измену, поводом для обвинения послужило то, что он составлял обзоры публикаций российской прессы о состоянии военных сил России для британской консалтинговой компании Alternative Futures. Все 11 лет, проведенных в тюрьме, Сутягин отрицал свою вину, признание подписал только для того, чтобы состоялся обмен. Правозащитная организация Amnesty International впервые после распада Советского Союза признала Сутягина политическим заключенным. Сейчас Игорь Сутягин живет в британском графстве Сассекс. Сегодня он отвечает на наши вопросы.

Извините, этот материал доступен целиком только участникам проекта «Сноб» и подписчикам нашего журнала. Стать участником проекта или подписчиком журнала можно прямо сейчас.

Хотите стать участником?

Если у вас уже есть логин и пароль для доступа на Snob.ru, – пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы иметь возможность читать все материалы сайта.

Комментировать Всего 190 комментариев

Очень рад,что Вы на свободе.

Спасибо вам за добрые слова!

Добрый день.

Я понимаю, что Вам наверное все сейчас задают этот вопрос, но мне тоже это очень интересно. Прдполагали ли Вы, что Ваше освобождение случится именно так, как оно в итоге случилось?

Спасибо большое, что согласились отвечать на наши вопросы, это очень интересно и важно многим!

Да конечно же не ожидал! Всё до сих пор как-то очень неожиданно...

А Вам казалось, как будут развиваться события? 

Варвара, знаете, а я всегда отказывался верить в то, что сидеть мне придётся все 15 лет "до звонка". Да и вообще в какой-то момент я вдруг шкурой почувствовал смысл слов, прозвучавших в "Тегеране-43": "Да если бы я даже и на полтора часа раньше вышел - уже и тогда это было бы не зря". Не знаю, поймёте ли Вы меня. Просто в победу - в нашу победу (тех, кто за правду и против обмана, прикрываемого словами о защите государственных интересов, секретов и т.п.) я почему-то всегда верил. То, что случилось, конечно, трудно назвать именно победой, больно уж нелепо всё произошло, но в чём-то...

Эту реплику поддерживают: Степан Пачиков, Варвара Турова

Это невероятно и, по-моему, очень редко - что Вы, вместо того, чтобы проклясть и государство, и страну, и собственную судьбу, вот так рассуждаете.

Спасибо Вам за это.

Варвара, помните, как в "Ко мне, Мухтар!" Никулин отвечает за своего пса: "Он старался!"? Могу сказать в ответ на Ваши очень добрые слова именно это.

А вообще-то насчёт проклясть: понимаете, как это - проклясть собственную судьбу?! Это же ведь себя самого проклясть! Какой нормальный человек это сделает - не мазохист, не религиозный фанатик, а именно НОРМАЛЬНЫЙ? Так что ЭТОТ пункт Вашего вопроса отставляем в сторону. Проклясть свою страну? Господи, а страна-то тут причём! Ведь страна - это и Вы, и я - народ, земля, она-то чем виновата! Мы же с Вами хорошо истмат в курсе СЭД (помните ли, было такое - "социально-экономические дисциплины" называлось) изучали: ГОСУДАРСТВО и СТРАНА - две вещи очень сильно различные. Так что страна тут не при чём. Государство... - да что его проклинать, их жалеть где-то надо, сирых да убогих (делающих, конечно, огромное количество гадостей, но ведь словами, ПРОТИВОПОЛОЖНЫМИ "сирым" и "убогим" их же ведь тоже не назовёшь, не так ли?).

Так что обойдёмся мы на этот раз, похоже, и вовсе без проклятий. И будет это несравненно более конструктивно, чем брызгать слюной, разбрасывая проклятия. Вы со мной согласны?

Игорь, рад что Вы на свободе. Скажите, еще до обмена, как Вы представляли свою "жизнь после срока"? Думали ли Вы, что Вас вообще не освободят? Как Вы считаете, те, кто отвечал за Вашу "посадку" - понесут когда-нибудь за это ответственность?  

Суд земной и суд небесный -

вдруг окажутся похожи?

Ох, боюсь я, как воскресну,

там увидеть те же рожи! - Игорь Губерман

Эту реплику поддерживают: Степан Пачиков, Алексей Малюшкин, Виктор Енин

Какова возможная мотивация у шпионов в современном постсоветском мире, когда идеологии вроде бы нет? Известно, что английские шпионы, такие, например, как Ким Филби, просто верили в коммунистическое дело, и это и было для них мотивацией. Но почему сейчас, в постсоветский период, человек в принципе может быть склонен к сотрудничеству с иностранной разведкой, с российской ли, с американской ли или еще какой другой стороны?

Вообще-то вопрос, безусловно, совсем не по адресу - ну откуда мне знать, какая у подобных людей может быть мотивация! Вместе с тем вопрос и несомненно интересный - давайте вместе и попробуем подумать, может, что-нибудь и сумеем понять? Просто прямо сейчас лично я Вам ничего толкового на этот счёт сказать не могу.

Эту реплику поддерживают: Степан Пачиков

Как Вы считаете возможна ли, и , если да, то в какой степени работа на иностранные компании людей, имеющих отношение к оборонной отрасли?

Я вот сидел долгое время в архангельском посёлке Пирсы - в 35 километрах от Центра судоремонта в Северодвинске, знаменитой "Звёздочки". И "Звёздочка" ремонтировала для вполне себе иностранной индийской компании - Министерства обороны Индии - подводные лодки. Это допустимо или нет? Скажете, Индия, мол - "хинди - русси, бхай-бхай"? Хорошо, тогда другой пример. Со вполне военного 1-го Государственного испытательного космодрома Космических войск Министерства обороны России (в просторечьи - космодрома "Плесецк") в четырёхстах километрах к югу от Пирсов не то что имеющие отношение к оборонной отрасли, а просто военнослужащие 1-го Центра испытания и применения космических средств под командованием полковника Юрия Сыротнюка запускают один за другим четыре немецких (страна НАТО, на минуточку) фотоРАЗВЕДЫВАТЕЛЬНЫХ (!) спутника SAR-Lupe - а их коллеги из соседнего ЦИПКС (тоже военные, к слову) выводят на орбиту южнокорейский - и тоже разведывательный (двойного назначения - аппарат "дистанционного зондирования Земли") спутник. Тут-то вроде про "бхай-бхай" говорить не приходится, да? Знаменитейший завод "Звезда" - поправьте меня, если я глубоко ошибаюсь - делает 50 процентов деталей для катапультных кресел американских истребителей F-22 - просто потому что кресла эти представляют собой не что иное, как локализованный в Штатах вариант знаменитого К-36 "Звезды". И что же, сказать, что всё это сотрудничество - НЕ возможно? Да нет, думаю, всё-таки дело в том, что нужно людям, СВОИМ людям, работающим в оборонно-промышленном комплексе, верить - и нужно, чтобы люди эти, там работающие, были настоящими гражданами своей страны (здесь нельзя забывать - из рекламы Банка "Империал", помните? - и вот это: "Кормить надо было лучше, тогда бы и не улетели!") - и тогда такая работа ничуть не хуже любой другой,  мне кажется.

Извините за некоторую лапидарность изложения - с удовольствием вернулся бы к обсуждению этой по-настоящему, как мне кажется, важной темы позднее - а сейчас просто не получается намного подробнее, простите...

Спасибо за ответ, но честно говоря это не совсем то, о чем я спрашивал... Работа и кооперация  компаний различных стран, продажа вооружений и пр. - это не соовсем одно и тоже, что работа отдельных представителей оборонных отраслей в иностранных компаниях...

Клауса Фукса британцы осудить отказались...

   Простите, Вячеслав, что так долго добирался до ответа на уточнённый Ваш вопрос - ну да ведь лучше же поздно, чем никогда , верно же? Сейчас попробую сформулировать некоторые соображения - а начну их, Вы уж извините, издалека.

   За окном в Подмосковье - благодатные +26. Красота! Но ещё неделю назад - и на протяжении полутора месяцев! - изматывающе стояли +40. Россия горит - и горит гораздо сильнее, чем она это обыкновенно делает каждым летом. Деревни сгорают уже даже в Средней полосе. Что будет с урожаем, все пытаются даже не думать (продовольственная безопасность страны получает ещё один удар). Европу, если я не ошибаюсь, совсем недавно - смывало. Пакистан - так тот и вообще почти смыло. Что-то не в порядке с природой.

   Нет ли ощущения, что характер угроз безопасности стран здорово изменился - сместился, скажем так, в сторону, довольно далёкую от традицонной сферы деятельности оборонно-промышленного комплекса? Причём угрозы эти удивительным образом решительно не замечают государственных границ...

   ...Создание атомной бомбы вообще-то начали не американцы - это ещё больше чем за год до них сделали британцы со своим проектом "Тьюб Аллойз". Потом, под немецкими бомбёжками и всё ещё довольно реальной возможностью немецкой высадки на Острова, британцы переехали в Штаты, уже начавшие свой "Манхэттенский проект" - и работали там вместе. Понимаете, британские специалисты из чувствительнейшей, можно сказать, части оборонно-промышленного комплекса работали - лично работали, а не на уровне "фирменного" выполнения где-нибудь у себя в Британии заказов американских заказчиков - так вот ЛИЧНО работали во вполне себе ИНОСТРАННОМ научно-исследовательском и опытно-конструкторском проекте - причём по созданию чудовищной силы ОРУЖИЯ. Они были союзниками, скажете Вы? Да, они были союзниками, потому что воевали против ОБЩЕГО врага - но разве выгорающая Россия и смываемая Европа (не знаю, что там происходит в Штатах) сталкиваются не с одной и той же опасностью? Быть может, мы просто застряли в прошлом веке ("генералы всегда готовятся к ПРОШЛОЙ войне", а по-другому - очень трудно!) и всё никак не поймём, что имеет смысл переоценить свои устоявшиеся выводы про "враг - не враг"? И тогда, быть может, несколько иначе зазвучит даже и Ваш несомненно острый вопрос? Быть может, Вы даже и не зададите уже его?

     Интересно, что одного из участников "Манхэттенского проекта" с британской стороны - Клауса Фукса, который, как пишут историки разведки, держал Советский Союз в курсе относительно прогресса в разработке Бомбы, американцы требовали осудить за шпионаж. Клаус Фукс был британским подданным и после войны вернулся в Великобританию, где его и настигло американское требование (после того, как наш перебежчик выдал имя). Британия внимательно отнеслась к юридическому запросу США и начала уголовное расследование. Итогом его стало то, что британская Фемида осудить Фукса за шпионаж (и где-то там государственную измену) отказалась - на том основании, что информацией он делился с СОЮЗНИКАМИ, каковыми мы в ту войну были и для британцев, и для американцев. Совместная работа специалистов оборонно-промышленного комплекса - в том числе и в личном качестве (то есть "отдельных представителей", как это формулируете Вы) - в иностранных компаниях была признана и допустимой, и законной. ("Манхэттенский проект" был не только НИОКРом Военного министерства США, но ещё и вполне определённой ОРГАНИЗАЦИЕЙ в рамках министерства, то есть в каком-то роде - "иностранной компанией", если пользоваться словами Вашего вопроса. Понятно, что ещё более иностранной была и компания под названием "Советский Союз".) Быть может, в наши дни подобный подход тоже имеет право на то, чтобы его всерьёз рассмотрели?

   Прекрасно понимаю, что дал Вам ответ только на часть подразумеваемого Вами вопроса - даже догадываюсь, о чём Вы могли бы спросить дальше. Но лучше услышать ВАШ вопрос - и продолжить нашу дискуссию, чем работать "на догадайся", как частенько говорят в "зазаборье". Вы согласитесь задать мне ещё один вопрос - чтобы мы могли продолжить? Я - был бы рад.

Игорь, прежде всего хочу сказать, что по характеру моих вопросов возможно создается впечатление некоторого негативного к Вам отношения. Сразу оговариваюсь, что это не так. касаемо же смещения глобальных угроз для человечества в климатическую зону - согласен. Думаю, что именно здесь и необходима мировая кооперация...

Да нет, что Вы, Вячеслав, какое негативное отношение! (Тем более что, впрямь по Льюису Кэрролу, навидался я такого негативного отношения, что самое негативное уже не негативное, а просто комплимент!) Однако Вы так и не задали тот вопрос, которого я с интересом ожидал бы: о работе специалистов оборонно-промышленного комплекса в иностранных компаниях и в областях практического, так сказать, применения их профессиональных навыков... Или Вы считаете, что обсуждать эту тему не имеет смысла? Или не её Вы имели в виду?

Ведь, по-моему, таков и был мой первый вопрос?

Мне представляется, что это должно быть регламентировано, и люди, поступающие на работу в такие предприятия, долны получать точные инструкции и расписываться в томЮ, что они понимают всю меру ответственности. Возможно, это помогло бы избежать многих недоразумений.

"ПРАВИЛА ИГРЫ МЕНЯЮТСЯ В ХОДЕ ИГРЫ..."

Вячеслав, простите меня, ради бога, что так безобразно долго тянул с ответом на Ваш вопрос - не умею я ещё осёдлывать ритм современной жизни, в тюрьме всё настолько более патриархально-медленно, что обыкновенная переписка и встречи с журналистами после одиннадцати лет кажутся в буквальном смысле каким-то сумашедшим родео. Однако всё же я дополз - и постараюсь сформулировать некоторые свои мысли - что послужат, я надеюсь, началом для дискуссии, а не "отольются в бронзе".

