Марина Войханская: Как я защищаю Англию от англичан

Участнице проекта «Сноб» Марине Войханской 75 лет, из них 35 она живет в Англии. В Советском Союзе Марина Георгиевна была психиатром, работала в обычных ленинградских больницах. В Англии она преуспевающий психоаналитик со своей частной практикой

Фото предоставлено автором
Фото предоставлено автором
+T -
Поделиться:

В конце сентября я села в Кембридже на велосипед и поехала по Восточной Англии с копилкой. Ездила с ней из паба в паб, из деревни в деревню — я собираю деньги на защиту сельской Англии.

Это, конечно, чистый идиотизм с моей стороны — защищать чужую страну. Русская объясняет англичанам, что Англия, которую они так любят, исчезает на глазах! Но я так устроена: если меня хорошенько рассердить, я сразу же начинаю действовать. 

Я ездила одна, проехала почти 500 километров. Вернулась через неделю. А Восточная Англия, надо сказать, — это потрясающие места. Все эти старые города — Клэр (Clare), Лейвенем (Lavenham), Ай (Eye), старые фермы, которые за 500 лет совершенно не изменились... Невероятно красиво. И что я, спрашивается, тогда защищаю, раз Англия так хороша?

Но проблема в том, что как раз около Клэра хотят построить ферму с ветряными турбинами. Вроде бы считается, что ветряки нужно всячески приветствовать — они же вырабатывают альтернативную, «зеленую» энергию. Но на самом деле это еще неизвестно — приносят они окружающей среде больше пользы или вреда. И неизвестно, сколько денег и энергии уходит, во-первых, на производство такой фермы, а во-вторых, сколько денег они приносят. Пока от них получают доход люди, которые продают землю под ветряные турбины, и те, кто устраивает такие фермы. Кроме того, ветряки очень быстро ломаются. Но что я знаю — они точно испортят пейзаж. И я бы хотела, чтобы пока мы, вся страна или даже весь мир не узнает, полезны ветряные мельницы или нет, чтобы их пока не строили. На эту кампанию я частично и собираю деньги.

Я уже четвертый раз езжу для организации Campaign to Protect Rural England (CPRE). Все началось лет десять назад. Я тогда прочитала в газете, что в каком-то очень красивом месте хотят построить что-то уродливое, уже не помню, что это было. Я очень рассердилась, и первый раз позвонила тогда в CPRE, организацию по защите сельской Англии, которая упоминалась в статье. Я сказала: это поможет как-то, если я поеду на велосипеде собирать деньги для вас? Они ужасно обрадовались, придумали мне маршрут. 

Фото предоставлено автором
Фото предоставлено автором

В другой раз я прочитала в газете, что в Норфолке спасатели не могут купить новую спасательную лодку, что у них нет на это денег. Я тоже рассердилась, что им не дают денег, позвонила им в Норфолк и сказала: хотите, я поеду на велосипеде собирать для вас деньги? Может быть, у меня и не получится, но давайте я попробую. Мы собрали колоссальное количество денег — они купили лодку. Я для них заполнила пять таких копилок — тоже ходила из одного паба в другой. Англия — это остров. Здесь любят спасательные корабли. 

Или, например, город Ай. Ай — это очень старый английский город и очень важный для английской истории. В Ае стояли римляне, а теперь здесь пытаются построить — как это сказать? — фабрику куриного говна. Chicken shit factory, одним словом. Производство удобрений. Нет, я ничего не имею против chicken shit factory, но можно, скажем, ее построить около Ипсвича. Почему непременно в Ае? А дальше там хотят построить линию электропередачи. Пытаемся уговорить их закопать провода в землю.

Нет, я понимаю: в Англии много людей, которые хотят зарабатывать деньги. Это как везде, это естественно. С другой стороны, здесь очень много чиновников, которые из-за своей необразованности просто ничего не понимают. Они работают с девяти до пяти и думают: ага, вот здесь пустая земля — тут мы это и построим. А еще в Англии есть такая маленькая-маленькая кучка англичан, которая пытается всему этому противодействовать. Именно что маленькая.

