Немцы здесь больше не живут

Криминальные новости из Чехии напоминают, какую непомерную цену заплатила Европа за возможность жить в мире последние полвека. За нерушимостью границ и уважением к правам национальных меньшинств стоит долгая история насильственной ассимиляции, депортаций и геноцида

Фото: AFP/East News
Фото: AFP/East News
Октябрь 1938. Только что подписано Мюнхенское соглашение, позволявшее Гитлеру присоединить Судеты к Германии. Судетские немцы опрокидывают пограничный знак на немецко-чехословацкой границе.
+T -
Поделиться:

16 августа 2010 года около чешской деревушки Добронин была обнаружена могила времен Второй мировой, в которой, видимо, покоятся останки расстрелянных немецких фермеров. Предполагается, что они были задержаны в мае 1946-го чехословацкой полицией перед планировавшейся депортацией в Германию. Полиция подтвердила, что один из вероятных участников преступления, чех, еще жив.

…К началу XX столетия в Центральной и Восточной Европе практически не осталось мононациональных территорий. Интересная этническая картина сложилась в Чехии, которая до 1918 года входила в состав Австро-Венгерской империи: чехи преимущественно проживали на селе, в городах же доминировали немцы, которые составляли до четверти жителей Богемии. Основанный в Праге в 1347 году Карлов университет является старейшим немецким университетом в мире, преподавание на чешском там началось только в 1882-м. Другая часть немцев занималась сельским хозяйством в Судетских горах и на других окраинных территориях Чехии.

Две эти части немецкого меньшинства не были объединены ни политически, ни социально. Если городские немцы четко ассоциировали себя с Габсбургами, то фермеры этим вопросом просто не задавались. Не было даже общепринятого обозначения немецкого населения Чехии.

Формирование немцев Чехословакии как единой нации относится к межвоенному периоду. Их политический лидер Конрад Гейнлейн ввел в широкий оборот термин «судетские немцы», который начал активно употребляться только в 1920-х. Созданный им в 1933 году Германский патриотический фронт добивался для немцев широкой автономии. В 1935 году фронт был переименован в Судетскую немецкую партию, она быстро набрала вес, став сильнейшей в стране. Найдя поддержку у Гитлера, Гейнлейн фактически превратил своих избирателей в пятую колонну, ускорив крах Чехословакии.

В 1938 году после Мюнхенской конференции нацистская Германия оккупировала, а затем аннексировала Судеты. Через год немецкие войска захватили остальную часть страны.

Планы массового изгнания этнических немцев после окончания войны впервые сформулировало образованное в Лондоне чехословацкое правительство в изгнании. Возглавивший его бывший президент Эдвард Бенеш разработал концепцию «перемещения населения» в послевоенной Европе. Он смог убедить поддержать свои замыслы как американское, так и советское руководство и с этой поддержкой приступил к разработке подробного плана этнических чисток.

Первый рабочий вариант депортации немцев был представлен правительством Бенеша союзным державам уже в ноябре 1944 года. В соответствии с ним ни в одном из районов Чехии доля немецкого населения не должна была превышать трети. Еще не все узники нацистского концлагеря Терезин покинули ненавистные бараки, а уже было принято решение переделать лагерь под транзитный пункт для депортируемых немцев.

Изгнание готовилось основательно.Летом 1945 года чехословацких немцев обязали встать на особый учет в полиции. Их личный транспорт (вплоть до велосипедов) был отобран, а пользоваться общественным им было запрещено. Конфискации подлежали телефонные аппараты и радио. Посещать магазины немцы могли теперь только в строго определенное время. Им запрещалось разговаривать в публичных местах по-немецки и предписывалось носить нашивку «N» (nemec, то есть «немец») или повязку со свастикой.

За 1945–1946 годы из Чехословакии было изгнано более трех миллионов человек. Официальные чешские документы утверждают, что за время депортации погибло18 816 немцев, это число разбито на подробные категории: сколько переселенцев умерло в пути, а сколько сразу после прибытия на новые места, в пересыльных лагерях, при побеге и «по неизвестным причинам».

3 411 человек совершили самоубийство. Множество были искалечены и изнасилованы. Вопреки заявленной 33-процентной норме выселялись целые деревни и города. По всей стране из немецкого населения формировались маршевые колонны, людям не давали взять с собой никаких вещей и без остановок гнали к границе. Чехам было строго запрещено оказывать любую помощь депортируемым. В ходе только одного такого «марша смерти» — при изгнании 27 тысяч немцев из Брно — за 55 километров пути погибло до 8 тысяч человек. Вероятно, найденная в Добронине могила имеет отношение как раз к этому маршу.

