/ Венеция

Сергей Скуратов называет пять лучших проектов XII архитектурной биеннале в Венеции

Датские и французские проекты реконструкции крупных городов, австралийский мир будущего, голландцы о пределе застройки и Рем Колхас об отношении к памятникам архитектуры

Фото: architecture.com.au
Фото: architecture.com.au
«Город без страха». Проект австралийских архитекторов
+T -
Поделиться:

В последнее десятилетие из-за того, что в мире появились в небывалом раньше объеме свободные деньги, в архитектуре произошел некий перекос. Архитекторы вдруг почувствовали себя художниками, у них возникла иллюзия, что архитектура может иметь самостоятельную ценность, не соотносимую с потребностями человека. Стали появляться архитектурные объекты, которые должны в первую очередь привлекать — бизнес, туристов, быть конкурентными. Громадное количество суперэффектных, суперамбициозных зданий невероятных форм, которые скручиваются, падают, витают в воздухе и так далее, — все это иллюстрировало чрезвычайный рост человеческих амбиций, который подпитывался деньгами.

Но уже две последние биеннале показали, что эта тенденция уходит в прошлое. Архитекторов стал занимать вопрос о том, как архитектура соотносится с человеком, с окружающей средой, с природой. Четыре-пять лет назад появился термин «устойчивая» или «зеленая» архитектура, то есть разумная и достаточная. Это своего рода отрыжка от пресыщения суперэффектной архитектурой. Многие архитекторы — Заха Хадид, Том Мейн и другие — продолжают удивлять нас своими архитектурными фантазиями. Но мне кажется, что чем дальше, тем влияние этих архитекторов на состояние архитектурного цеха уменьшается. Эпоха аттракционов должна закончиться.

На нынешней биеннале нет павильонов, которые демонстрируют какие-то архитектурные шедевры, здесь нет экспозиций, глядя на которые испытываешь такой восторг, что идет кругом голова. Эта биеннале, скорее, размышление о том, куда мы движемся, осознание того, какие поступки могут привести человечество к необратимым последствиям, поиск выходов и путей развития. И именно в этом контексте я бы выделил несколько павильонов, особенно мне понравившихся.

Датский павильон — один из самых профессиональных. Очень красивая, серьезная и вдумчивая экспозиция: очень много макетов, видеоинсталляций, проектов реконструкции центров разных крупных городов. Авторы задают очень много вопросов и пытаются на них ответить — так сразу возникает диалог между зрителем и экспозиционером.

Второй павильон, который я бы хотел отметить, — австралийский. Там вся экспозиция представлена в формате 3D. Они показывают потрясающие стереоизображения современной Австралии — городов и ландшафтов и показывают мир будущего. Эти видео потрясают воображение — Кэмерон просто отдыхает!

Я посмотрел эту экспозицию дважды и сходил бы еще раз — просто невозможно оторваться. Помимо фантастического качества технологий, это еще и чрезвычайно умно и красиво. Они щедро выбрасывают в пространство такое количество идей и находок, что это вызывает восхищение.

Третий, на мой взгляд, очень интересный павильон — французский. Там все сделано очень масштабно — грандиозные планы реконструкции Лиона, Парижа, Марселя и ряда других французских городов. И все, начиная от очень грамотно подобранных звука и изображений и заканчивая отдельными деталями десятка проектов, все завораживает. Потому что понимаешь — точкой отсчета является человек: виден и ритм жизни жителей городов, что им нравится, как они разговаривают.

Отдельные элементы экспозиции мне понравились в голландском павильоне. Там потолок сделан в виде города, в котором уже не осталось свободного места — все застроено. Они не дают никакого решения, как двигаться дальше, но показывают, что наступил предел застройки и дальше этот потолок просто может на нас обвалиться и подмять под себя всех.

Очень красивая, умная, но спорная экспозиция у Рема Колхаса. Он демонстрирует, как работал с историческими объектами, и рассуждает о ценности всей исторической застройки в целом. Он изучает опыт двух великих людей — Раскина и Виолле-ле-Дюка. Один предлагает все сохранять и консервировать, а второй показывает, что все нужно обновлять, можно даже заново выстраивать исторические здания. То есть Колхас рассматривает вопрос подлинности, провоцирует на размышления о том, что нужно делать со зданиями, которые отжили свой век.

Из павильонов — это все. А что касается Арсенала, там есть интересные попытки поработать с состояниями и настроениями при помощи разных инсталляций, но я не могу сказать, что мне что-то очень понравилось.

