Ольга Свиблова открыла Мультимедиа Арт Музей

Московский дом фотографии строили-строили и наконец построили. 9 октября состоялось официальное открытие нового здания. Посмотреть на ремонт, о сложностях которого в течение последнего полугода долго и страстно рассказывала Ольга Свиблова, пришла добрая половина арт-сообщества Москвы

Фото: Кристина Сазонова
Фото: Кристина Сазонова
+T -
Поделиться:

С двух сторон по Остоженке — от метро «Кропоткинская» и от «Парка Культуры» — шли люди с цветами и разными пакетами-коробками. Оба потока сливались в свежеотремонтированном здании Московского дома фотографии, который теперь называется Мультимедиа Арт Музей (ММАМ). Внутри здание — копия музея Гуггенхайма в Нью-Йорке. Семь этажей, наверх можно подняться на огромном лифте, а затем по спиральной лестнице спускаться вниз. Экспозиции располагаются и в залах, и на стенах вдоль лестницы. Рассказ о выставках, которые проходят в ММАМ, Ольга Свиблова включила в экскурсию для участников проекта «Сноб» в рамках программы Premium.

Торжественно открывать музей приехали французские кураторы, были дипломаты и чиновники Министерства культуры. В конце официальной церемонии Свибловой вручили символический ключ от музея.

Потом на открытой террасе на крыше играл саксофонист Игорь Бутман, в теплое время года здесь тоже планируется проводить мероприятия. Несмотря на восторженные слова в свой адрес и поздравления с «прекрасным ремонтом», Ольга Свиблова продолжала ругать «бестолковых рабочих». Наклонившись к плинтусу, она вдруг восклицала: «Видите, трещины!» — и показывала на то, что на расстоянии вытянутой руки можно было принять за паутинку. Мне так вообще все показалось просто идеальным: поручни, плинтусы, краны, розетки, выключатели — все прибито и прикручено с миллиметровой точностью и какой-то маниакальной педантичностью.

Вся эта красота отняла у Свибловой «девять месяцев жизни — девять бессонных месяцев в борьбе за здравый смысл», как говорит она сама. Боролась не зря — это признали все гости, среди которых было много участников проекта «Сноб»: Пьер Броше, Любовь Шакс, Александр Вайнштейн, Ричард Уоллис, Кристиан Брокштедт и многие-многие другие. Все радовались тому, что «наконец-то свершилось», и дарили Ольге Свибловой подарки. Директор фотохолдинга «ПроЛаб-Центр» Николай Канавин принес старый фотоаппарат на ножках, «чтобы Ольга не забывала, что все началось с фотографии».

Владелица галереи современного искусства Baibakov art projeсts Мария Байбакова, осмотрев музей, с энтузиазмом сказала, что увидела здание, которое «способно создать революцию в современном мире России». 

А Игорь Бутман начал свои поздравления с хрестоматийных слов Чебурашки: «Мы строили-строили и наконец построили!»

В конце вечера на первом этаже состоялся перформанс, главной темой которого было рождение музыки. Сотрудники нового музея под предводительством знаменитого французского художника Бена Вотье разбивали скрипку, шуршали фантиками от конфет, показывали, как звучит разворачивающаяся газета, которую для начала туго свернули, слушали звук льющейся воды, забивали в клавиши пианино гвозди (пианино, кстати, было музыкальной фабрики «Лира» — то самое советское «дерево». Так вот, когда в него вбивали гвозди, оно издавало звуки крайне редко, и это безмолвное животное было самым диким в этом художественном акте). В какой-то момент я буквально на 10 секунд оказалась рядом с Ольгой Свибловой и тут же задала ей вопрос: «Вы счастливы? Довольны?» Ольга серьезно посмотрела на меня и сказала: «У меня одна выставка называется “Поживем-увидим”» — улыбнулась и растворилась в толпе.

Комментировать Всего 27 комментариев
У меня грустное чувство

Никакой социопатии, никакой немотивированной или глубоко задавленной агрессии. Я просто тихо сдохну, незамеченный успешными кураторами современного искусства. Немцы вскроют квартиру, выметут мультимедиаархив, санируют и сдадут помещение. И только фрау Пленц с "земляного" этажа заплачет так, чтоб никто не увидел: она тайно любила этого странного тихого русского, который однажды подарил ей свою картину, и которому она регулярно приносила крохотные баночки собственноручноизготовленного "варенья без косточек", как он любил...