   Так вот, вопрос регламентированности при поступлении на работу на предприятия ОПК (оборонно-промышленного комплекса - Вы ведь знакомы с этой аббревиатурой? мне она привычна, поэтому, если Вы не возражаете, я её и буду использовать, хорошо?) - этот вопрос решён давно и достаточно полно. Да, работник ОПК знает о своей ответственности - и в подавляющем большинстве своём вполне ответственно себя и ведёт. (В первую очередь это касается людей, работающих ДАВНО - и это по-настоящему важно, потому что именно они и являются носителями действительно серьёзных знаний). Так что проблема сегодня, как мне кажется, совсем в другом: в том, что мы имеем ситуацию перманентного "ИЗМЕНЕНИЯ ПРАВИЛ ИГРЫ В ПРОЦЕССЕ ИГРЫ".

   Возьмите ситуацию Валентина Данилова: человек хорошо знаком с тем обстоятельством, что проводимые им работы полностью рассекречены. (Если Вы не очень знакомы с этим случаем, я попробую дать некоторые базовые сведения. Исследования лаборатории Данилова по электризации спутников велись в том числе и в интересах военных. В начале 90-х военные от сотрудничества с Красноярском и Даниловым отказались, так как ничего нового уже получить было нельзя - всё было выяснено. Спустя некоторое - короткое - время все результаты ранее проведённых исследований были в установленном порядке секретообладателями - теми самыми военными - РАССЕКРЕЧЕНЫ. Финансирование лаборатории военными было, само собой разумеется, прекращено - и Данилов, как ответственный руководитель своего научного подразделения, вынужден был искать источники финансирования из других источников. Заказ Китая на проведение исследований, аналогичных тем, что были сделаны полтора-два десятилетия назад, стало выходом.)

   Вы знаете, что Данилов сделал прежде всего,  получив предложение? Он отправился в ФСБ - и поставил их в известность. Это - та самая выучка и осознание ответственности, о которой говорите Вы. Что ему сказали? "У вас работы рассекречены? Рассекречены. Ну так и работайте - никаких оснований не разрешать исполнение контракта нет!" Что делает Данилов, как ответственный работник ОПК? Он, получив де-факто разрешение на использование имеющихся знаний - ПОЛУЧИВ, заметьте! - начинает готовить не установку даже, а только техническое задание на её создание. И при передаче этого самого ТЗ - попадает в руки ГБ. И получает в итоге 14 лет, сокращённые на стадии кассационного разбирательства до 13.

    То есть в полной мере выполнив ИНСТРУКЦИИ, которые впитаны в кровь и мозг ответственного работника ОПК, человек попадает в тюрьму. За что, скажите мне? И что ЕЩЁ он должен был сделать?

    Что должны были сделать профессора питерского Военмеха Афанасьев и Бобышев - сами в прошлом военные, люди ответственные, инструкции знающие и исполняющие, - для того, чтобы не оказаться за решёткой в результате чтения ими лекций в сходном китайском институте - не от частной лавочки, а как раз в рамках того самого "межфирменного сотрудничества", которое мы с Вами обсуждали на предыдущем этапе нашей дискуссии (на лекции в Китай они командировались Военмехом в рамках контракта, заключённого не Бобышевым и Афанасьевым в личном порядке, а Военмехом и китайским институтом - ну куда уж дальше-то!)? Содержание лекций проходило ТРОЙНУЮ цензурную проверку - в том числе и в ФСБ, "добро" на это было ДАНО. Люди сидят в "Лефортово" - и что надо было делать? Что вообще делать, чтобы не попасть за решётку?

    Помните старый анекдот? - "Одни говорят: не будь дураком - женись, другие говорят: не будь дураком - не женись. Ну как тут не быть дураком!" Похожая ситуация? Куда идти бедному сотруднику ОПК, не подскажете, если как раз ответственное соблюдение инструкций от посадки не спасает?

Вы знаете, ответ может быть однозначным - надо менять страну проживания, нельзя же все время жить в дурдоме... Слава богу, у Вас это получилось, хоть и после такого! Удачи Вам в другом мире!

Что ж, спасибо Вам за доброе пожелание - и огромное спасибо Вам за интересные вопросы! Мне было приятно пытаться ответить на них, я бы и дальше продолжал дискуссию с Вами - быть может, это и случится в ближайшем будущем. Спасибо!

Игорь, многие считают Ваше осуждение за шпионаж абсурдным, поскольку Вы использовали только открытые источники информации -- и в то же время признают, что Ваша работа на фирму "Альтернатив фьючерз" наносила ущерб интересам национальной безопасности России. Вы согласны с этой точкой зрения?

Что именно Вы анализировали по заказу этой фирмы?

Были ли у Вас какие-то договоренности с Вашим работодателем/заказчиком на случай "чрезвычайных обстоятельств"? Возникал ли вопрос о легальности вашей работы? Считаете ли Вы, что сели по вине своих работодателей, и получите ли Вы от кого-нибудь материальную компенсацию за годы, проведенные в тюрьме?

По поводу Вашего обмена было много шуток, что профессионалов меняют на дилетантов. Дилетантов в России принимал премьер Путин. А как встречали Вас? Вы получили какие-нибудь предложения работы?

Честное слово, об этом надо рассказывать долго, интересно и за рюмкой чая - поэтому я предлагаю не торопить события, не комкать ответ, пытаясь ужать его в ограниченное время до утра (а завтра-то - снова к станку, в том числе и для других читателей), а лучше подробно поговорить об этом позднее. Хорошо? 

Спасибо, этот разговор был бы очень интересен на нашем сайте!

Эту реплику поддерживают: Степан Пачиков

Да всегда пожалуйста! Вы ведь даже представить не можете, до чего это здорово - иметь возможность просто поговорить с интересными людьми!

Меня встречали вертолётом...

Николай и Илья, начинаю отвечать - простите, что так долго. Да и отвечать буду по частям - но зато буду.

   Итак, как меня встречали? Фанфар и почётного караула не было: приземлились на авиабазе Брайз-Нортон, потому что (это как мне объяснили позже) визы-то в тот момент у меня в паспорте не было, как бы я паспортный контроль прошёл в Хитроу! Встретил ма-аленький вертолётик (пилот + кресло рядом с ним - и четыре пассажирских кресла, обращённых друг к другу, позади пилота). Сумки с вещами "полетели" отдельно - автотранспортом. Добрались до какой-то небольшой гостинички - позже узнал, что это в западной части Лондона, приземлились-то не у гостинички, разумеется, а на вертолётной площадке, потому ещё ехали немножко на машине. У гостиницы почётный караул тоже выстроен не был - странно, наверное, сказала бы Юлия Латынина, но так оно и было.

    В гостинице особенно ничем меня не грузили: я вообще преимущественно слушал по радио классическую музыку (есть такое радио "Classic FM") да звонил родным, когда англичане наладили для меня эту возможность (за что им отдельное огромное спасибо - доступ к связи был для меня в самом деле неограниченным).

    С предложениями работы некоторый напряг - ищу её самостоятельно, но так как сил в полной мере взяться за это дело пока не хватает, то и предельно конкретных результатов не имею. К настоящему времени есть предложения из Норвегии и Берлина, во время одного из посещений Би-Би-Си прозвучало предложение работать у них - я так и не понял, было ли это вполне серьёзно или так, трёп. Попробую выяснить - ведь работать-то фактически я для них уже начал, они заказали мне серию статей - и одну из них я уже подготовил,она была опубликована вчера или сегодня. Зарабатывать-то всё равно надо - вот и взялся!

    От наших предложений пока не имею никаких - и что-то в свете последних событий не очень мне ясно, стоит ли вообще чего-то ждать (ну, то есть не ждать, конечно, а - рассчитывать на приём на работу). Да и вообще, если честно, не вполне ясно, нужно ли оно кому-нибудь сейчас в России: вон Иван Петьков занялся продвижением новых знаний, так получил срок и сидит сейчас... Так что работу пока ищу - и очень надеюсь найти. (Вернее, найти-то я её найду, тюрьма учит настойчивости в достижении целей - надеюсь я на то, что найду что-нибудь достойное. А пока, наверное, буду статьи Би-Би-Си писать - платят ведь всё-таки, только я ещё не знаю, сколько, счёта банковского нету, а наличные здесь, похоже, давно не ходят, получить в окошке невозможно...) На эту часть Вашего вопроса - ответил? Если да, то с другими частями продолжу чуть позже.

Анализ - и газеты

Продолжу отвечать на Ваши, Николай, вопросы. Что я анализировал? Да ничего по большому счёту. Вот когда я в Институте США и Канады АН по крупицам в 1996-97 годах восстанавливал шестилетнюю программу модернизации ядерного оружия США на период 1998-2004 годов - и восстановил же вроде, судя по тому, что материал был опубликован "Зарубежным военным обозрением"! - тогда я АНАЛИЗИРОВАЛ. Или когда из крох информации пытался выстроить целостную картину боевых возможностей национальной системы противоракетной обороны США (частоты, вероятности решения задачи по перехвату массового налёта баллистических целей, планируемые места развёртывания боевых стартовых и радиотехнических позиций и т.п.) - тогда тоже АНАЛИЗИРОВАЛ. Выяснение применяемых на подводных лодках ВМС США методик определения координат и параметров движения целей (КПДЦ), используемые для этого аппаратные алгоритмы - вот всё ЭТО я называю АНАЛИЗОМ.

   Подобрать две-три, даже десяток публикаций открытой печати, иллюстрирующих тот или иной тезис - это анализом не является. С моей, по крайней мере, точки зрения. А я делал именно такие подборки. Халтурил, откровенно говоря.

   Отсюда же и ответ на вопрос об ущербе. Вы знаете, а ведь военные и фээсбэшные эксперты, работавшие по моему делу, все дружно заявили, что мер по устранению ущерба предпринимать НЕТ НЕОБХОДИМОСТИ. Потому что ущерба - нет. (Это теперь уже и для публики говорится о страшном ущербе, а в 34 засекреченных томах всё тихо и гладко - НЕТ УЩЕРБА!) Поэтому я просто соглашусь с мнением специалистов: я точно знаю, что НИКАКОГО ущерба моя работа с британской фирмой не принесла и принести не могла, уж это-то я старательно отслеживал (так уж, извините, воспитан был).

   Если уж честно, то, по-моему, по-настоящему серьёзный ущерб национальной безопасности России принесло само уголовное дело, возбуждённое, доведённое до осуждения и продолжаемое против меня сейчас. Понимаете, на нём "откатали" приёмы и методы работы с учёными, подготовили и научились применять технологию работы с экспертами и судами присяжных (последнее, правда, оказалось настолько неудачным, что дела о госизмене из-под юрисдикции присяжных всё равно решили изъять) - отработали судебно-следственный механизм разрушение уверенности учёных в безопасности их работы по оборонной тематике в неизбежном в современном мире контакте с зарубежными коллегами. Что имеем в итоге? Вот помните дело профессора Коробейничева из Новосибирска? Он работает в Институте химии и кинетики горения (это так КРАСИВО называется, а суть за этим - работа твердотопливных двигателей баллистических ракет). Коробейничева обвинили в шпионаже за то, что он ухитрился деньги на проведение работ в интересах ОБОРОНЫ РОССИИ (!) получить от американцев (!!). Дело в итоге всё-таки закрылось БЕЗ посадки учёного - но вот коллектив института, когда к ним Бийское НПО "Алтай" обратилось с просьбой провести профильные исследования по оборонной тематике, выполнять работы для военных - ОТКАЗАЛСЯ. Мотивировка была одна и очень простая: лучше сидеть без денег, но дома, чем тоже без денег (всё равно ведь отбирают!), но на нарах.

   Про проблемы с ракетой "Булава" слыхали? ("Она не летает", - как сказал бы наш премьер-министр.) Одна из этих проблем состоит в том, что горение топлива в двигателях ракеты происходит немного не так, как нужно. Спасти "Булаву" от этой хотя бы напасти должна была фундаментальная работа института Коробейничева - и именно за этим в институт и обратилось НПО "Алтай", производящее твёрдое ракетоное топливо для той самой "Булавы". Но институт, напуганный успехами чекистов в преследовании учёных, по оборонной тематике работать отказался - боятся люди! Вот ЭТО, по-моему, называется РЕАЛЬНЫМ УЩЕРБОМ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ. Причинённым, правда, теми, кто эту безопасности по идее должен защищать...

Есть ли смысл российским ученым, уехавшим за границу, возвращаться на РОдину?

Эту реплику поддерживают: Irina Singh

Я вот сейчас не знаю ещё даже, что у меня в стране происходит, я же не был в ней почти одиннадцать лет (потому что "зазаборье" всё-таки весьма здорово от свободной - хм, свободной!, ну пускай так - страны отличается) - как я могу сейчас КОМУ-ТО что-то советовать, не себе даже (собой-то в конце концов можно, если решишь, рискнуть...)? Так что честно скажу: сейчас - просто не знаю.

Отчего-то продолжают уезжать...