Тема судьбы судетцев отравляет немецко-чешские отношения и в наши дни, а в последние годы вышла даже на общеевропейский уровень. Многие из переселенцев живы до сих пор, их влиятельные организации ставят перед Берлином неудобные вопросы. Генеральный секретарь правящей в ФРГ партии ХДС/ХСС Герман Греэ поддержал недавно инициативу Союза изгнанных учредить в Германии официальный день памяти немецких беженцев.

С чешской стороны ситуация обратная. Долгие годы эта тема здесь замалчивалась, а большинство чехов и сегодня стараются делать вид, что ничего особенного полвека назад не произошло. Их устраивает определение, данное весной 1999 года премьер-министром Чехии Милошем Земаном во время переговоров с канцлером Германии Герхардом Шредером. Земан назвал тогда декреты Бенеша «потухшими».

21 января 1997 года премьер Чехии Вацлав Клаус и канцлер ФРГ Гельмут Коль подписали в Праге Декларацию о взаимных отношениях и их будущем развитии. Немецкая сторона признала ответственность Германии за Мюнхенское соглашение 1938 года, расчленение и оккупацию Чехословакии. Стремившаяся же тогда в ЕС Прага выразила сожаление о насильственном выдворении судетских немцев и конфискации их имущества, «из-за чего серьезно пострадали невинные люди».

Но если на межгосударственном уровне вопрос действительно можно считать закрытым, то этот же вопрос неожиданно стал ключевым в процессе европейской интеграции. Вступление в силу Лиссабонского договора, конституции Евросоюза, было едва не сорвано из-за оппозиции того же Вацлава Клауса, который сейчас является президентом Чехии. Он заявил, что являющаяся частью документа Хартия ЕС по правам человека предоставляет судетским немцам и их потомкам новые основания требовать у Чехии компенсации за утерянное в середине прошлого века имущество.

Клаус отказался подписать Лиссабонский договор. Его сопротивление было сломлено только после того, как в октябре 2009 года на специально созванном саммите ЕС все остальные члены объединения (в том числе Германия и Австрия) согласились с требованиями Праги предоставить ей в определенных случаях право Хартию не исполнять.

Оказывается, представление о коллективной ответственности, формировавшее мировую политическую практику 60 лет назад, живо и сегодня. Не закрыты окончательно и юридические последствия депортации судетских немцев. Если добронинское дело будет расследовано до конца, надлежащим ответчиком по возможным искам со стороны родственников убитых может быть признано уже не чешское государство, а конкретные виновные в уголовных преступлениях более чем полувековой давности. А это неминуемо вызовет новую волну споров — и об истории, и о совместном европейском будущем.

Комментировать Всего 17 комментариев

История с "законами Бенеша" в сегодняшнем европейском контексте - ярчайший пример того, как поменялось представление о норме, даже политической. 65 лет "симметричный ответ" нацистам выселением этнических немцев воспринимался как нечто вплоне естественное.

К слову, вот очень подробный анализ соотношения "законов Бенеша" и современного европейского законодательства:   http://www.statewatch.org/news/2009/oct/lisbon-benes-decree.pdf

К сожалению, Михаил, представления поменялись далеко не везде даже в Европе. В 1990-е на Балканах все успокоилось тоже только после геноцида и этнических чисток. Интересно, как это аукнется Евросоюзу через десятилетия, когда и Сербия и Хорватия и Босния станут его полноправными членами. Пока, увы, единтсвенный урок истории в том, что на одну Швейцарию приходится куда больше "босний".

Эту реплику поддерживают: Михаил Калужский

Что до Балкан, то не устаю вспоминать эссе Эко "Сколько стоит обрушить империю", в котором он, в частности, пишет, что балканская ситуация - сочетание историй падения по меньшей мере пяти империй: Римской, Византийской, Османской, Австро-Венгерской и советской.

Ну это применимо почти к любой европейской стране. Британия - Римская, держава Кнута Великого, Норманы, Британская империя. Бельгия - Рим, Карл Великий, Испанцы, Наполеон, Габсбурги. Германия - Рим, Карл Великий, Наполеон, Габсбурги, Гогенцоллерны,  советы.

Очень интересно, что в XIX веке, когда европейские империи находились на пике своего могущества и рядились в римские тоги элиты прекрасно понимали обреченность систем, которые они выстроилии и поддерживали. 

Самое печальное....

....что исход меньшинств из Восточной Европы продолжился и без "законов Бенеша" ("законов Сталина" скорее). Уже в девяностые годы исчезла целая маленькая германоязычная страна, просуществовавшая в горах Трансильвании 750 лет - Siebenbürger Sachsen или Sieben Stühle

.

Почти полностью мигрировали в Германию российские немцы.

Увы!