А давайте назад, в Россию, Микс!

Видите, Дом фотографии появился, и Вашим работам там найдется место!

Эту реплику поддерживают: Ксения Чудинова

А давайте, Надежда!

Как только найдётся место, так я и приеду.

Поздравляю! Скорее бы в Москву и на выставку музея!

Эту реплику поддерживают: Илья Катулин

"Сотрудники нового музея под предводительством знаменитого французского художника Бена Вотье разбивали скрипку, шуршали фантиками от конфет...

...показывали, как звучит разворачивающаяся газета, которую для начала туго свернули, слушали звук льющейся воды, забивали в клавиши пианино гвозди"

...............................................................

Неслабое начало.

Эту реплику поддерживают: Михаил Авилов

Это собирались домой рабочие-строители.

Могу помочь исправить ошибочки в английских названиях фотографий

Ольга,

Я хочу сделать Вашему музею подарок: исправить несколько ошибок в английском переводе названий фотографий. Пожалуйста, напишите мне [email protected] (Я не знаю, как с Вами связаться).

И спасибо за замечательную экскурсию. Русская ее часть великолепна, французская -- в своем репертуаре...

Эту реплику поддерживают: Максим Бобин

Дорогая Оля, была невозможно рада сегодня присутствовать на экскурсии. Как всегда невероятно интересно. Спасибо вам.

Еще раз поздравляю вас с долгожданным открытием. Побольше замечательных выставок, побольше посетителей, и теперь, конечно же, хоть немного спокойствия и возможности отдохнуть. Успеха вам и музею!

Эту реплику поддерживают: Виктор Енин, Илья Катулин, Максим Бобин

"предпоказ" нового МДФ

Предпоказ который был 10 был просто великолепен. Пока слов нет - одни эмоции. Великолепно! Очень понравилось! Давно не получал такого эстетического удовольствия!

Эту реплику поддерживают: Виктор Енин, Илья Катулин

Наконец-то!

Наконец-то в Москве появился музей, достойный называться современным. Такой результат заслуга исключительно Ольги и ее сверхчеловеческих усилий в борьбе с некомпетентными муниципальными строителями. Но теперь наконец-то можно сосредоточиться на содержании!

Мои поздравления!

Эту реплику поддерживают: Илья Катулин, Максим Бобин

Спасибо огромное Ольге за изумительное вчерашнее общение. Желаю МДФ многих открытий, вдохновений и свершений.

Эту реплику поддерживают: Илья Катулин, Максим Бобин

Обновленный МДФ - удивительное пространство: великолепные коллекции, современный интерьер, отличный свет... Место, где интересно, познавательно и, что важно, очень комфортно находиться!

По словам Ольги, в музее планируется не только проведение выставок, но и регулярные кинопросмотры, литературные чтения, встречи, "ночи в музее" - это здорово, и будет способствовать развитию комьюнити любителей и ценителей искусства в Москве и России.

Также, Ольга, Ваш план по привлечению молодежи к современному искусству замечателен! Планируется ли проведение мастер-классов для детей, workshops для молодежи? Было бы здорово также иметь возможность заказать специальную детскую экскурсию, как это сделано в Гараже. Такие экскурсии адаптированы для детского внимания, воображения, и охватывают только те части выставки, которые могут быть понятны и интересны детям.

Ольга также пообещала развитие вебсайта музея, создание на его основе мультимедийного портала  (к сожалению, текущая версия mdf.ru не отображается корректно во всех браузерах Mac OS). И это увлекательная многообещающая идея, которая позволит людям со всех уголков России быть зрителем и активным участником. Было бы здорово иметь возможность не только просматривать коллекции и видео в Интернете, но и прослушать аудио-гид, посмотреть записи performances, встреч, - и, разумеется, комментировать, дискутировать... Я просто убеждена, что то не только не снизит посещаемость музея, но и многократно повысит его популярность.

Ольга, спасибо за Ваш труд и Вашу энергию, Вы делаете очень ценное и замечательное дело!

Эту реплику поддерживают: Виктор Енин, Илья Катулин

Для тех, кто не смог быть, напишу, как все было...