   Олег, а давайте ВМЕСТЕ попытаемся ответить на Ваш вопрос - что Вы скажете на такое вот предложение? Вы здорово поможете и мне (введя в курс дел в стране, где по понятным причинам я одиннадцать лет был слегка оторван от текущих событий), и другим людям, в том числе размышляющим как раз над той мыслью, которую Вы сформулировали в своём вопросе. Расскажите мне, ЧТО заставляет ещё и сегодня молодых и не очень учёных задумываться над тем, чтобы отправиться заниматься наукой КУДА-ТО? Чем плоха для занятий наукой Россия - если люди продолжают уезжать? Знаете, двенадцать лет тому назад я был на встрече выпускников нашего курса физфака МГУ - и со смешанным чувством узнал, что около трети (а было нас в 1982-м на общефизических отделениях - 450 человек) моих однокурсников либо уже уехали и трудятся где-то ТАМ, либо оформляют для этого документы. Затем я на некоторое время "отлучился" и по не вполне уважительной, но всё-таки веской причине пропустил очередное десятилетие выпуска. Посему не знаю, сколько из нас осталось в России на сегодня. ПОЧЕМУ они УЕЗЖАЮТ? Быть может, попробовав ответить на ЭТОТ вопрос, мы приблизимся к ответу и на тот, который поставили Вы?

   В самом деле, Олег, я очень прошу Вас - попробуйте порассуждать на эту тему прямо на этой же вот страничке. Честное слово, мне лично было бы крайне интересно (да и полезно - тоже) услышать Ваше мнение. (Думаю, что и не мне одному.) А тогда и разговор наш получился бы гораздо более содержательным - всё-таки были бы какие-то новые пункты согласия или расхождения, всё же дискуссия - она ведь предполагает ДИАЛОГ, не так ли? Ответьте, пожалуйста - и мы, думаю, интересно побеседуем! 

Марат Гельман Комментарий удален

Игорь Вячеславович, скажите пожалуйста, как на вас повлияли 11 лет, проведенные в заключении? Как изменилась ваша картина мира?

Не знаю, как картина мира, а вот Родина моя стала больше. Ведь Родина - это то, что любишь потому, что - знаешь. А узнал я много нового - Удмуртия, Поморье... Вот многие знают, где родина - и место проживания - Деда Мороза. А вот знаете ли Вы, что родиной Бабы-Яги, например, является, судя по всему, один глухой уголок Архангельской области? А когда знаешь такое, как-то теплее относишься к земле, на которой живёшь...

Эту реплику поддерживают: Степан Пачиков, Николай Букин

Спасибо за ответ. Я, к сожалению, не могу похвастаться такими вещами. Но а все таки как ВЫ изменились за 11 лет?

Наверное, умнее стал. Чуть-чуть убавилось щенячьего идеализма, добавилось грусти - и масса интереснейшего жизненного опыта! А до чего интересно (и плодотворно) тюрьма практическую психологию преподаёт - Вы не представляете!

Эту реплику поддерживают: Степан Пачиков

Представьте ситуацию, что Вам можно было бы вернуться в прошлое ( но уже зная , что Вас так абсурдно обвинят в шпионаже) - не захотели бы Вы уехать из России раньше событий? То есть нет ли у Вас мысли, что НУЖНО БЫЛО УЕЗЖАТЬ КАК МОЖНО БЫСТРЕЕ?  2 Как Вы думаете, есть ли у нашей несчастной родины шансы на улучшение ? И если есть, то в чем они состоят?

А давайте сразу начну со второго? Вот если внимательно читать Льва Гумилёва, то что-то насчёт шансов становится совсем грустно. Выбивание пассионариев сами ведь знаете КАКОЙ этап развития этноса означает... А выбивали, выбивают - и не собираются, похоже, останавливаться выбивать... Чтобы необоснованно грустно не было, необходимо погрузиться в проблему и очень хорошо её изучить (но сейчас, по мере постепенного моего знакомства с рассказами о том, что происходит в нашей стране, что-то грусти у меня не убавляется) - и уже тогда ответить.

А вот по первой части Вашего вопроса - знаете, сейчас я просто счастлив, что у истории нет сослагательного наклонения! 

Эту реплику поддерживают: Степан Пачиков

Спасибо Игорь.

Здоровья Вам. Остальное все приложится.

В тюрьме бытует такая грубоватая приговорка вместо обыкновенного человеческого "Пожалуйста!": "И вам того же по тому же месту!". Но я Вам лучше скажу: спасибо за добрые слова!

Вопрос как к военному аналитику: "Крым когда-нибудь будет опять нашим?"

Василий, предельно честно отвечу: не знаю. А вообще я в детстве жил на Украине, так что мне это разделение чисто по-человечески - как ножом по сердцу...

Извините, что вклиниваюсь. История у нас в стране странная, НАШ КРЫМ - это ЧЕЙ? К какому обломку страны он должен отойти?

А вот ещё и ПОЭТОМУ - не знаю. Я на Украине жил - так он, может, уже НАШ? И как разорвать то, что сшито живыми нитками - у меня на Украине в земле лежат мои почти вторые родители - бабушка и дедушка, с которыми я вырос. Как у Анны Андреевны: родная земля - она КОТОРАЯ?

та - которая с нами в сердце. Меняются правители, а родина - она остается.

В заветных ладанках не носим на груди,

О ней стихи навзрыд не сочиняем,

Наш горький сон  она не бередит, 

Не кажется обетованным раем.

Не делаем её в душе своей

Объектом купли и продажи,

 Хворая, бедствуя, немотствуя на ней,

О ней не вспоминаем даже.

Да, для нас это грязь на калошах,

Да, для нас это хруст на зубах.

И мы мелем, и месим, и крошим

Тот ни в чём не замешанный прах.

Но ложимся в неё и становимся ею,

Оттого и зовём так свободно - своею.

Анна Андреевна Ахматова, "Родная земля". Я вот её всё наизусть повторяю... Уже почти шесть лет...

Я бы вас расспросил о положении в лагерях, потому что очень многое за последнее время изменилось. Как мы знаем, изменились хозяева, теперь это ГУИН Минюста... Как это отразилось на жизни в лагерях, что там происходит, как это отразилось на кадрах в смысле охраны? Очень много сообщений о беспределе в лагерях, об ужесточении режима и так далее. Об этом и хотелось бы вас расспросить, потому что не совсем понятно со стороны, что же там происходит. В чем лучше, в чем хуже?

Что касается вашего дела, то мы и так все знаем. Тут даже и неловко вас о чем-то спрашивать; мы знаем, что вы не были шпионом. Мы об этом сами везде кричали. Можно вам только пожелать как-то начать новую жизнь в те дни, которые вам отпущены природой.

Владимир Константинович! Я крайне благодарен Вам за Ваши теплые слова. И для меня было бы величайшей честью встретиться с Вами, с живой легендой - раз мне так повезло, что я оказался неподалёку - и Вы обо мне знаете.

А в тюрьме стало всё-таки намного легче. Про ужесточении режима разговоры идут в последние месяцы, но я этого в полной мере заметить не успел. Могу сказать, что сильно "закручена" возможность получить условно-досрочное освобождение - её почти нет. А в результате, между прочим, вся система начинает пробуксовывать: чтобы осуждённые не по принуждению, а сознательно выполняли требования режима, нужна не только палка, но и морковка. А иначе получается, что что бы люди ни делали - всё равно ни раньше, ни позже назначенного судом срока они всё равно не выйдут. По большому стимулу, кроме внутреннего стержня самого человека нет стимула, чтобы выполнять требования режима. Сейчас в штрафной изолятор "приезжают" отдохнуть, потому что там не надо строиться на проверки и стоять под дождем и снегом. И плюс есть сильное ощущение, что и сотрудники тюрьмы перестают верить в справедливость того, что делают. Потому что они видят, до чего огромное количество людей осуждены или ни за что, или не за то.

Вообще же вопрос Ваш настолько огромен, что так вот сразу ответить просто невозможно. По частям, постепенно, со временем - только так со всем и можно разобраться. Извините меня, пожалуйста, что не могу дать Вам исчерпывающего ответа прямо сегодня.

Поговорить о лагерях...

Уважаемый Владимир Константинович! А ведь Ваша идея - "поговорить о лагерях" - очень и очень плодотворна! В самом деле это одна из тем, которая заслуживает самого немаленького внимания - сегодня, в России. Тем более, что именно там сейчас готовится одно очень большое и неблаговидное дело - массовое, буквально "сотнетысячеразное" нарушение Конституции, одного из важнейших её принципов. Вот об этом и поговорить.

   А Вам я бы с огромным удовольствие не только рассказал, а даже и показал бы немного, КАК выглядят современные лагеря (и немного объяснил бы, ЧТО стоит за их нынешним внешним видом) - как-то вдруг вспомнил, что у меня есть потенциально небезынтересные тюремные снимки. Мы вроде бы не так уж далеко друг от друга сейчас - так что идея выглядит довольно реализуемой, как Вы считаете? Если Вам будет интересно... Ну, а если - не очень, то и рамках этой дискуссии тоже ведь, наверное, можно как-то в том числе и снимками поделиться? Знать русскую тюрьму - вещь для русского человека где-то необходимая...

Игорь Сутягин Комментарий удален

Я читала ваши тюремные рассказы. Меня удивила их лиричность. Там совсем не чувствуется злости, ненависти или даже обиды. Вы следователя называете в рассказах «Саша». Но какой же он «Саша»? Ведь и этот человек в том числе отнял у вас свободу.

Ну да, я там к ним обращался: Саша, Серега. Я их жалел. Мы в чем-то их выше, как это ни нескромно звучит: они-то, бедные, бьются, пытаясь доказать неправду. Очень сложно передать и объяснить, что такое тюрьма. Губерман писал: «И как тюрьма — модель свободы, свобода — копия тюрьмы». Тюрьма — это тот же самый мир, только очищенный от каких-то мелочей и подробностей. Это мир лжи, где при этом есть взаимопомощь. Это мир, где можно выстраивать разумные отношения, не любя тех людей, которые тебя держат. И есть еще один момент. Эти рассказы читали мои близкие, которым я их отсылал. И я не хотел вываливать на них какие-то не самые приятные стороны тюрьмы. Кажется, у Кима я прочел такую историю. Человек вернулся с войны, очень тяжело пострадавший. Жил где-то в лесах, вернулся в свой дом, который обветшал, порушился. И вот он отправился получать то ли бесплатно, как фронтовик, то ли за символическую плату лес, чтобы построить дом. А на лесопилке работали пленные немцы. Он сидел у заборчика, ожидая этот лес, а совсем рядом с ним шли эти самые немцы. И там описано его ощущение: тихая ненависть победителя.

Вы себя чувствуете победителем?

Отчасти да. Но, конечно, не потому, что я сейчас здесь, в Англии, а потому, наверное, что меня все равно не сломали.

Однако условием вашего освобождения было признание собственной вины. Как заявил ваш адвокат, против воли, но вы эту бумагу подписали. Ваши оппоненты, например, правозащитник, бывший диссидент и политзаключенный Александр Подрабинек, пеняют вам за это.

Мне стыдно перед Подрабинеком, перед Владимиром Буковским стыдно — я бы не смог, наверное, взглянуть ему в глаза. Я не борец. Люди, которые отказались от помилования, совершили подвиг. Но у меня есть мои близкие — я это сделал для них… И кстати, это был не первый раз, когда меня попросили обратиться с просьбой о помиловании. В Удмуртию ко мне несколько лет назад приезжал прокурор, он мне сказал весьма откровенно: там наверху есть очень влиятельные силы, которым нужно, чтобы Сутягин в тюрьме не сидел. И сделать это можно только одним способом. Пересмотреть твое дело никто сейчас не решится. Но тебя могут помиловать. То, что ты продолжаешь сидеть в тюрьме, приносит одни неудобства.

Похоже, имиджевого характера. Насколько я знаю, там очень активно действовала Amnesty International. Как мне рассказывали, они приходили за границей на все пресс-конференции Путина и задавали ему вопросы об ученых, которые находятся под следствием, а один из них, я, сидит. Так вот, ко мне приехали — не я просил. Один раз я написал, отправил Путину — ответа не получил. А в этот раз меня привезли в Лефортово, и все было по-другому. Я увидел, что в этот раз меня и правда просят. Я начал отказываться, я сказал, что для меня это неприемлемо по двум причинам. Первое: я не желаю признавать свою вину. И второе: я вовсе не собираюсь покидать свою страну. Надо было видеть реакцию этих людей. Это была беспомощная растерянность. Они абсолютно не могли представить: тебе же на волю предлагают идти, у нас же тут президенты договорились, какие у тебя проблемы? Кто ты вообще такой? Мы тебя отдаем, потому что нам нужны те, другие люди.

"Я не борец. Люди, которые отказались от помилования, совершили подвиг. Но у меня есть мои близкие — я это сделал для них… "

Игорь, мне кажется,  тут есть какая-то психологическая неувязка.

Вы подписали прошение о помиловании с признанием вины и практически сразу объявили всем, что Вы их обманули и о признании вины и речи нет.

Так кто, спрашивается, остался в дураках?

И какой ФСБ толк от этой подписи, если ею Вас же нельзя шантажировать и невозможно скомпрометировать?

И почему следует считать делом чести не обманывать мошенников?