Англичане в своей массе — они же такие: они готовы защищать Англию от чужих, от врагов, но от строительства — нет. Чем это объяснить? Невероятным уважением к власти и деньгам. Потому что если государственные чиновники говорят нам, что это хорошо для нас, англичан, — значит, мы будем думать: да, это для нас хорошо. Это как в Советском Союзе! Меня это так удивляет.

И еще есть вторая проблема. Англия — очень-очень маленькая и очень-очень красивая страна, которая себе врет и думает, что она большая. Поэтому я и езжу на велосипеде. Англичане должны понять: с землей сейчас у них — как с деньгами. Сейчас, как мы все знаем, экономический кризис: денег в стране нет, деньги надо экономить. И земли тоже больше нет. Когда я говорю про красивые места — это же просто каких-то сто или даже сорок миль, скажем, от Кембриджа до Клэра.

Я езжу по Англии и, собственно, разговариваю про это с людьми. Их, конечно, удивляет, почему старая женщина с седыми волосами и акцентом едет одна на велосипеде. Зачем ей нужно нас защищать? 

Записала Елена Егерева

Комментировать Всего 82 комментария

Что вы обычно берете с собой?

Я всегда езжу налегке. Беру обычно десять карт, кофейную машинку, обязательно книжку — в этот раз Диккенса «Повесть о двух городах». Потом все для велосипеда, шину, крем для лица, одну пару брюк, две сорочки, три пары трусов и четырнадцать шотландских бисквитов из расчета два бисквита в день. Я очень люблю шотландские бисквиты.

А где вы едите?

В пивных. Пабы старые, красивые, очень их люблю. В Кембридже, кстати, многие закрылись, а в Восточной Англии они еще есть. Фиш-энд-чипс и бифштекс в пабах — это очень вкусно. Моя единственная проблема: я не люблю пива. Поэтому мне все время приходилось заказывать вино — а со стаканом вина в пабе ты выглядишь очень странно. И там везде ужасное австралийское Shiraz. А вот в гостиницах есть совсем нельзя. В прошлом мае я тоже ездила на велосипеде (я и во Францию в другой свой дом езжу тоже каждый год на велосипеде). Это время спаржи, но спаржа в моем отеле была из банки. Тем не менее я уже двадцать лет езжу на велосипеде по Франции и Англии и могу сказать, что в целом в Англии — особенно в Западной, а также в Шотландии — еда лучше, чем во Франции.

Получается, что Вы на велосипеде проделываете путь в 700 км туда, до Прованса, и обратно еще 700 км????

Да, так. Раньше он был длинее даже. А теперь это примерно 700 километров.

О чем вы и с кем разговариваете, когда останавливаетесь?

Люди узнают, что я психиатр, и сразу же начинают говорить о своих проблемах, иногда даже очень интимных. Один молодой человек в пабе сказал мне: моя приятельница думает, что я перверт. Это правда? И стал говорить о каких-то очень личных вещах. Я ему объяснила, что нет, что он не извращенец, что совершенно никаких проблем. Он очень обрадовался. Иногда меня даже узнавали в пабах. Они читали накануне заметку в местной газете, которая меня назвала «современным Ганди» — что я, к слову, считаю высшим комплиментом, — подходили и тоже клали деньги в копилку.

Марина, а вы не боитесь ездить одна с собранными деньгами?

Это совершенно безопасно. У меня один раз велосипед сломался буквально посреди поля — мужик остановился и сказал: стойте здесь, ждите, я сейчас поеду на базар, а то он закрывается в двенадцать, и тут же вернусь за вами. Через полчаса приехал, положил мой грязный велосипед в свою чистую машину и отвез меня в велосипедный магазин. Никогда в жизни не было — тьфу, тьфу, тьфу — чтобы мне никто не помог.

Эту реплику поддерживают: Ляна Вороная

То есть вообще никогда ничего не случалось?

