Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Андрей Архангельский   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Алена Владимирская   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Ренат Давлетгильдеев   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Геворг Мирзаян   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Елена Новоселова   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Наталья Плеханова   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Саша Чернякова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Михаил Шевчук   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Михаил Идов

Михаил Идов: Всегда готов

Иллюстрация: Игорь Скалецкий
Иллюстрация: Игорь Скалецкий
+T -
Поделиться:

Я стараюсь не лезть в российские «культурные войны», особенно здесь: неминуемо создается эффект лорнирования из ложи. Но нынешняя история с группой «Барто» в некотором роде случай очень американский — настолько, что я позволю себе несколько соображений по этому поводу. Для проформы напомню, что именно произошло. Из фактов имеем: песню «Готов», с припевом «Я готова — а ты готов? — поджигать ночью машины ментов»; исполнение этой песни на митинге в защиту Химкинского леса; и последующий вызов солистки группы, Марии Любичевой на Петровку, 38 на «собеседование». Текст песни теперь анализируется некими экспертами на наличие в нем экстремистской составляющей. Пока все. Остальное — мнения, которых наличествует полный диапазон (на то она и блогосфера, а не блогодуга) и многие из которых, увы, вертятся вокруг совершенно неактуального вопроса, хорошая это песня или нет. (Нет.)

В США подобная тема возникала раз пять за последние 20 лет и доходила до слушаний в конгрессе, выступлений президента, бойкотов, сжигания пластинок и длительных судебных процессов. Самый похожий скандал разразился в 1992 году вокруг песни Cop Killer группы Body Count. Ее припев гласил дословно следующее: «Убийца ментов! Твоя мама горюет — и хуй с ней! Убийца ментов! Сегодня ночью мы сводим счеты! Умри, умри, умри, мусор, умри!» Вице-президент Дэн Куэйл назвал эту песню «извращением Первой поправки» (имея в виду право на свободу речи). В Северной Каролине полицейские сообщили владельцам музыкального магазина, в котором продавался диск с песней, что в случае ограбления или вандализма не будут отзываться на их звонки. В Новой Зеландии воспряла от двадцатилетней дремы государственная цензура. И так далее. В ответ автор песни рэпер Айс-Ти в одном из интервью выдал прекрасную формулировку: «Если вы верите, что я убийца полицейских, то вы, должно быть, верите, что Дэвид Боуи космонавт». В наши дни он отошел от рэпа и снимается в сериале «Закон и порядок». Играет полицейского.

Мой взгляд на экстремистские тексты не изменился со времен Cop Killer. У каждого человека есть право говорить все что угодно в какой угодно форме. Да — кроме тех случаев, когда в суде может быть доказано, что эти слова приносят прямой ущерб или создают непосредственную опасность. (Классический пример — вопль «Пожар!» в набитом театре.) При этом влияние слов на человеческое поведение практически невозможно доказать в нормальном суде. Многие пытались. Особенно в 1990-х, когда американское правосудие охватила всеобщая тенденция к разделению вины, а общество еще не сжилось с видеоиграми и МТВ. Какие-то подростки в подражание героям фильма Rudy легли на разделительную полосу шоссе; другие, насмотревшись «Бивиса и Батхеда», подожгли дом; школьные убийцы из «Колумбайна» были фанатами Мэрилина Мэнсона. И каждый раз попытка прицепить часть ответственности на художника разбивалась о простейшую позицию защиты: миллионы людей слышали ту же песню (смотрели тот же фильм, сериал и т. д.) и никого не убили. Соответственно, дело в психике самого преступника.