Мне кажется, есть что-то  унизительное в том, чтобы играть по правилам, придуманным мошенниками, которые сами никаких правил не соблюдают, и воспринимать эти правила всерьез.

В советское время было по-другому. Тогда признание вины в таких делах влекло за собой не высылку на Запад, а целую серию дальнейших унизительных акций - подписывание заявлений для прессы, дачу показаний на других, выступления с покаяниями, обещания вести себя и дальше так как надо начальству...

 Это было в первую очередь неприемлемо, а не сам факт признания вины.

А вот высылка, насколько я понимаю,  была возможна не в случае признания вины (тогда-то - ни в коем случае), а совсем наоборот - при упорном непризнании.

Так что, я не вижу повода переживать. В конце концов, Вы, насколько я понимаю, знали, что занимаетесь тем, что заведомо никак не могло (и не должно было) понравиться ФСБ. И в этом смысле перед ними, слава Богу, виноваты)

Эту реплику поддерживают: Степан Пачиков, Igor Chervak

При всем моем уважении к Подрабинеку я считаю, что он был не прав, осуждая Ваш поступок и я не думаю,  что есть много людей, которые разделяют его точку зрения по этому вопросу. Надо соизмерять затраты и результаты. Выигрыш (для общего доброго дела) от того, что Вы отказались бы подписать прошение был бы наверное, но он много меньше пользы от того, что Вы на свободе. Пользы Вам, Вашим близким и тому же общему доброму делу. Одна возможность прочитать Ваши ответы и задуматься: "Су&и! Какого человека 11 лет гноили в лагере вместо того, чтобы дать ему возможность работать и приносить миру пользу" сама по себе является большой пользой сильно окупающией в моих глазах те возможные выгоды, которые Подрабинек видит (и приводит) в необходимости стойко отказываться от помилования. 

У меня и Вы и Ваш поступок вызывает только уважение. Судя по ответу Буковского Вам у него тоже нет к Вам претензий. 

Игорь, я даже не могу начать представлять, что Вы пережили эмоционально за это время. А как справилась Ваша семья? Чувство беспомощности (замешанное на несправедливости) выбивает почву из-под ног. А тут такое...

А то, что через все эти годы вынуждена была пройти моя семья - это моя самая главная боль... Я-то что, я просто в тюрьме сидел - боролся, в конце концов. А ведь им-то ЖДАТЬ приходилось... БЕССИЛЬНО ждать...

Доброго им здоровья и низкий им поклон. Надеюсь, что в нынешней ситауции заботятся не только о Вас лично, но и о Ваших близких.

Игорь Сутягин Комментарий удален

Ну грустную Вы историю рассказали, хоть, увы, и не удивительную...

Как это ни дико звучит, может, есть смысл обратиться к юристу, который бы курировал получение паспортов - просто в соответствии с действующим законодательство?

Есть чудесная фраза не помню кого умного великого, что не надо искать злого умысла в том, что можно объяснить простой глупостью. Это я к тому, что, может, это "инициатива на местах", а не организованная подстава? Тогда с этой инициативой можно справиться местными ресурсами. 

  Наверное, многие великие с неизбежностью приходили к такому выводу - насчёт злого умысла и глупости. Существует даже такой принцип мышления, именуемый по автору, средневековому философу, "бритвой Оккама": "Не вводи сущностей сверх необходимого". Иначе говоря, если всё объясняется простой глупостью, не надо искать высокоумного заговора... - как Вы и говорите.

   А ведь верно! Я как-то в одном из разговоров - то ли у себя на кухне, то ли по телефону - упомянул этот самый принцип, НАЗВАВ его ("бритва Оккама", напомню - ну, звали так странно философа). Разговор был  записан чекистами, представлен в суде как доказательство моего шпионства - и звучало это в выполненной специалистами ФСБ расшифровке разговора как "логический принцип "бритвой об камни"" (можете себе воочию представить, КАК это должно быть - бритвой об камни! "Фэйсом об тэйбл", "бритвой об камни"...) Воистину - ну не ищите сущностей сверх необходимого, когда и так всё объяснено!..

Ого!...

Хорошо, что в детстве меня никто не слушал по телефону.

Я лет до восьми была уверена, что в песне поется "Мой адрес Медовая улица" (вместо "мой адрес ни дом и ни улица, мой адрес Советский Союз").

Это сейчас про все на свете, включая бритву Оккама можно прочитать в википедии. И то не факт, что читают. А тогда... что и говорить.

А история Ваша - шедевр перевода. То же самое происходит, когда переводчик не рискует признаться, что не понял и начинает "спасать ситуацию" фантазированием. И сколько таких работает в той же юридической системе в той же Голландии - просто не передать.

"Yes" в переводе на русский значит - "Нет"...

А сколько их работает у нас! У меня в деле был такой эпизод (и тоже с прослушкой): чекисты обвиняют меня в выдаче государственной тайны по телефону прикреплённому ко мне аспиранту-американцу. Записали разговор, в следственном кабинете предъявляют мне запись, пытаются ловить (зачем-то!) на противоречиях. Разговор, что ОЧЕНЬ важно, состоялся 18 НОЯБРЯ - запомните, пожалуйста, дату.

- Передавали ли кому-нибудь вы копию книги Павла Подвига до её опубликования - или знаете ли, что копию книги передавал кто-либо другой? - спрашивает ФСБшный подполковник.

- Нет, - говорю, - не передавал и не знаю, чтобы кто-то передавал. (Хотя какая, в сущности, разница, если книга всё равно готовилась к публикации под плотным надзором ФСБ - и нареканий от госбезопасности не поступило!)

   Вот тут-то меня и поймали!

- Вам предъявляется распечатка телефонного разговора между вами и гражданином США Х., где говорится (и это тот самый разговор 18 НОЯБРЯ):

"Х.: - Книга уже опубликована?

Сутягин: - НЕТ. Презентация была 2 ноября.

Х.: - А, да, я помню, Т. привёз две копии Постолу."  Таким образом, вам было известно, что Т. передал Х. две копии!

   (Ну, я уже не говорю, что слово "копия" в контексте означало "экземпляр" - важно было другое!)

- Позвольте, - говорю, - здесь какая-то ошибка! Как это сказано "Нет, не опубликована" если презентация-то уже - была! А что же тогда представляли?!

- Вы психологическими уловками пытаетесь уйти от прямого ответа на прямо поставленный вопрос! - И - хлоп дверью! - ушёл подполковник. Остался капитан. Вдвоём с адвокатом убеждаем его дать послушать саму запись. Кассетник оказался наготове - и даже плёнка уже отмотана именно на нужное место (видно, серьёзно ловить собирались). Включаем, слышим:

"Х.: - Книга уже опубликована?

Сутягин: - Yes. Презентация была 2 ноября."

   Понимаете, они "Yes" перевели как "Нет"! И меня потом следователи просили - "Ты не пиши на него жалобу, он вообще-то хороший переводчик, ИнЯз с красным дипломом закончил". КАКОЙ ИнЯз - чекистско-судебный?! Видно, недопонял что-то - и "спасал ситуацию фантазированием"... А может, всё и совсем по-другому было...

Ой...

Я слышала судебно-переводческий перл, который привел к дополнительному дню заседания. По-русски человек говорит "мы с Петей сделали то-то и то-то". Переводчик говорит "We with Peter bla-bla.." И невдомек ему, бедному, закончившему ИнЯз с красным дипломом, что по-английски это называется "Peter and I bla-bla...", а то, что он сказал, означает, что в ситуации присутствовали более двух человек - "мы" и Петя. День разговаривали типа:

- кто там еще был

- никого там не больше небыло

-ты же только что сказал, что кроме вас с Петей был кто-то еще

- я этого не говорил

- ну повтори, что ты сказал

- мы с Петей

- кто мы

- Я и Петя

- а кто с Вами был

ну и долго они этим занимались, я даже удивилась, сколько времени заняло...

Да уж, ничего не скажешь! Чем дело-то закончилось, когда "я и Петя"? Что-то мне подсказывает, что в итоге-то всё-таки РАЗОБРАЛИСЬ, да? Видно, не в одних лишь только переводчиках дело...

Ну разобрались, конечно. Переводчика на следующий день поменяли - выяснилось, что было всего двое участников.

В здешней загранице многие русскоговорящие, которые более или менее умеют говорить не только по-русски, совершенно уверены, что они умеют переводить тоже. А те, кто не владеет вопросом, на удивление легко на это ведутся...

А всё-таки не зря я считаю, что мне НЕОБХОДИМО заново учить английский - чтобы точно знать, что, произнося что-то английскими звуками, ты передаёшь именно свою МЫСЛЬ, а не что-то имеющее к ней либо отдалённое, либо вообще никакое отношение! Вообще мой учитель шведского языка пересказывал одну исключительно мудрую мысль: "У человека столько жизней, сколько иностранных языков он знает". Раз уж довелось оказаться в ДРУГОЙ стране, так пусть жизнь будет ПОЛНОЦЕННАЯ  - с языком, а не предположением о том, что ты его знаешь! Вот этому бы и научиться тем, кто считает, что умеет переводить!.. Потому что то, что умеют они, скорее называется "перетолмачивать", а перевод - искусство, тут массу мастерства нужно иметь, да ещё и дар в придачу желательно...

    А вообще хорошо Вы заметили насчёт этой повальной "способности" переводить! Всё-таки ничем русского человека не прошибёшь в его уверенности, что уж он-то точно ВСЁ умеет!

То есть вам просто повезло, что появилась Анна Чэпмен?

Да, мне повезло.

Вы вообще что думаете про этот шпионский скандал?

Я мало что про это знаю, к сожалению. Мне эту новость принесли на хвосте: шпион в тюрьме на всю Архангельскую область был только один, поэтому, когда про шпионов вообще что-то говорили, мне сразу рассказывали. Главное, что я в этот раз отчетливо сознавал: все действительно по-настоящему. И отчасти поэтому я и согласился. Я понял, что это шанс, что я могу сделать что-то лучшее для своей семьи.

Вы поняли, почему вас посадили на 15 лет?

Однозначно ничего сказать нельзя. Но я могу сделать предположение. Я в то время писал диссертацию об эволюции взглядов на роль военно-морских сил США. Так вот, последний картеровский министр обороны в самом начале 80-х сказал одну очень интересную вещь насчет того, что Америка на протяжении очень длительного времени после Второй мировой войны умудрялась существовать в ореоле силы. Весь мир и все участники внешнеполитических мировых событий воспринимали тогда Америку как очень мощную и готовую к применению силы страну. В итоге Америка защищена была даже не самой силой, а восприятием силы. Но, к сожалению, сказал он, этот ореол существовал после Второй мировой, он даже после Вьетнама существовал, и на протяжении первой половины 70-х мы ухитрялись благополучно жить под его защитой. Сейчас, к 81 году он начал рассеиваться, и мы, говорил министр обороны США, в итоге сталкиваемся с ситуацией, когда на нас, грубо говоря, начинают лаять шавки и заставляют нас применять силу. Нам необходимо сделать так, чтобы о нас опять начали думать как о сильной державе. И вспомните, что сделал Рейган буквально через год-два, в начале своего правления — совершил шаги, которые у нас считались неразумными. То он лезет в Ливан, то он лезет в Гренаду, он лезет черт знает куда, везде бряцает оружием, всюду посылает авианосцы. Но в итоге мир опять вспомнил, что Америка — сильная страна.

Очень просто. В 94 году я прочитал здесь, в Лондоне, то ли в газете TheIndependent, то ли в TheGuardian про первого постсоветского министра иностранных дел Андрея Козырева. Я помню характеристику, данную ему: если Громыко был «господин Нет», то Козырев — это «господин Да», который говорит «да» еще до того, как его о чем-нибудь спросили. Вот такой ореол  существовал вокруг России в то время и тянулся с начала 90-х, когда мы совершенно искренне пытались выстроить отношения с Западом на новой, неконфронтационной основе. Знаете, как это устроено? Когда я учился в аспирантуре (при Институте США и Канады Академии наук СССР по специальности «история международных отношений». — Ред.), я участвовал в деловых играх, они проходили и в Москве, и в Нью-Йорке. Готовясь к одной из первых игр, я очень серьезно изучил литературу по неконфронтационному способу ведения переговоров. Я искренне поверил: чтобы добиться своих целей, нужно отыскать интерес твоего визави и попытаться его учесть. Я обнаружил, что у меня ничего не получается, абсолютно ничего. Американские аспиранты, точно так же, как впоследствии и мои сокамерники, доброту принимали за слабость. Они выдвигали все новые и новые требования. И вдруг я, поняв, что у меня ничего не получается, перестал ставить интересы других перед своими собственными. Меня, скажем, просили: уберите тактические ядерные ракеты — а я играл роль начальника генерального штаба, а потом президента — от границ с НАТО. Я наплевал на все и сказал: хорошо, давайте я их отодвину на 150 километров, а у них радиус 120. Да, я их отодвину, но вы помните: ракеты эти на колесах. Я их переброшу в любой момент, и вы это хорошо себе представляйте. Я был страшно потрясен, когда у меня вдруг все получилось.

Вы хотите сказать, что Россия в какой-то момент повела себя точно так же, как вы во время той игры? И поэтому вы, собственно, и сели?