Меня сейчас арестовал полицейский. Дело в том, что когда я езжу на велосипеде, то довольно сложно — как бы выразиться по-русски? — с пи-пи. Потому что велосипед нужно прислонить сначала к чему-то, иначе очень трудно мне его потом поднять: я очень маленькая. Я увидела какие-то ворота — пошла туда. Это было, кажется, газохранилище. И кто-то, видимо, обо мне сообщил. Только я штаны надела — в этот самый момент появилась полицейская машина. Подходит полицейский: что вы здесь делаете? Услышал мой акцент — сразу насторожился. Я говорю: это не ваше дело. Он: у вас есть паспорт? Отвечаю: я живу в Англии, здесь нет паспортов (внутренних паспортов. — Прим. ред). Дала ему мои водительские права, а там написано, что я родилась в Ленинграде. А теперь же здесь шпиономания, русские шпионы, Анна Чепмен. Он как увидел: так вы русская! Родились в Ленинграде! Я подумала, что лучше ему сейчас все про себя рассказать. В результате положил двадцать пенсов в мою копилку.Всего я привезла из путешествия 500 фунтов, что, мне кажется, неплохо. Собственных денег, правда, тоже потратила 500 фунтов — это я считаю еду, отели и женщину, которая ухаживала за моим котом, пока меня не было. Я сама плачу. А в Сети собрали больше — там уже 1500 фунтов. В идеале до Рождества нужно собрать пять тысяч.

Кстати, есть такая штука, kickstand называется. Велосипед стоит в любой точке планеты.

Я очень Вам благодарна, но я не могу ездить с этой самой штукой. Тогда мне нужен слуга. Я буду ездить на велосипеде, а слуга будет бежать за мной с кикстэндом.

Кикстэнд крепится к раме снизу. При движении он складывается вдоль задней вилки и ничему не мешает. У хорошего кикстэнда длина регулируется, так что можно ставить и велосипед отягощённый велорюкзаками.

Я предпочитаю очень мало с собой возить. Мне лучше дерево и забор.

Что может быть романтичнее 100 гр, да ещё на природе.

Эту реплику поддерживают: Андрей Наврозов

Как вы оказались в Англии? Вы давно здесь живете?

Я всю жизнь занимаюсь психотерапией. Я работала психотерапевтом и в СССР. И до 1975 года это была совершенно нормальная жизнь: я работала в психиатрических больницах №2 и №3 в Ленинграде, у меня было много друзей. Я даже чувствовала себя, помню, все время виноватой — все мои коллеги ругались друг с другом, а я, наоборот, со всеми дружила. Но вдруг в какой-то момент я узнала, что к нам в буйное отделение положили совершенно здорового человека. Фамилия его была Иванов, и он был художником. В хрущевские времена ему устроили выставку картин в Париже без разрешения властей — его сразу же арестовали, посадили, по-моему, на 10 лет. Он отсидел, его освободили по амнистии. Так как это была амнистия, он имел право легально жить где угодно. Но КГБ не хотело, чтобы он жил в Ленинграде. Поэтому каждый раз, когда он пытался вернуться в Ленинград, его арестовывали и каждый раз отправляли в другое место. А он все равно возвращался. Так продолжалось несколько месяцев: его сажали в поезд, а он опять ехал в Ленинград. В конце концов ему сказали: у вас будет встреча с неким официальным лицом, вам разрешат жить в Ленинграде. Он приехал — его арестовали, посадили в психиатрическую больницу. Я узнала об этом от Виктора Файнберга (диссидент, участник «Демонстрации семерых» 1968 года на Красной площади против ввода советских войск в Чехословакию, который был также посажен в психбольницу.— Прим.  ред). Я пошла разговаривать к нему в отделение, убедилась, что он здоровый человек, и так рассердилась. Начала всем говорить, что произошло. С тех пор КГБ стало за мной следить, и все мои дружбы кончились. Люди боялись, и это понятно, конечно. В результате в 1975 году я оказалась в Англии.