Пока что я говорю нормальные либеральные банальности в защиту свободы слова. Но не совсем. Дело в том, что я готов защищать право Айс-Ти и «Барто» на стихотворный ментоцид именно что с позиций Первой поправки. А вот что мне надоело до тошноты — так это муссирование разницы между «произведением искусства» и «политической речью». Этой разницы нет. Точнее, она была, но исчезает. Мы живем в эпоху, когда индустрия развлечений, политический дискурс и новостной комплекс сливаются в одно бесформенное целое. Поэтому мне одинаково противно, когда умеренно левый Джон Стюарт утверждает, что он «всего лишь комедиант», когда ультраправый Гленн Бек называет себя «клоуном на родео» и, наконец, когда фантазии об убийстве списываются на «лирического героя». Срок годности этой индульгенции истек. У Стюарта — когда к нему в гости начали захаживать кандидаты в президенты. У Бека — когда он начал собирать вокруг себя подобие секты. У «Барто» — когда песня прозвучала в контексте политического митинга. Использование классификации «искусство» как волшебного слова, освобождающего от ответственности (не уголовной! моральной), напоминает мне мой самый нелюбимый аспект концептуализма: когда дрянной фильм, будучи спроецирован на стену галереи, а не на экран театра, магически превращается в «видеоарт» и судится по совсем другим критериям. Свобода слова есть свобода слова. Она не требует этих подразделений. Когда мы начинаем защищать тексты песен на основании, что «это вопрос, а не повелительное наклонение», все мы в глубине души знаем, что мухлюем. И мухлюем без нужды. В конце концов есть в американской глубинке такой жанр, как наци-фолк. (Поищите в сети группу Prussian Blue, но только сами, пожалуйста, не ждите гиперссылки.) Его существование мне так же печально, как и существование песни «Убить жида», которую все внезапно вспомнили в связи с «Барто» и которая успела уже стать ностальгическим артефактом девяностых. При этом скины из Техаса серьезны, как смерть, а группа «Инструкция по выживанию» явно слепила некий постмодернистский пастиш. Но разницы нет. И в том, и в другом случае лично я хотел бы, чтобы этих песен не было. И в том, и другом случае я не хотел бы, чтобы мое желание исполнило государство.

Комментировать Всего 16 комментариев

Миша, но где пролегает та граница, за которой государство больше не должно исполнять мечты граждан о насильственном надругательстве над Другим? если она не будет оговорена, мы вскоре забудем, что она и вовсе была некогда.

До сих пор палочка-выручалочка "искусства" ее и чертила. При помощи этой всё тяжелеющей палочки жрецы отгоняли собак государства от подведомственных шутов. Если от нее отказаться (в чем я солидарен), то понадобится и сочинить другой инструмент на ее место

Мне кажется, этот инструмент и есть свобода слова. Я за очень широкую интерпретацию этого термина. В смысле, я за марши нацистов, призывы свергнуть строй и т.д. Единственное, что должно всегда выпадать за рамки - это клевета и угрозы конкретным лицам. В свое время на меня очень сильно повлиял эпизод с маршем ку-клукс-клановцев в Энн-Арборе, против которого я пришел протестовать. Тактикой ККК тогда было проводить совершенно законные recruitment rallies в ультралиберальных студенческих городах, надеясь спровоцировать незаконные действия в свой адрес. Так все и произошло. Как по нотам. "Моя" сторона тут же начала кидаться камнями, ее в ответ окурили слезоточивым газом полицейские, назавтра об этом написали все газеты, и ККК вышли моральными и тактическими победителями. Я за мир, в котором марши ККК проходят без малейшей запинки и посещаются тремя придурками; стоят же на улицах Нью-Йорка полоумные лярушисты (считающие, что США до сих пор воюют с Великобританией) и "истинные евреи" (группа негров в робах, которые гонят какую-то чушь про потерянные племена Израиля).

Эту реплику поддерживают: Виктор Енин, Liliana Loss

обитают в этом мире по преимуществу бодисатвы, коих ничто не тревожит. или циники, которым на все насрать

Но-но! Восточноафриканское племя Лемба, которое считает себя потерянным коленом Израилевым и к которому до недавнего времени относились примерно как к нью-йоркским уличным проповедникам, как выяснилось, обладает редким набором признаков на Y-хромосоме, известным как the Cohen signature, так что их притязания могут оказаться не беспочвенными.

В целом же согласен. К сожалению, в таких делах всегда сразу приходится делать оговорки (ну вот как клевету или прямые призывы к насилию -- поди-ка их отличи от кривых), что портит риторическую картину.

Сильно подозреваю, что эти ребята находятся с Лемба в таком же родстве, как я - с ними )

А я бы все-таки процитировал здесь "Инструкцию по выживанию". Потому что про машины ментов тут все поддерживают - оно же про кровавый режым - а вот вам рома-неумоевский текст. Случай ровно тот же, давайте поддерживайте:

Убить жида, чтоб достать пистолет

Народ, у которого есть пистолет,

Практически непобедим.

Народ, у которого есть пистолет,

Нельзя превратить в стада.

Убить жида! Убить жида!

Эту реплику поддерживают: Михаил Идов

Полностью поддерживаю право этой песни на существование. Так же, как право ни одного магазина ее не продавать, ни одного клуба не иметь дело с группой и т.д. Потому что говорить можно все. Просто, произнеся некоторые вещи, люди должны становиться изгоями. 

Более того, если какой-то человек убьет, собственно, еврея и в ходе следствия выяснится, что он непосредственно перед убийством прослушал эту песню на повторе восемьсот раз подряд - я все равно буду против привлечения автора к уголовной ответственности. Мне кажется, из колонки это довольно ясно. 