Эта гипотеза для меня очень печальна, потому что получается, что я просто попал в жернова. Но я могу себе представить вариант, согласно которому в 1999 году Россия уже чертовски нуждалась в перезагрузке. Необходимо было очень ухудшить отношения со Штатами, чтобы потом эти отношения сделать лучше, выстроить новую модель. То, что я сделал когда-то в игре, наверняка можно было бы сделать на уровне страны иначе. Не надо было создавать истерику и этот образ врага.

О вашем деле довольно много писала журналистка Юлия Латынина. Она явно верит, что вы не просто попали в жернова. Например, она приводит цитату из протокола вашего допроса: «Во время одной из встреч Надя (работник консалтинговой компании, за сотрудничество с которой Сутягин был обвинен в шпионаже. — Ред.) спросила меня о неких весьма специфических вещах, связанных с вооружением на российских атомных подлодках нового поколения… Мне было неприятно… Другой вопрос: в чем отличие новых подлодок от прежних модификаций». То есть вы вроде как действительно поставляете данные, касающиеся российских подлодок.

Надо прослушать всю запись. Мы сидели, пили сок с Надей Локк, представителем этой английской компании. А тогда была одна такая история, подхваченная западной прессой: наши подводники с гордостью похвастались, что наша подводная лодка обеспечила 170 часов беспрерывного слежения за американской. В разговоре мы коснулись этого, и Надя поинтересовалась: а как это они следили, много это или немного. Вы понимаете, я всегда очень точно знал, что та информация, которую я готовлю и выдаю, не может причинить никакого ущерба России. Когда речь заходит о вопросах, касающихся военных вещей, тем более таких чувствительных, как слежение за подводными лодками, я знаю темы, которых нельзя касаться, и это была одна из тем. Поэтому я отшутился. Я накануне в метро купил книжку Корецкого «Основная операция». И вот там описана ситуация, когда чеченцы угоняют атомный ракетоносец с ракетами, и на его перехват выходит лодка. Описывается неакустический метод перехвата по кильватерному следу. Я отшутился, процитировав ей полковника МВД Корецкого. Англичане, кстати, оказались гораздо умнее меня. Я говорил им: вкладываться в Россию можно, а они еще тогда предвидели, что может случиться то, что случилось с Чичваркиным, Ходорковским и со всем этим отъемом бизнеса. Я-то пытался изо всех сил доказывать, что вкладывать деньги в Россию выгодно, что это безопасно. На суде мне прокурор сказал: вы отстаивали интересы России, а кто вам дал право отстаивать перед иностранцами интересы России? Не подводными лодками англичане интересовались, а деньгами. Жадные ребята, жадные.

Я просто добавлю немного, можно? Вот если начинают говорить о записях, то давайте эти записи будем как-то в полном объёме, что ли, цитировать, а то как со статистикой получается: с её помощью можно доказать всё, что угодно, например, что ирландцев - больше, чем китайцев. Давайте будем считать одних РЫЖИХ - и всё у нас получится!

Точно так же и с цитированием. Вырывая из контекста куски, можно вообще обвинить вообще в чём угодно. Особенно если доказывать это тем, кто самих записей в глаза не видывал - как говорил Жванецкий, "давайте спорить о вкусе устриц и ананасов - с теми, кто их ел". Так и здесь немножко получилось. Вот почему из приводимых журналисткой "цитат" выпадает упоминание того, что всё это - банальный "трёп на свободные темы"? Почему выпадает из "цитат" упоминание книжки Корецкого - совсем ведь другой коленкор в этом случае получается, правда же? Неудобный для обличительных тирад... Почему вспоминаются слова "об отличиях модификаций подводных лодок" - но совершенно забываются те, в которых звучит, что речь-то идёт о лежащей на Амурском судостроительном заводе подлодке, про которую мы на весь свет объявили, что хотим её ПРОДАТЬ, только нам денег чуть-чуть не хватает, чтоб её окончательно достроить (при стоимости лодки в 1 млрд. долларов не хватало, как один из руководителей правительства заявил, что-то около 70 млн.). Можете себе представить - вложить 70 миллионов, а потом участвовать в дележе прибыли в миллиард? Поправьте меня, если ошибаюсь, но, по-моему, довольно неплохой бизнес-проект, а? Вот только загвоздка в том, а будет ли лодка действительно продаваться. (Или же пойдёт в наш ВМФ - а от госооборонзаказа прибыли в России иностранный инвестор не дождётся точно.) И тут "Красная звезда" публикует заметку о том, что лодку отделывают как-то совершенно необычно хорошо, оснащают кондиционерами западного образца - и вообще обустраивают так, как в жизни не обустраивали для наших собственных моряков. Что бы вот вы решили в такой ситуации? Лично я решил, что - пора хватать эту заметку и нестись как-то пытаться англичан УБЕДИТЬ всё-таки ПОМОЧЬ НАМ достроить лодку. Вот когда мне вслед за приведёнными у журналистки словами произнесли другие, разъясняющие, КАКОГО всё-таки рода "отличия модификаций" интересны, мне лично всё стало понятно (я и обратил внимание на заметку по этой причине) - и вам бы стало понятно, если бы вам об этом в журналистком материале сказали. Но вам об этом НЕ сказали...

Та же Латынина считает, что это вы как раз хотели подзаработать, что вы такой же незадачливый шпион, как Анна Чэпмен.

Я скорее незадачливый бизнесмен. И идеалист. Я верил в 29 статью Конституции, которая говорит, что каждый имеет право собирать и распространять информацию. Но я благодарен Юле, что она, говоря обо мне, вспоминает и о других ученых, которые до сих пор сидят. Есть люди, которым нужна реальная помощь. И самая реальная помощь была бы в том, чтобы не тратить свой талант и силы на выяснение того, приличный человек Сутягин или не очень, а бросить их все - на выручку людей из "зазаборья". А уже потом, когда все достойные освобождения обнимут наконец своих самых близких людей, можно облегчённо вздохнуть - и вернуться к выяснению вышеозначенного вопроса. Если, конечно, ещё будет необходимость его выяснять.

Вы так про это рассуждаете, будто это не у вас лично отняли целых 11 лет жизни.

А что мне еще остается делать? Рвать на себе остатки волос? Я бы вам показал свою фотографию до тюрьмы, там у меня их шапка…

Как ваша жена и ваши две дочери, которым было восемь и девять лет, когда вас арестовали, жили все это время?

Плохо. После того как меня осудили, жена пошла работать. Мои товарищи помогали ей. Воспитывала одна двух дочерей. Я смотрю на своих дочерей сейчас — это подвиг. Сегодня разговаривал с ними по скайпу, рассказывал про местных чаек — получил сразу выволочку за то, что сказал «сорт чайки», а не «вид». У меня старшая дочь биолог, а младшая учится на художника-иллюстратора.

Были ли у них неприятности из-за того, что их отец сидит в тюрьме? И как они думали, почему сидит их папа?

Не знаю, если честно, как они это воспринимали. Отношение к дочерям в школе было хорошим. Но один раз им почему-то, под каким-то абсолютно вымышленным предлогом, отказали в праве заниматься тем, что в тот момент составляло главную их любовь, — театром. Их просто выгнали из этого театра.

Вы говорите, что тюрьма — это тот же мир, только четче. Что в тюрьме говорят о политике? Как, например, относятся к Путину?

Совсем иначе, чем лет пять назад. Сейчас, если хочешь ущемить человека (а я, к сожалению, иногда делал и это, и это то, чему, увы, меня научила тюрьма), в самый горячий момент спора по внутриполитическим проблемам можно сказать: а помнишь, как ты пять лет назад кричал: «Вовка Путин — молодец!»? И человек начинает оправдываться: да я не понимал тогда, я не знал. Вот это сейчас общее восприятие. Сейчас люди в тюрьме если и испытывают теплые чувства к Путину, то всячески это прячут. Сейчас это в тюрьме неприлично.

Те, кто сильно образованные, его называют Дмитрием Бекбулатовичем (имеется в виду Симеон Бекбулатович, ради недолгого правления которого Иван Грозный отрекся от престола. — Ред.). Это лишь я абсолютно необоснованно пытаюсь доказать, что Дмитрий Анатольевич только выглядит плюшевым мишкой, а на самом деле это акула с тремя рядами зубов… Совсем не такой простой и такой беспомощный человек Дмитрий Анатольевич, как на первый взгляд это могло бы показаться! Простые и беспомощные на ТАКИХ постах и ТАК долго не удержались бы!..

Эту реплику поддерживают: Степан Пачиков, Николай Букин

В тюрьме, насколько я понимаю, существует сложившееся отношение к осужденным за убийство, изнасилование. А как относятся к осужденным за государственную измену?

Это одно из самых распространенных сейчас заблуждений. Те «понятия», которые существовали раньше, на самом деле сейчас очень сильно размыты и почти ушли. В тюрьме сейчас отношение к человеку строится на основе того, что он сам собой представляет. А насчет этих самых людей, осужденных за изнасилование, что вот, мол, это изгои — да ни фига подобного. Изгоями они автоматически за статью не будут. Я, например, сидел с человеком, которого обвиняли в изнасиловании. А там такая, извините за подробности, изнасилованная. Работает дояркой, в полчетвертого утра она еще присутствует в ночном клубе и договаривается пойти куда-то дальше. А ей же вроде как доить в полпятого…  В общем, это один из стандартных приемов подставы. Если в общении видно, что человек он неплохой, то почему к нему будут относиться плохо?

Не знаю. Называли меня Профессор Су. Но людям, кажется, интересно было со мной. Спрашивали про корабли, про устройство атомной бомбы, про то, как работает ядерный реактор, и почему взорвался Чернобыль. Про квантовую механику, поездки за границу, впечатления от иностранцев, про то, как летают самолеты. Сокамерники постоянно обращались с просьбами написать кассационную жалобу.

Эту реплику поддерживают: Степан Пачиков

Самую первую мою жалобу я написал еще в Калуге (в следственном изоляторе. — Ред.) своему соседу по камере Мише Потапу. Это у него прозвище такое было. Да он и был похож на медведя. Он, кстати, сидел за государственную измену. Государственная измена его состояла в том, что он был мошенником. Он воровал эшелонами бензин, почему-то только 76-й. И вот один из этих эшелонов он продал чеченцам. Это был где-то 1994-96 год. Где-то полгода калужскому отделению ФСБ объясняли, что Чеченская республика является частью России, поэтому, какими бы плохими они ни были, государственной изменой это считаться не может. С полгода Миша ходил под этой статьей. Уже позднее, после его осуждения по вполне мошенническим статья я помог ему написаты жалобу — и у него просто отменили приговор, отправили дело на пересуд, и на новом заседании его освободили в зале суда. Можно, конечно, сделать моральный упрек, что он же преступник, гад и сволочь. Ну да, он преступник, но, с другой стороны, это человек, обратившийся за помощью. Когда врача просят прооперировать преступника, он что должен сделать? А когда просят оказать помощь не медицинскую, а юридическую - и ты не только знаешь, что можешь это сделать, но ещё и видишь все те нелепицы и откровенную ложь, которой под завязку забит приговор - тогда как поступить? Отказаться "оперировать" потому, что на нём ярлык висит?

Был такой человек, Михаил, священник, которого обвиняли в бытовом убийстве: что он из Франции заказал убийство женщины и ее дочери. Но церковь этого не признала и сан ему оставила. Мы с ним даже газету издавали в колонии.

Про жизнь в колонии, про мир вокруг. Писали о том, что в Ижевске открыт памятник крокодилу с Тошей и Кокошей, или как это называется? В Удмуртии вообще очень серьезно поставлена воспитательная работа. В колонии все делается как положено. Светофоров, правда, нет — это еще одна легенда про тюрьму. Но дорожная разметка на асфальте была: идти надо было строго вдоль линий.

Игорь, а на Ваш взгляд в мирное время, при современных средствах коммуникации в чем, собственно, ценность государственных секретов?

Да нет, секреты могут быть, конечно. Вот Вы же ведь не всё без исключения хотите показывать всему миру, верно? А почему государства должны вести себя иначе, чем составляющие их люди? Другое дело, что к провозглашению того или иного секретом надо подходить как-то ответственнее и одновременно разумнее, что ли. Ни к чему объявлять секретом ежевечерний прогноз погоды - хотя в соответствии с российским "Перечнем сведений, отнесённых к государственной тайне", он вполне к государственной тайне отнесён быть МОЖЕТ. Что же до ЦЕННОСТИ госсекретов... - дайте я подумаю, а потом как-нибудь  Вам постараюсь ответить, ладно?

На сайте, которым занимался ваш брат, есть фотография вашей колонии. Там цветы на окнах, белье белое, все аккуратно — больше похоже на казармы из американских фильмов.

Если бы вы видели это постельное белье после первой же стирки. Оно цветом как песок становится, потому что вода очень плохая. Но тюрьма, правда, очень изменилась. И изменилась она, насколько я понимаю, после того, как была передана из МВД в Минюст. И это правда, и об этой правде надо говорить, кому бы она ни казалась неудобной. Это уже не та тюрьма, о которой писали Шаламов и Солженицын. Это довольно хорошо отремонтированные помещения, где можно посмотреть телевизор. И усилия сейчас направлены на то, чтобы сделать ее и просто более уютной. Правда, делается это, как правило, не за счет государства — у государства денег на это нет. Сами заключенные и осужденные все ремонтируют и покупают. Все эти цветы, сайдинг, краска. В Архангельске, например, на постройку комнаты длительных свиданий я и сам дал две тысячи рублей. Но я в этом отношении бедный. Правда, не самый. Потому что многих никто не поддерживает. И работать они не могут, потому что нет работы. Кризис в стране по колониям ударил очень сильно.