Несколько лет спустя Том Стоппард помог мне привезти в Англию моего 9-летнего сына. Помню, когда Миша наконец приехал ко мне, Том пришел и играл с Мишей в его комнате весь день. Сейчас Мише уже 45, и он работает врачом в Бирмингеме. А с Томом мы тогда еще организовали комитет против злоупотреблений психиатрии в мире.

Потрясающе. Английский писатель Том Стоппард, когда недавно приезжал в Россию, где шел его гениальный 10-часовой спектакль "Берег утопии" - не рассказывал в интервью, что он помогал советским диссидентам.  Хотя его, конечно, спрашивали о его связях с СССР и с русскими вообще. Скромный человек. 

Куда вы в следующий раз отправитесь на велосипеде?

У вас в Шотландии тоже какая-то цель?

Как просты в описании вещи, которые вызывают наибольшее восхищение.

Эту реплику поддерживают: Мария Имас

Вы правы! Мне доставляют значительно большее удовольствие именно простые вещи. Я могу поехать очень далеко - чтобы посмотреть на что-то простое. Я еду на велосипеде, и есть, скажем, возможность пойти в музей и есть возможность пойти в поле - я пойду в поле. Я, конечно, люблю Рембрандта и всех  великих художников, но для человека моего возраста обычная травинка (простите за некоторую наивность, но это так) или один маленький полевой цветок - они значительно важнее.

Высокая простота, которая сестра гениальности. Очищенная от лишнего, от "красивости".

 Ваш слог таков, и дело.

"Просто" стали рассказывать о том, что человек, посаженный КГБ в психушку - здоров. И просто рассказали, как долго были разлучены с сыном. Просто в 75 лет проехали одна на велосипеде 500 км, просто собрали много денег на проект. Будни. Так же просто, как сама жизнь, как цветок и былинка. И так же поразительно.

Эту реплику поддерживают: Гуля Хошмухамедова

А у меня вот создалось впечатление, что английское наследие вызывает равнодушие только у городского рабочего класса. Привязанность высших классов к земле всегда была фактом общеизвестным.

По поводу ветряных ферм, как раз недавно читала о скандале среди аристократов в Северной Англии (Нортумберленд и окрестности), битва нешуточная разыгралась там.

Привязанность к земле не имеет никакого отношения к классам. Есть люди из рабочего класса, которые невероятно интересуются ландшафтом и природой. Организация, для которой я ездила по велосипеде, один из ее членов, например, - он принадлежит к рабочему классу. А сколько вообще людей ездят на велосипедах, ходят по лесам - это не имеет отношение к классам, это имеет отношение к индивидуальности. 

У "городского рабочего класса" перед домиками обязательно имеется небольшой - пусть всего два на два метра, но свой садик, в котором они по выходным с большим удовольствием возятся. Мои, например, лондонские соседи из подвального этажа (это такая лондонская особенность, про которую Вы знаете, наверное) умудряются в этой своей "оркестровой яме" - больше ни с чем не могу сравнить эти подвальчики - выращивать клубнику. В сентярбре у них на окнах висели гроздями горшки с красными ягодками! А соседи - самые обычные люди, очень простая семья. Англичане на любом сантиметре земли готовы выращивать всякую зелень.

Я согласна с Мариной: привязанность к земле в Англии не имеет никакого отношения к классам. 

А я хочу просто сделать комплимент, точнее, констатировать, что Марина очень красивая и смелая женщина!

Не могу согласиться) Вы сильная. И старость, просто побоится к Вам подойти! То, что Вы делаете, под силу только сильному человеку.

Большущее спасибо! Сегодня мой пациент, он музыкант, молодой человек, он сказал: "Я вас видел сегодня на велосипеде - вы та-а-акая красавица". Он гомосексуалист, поэтому тут нет никакого сексуального нюанса.

Но что бы люди ни говорили, я все равно думаю, что я престарелая порядочная женщина.

Да ну что Вы) У вас не может быть никаких сомнений! Я вообще считаю что женщины - это красота мира)) А в Вас удивительная стать и спортивность, и пропорции. Да,  и в Москве мало осталось породистых людей, породистых той дворянской, а может и купеческой или крестьянской  статью, которая, выделяет не только физическое совершенство, а чувство собственного достоинства, которое видно и в повороте головы и в походке. Вот я, о какой красоте Вам пишу.)))