Эту реплику поддерживают: Дмитрий Хмельницкий, Виктор Енин

Из колонки это абсолютно ясно. Ваша позиция понятна, и я ее разделяю. А вот реакция снобщества очевидна меньше, и ее хотелось бы увидеть. Для чего и было процитировано.

Юлий Либ Комментарий удален

Юлий Либ Комментарий удален

Юлий, ну, теоретически этот канал на следующий день разоряется, потому что у него не остается рекламодателей. Но это интересный вопрос. Вот есть Дэвид Коч, миллиардер, который, как оказывается, нехило финансирует "чаепития", анархо-либертарианскую оппозицию. Сейчас о нем много пишут. Представим себе, что он заводит свой телеканал, этакий Фокс Ньюс в кубе, и ежедневно долбит народу мозги, что Обама - антихрист. После чего какой-нибудь телезритель делает нужные выводы и идет стрелять президента. (В принципе, для этого и простого Фокс Ньюс иногда бывает достаточно - случаи уже были). Мда, не знаю! Свобода слова плюс собственный рупор масс-медиа - особая тема, и насущная. Ведь недавно корпорациям снова разрешили жертвовать неограниченные суммы на политические кампании именно на основании, что запрет на это ущемлял их - корпоративную - свободу слова. Я не вполне сформулировал мнение по этому поводу, но инстинктивно меня это пугает.

Насчет Пантер все просто - они в какой-то момент начали вооружаться, что перевело их в другую категорию. Народные ополчения попадают под Вторую поправку, но точно не под Первую!

Юлий Либ Комментарий удален

Я  думаю,  что  в  современном  мире  действующая  свобода  слова    выражает  мнение  только  группы   меньшинств.    И   этого  достаточно,  чтобы  получать  первые  полосы   прессы  и  открытие  ТВ-новостей.      То,  что  люди  просто  хотят  хорошо  жить,  растить  детей, иметь  работу   -  уже  давно   неинтересно.   А    вот   сжечь  Коран,  это -  дело.  Об  этом  надо  оповестить  весь  мир,  хотя   инициативу  поддерживают     50-100   неработающих-недумающих   придурков.  

Я  -  за  свободу  слова.    Но  владение  этой  свободой  требует  определённой  ответственности  и  похоже,  отдельные   люди  не имеют  об этом  ни  малейшего  понятия.

Зато человека, убившего еврея, можно будет привлечь по более серьезной статье "Убийство в результате расовой ненависти" (по–русски звучит очень коряво), именно за счет факта многократного прослушивания песни, разжигающей национальную вражду.

Я бы не стал в этом вопросе проводить аналогии между Россией и Америкой. В Америке деятельность полиции в целом воспринимается публикой положительно. В России же милиция терроризирует и обирает население, и боятся люди мента больше, чем бандита или террориста. Поэтому подобные песни в Америке интересны лишь в контексте свободы слова, а в России - как симптом массового социального недовольства.

Эту реплику поддерживают: Liliana Loss

Я это прекрасно понимаю. И, мне кажется, весь трюк - как раз в том, чтобы не дать этому факту на себя повлиять. 

Я тут вчера познакомился с одним из адвокатов Магнитского, например. Человек годами ходит в суд в обстановке, в которой я бы давно уже паял бомбы в подвале (внимание экспертов: шучу! и вообще этот комментарий - белый стих). И чего-то постепенно добивается, кстати. Я искренне верю, что система побеждается именно так: упорным притворством, что она работает.

Эту реплику поддерживают: Виктор Енин

Мне кажется, что каждый текст (роман, песня, поэма, фраза) - это  не только "Автор",

но и искренняя игра "роли Автора".

Автор, например, "Евгения Онегина" и Пушкин - это не совсем одно и тоже!

Именно поэтому, опасно путать "Слово и Дело", - свободу слова со свободой дела.

Эту реплику поддерживают: Лилия Любарская, Liliana Loss

Свобода  слова,  это  красиво...  и  свобода  идей...

Идеальный   мир,    где   все    свободны  и  каждый  выражается     и   не    даёт  на  себя  повлиять...  Если  бы   все  мыслили   так,    как  вы,    Михаил,    это  был  бы  лучший   из  миров... 

Хотел бы и я научиться так четко формулировать.

 "И в том, и в другом случае лично я хотел бы, чтобы этих песен не было. И в том, и другом случае я не хотел бы, чтобы мое желание исполнило государство."

Трудно сказать более точно и более ясно. 

Эту реплику поддерживают: Иосиф Раскин, Виктор Енин