Вы кем в колонии работали?

В Архангельске — на участке кабельных барабанов. Это те самые здоровые деревянные катушки. И это была моя самая интеллектуальная работа, когда я загонял плохо вбитые кем-то гвоздики в тело деревяшки. Так как она служит для намотки кабеля, на щеке, то есть боковой части, не должно торчать железных деталей. Еще подметал полы, собирал стружку.

Кормят в тюрьме теперь тоже лучше?

Каждое утро — каша, называется сечка. Из чего она сделана, сказать невозможно. Самая ненавидимая каша. Но когда сечка ячневая, ее есть можно. Она называется ячка. Перловка сравнительно редко бывает. Бывает гречневая сечка, бывает овсянка, но редко. Иногда даже рис бывает, разваренный до состояния клейстера. Иногда и капустой просто на завтрак покормят, она квашеная, да еще и сваренная. Хлеб делается из муки такого качества, что даже мастер ничего не испечет. Бывает, этот хлеб просто не пропечен. На обед в Архангельске часто делается красная уха. Это из просроченной кильки. Красного цвета она потому, что из консервов сваренная. Мне она нравилась. В Восточной Германии это вообще называлось красной рыбой. По праздникам делают салаты, винегрет — это когда расстараются повара и сделают, на Новый год, например.

Как вы Новый год в тюрьме отмечали?

Обычно позволялось посидеть, посмотреть когдатошний «Голубой огонек» подольше. И тогда не в десять часов отбой, а попозже. В час-два, а бывало, что и в три разрешали отбиться. Был один начальник в Архангельской колонии, мне рассказали, который на Новый год чифирь заварил. Новый год, ужин, вдруг «камаз» — тележка, на которой развозят пищу. Давайте чашки, говорят, чифирь будете пить? Люди, сидящие в камере, говорят: это же запрещено. Это же преступление, а тут тебе предлагают сами. Не хотите? У меня тут ведро чифиря: хозяин велел заварить, всем раздать, берите, пока дают.

Странно все-таки, что вы совершенно не рассказываете про то, что обычно рассказывают о тюрьме, — про тюремные ужасы. Вы с этим не сталкивались?

Конечно, в тюрьме все это есть. Но Солженицын говорил, что писать об ужасах легко, написать «отворите мне темницу, подарите мне девицу» тоже несложно. Гораздо страшнее понять, пишет Солженицын, что ничего страшного не происходит, что все обыденно. Понять, что твоя жизнь единственная изломана, что ты практически простил этим косорылым, и теперь твоя жизнь сводится к тому, чтобы ухватить горбушку, а не серединку с подноса в столовой, а в очередной бане выбрать белье поцелее и по размеру подходящее. Вот это настоящий ужас тюрьмы. Но в тюрьме есть очень важная вещь, и это очень важное отличие современной тюрьмы от современной свободы. В тюрьме признание своей ошибки является очень сильным плюсом, которое вас в глазах окружающих очень сильно поднимает.

Эту реплику поддерживают: Виктор Енин

Расколотил там ЧУЖУЮ любимую чашку в отсутствие ХОЗЯИНА.

Вы поддерживаете сейчас связь с кем-нибудь из сокамерников?

Знаете, правильнее сказать - не "сокамерников", а уж скорее "сопосидельцев", сидели мы вместе не столько в камерах (хотя и это было), а в том, что называется "открытой зоной" Поддерживаю, и не с одним - с добрым десятком добрых своих товарищей в трёх архангельских только "зонах". Открытки вот пока пишу, отсюда отправляю, а там и за письма примусь.

Одному из своих самых близких товарищей прислал шутливую открытку с видом Лондона. Он освобождается в сентябре. Ему тоже скоро хорошо будет. И вот я ему пишу: Леха, все хорошо. Все будет хорошо, как ты и говорил. Он сидит за то, что защитил себя и своего брата от агрессивной пьяной компании и, защищая, убил человека.

Как вы чувствуете, вы потеряли квалификацию в тюрьме? 

Я продолжал заниматься тем же самым: сбором и обработкой информации. Я специалист в этой области. Я читал газеты, делал подборки по некоторым интересным мне темам: история, авиация, развитие нефтяной отрасли... Переписывал статьи от руки — у меня около тысячи выписок. В минимальной степени, надеюсь, я сохранил чутьё к информации и способность моментально включиться в работу по теме. Например, сказать, что информация о таком-то нефтяном проекте была вот там-то. Это две огромные сумки, которые я все эти годы пер за собой из тюрьмы в тюрьму. Я был потрясен, что мне не помешали взять эти рукописи.

Чем бы вы могли сейчас заниматься? И главное, где: в России, в Англии?

Я звонил недавно в Россию, и мне сказали: знаешь, грузчиком или даже кочегаром ты, наверное, сможешь работать, но преподавать физику в школе тебе уже наверняка не дадут. И жить, как я понимаю, тоже. Но сейчас главное — обговорить все хорошо с женой и решить. Найти, где жить, потому что я пока живу у друзей вот тут, на морском берегу, и они готовы меня и дальше терпеть, но я бы хотел все-таки что-то найти. И найти хорошо оплачиваемую работу, может, в России, может, в Англии. Сбор и обработка информации предполагает умение работать, в общем-то, в любой области. Меня семья поддерживала 11 лет, теперь и мне надо заняться обеспечением моей семьи, наверстать упущенное. А пока я занимаюсь тем, что пишу письма тем, кто меня поддерживал. Пока это моя работа. Потом, тюрьма даром не проходит. Мне сложно работать долго. Похоже, совершенно объективно, что я все же не вполне здоров. Мне поставили диагноз: энцефалопатия. Если инсульт — это острое нарушение мозгового кровообращения, то энцефалопатия — это хроническое нарушение мозгового кровообращения. Я очень быстро сейчас устаю, причем именно интеллектуально. Вот таскать бревна и снег чистить — это легко.

И в свете этих вот слов слов: «Я очень быстро сейчас устаю, причем именно интеллектуально», — особенно обидно выглядит позиция Елены Егеревой: сперва обманным путём добиться интервью «прямо сейчас», а потом ещё и устроить многочасовой марафон с ответами и вопросами в «прямом эфире».

Я понимаю, что эта тема интересна многим, но то, что произошло — типичный пример беспринципности журналиста, готового хоть душу дьяволу продать за право быть первым в очереди на интервью.

Уж извините, Елена! Всё остальное чуть позже, личным письмом.

Уважаемый Дмитрий,

пожалуйста, спросите у Игоря по поводу наших договоренностей. Я понимаю, что и Вы очень устали, но нельзя, мне кажется, не зная фактов, высказываться в подобном ключе.

Проект «Сноб» и я лично Вам очень признательны за содействие в организации интервью. И могу еще раз сказать, что публикация состоялась именно в тот срок, который был обговорен Вашим братом.

С уважением, Елена.

Прошу меня простить

Наверное, я действительно погрячился. Многие годы общения с журналистами раз за разом убеждали в беспринципности очень многих представителей этой профессии. Слишком много раз они обещают вам одно, а на деле выдают совсем другое. Во время интервью они с честными глазами высказывают своё сочувствие, а с экрана телевизора с такими же честными глазами на тебя выливают очередной ушат грязи. Наверное из-за этого я стал очень настороженно относиться вообще ко всем журналистам и очень очень болезненно воспринимать любые мелочи.

Посему ещё раз прошу прощения за излишнюю резкость моего высказывания.

Дмитрий! Не представляете как приятно и важно прочитать ваш пост. Спасибо вам и Игорю за интервью.

Дмитрий, добрый день! Мы понимаем состояние Игоря, и поэтому это интервью с разрешения Игоря взяли в несколько этапов. Те вопросы, которые вы видите от Лены взяты наконуне, когда Лена и Игорь встречались в Англии.И сейчас мы их публикуем.

Ребята, давайте жить дружно! Я очень рад возможности поговорить со вполне симпатичными людьми - это здорово поднимает эмоциональный настрой, потому я действительно крайне благодарен "Снобу" за представившуюся возможность. Одним небольшим нюансом является то, что вообще-то я попросил дать мне небольшую передышку для того, чтобы я имел возможность доделать некоторые неотложные свои дела - и уже потом спокойно, без груза на душе (и спешки, оглядывания на громоздящиеся срочно-спешные действия) отвечать на вопросы уважаемых читателей и членов клуба "Сноба". Если честно, я просил вообще-то передышки в 10 дней, в течение которых буду хранить молчание - извините меня за это все те, кто, увидев этот материал, захотел сразу задать вопросы. Договорённость на этот счёт вообще-то у нас была... - увы и ах и ругайте меня за это, уважаемые "снобы". (Именно эта очередь неотложных, но отложенных вчера в сторону дел и является причиной того, что я и сейчас пока ещё не могу подробно, как хотел бы, поговорить и с Вячеславом Орешковым, и с Дмитрием Хмельницким, Николаем Клименюком, Олегом Оксаничем... - увы, пока это всё ещё так.) Но выполнена наша договорённость, опять же увы, была, скажем так, не совсем. Меня попросили начать отвечать на вопросы - немедленно. Это был МОЙ  выбор - я счёл невозможным для себя НЕ попытаться, сославшись на наш уговор, ответить ВСЕМ, чьи комментарии, вопросы и просто тёплые пожелания увидел в первый день на этой страничке. Это было, конечно, довольно тяжело - но за СВОИ решения я отвечаю САМ, принимая на себя полную ответственность. Однако с огромным сожалением всё-таки должен сказать уважаемым создателям "Сноба", что некоторый не очень приятный осадок всё же - остался... Увы... И то, что мой брат, зная моё отношение к моральным обязательствам перед поддерживающими меня, желающими мне добра людьми, всё же счёл нужным поднять голос в защиту ещё и моих, так сказать, личных интересов - это, по-моему, очень понятно. Я ещё раз повторяю: ребята, давайте жить дружно! Но говорю и: Спасибо тебе, Дима!

Игорь, спасибо Вам,  за то, что согласились отвечать  и простите за излишную настойчивость. Этот разговор необычайно важен именно сейчас.  И умоляю давайте к нему еще вернемся, когда у вас будут силы. Большое Вам спасибо.

Так я же вот потихоньку и продолжаю возвращаться! Спасибо Вам, Анна, что Вы откликнулись на мою эмоциональную записку - и откликнулись именно ТАК.

Спасибо Вам еще раз. Вы знаете, Игорь, оттого, что вы на свободе есть ощущение, что происходят изменения к лучшему. Понятно, что ощущения ложные, но так хочется верить.

Игорь Сутягин Комментарий удален

Какие у вас были первые впечатления после выхода из тюрьмы?

Я вдруг почувствовал, что я вновь начинаю видеть цвета. В тюрьме постоянно черная одежда. Здесь я стараюсь, чтобы одежда была светлая.

А тапочки, которые на вас были, когда мы встречались - они же из тюрьмы. Вам разве не хотелось, наоборот, от всего связанного с тюрьмой избавиться?

Это тапочки моего товарища, Лехи. Просто они удобные, я привык к ним.

Как вообще изменилась жизнь за эти 11 лет, на ваш взгляд? Что вам нравится, что не нравится?

Я пока не понял. Мне пока сильно не нравится, что я вынырнул из тюрьмы, но не в том месте, где надо. Мне надо возвращаться. Но та моя страна, по моим ощущениям, была гораздо свободнее. Я хочу вернуться, а вернуться мне по большому счету некуда. Той страны, которую я оставил, нет.

Вопрос всего один: "Почему Вы признались в шпионаже, хотя Вы не шпион?"

Константин, большой вопрос - долгий ответ; можно, я попозже к нему вернусь? - честное слово, сейчас просто сил нет, всё же до сих пор, как это было в тюрьме, устаю я ещё недопустимо быстро...

Родные осуждённого сидят в тюрьме вместе с ним - немногие из тех, кто не сидел, у кого не сидели близкие, это вообще понимает...

Константин, Вы уж извините меня, очень долго подбирался к ответу на Ваш вопрос - но не могу же оставить его без внимания! Тем более, что он и важен очень.

   Итак - почему? Да потому, что это был РЕАЛЬНЫЙ на этот раз путь наконец освободить моих близких от вынужденной разлуки. (Она, конечно, продолжается, но как-то уже не так остро, я хотя бы совершенно легально могу звонить и разговаривать с ними столько и тогда, когда НАМ это нужно и хочется, а не когда есть на то "добро" администрации колонии - или его и вовсе нет...) Вам предлагают сделку "Свобода за честь" (причём, замечу, не только ВАША свобода, а ещё и близких людей - вот это тот нюанс, которого СОВЕРШЕННО не понимают те, кто не сидел ни разу и не жил наполовину в тюрьме, если сидят близкие! Родные осуждённых ТОЖЕ СИДЯТ С НИМИ В ТЮРЬМЕ, понимаете? И освобождение "з/к" - это освобождение И ЕГО БЛИЗКИХ ТОЖЕ!). Что делаете Вы? Продолжаете удерживать своих родных в их "наполовину тюрьме"? "Невольник чести" - это когда только сам за себя отвечаешь, был бы я абсолютно один, сейчас бы вероятнее всего продолжал бы где-нибудь в Подполярье сидеть. Но поставить СВОИ принципы выше благополучия самых близких и дорогих людей... Попробуйте поглядеть лет так с десяток на то, как стареют, страдают и болеют Ваши родные, а Вы не в силах что-либо сделать, чтобы помочь им - а потом встаньте у распахнутой перед Вами двери и попробуйте задать себе вопрос: "Ну так что, говорим "да"? Или отказываемся?" Попробуйте - быть может, поймёте чуть-чуть лучше меня...