В общей сложности Ольга Свиблова показала участникам проекта «Сноб» три большие полноценные выставки, несколько персональных проектов и весь музей, расположенный на девяти тысячах квадратных метров. Отсюда — три часа непрерывного рассказа, прекращающегося только на несколько мгновений: выпить пару глотков воды или перейти из зала в зал.

Свиблова вообще говорит витиевато, образно, увлеченно, при этом она ни на секунду не теряет слушателя. Глядя на план музея, на первый взгляд кажется, что выставки между собой не связаны — тут «Избранное из фондов музея Московского дома фотографии», здесь фотопортреты Бродского, там утопичный протестный авангардизм 1960-х Fluxus, — но Свиблова постоянно проводит параллели между проектами, заставляет думать, соотносить, воображать.

Логика экскурсии была такая: начали со второго этажа с экспозиции «Избранное из фондов музея Московского дома фотографии», постепенно дошли до крыши — просто полюбоваться видом Москвы, затем спустились в подвал, где представлены небольшие персональные выставки фотомастеров 20-40-х годов прошлого века, а из подвала — на первый этаж.

В «Избранном» Свиблова с гордостью показывала нигде ранее не экспонировавшиеся и появившиеся в музее «буквально несколько дней назад» фотографии любовницы Родченко Регины Лемберг:

От таких личных историй, как у Родченко, Свиблова перескакивает к репортажным фотографиям 70-х, с легкостью меняя масштаб диспута: «Вот смотрите, человек  вылезает из кремлевских курантов, чтобы их почистить — это фотография 1964-го года, которая прекрасно иллюстрирует, что в то время людям казалось, что они могут изменить ход истории. А здесь уже, в семидесятых, — говорит Cвиблова, указывая на соседнюю работу с вереницей автомобилей «Чайка», едущих по запыленной дороге, — личности нет, главное в обществе — это конвейерность, обезличенность, отсюда — безответственность».

Каждую работу наш гид разбирает как антрополог, политолог, историк или как культуролог: «Фотомонтаж — это способ лакирования тяжелой действительности 20-х, а потому эта техника распространена повсеместно». «Эти пляжные фотографии — китч, конечно, зато дали целое направление в развитии искусства. Вот посмотрите, в 1910 году люди приходят в фотоателье, просовывают часть тела в специальные дырки в декорациях, их фотографируют и получаются симпатичные постановочные кадры. А спустя тридцать лет Феллини заимствует эту технику в своем фильме, где у него корабль плывет на фоне колышащихся тряпок». «Эти пейзажи — попытка фотографии отстоять свое место в искусстве. Видите эту пейзанку? Это же старая Третьяковка, не правда ли?» «А вот посмотрите, что происходит с образом Ленина в восьмидесятые у Дмитрия Бальтерманца».

Некоторые работы, как признается Свиблова, — это анонсы будущих выставок. Например, лошади, «снятые с уважением, на фоне красивого нарисованного задника»: их в запаснике накопилось в количестве, достаточном на целую экспозицию.

Признаться честно, я сама этих лошадей еще вчера просмотрела одним глазом, как, впрочем, и портреты мещан, снятых в богатых купеческих одеждах, и толстых женщин в купальниках на фоне нарисованного моря, — вроде, ничего выдающегося в этих работах нет. Но Свиблова так наполняет каждую фотографию историей, что все они вдруг становятся живыми и страшно интересными.   

Незаметно мы оказались зале Бродского, где директор МАММ рассказывает, как у  Сергея Берментьева получилось сделать портреты писателя, который, как известно, вообще не любил фотографироваться:

После Бродского, поднявшись на один пролет наверх, мы оказались внутри экспозиции «Fluxus. Поживем — увидим», которая живет на двух последних этажах музея. Тут экскурсию для нас ведет Бернар Блистен, куратор Центра Помпиду, который, собственно, привез Fluxus в Москву. Это самая долгая часть нашего путешествия, поскольку об этом арт-направлении и Бернар, и Ольга могут говорить часами, перебивая друг друга:

В этих залах можно все трогать, смотреть и пробовать создавать объекты искусства самостоятельно: бросать теннисный мячик на струны, кормить сеном пианино, крутить велосипедное колесо-фортуны, сидеть в домике из коробок из-под яиц, смотреть фильм Йоко Оно с голыми задницами, читать манифесты, играть в пинг-понг…  «Fluxus — это такой ранний доконцептуализм, из которого, по сути, выросло все современное искусство, — рассказывает Свиблова. — Родоначальники Fluxus отвергали искусство как часть художественного рынка и считали, что нужно творить «чистые объекты». Именно они первые задумались над тем, где можно провести границу между искусством и жизнью и нужно ли это делать. Это было в шестидесятые. Прошло сорок лет, и сегодня журналисты, как подорванные, задают мне точно такой же вопрос»:

После Fluxus Свиблова пригласила всех на крышу музея полюбоваться ночным видом центра города. Тут все моментально замерзли, и потому довольно быстро спустились в подвал, где наш неугомонный гид показал лекторий-кинотеатр, в котором с сегодняшнего дня начнут крутить фильмы, а затем рассказал про персональные выставки фотографов начала XX века Аркадия Шайхета (Шайхет снимал «постановочные репортажи на Запад») и Маргарит Бурк-Уайт (Маргарит единственный иностранный фотограф, который снимал Сталина).

Затем Свиблова повела нас на первый этаж, где рассказала об экспонатах, которые подарили музею в честь открытия врач Яков Брандт (четыре фотоработы, иллюстрирующие детство, зрелость и старость и смерть), Ростан Тавасиев (инсталляция грядки улыбающихся плюшевых морковок) и Николай Полисский (фотография армии снеговиков из Николо-Ленивца). 

На этом экскурсия закончена. Мы снова стоим в центральном холле. Свибловой аплодируют, благодарят за лекцию и потом еще долго беседуют с ней о фотоискусстве, книжном магазине и кафе, которых так не хватает на первом этаже, о детских программах в МАММ. Но так или иначе разговор все время скатывается в рассказ о ремонте здания: «Рана у меня еще не зажила, — объясняет Свиблова, — и, видимо, долго еще не заживет». 

Да, рассказ был очень впечатляющим!

Нам, без сомнений, достался лучший гид по МАММ

Эту реплику поддерживают: Илья Катулин

Спасибо, Ольга! Прекрасная экскурсия. Умение так увлекательно рассказывать - тоже искусство.

Эту реплику поддерживают: Илья Катулин

Спасибо, Ольга, спасибо, Бернар!

Фразу "глоток свежего воздуха" я всегда понимал только "умозрительно", либо выходя из метро. Однако, экскурсия Ольги Свибловой оказалась и в переносном и в буквальном смысле (особенно когда все вышли на крышу) непрерывным "вдыханием" этого самого свежего жгучего кислорода. Огромные, белые залы, уникальные фотографии, "Флюксус", удивительные медиа-формы, продолжать можно долго, и все равно не передать и доли эмоционального восторга.

В мероприятиях Сноба присутствует одна замечательная, но пока плохо мною реализуемая (надеюсь, только пока) возможность:  познакомиться и лично пообщаться с интересными людьми. Я совсем недавно присоединился к Снобам, и как выяснилось, общение виртуальное - далеко не то же самое, что и реальное! Есть, чему учиться. Уверен, что ММАМ - это новое уникальное место встречи творческих людей, многие из которых интересуются не только фотографией, но и вообще современным визуальным искусством. Обязательно буду следить за событиями в Музее.

Мое скромное добавление к замечательному рассказу Ксении - еще несколько фотографий:

Эту реплику поддерживают: Татьяна Фон-Варденбург

Какие чудесные фотографии! Спасибо!)

Эту реплику поддерживают: Маргарита Котусова

Ольга, огромное спасибо за подробнейшее знакомство с открывающими новую жизнь музея экспозициями! Прогулка 10.10.10 по этажам и залам при всей её продолжительности была не утомительной, а крайне увлекательной.

Поздравляю Вас и всех Ваших соратников с открытием! И всех ценителей фотографии - мы очень ждали этого момента. Очень красивое пространство у Вас получилось.

Спасибо Ольга, спасибо СНОБ! Еще фото с выставки.

Вот еще несколько фотографий. Кто-нибудь знает - насколько ММАМ внутри  - копия Музея Гугенхайма?

а в это время в первом Риме...

Очень жаль, что не смогла присутствовать на экскурсии... но как только приеду в Москву - первым делом побегу к вам в музей!