Эту реплику поддерживают: Михаил Калужский

Увы! И само понятие "Трансильвания" становится всё больше историческим термином - насколько я понимаю, и венгров там становится всё меньше.

Впору составлять европейскую Красную Книгу исчезающих цивилизаций - хотя список исчезнувших будет длинней.

Впору составлять европейскую Красную Книгу исчезающих цивилизаций

И не говорите, Михаил. Я именно из за острого чувства "унесенности ветром" не очень люблю ездить в Восточную Европу. Слишком много потерь за слишком короткий период.

Не было счастья у венгров, да несчастье помогло. Так как разрыв в уровне жизни Венгрии и соседних стран не такой большой, как в случае с Германией, да и каким-то чудом постоянно воевавшие на стороне Германии венгры избежали массовых депортаций, большая часть венгерского населения остается в местах исторического проживания. Доля венгерского населения в Трансильвании уменьшается в основном за счет более высокого естественного прироста у румын и цыган. А так, Секейский Край остается на 85-90% венгерским. Да и в Коложваре и в Сатмаре венгров много. А немцев совсем не осталось.

Эту реплику поддерживают: Михаил Калужский

Совершенно схожие чувства! Всякий раз когда я еду из Карлсбада (ой, Карловых Вар) в сторону германской границы, я проезжаю городки и деревни, которые по сю пору стоят наполовину заброшенными. Мрачное зрелище для самого центра ухоженной и плотно заселенной Европы.

Прочитав "Сатмар", не могу не добавить к этому списку евреев. Пламенные борцы с сионизмом сатмарские хасиды живут в основном в Бруклине, но одна из их главных синагог называется "сигетская".

Просто, не хотелось в одном ряду с немцами называть. Напомнило бы кое о чем, что похуже депортации

Хотя, сатмарцам строго говоря ещё повезло. Во-первых, этот хасидский "двор" имел центр в Румынии (не особо усердствовавшей в "окончательном решении"), а во-вторых, в Бруклине-то и Боро-парке сохранить свои обычаи и идентичность куда как легче, чем в чаушесковской Румынии. Собственно, еврейский "штетл" достаточно уникален в том отношении, что способен сохранять свою идентичность в любом месте, на которое его пересаживают. Он самодостаточен и в нормальных условиях не ассимилируется.

"Сигет" (sziget) это "остров" по-венгерски.Речь, видимо, о городе Sighetu Marmaţiei (венг. Máramarossziget) на границе Румынии и Венгрии. По крайней мере, синагога там есть, а евреев, если верить википедии, практически нет.

Эту реплику поддерживают: Михаил Калужский

Наверняка!

Про "остров" я помнил, но не мог подобрать подходящий топоним. А Марамарошсигет - то что надо. Он был в ареале плотного еврейского заселения, в отличие от Сегеда.

Да, речь именно об этом городе, откуда родом Тейтельбаумы, цадики сатмарских хасидов.

Я бы не стал уравнивать "декреты Бенеша" и "законы Сталина". Именно Бенеш разработал планы перемещения и далеко не сразу убедил поддержать их Сталина. Безусловно, не возможно себе представить что бы депортации 1945-1946 в Польше или Чехословакии были возможны без молчаливого согласия Москвы и советских военных сил в этих странах. Но инициатива все-таки исходила от Бенеша и Берута (этот еще до прихода Красной армии распространил польскую юрисдикцию на земли к востоку от Одера и Нейсе).

С Румынией сложнее. Притеснения трансильванских немцев при Чаушеску и их массовый выезд в ФРГ в начале 1990-х это уже другой сюжет. Чаушеску, например, и к венграм относился без особой симпатии. Что касается перемещения немцев из Румынии сразу после войны, то именно из Румынии депортация прошла ненасильственно и затронула далеко не всех этнических немцев. Постепенная депортация немцев из страны продолжалась до начала 1950−х годов, причем в последние годы немцы сами добивались разрешения выехать в Германию. В основном это касалось немцев, что  были централизованно переселены в Румынию в 1940 году с территорий, занятых советскими войсками. Переселение немцев в Румынию из советской Молдавии регулировалось договором между СССР и Германией от 5 сентября 1940 года.

Я бы не стал уравнивать "декреты Бенеша" и "законы Сталина". Именно Бенеш разработал планы перемещения

Прочитав подробнее про историю "декретов", вынужден согласиться с Вами.

невозможно себе представить что бы депортации ......были возможны без молчаливого согласия Москвы и советских военных сил в этих странах.

В общем, не такого уж и молчаливого. Все-таки депортации были "продавлены" на Потсдамской конференции не поляками и не чехами. Да и в отношении тех же венгров, дальше декретов не пошло.