Хотите посадить кого-то? Что ж, флаг вам в руки...

И ещё одни нюанс. Знаете, мне же ведь открыто было сказано: отказываешься подписать то, что мы тебе подсовываем - вся сделка отменяется. А я-то до самого самолёта в "Домодедово" был уверен, что речь идёт про "одиннадцать из Штатов - одиннадцать из России", то есть о судьбе ещё двадцати одного, кроме меня (и кроме близких тех, кто сидит или сядет!), человека! Как там у "Наутилуса Помпилиуса" - "повиси-ка на нём, на кресте - поймёшь, почём это, по воде гулять"?

    Человеку не нужно сидеть в тюрьме - году так на десятом-одиннадцатом заключения это понимаешь на том же приблизительно уровне, на котором по-настоящему верующие знают, что грешить НЕЛЬЗЯ - не потому нельзя, что батюшка не разрешает или в рай пропуска не дадут, а просто потому, что НЕЛЬЗЯ. Люди не должны сидеть в тюрьме - те, кто не сидел, понять это смогут едва ли. Но, поняв это, взвалить на себя судьбы ещё двух десятков людей, которых ты своим "нет" на годы отправляешь за решётку - или не даёшь выйти из-за неё... Знаете, непростое это решение!.. Потому что люди - НЕ ДОЛЖНЫ сидеть в тюрьме!

    Тем более, что это же ведь, в сущности, НАШИ люди - они работали на НАШУ страну (хорошо ли, плохо ли - дело десятое, на НАШУ ведь!), а их теперь в американскую кутузку!.. Врать не буду, РЕШАЮЩЕГО значения ЭТОТ фактор не играл, судьба моих близких (и моя собственная - мне просто не может быть хорошо, если моим близким плохо, так что можете считать, что это я ДЛЯ СЕБЯ старался; хотя на воле, несомненно, всё-таки лучше, чем в тюрьме!) - так вот судьба моих близких и моя собственная была для меня важнее, когда я думал над выбором из двух коротких слов. Но я И О НЁМ тоже думал - напряжённо думал, Вы уж поверьте... Потому что САЖАЮТ у нас людей - следователи и прокуроры (судьи только оформляют, будем уж честны) - а я к ИХ числу принадлежать из-за тюремных заборов как-то не хочу... Это им - флаг в руки, барабан на шею - и за посадки! Я лучше выпущу кого-нибудь... если уж вроде получается...

   Не знаю, удалось ли мне ответить на Ваш вопрос - он очень сложный, потому что в категории рациональные переводится очень трудно, оперировать приходится понятиями эмоциональными, а это всегда очень субъективно и не очень доказательно. Вы спросите меня ещё раз, если что-то остаётся неясным - я попробую уточнить, поняв, ЧТО вызывает у Вас затруднение... А вообще я просто пытался Вам РАССКАЗАТЬ, ЧТО чувствовал и думал, размышляя над принесённой мне в камеру номер 68 "Лефортово" бумагой...

Игорь, в Вашем деле был еще один фигурант, или возможный фигурант - Ваш соавтор Павел Подвиг, который, если я правильно понимаю, все эти годы живет в США и продолжает заниматься исследовательской деятельностью. Поддерживаете ли Вы с ним связь сейчас? Переписывались ли, пока Вы находились в заключении?

Уважаемая Маша (как-то неловко называть Вас таким вот неполным именем, но буду так - если Вы не скажете, что нужно по-другому) - так вот по моему делу я проходил в гордом одиночестве. Несмотря даже на то, что калужские чекисты нашли-таки ещё одного человека, который звонил по тем же лондонским телефонам, что и я - и даже попросили москвичей допросить некоего военнослужащего Б., номер рабочего телефона такой-то. Москвичи допросили Б. - только не военнослужащего, с совсем другим номером и рабочего, и домашнего телефона, и ничего абсолютно не знающего ни про меня, ни про Лондон. А того, связанного с Лондоном Б. почему-то допрашивать не стали. Вы не знаете, почему? Так я лишился уникальной возможности обзавестись по своему делу подельником. Хотя, если разобраться, подельников у меня - полный вагон: здесь и бывший (а в тот момент - вполне настоящий!) министр обороны, чьё привезённое в Лондон опубликованное "Красной звездой" выступление на пресс-конференции в РИА-Новости принесло мне 15 лет; и Госдума почти в полном составе - ратифицировавшая Договор СНВ, цитирование одной цифры из которого дало мне в итоге тот же (15 лет) результат. В общем, большая, дружная и интересная компания.

Что же касается Павла, который ни потенциальным, ни реальным фигурантом в ЭТОМ (№ 52) уголовном деле, слава богу, никогда не был, то ему я очень, очень благодарен за поддержку, которую он оказывал моей семье все (понимаете, ВСЕ) эти годы; за то, что именно он самым первым позвонил моим родным домой, когда стало известно о произошедших в Вене событиях; за то, в конце концов, что именно благодаря ему, его друзьям я не должен сейчас судорожно метаться по столице Великобритании в поисках того, где бы мне поставить компьютер, с которого я вот сию минуту отвечаю на Ваш вопрос. Так что сейчас я с ним и переписываюсь, и перезваниваюсь. Из тюрьмы, правда, это было практически невозможно - жаль, конечно... Буду рад, если окажется, что на Ваш вопрос я ответил достаточно полно.

Игорь, большое спасибо за ответ. Вообще от Ваших ответов складывается впечатление, что Вас окружали и окружают порядочные, заботливые и просто хорошие люди. Смею предположить, что это непосредственно связано с тем, как Вам удалось остаться все эти годы несломленным. Все это в совокупности вселяет даже некоторый оптимизм.

"Хороших людей - большинство. Просто плохие - лучше организованы." Михаил Задорнов

Давайте уже будем организовываться! - ведь это будет здорово, как Вы считаете?

Я считаю, что мы именно этим здесь и занимаемся. Кроме шуток. Мне кажется, что главное в деле организации (в смысле создания общности) людей - это общий разговор. В русскоязычной среде традиционно с этим не очень здорово - в силу отсутствия (и систематического разрушения последние 10 лет) публичного пространства, в силу разобщенности диаспор, в силу отсутствия привычки, наконец (я имею в виду все-таки не кухонный разговор между давно знакомыми людьми). Вот мы, собственно, тут собрались, чтобы создать площадку для разговора.

   А знаете, Маша - это, наверное, действительно ОЧЕНЬ важно. Слово определённо обладает немаленькой созидающей силой - и продолжая ГОВОРИТЬ (а значит, и МЫСЛИТЬ) как СВОБОДНЫЕ люди, мы, возможно, создаём вокруг себя некоторое личное пространство СВОБОДЫ. Постепенно заполняя им всю окружающую нас страну, мы, возможно, сумеем что-то и в самом деле изменить. По крайней мере, мы сумеем не стать частью НЕсвободы, которая давит вокруг - и уже одним этим лишим её части хамской безнаказанности, пусть немножко, но ВЫТЕСНИМ из НАШЕГО мира.

   Это очень, ОЧЕНЬ важно - сохранять внутри себя свободу. По себе сужу, по своему опыту - ОЧЕНЬ важно. Как там сказал горячо любимый мною Игорь Губерман? -

       Свобода, глядя беспристрастно,

       тогда лишь делается нужной,

       когда внутри тебя пространство

       обширней камеры наружной. 

   Давайте расширять пространство внутри себя!

Еще есть "целительская мудрость": "Что излучаешь, то и получаешь".

Наверное, не зря Вам встретились именно такие люди, несмотря на "жернова".

То добро, свет, терпимость и мудрость, с которыми Вы здесь пишете, не перестают поражать.

(Это я просто мысли выражаю по ходу прочитанного - совсем без ожидания ответа.)

А я Вам всё равно отвечу: понимаете, я действительно верю, что НУЖНО быть добрым и человечным по отношению к людям, какими бы плохими они ни могли бы показаться на первый взгляд. Нужно хотя бы потому, что тогда ни на йоту не отступаешь от самого себя: ведь злость, злоба по отношению к КОМУ-ТО живёт-то ведь внутри ТЕБЯ. Ну и кем ТЫ после этого (ну, ладно - только в этот момент; но разве этого - мало?) становишься?

Ну, а человеческая жизнь - она же ведь не физика, здесь и правда, похоже, как раз ОДНОИМЁННЫЕ заряды друг к другу притягиваются. Здесь, Лена, я с Вами абсолютно согласен, с приведённой Вами "целительской мудростью". Как бы то ни было, а я лично очень рад, что в КАЖДОЙ тюрьме и колонии, где я сидел, мне действительно ВСТРЕЧАЛИСЬ очень хорошие люди. (Правда, это может быть и грустным знаком - в том смысле, что больно много их что-то за решёткой-то оказалось! Валентин Владимирович Данилов - постоянно в письмах советовал мне, как поступать лучше; и до сих пор - сидит под Красноярском. А сколько ещё!.. ДАВАЙТЕ ПОПРОБУЕМ СДЕЛАТЬ ТАК, ЧТОБЫ ОНИ ВСЁ-ТАКИ ТОЖЕ БЫЛИ НА СВОБОДЕ!)

А. вот вспомнил одну занятную вещь: сидел это я в одиночной камере в Калужском СИЗО. Просыпаясь каждое утро, упирался взглядом в стихотворную мудрость, выцарапанную кем-то на противоположной от моей койки стенке. А гласила она вот что: "Будь проклят тот от века и до века,/ кто захотел тюрьмой исправить человека". Прав был неизвестный автор!

Это - как иная ипостась мысли Варлама Тихоновича.

Надпись очень мудрая.

Для меня остается загадкой, почему заключают в тюрьму кого-то кроме людей, совершивших физические преступления - нападения, грабежи, убийства и т.д. Эти люди представляют собой опасность для других людей. Насколько я понимаю, это не только наказание, но - главное - их изоляция для безопасности общества. Сейчас идут большие дебаты в Германии, где существует концепция превентивного заключения. Эту концепцию успешно оспорили в европейском суде и теперь тех, кого держали в продление заключения в первентивных целях - убийц и серийный педофилов - должны выпустить.

Зачем заключили Мейдофа на 250 лет я не поняла. Человек успешно воровал и мало работал. Мне не понятно, почему не направить его на работу и не удерживать зарплату в пользу пострадавших. Конечно он никогда эту сумму не выплатит. Но в чем смысл обеспечивать ему комфортную жизнь за счет налогоплательщиков я совсем не понимаю. Действительно, лишение свободы в первую очередь является наказанием. Но совершенно очевидно, что оно не является способом восстановления баланса.

А одиночное заключение это совсем ужасно...

СРОКИ СВЫШЕ СЕМИ ЛЕТ В СРЕДНЕМ НЕ ИМЕЮТ СМЫСЛА...

Знаете, Лена, мне здорово повезло в том, что я действительно встречал думающих, знающих и интересных людей. Причём и с той, и с другой, так сказать, стороны. В Удмуртии, например, очень развита психологическая служба тюремного управления. А в Архангельске я сидел с врачом - настоящим врачом, Ленинградский Мед. оканчивал, работал по специальности - знал своё дело намного лучше штатных медиков колонии, к нему они как раз и обращались за консультациями. Так вот двое этих людей снабдили меня  интереснейшей информацией о результатах исследований наших, отечественных пенитенциарных психологов. Один из этих фактов таков: сроки лишения свободы, значительно превосходящие 7 ЛЕТ, не имеют смысла - так как давно и уверенно установлено, что только в течение в среднем СЕМИ ЛЕТ после начала заключения человек ещё по-настоящему ХОЧЕТ измениться к лучшему (если он изначально ХОЧЕТ, я не говорю о закоренелых убеждённых преступниках, каковые тоже встречаются, и в немалом количестве). Затем человек - то ли отчаивается, то ли просто привыкает к "тюремной" жизни - и тяга к исправлению самого себя постепенно выветривается. То есть изначально сроки свыше в среднем семи лет для среднего человека НЕ ВЕДУТ К ИСПРАВЛЕНИЮ, они абсолютно лишены смысла! Это уже не ИСПРАВЛЕНИЕ, это своего рода - МЕСТЬ.