Репортаж с открытия XII архитектурной биеннале в Венеции

Комментировать Всего 3 комментария

На мой взгляд, на этой биеннале сложилась довольно тяжелая ситуация. Тут сказались две вещи — кризис и смена архитектурной парадигмы. Все звездные архитекторы, которые просто как чайки покрывают помойки, заполняли эту биеннале последние три года, в этот раз тихо сидят в маленькой комнатке в Австрийском павильоне — там их собрал Эрик Мос. Эта архитектура аттракционов и звезд кажется просто отчаянной периферией. Тогда возникает вопрос: а чем заняты главные кураторские площадки — Итальянский павильон и Арсенал?

Они довольно сильно отличаются.

Итальянский павильон собрал такие научные и, отчасти, учебные исследования. Итальянский павильон — это попытка найти новые идеи: звездные архитекторы отошли в сторонку, а что вместо них? Давайте спросим у профессоров… Кацуа Седзима сама преподает, поэтому ищет ответы в среде преподавателей. Те предлагают социальные и экологические исследования, интересные, но довольно герметичные. Специфика их в том, что это попытка сформулировать повестку дня, но до самой формулировки дело еще не дошло.

В Арсенале — другая история. Это некая художественная история, довольно специфическая. У архитектора есть такое начальное состояние — переживание пространства: пространство имеет плотность, протяженность, оно как-то соответствует вашему телу. Все проекты, выставленные в Арсенале, — это инсталляции, которые разными способами показывают нам, как можно ощутить пространство — звуком, светом и водой и так далее. Есть инсталляция китайского бюро, которое просто протянуло ниточки через пространство, и вот можно оценить, какое оно длинное. Фильм Тома Вендерса, который ни о чем, но дает ощущение того, как пространство на вас наступает, отступает, какое он сложное. Все это такая медитация на тему пространства. Может, тут сказалось то, что у Седзима японская школа. Это действительно интересно и художественно, это такие пра-архитектурные переживания архитектуры еще до того, как она собственно началась. Но в целом можно сказать, что хотя это тонкие переживания, это невыносимо занудно! Зал за залом вам подчеркивают, как поразительно пространство Арсенала. Оно действительно поразительно. Но на мой взгляд, дико однообразно.

По-своему, это очень женская выставка. Женщинам выставка очень нравится, потому что она очень эмоциональная, открытая, напрямую воздействует на чувство. А в смысле концептов — она их не формулирует. Наверное, так тоже можно, но ожидалось больше.

Жюри объявило победителей конкурсов  Архитектурной биеннале.

«Золотого льва» за лучший национальный получило королевство Бахрейн (фото здесь).

Лучший проект – выставка японского архитектурного бюро junya.ishigami+associates

«Серебряный лев» достался Давиду ван Северену как самому многообещающему молодому архитектору.

Проект Бахрейна все несколько дней превью привлекал внимание: один из залов Арсенала занимали деревянные лежаки - то, что я бы назвала дастарханами, в которых висели телевизоры с интервью с архитекторами, говорящими об архитектурных планах страны. Кругом лежали рекламные буклеты. Так что разговоров об этом проекте было много, однако все они были недоуменными, со смешком. Недоумение только усилилось после награждения, которое, скорее всего вызвано несколькими политическими вопросами одновременно. Это и внимание к арабскому миру (все уверены, что теперь на следующей биеннале будет гораздо больше экспозиций арабских стран), и стремление показать, что в первую очередь выигрывает остроумная идея, а не большие деньги, вложенные в экспозицию, и еще какие-то сложные мотивы. Безусловно, Бахрейн показал остроумную штуку, но все равно эта награда выглядит уж слишком политкорректно.

Однако мне показалось, что были проекты гораздо, на порядок интереснее. Например, датский был очень точным - он весь был о том, как перестраивать Копенгаген так, чтобы решить все проблемы урбанизма. Для этого датчане сняли очень точный, наглядный фильм, с элементами голографии, в котором говорят и о том, что население толстеет и стареет, и о том, что нефть скоро кончится, и о том, что в городе нужна природа.  А Голландский невероятно остроумным: входишь в пустой зал, над потолком что-то синеет, поднимаешься на второй этаж - и видишь, что твое небо состоит из очень плотно прижатых друг к другу домов, домиков, церквей и мельниц, вырезанных из пенопласта цвета неба. Одним жестом с тобой поговорили и о том, что плотность застройки достигла предела, и что искусство архитектуры уперлось в потолок, некуда расти. Английский павильон "встретил в архитектуре" теоретика Раскина и важнейший для него город Венецию.

А вообще, если вы будете в эти дни в Венеции, то нельзя только походить по Садам Биеннале - надо переплыть на остров Сан Джорджо напротив и пойти на выставку Пиранези. Она совершенно волшебная - час сплошного удовольствия и от самих работ, и от экспозиции, абсолютно безупречной.