Между прочим, есть ещё один интересный факт - и всё от тех же интереснейших для меня людей. Вновь результаты исследований наших же (что очень важно, потому что они учитывают и нашу реальную обстановку, и особенности менталитета наших, а не каких-то зарубежных людей) пенитенциарных психологов (между прочим, целый институт во ФСИН по этом направлению работает!): после приблизительно ПЯТИ ЛЕТ заключения в психологии человека наступают уже НЕОБРАТИМЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ. То есть если вы посадили (в среднем, конечно, говоря) человека НОРМАЛЬНОГО, в целом достаточно законопослушного, совершившего что-то не слишком опасное или же что-то по-неосторожности, то точно такого же - вы уже назад не получите. И необратимые эти изменения, если прислушаться к Варламу Тихоновичу и к мудрой, как Вы заметили, надписи на стене 68-й камеры Калужского СИЗО, будут, вероятнее всего, далеко НЕ В ЛУЧШУЮ сторону...

Разумеется, очень многое зависит от самого человека - ведь не зря говорят, что тюрьма УКРЕПЛЯЕТ те качества человека, которые в нём изначально присутствовали; но всё равно надо ли обществу так рисковать, что усиливать имевшуюся в неплохом в общем-то человеке небольшую червоточинку? Вряд ли ОБЩЕСТВУ это - надо... 

Подумать страшно, что же тогда в ситуации как у Вас - когда "жернова"...

Игорь, Вы святой...

И Ваша жена тоже...

Я-то - конечно нет... Просто - 

     Если вырастут крылья за спиной -

     Я б хотел, чтобы были - белые...

   В любом случае спасибо за комплимент - я, честное слово, скоро растаю. Не слишком это заслуженно.

   А вот моя любимая... Невероятно даже просто помыслить, ДО ЧЕГО же многим я обязан ей! Вот ЕЙ бы я и не такие слова сказал...

Вы ЕЙ от меня уместные слова скажите пожалуйста. Я не устану повторять, что очень надеюсь, что и окружающие вашу семью люди ЕЙ уделяют внимание и говорят все искренние слова, и включают ЕЕ во все, что с Вами происходит. Сейчас идет период "социального отягощения" для всей Вашей семьи . Потом новизна рассосется, а жизнь останется. Я очень хочу верить, что нынешняя круговерть не отбрасывает в сторону тех, без кого Вам было бы значительно труднее прожить этот жуткий период. Вы же остались нормальным человеком, несмотря на то, что срок сильно перевалили за те самые семь лет!..

А если растаивание приносит отдых, так самое время - оттаивать, верить теплу и набираться сил :-) Рада, что могу этому поспособствовать! Только не устану повторять, что ЕЙ и дочкам это тоже сейчас нужно.

С Вашим опытом, интеллектом и отношением к жизни надо становиться life coach - благо в англоязычном мире это очень востребовано. Я не шучу! Вы звучите, как человек который только что вышел не из тюрьмы, а из нирваны!...

Как хорошо, что с моей женой, моей любимой мне удалось наконец встретиться! Я потому и молчал эти две недели, что был далеко - и в прямом, и в переносном смысле!..

Ура!!!!!!! Проблема с паспортами решилась? Они с Вами?

Побыли немножко - поехали обратно, проводил позавчера. Но возможность провести две недели (это невероятно много! Не 69 часов - а целых две недели!) - провести их там и так, как хотим МЫ, а не как предписано Правилами внутреннего распорядка... Возможность выходить вечером на улицу и смотреть на звёзды, гулять у холодного моря, находить ракушки, "куриных божков" и клешни от съеденных чайками крабов... Возможность чувстовать не только близость, но ещё и свободу - потому что, когда трое суток сидишь хотя и вместе, но в одной комнате запираемого за пришедшими родственниками помещения "Комнат длительных свиданий", остро ощущаешь НЕсвободу встречи... - а здесь ты можешь ВЫЙТИ когда и куда захочешь! - это так непросто понять тем, кто не был заперт на годы, кто не приезжал в запертый этот мир, добровольно заключая себя на 69 часов в тюрьму - с родным человеком!..

   В общем, разлука продолжается - но теперь это уже какая-то другая, в чём-то не такая острая разлука. Теперь это ещё и память о складывающихся в дни часах, проведённых ВМЕСТЕ и под СВОБОДНЫМ НЕБОМ! Наверное, Вы даже не представляете себе, до чего это важно, до чего это остро, до чего это хорошо!..

Я вообще не представляю, что Вы и Она за люди! Я уже где-то сказала, но не могу не повторить еще и еще раз. От Ваших слов ощущение, что Вы вышли не из тюрьмы, а из нирваны. Вы разговариваете, как Го-Ноцри у Булгакова!

У меня ощущение, что даже этими словами я уменьшаю то, что здесь происходит...

Я совершенно зверела от режимных заявлений на Байконуре, когда мой муж улетал в космос на полгода. Что же может быть в Вашей ситуации, я даже боюсь представить...

Я вам написала еще в личку - гляньте, пожалуйста.

Как Вы оцениваете перспективы своего трудоустройства в РФ? В мире?

Борис, знаете, я сейчас как раз тем и собираюсь вплотную заняться, что приступить к оценке этих самых перспектив. Когда-то я был, как говорят, не то чтобы самым плохим специалистом в своей области - не знаю, конечно, что от того осталось... Вот разгляжу, что на теперешней картине мира нарисовано (в России, конечно - прежде всего, но если придётся - то и в мире тоже) - тогда и смогу, наверное, с достаточными основаниями ответить на Ваш и интересный, и важный - и, увы, ОЧЕНЬ много могущий прояснить вопрос... Не зря же мне говорили то, про кочегара... А ответ на Ваш вопрос иллюстративен, потому что в чём-то он будет касаться не одного лишь меня, но ещё и тех, о ком говорил на этой же странице Олег Утицин...

Борис, Вы знаете, вот прошло двадцать дней с момента, когда Вы задали свой вопрос - и я уже могу сказать Вам что-то новое по содержанию. Мне заказали ряд статей для Би-Би-Си - и первая из них была опубликована вчера. Конечно, это не трудоустройство в полном смысле этого слова, но это уже начало работы - и это для меня просто здорово...

Игорь, а как вам сообщили, что вас поменяют? Вам дали встретиться с родственниками перед отлетом?

Перед отлётом - да. А перед тем, как от меня требовалось окончательное решение - нет, хотя я и просил - и они обещали...

Исключение или правило?

Игорь, во-первых, поздравляю с освобождением и возвращением к "мирной" жизни.

Примечательно, что в своих ответах Вы упомянули Льва Гумилёва и значимость пассионариев для нации. Любое здоровое общество своих пассионариев бережёт и ценит, а что с ними делает нездоровое мы тоже хорошо знаем.

В этой связи вопрос: Вы наверно слышали разговоры об инновациях и модернизации, создании проекта "Сколково" и приглашении к учёным, инженерам и предпринимателям участвовать в этой деятельности. Я слышал, что до сих пор существуют законы (или подзаконные акты?) по которым общение с иностранцами может легко быть обращено в обвинения в шпионаже. Что Вы можете сказать по этому поводу? Можно ли считать Ваш случай примером из прошлого или подобные явления обречены на повтор?

Спасибо.

P.S. Пожалуйста не торопитесь с ответом, восстанавливайте силы...

Алексей, огромное Вам спасибо и за Ваш комментарий - и за Ваш пострскриптум. Вы меня извините, что я сейчас не отвечаю Вам здесь - я Вам предложу (это мне сейчас чуть проще) заглянуть на эту вот ссылку на сайте, который, между прочим, как раз мой брат в мою же защиту и организовал - там, быть может, Вы найдёте если не полный, то хотя бы частичный ответ на Ваш вопрос о том, что Я по этому поводу думаю: http://sutyagin.ru/public/prikaz_ezhova.html . Возможно, я смогу ТЕМ текстом немного Вам ответить?

Спасибо, Игорь, за ответ и за ссылку на статью.

Ответ Вашего отца на вопрос следователя явно должен войти в хрестоматию / историю Государства Российского (как же нужны нам для этого новые карамзины и салтыковы-щедрины!):

"– Как вы думаете, ваш сын, выезжая за рубеж, встречался с иностранцами?– Да, думаю, что, выезжая за рубеж, сын с иностранцами встречался. Видите ли, там, за рубежом, вообще живут почти поголовно одни иностранцы."

Законы 1937-го года исполняемые в XXI веке - это выше моего понимания... Интересно, знакомы ли с этим фактом организаторы сколковского проекта?

Эту реплику поддерживают: Лика Кремер

Игорь, большое спасибо за ссылку, очень интересно было прочитать.

Желаю Вам скорой адаптации к новой жизни, а самое главное поскорее воссоединиться с семьей и хорошо отдохнуть.

Вам - спасибо на добром слове! Я всё равно буду упрямо надеяться, что выйдет по-нашему - по нашему с Вами, не по ИХ.

Здравствуйте Игорь

Какие планы у Вас на ближайшее будущее? Работать где? кем? Строить дом, семью?

Знаете, Яков, у меня ведь отняли почти 11 лет, которые я мог бы вполне плодотворно потратить на то, чтобы крепить и строить благополучие своей семьи. Сделать просто так, чтобы дочери мои могли бы ходить в красивой и модной одежде, увидеть наконец тот самый Лондон, о котором мы с ними в их детстве читали замечательные сказки Дональда Биссета, и Берлин, в котором живёт наш добрый друг Бармалей (ну, Вы его не знаете, но просто поверьте мне, что - очень похож). Да просто чтобы мы смогли бы всей нашей семьёй исполнить свою давнюю мечту и проехать по всей нашей стране от Москвы до Владивостока, выходя на каждой понравившейся станции и безгранично расширяя для себя нашу безграничную страну... Так что планы простые: надо находить работу, которая позволит мне как-то наверстать упущенные годы, пока ещё не стало слишком поздно. Строить дом, восстанавливать мир семьи, грубо подломанный с одного угла нашими "левоохранителями". Банальный ответ - ну так ведь и планы, в общем-то, особой оригинальностью не отличаются. Просто жить наконец - после одиннадцатилетней паузы.

Спасибо, не банальный, а очень полный ответ.

Удачи Вам в вашем становлении.

Что вам показалось наиболее необычным, как только вы вновь оказались на свободе после стольких долгих лет заключения? Не было ли странно, непривычно ощущать себя снова на воле?

   Знаете, Вероника, я вот когда в первый - в самый первый! - раз оказался за границей, в 1990-м и сразу в США - то чувствовал себя внезапно попавшим в середину научно-фантастического фильма. Даже знаю, какого: "Солярис" Тарковского, есть там эпизод, если помните, фильм начинается с этого - герой едет на автомобиле по каким-то нескончаемым многоуровневым развязкам над абсолютно не нашим городом. В тот раз культурный шок пробило только - пиво.

   В 90-м в Москве давились за "Жигулёвским". Ну, я-то пива не пью, мне было всё равно, но когда я день где-то на пятый пребывания в Нью-Йорке вдруг в полной мере осознал, что иду вот по улице, через каждые пятнадцать шагов - магазинчик, в нём 5-6 сортов пива - И НИКТО НЕ ДАВИТСЯ ЗА НИМ В ОЧЕРЕДИ!.. Видно, ЭТО впечатление было НАСТОЛЬКО острым, что сумело пробиться даже сквозь пелену, выстроенную мозгом против культурного шока (не зря всё-таки Михаил Задорнов, кажется, говорил, что нельзя советского человека сразу в капиталистческие страны выпускать, ему сначала адаптация нужна - Болгария, потом можно немножко ГДР, и уж только после этого, да и то острожно...).

   Это я к чему? (Вы уж извините мне долгие реминисценции) - да к тому, что как-то не до конца, наверное, ощутил себя ещё на свободе. Поэтому ПОКА меня, если честно, почти ничего не УДИВЛЯЕТ.

   Разве что одно - совершенно невероятно для самого себя быстро вспомнил, и прилично вспомнил, английский. Вот уж не думал, что после одиннадцати лет это будет ТАК легко... А пива я так и не пью - поэтому культурный шок британской действительности пробивать, похоже, пока нечем.

   Ответил ли я - хотя бы частично - на Ваш вопрос?

Просто,- удачи, здоровья, и - СЧАСТЬЯ!

Уважаемый Игорь, Вы вызываете искреннее восхищение. 

Надеюсь, у Вас скоро все образуется наилучшим образом и, самое главное, Вы сможете воссоединиться со своей семьей. 

Удачи Вам!

Игорь Сутягин Комментарий удален

Игорь, нет слов... Знаю, что после всего, что Вы пережили, это Вы тоже преодолете, но как же гадко. Искренне переживаю за Вас и Вашу семью.

Беспредел. 

Держитесь, все наладится.

"Я не верю вранью отпетому

 о просвете во мраке мглистом,

 я отчаялся - и поэтому

 стал отчаянным оптимистом!" - Игорь Миронович Губерман. Так мне нравятся его "гарики" - до того всё в точку сказано!

Здоровья Вам, Игорь и очень надеюсь что Ваша семья вскоре к Вам присоединится.

Ваши ответы и размышления добры, очень интересны и во многом неожиданны. Спасибо Вам большое.

И несть числа паскудству и подонству....

Эту реплику поддерживают: Игорь Сутягин

Это же совершенно очевидно! Невозможно говорить о себе "я просто сидел в тюрьме" и при этом оставаться таким, как Вы, если нет настоящей причины сохранить разум и жизнь. А настоящей причиной могут быть только человеческие отношения.

Эту реплику поддерживают: Игорь Сутягин