Млада Стоянович Комментарий удален

Очень романтично.  Желаю успехов в Вашей героической борьбе за сохранение сельской Англии.   Но за городскую Англию тоже надо бороться.  А то жадные девелоперы покупают дом с садом, разбирают его и строят на этом месте несколько домов, практически окна в окна.  Один из соседних домов вот так купили и построили на его месте и месте его сада 6 (шесть!) шестибедрумных и шестибатрумных уродцев для разбогатевшего среднего класса.  Которые тут же заехали туда на Мерседесах с белыми роялями, хрустальными люстрами и трофейными жёнами пероксидного цвета и тинейджеровского возраста :)  Точечная застройка по-английски.  Но в Лондоне это безобразие будет остановлено - законодательство меняется.  При выдаче архитектурных разрешений у соседей будет больше возможностей заблокировать переклассификацию сада под строительство. 

Я с этим согласна. Это неправильно. Но с другой стороны в этом году ввели новый закон, согласно которому нельзя ничего строить в садах. Раньше можно было получить разрешение. А теперь это не так просто.

И эти самые лондонские девелоперы все время пытаются отгрызть что-нибудь ДАЖЕ у Гайд-парка и примыкающих к нему Кенсингтонских садов или же что-нибудь построить там уродливое. Но слава богу, что в Англии есть принц Чарльз, который не дает им какую-нибудь бетонную колбасу очередную пролоббировать, и главное -  такая штука, как общественное мнение.

Спасибо товарищу Чарльзу за наше счастливое детство :)

Чарльз?У него есть фонд. Пытается охранять архитектуру и ландшафт.

Это маленькая страна, это остров. Люди чувствуют более остро эти проблемы. Поэтому столько много парков. Столько много различных обществ благотворительных.

Елена, спасибо за статью. Это из серии "удивительное рядом". А Марине - восхищение и пожелания удачи!

Мария, спасибо! А Марина снова появится здесь чуть позже.

Удачи Вам, Марина! Вспомнился роман Kazuo Ishiguro "The Remains of the Day". Очень красивое описание английских пейзажей японским писателем :)

да-да. Совершенно согласна!

Желаю всяческих успехов. Проблема в том, что если глобальное потепление будет идти сегодняшними темпами, то столь любимый Вами english countryside скоро будет похож на африканскую саванну. Ветряков не будет, но будут расти баобабы. По поводу некрасивости ветряков: а мельницы в Голландии вам тоже кажутся некрасивыми? По поводу неполезности ветряков: давно доказали свою полезность в Калифорнии, они там 20 лет уже успешно работают. Стоимость производства энергии современным ветряком 3.5 цента за киловатт-час. Это недорого, киловатт-часа достаточно чтобы жечь 60 ваттную лампочку 16 часов, или "новую" LED лампочку 100 часов. Ветряки, кстати, можно и в море строить, в нескольких километрах от берега.

Пройдет много-много времени - пока это станет так.

В Голландии другие мельницы - старые мельницы, которые мелят муку. Мельницы, о которых мы говорим, сбивают, кроме всего прочего, птиц.

Но Калифорния - это же огромный штат. Там это не так уродливо выглядит. А Англия -  очень маленькая. В Англии каждая мельница занимает половину страны.

"Пройдет много-много времени - пока это станет так."

Это "после нас хоть потоп" что-ли? У Вас внуки или внучки имеются?

"А эти, о которых мы говорим, добывают электричество и сбивают птиц."

А ветряки тоже постареют, дайте срок. А электричество, по всей вероятности, переживёт муку. Так что об его добывании тоже пора задуматься. Не все ветряки сбивают птиц, только те что быстро вертятся. Эффективность ветряка слабо зависит от скорости вращения. Можно медленно но туго. Главное чтобы ветер был. Птицы тоже не тупые, учатся их облетать.

"Но Калифорния - это же огромный штат. А Англия - это очень маленькая страна."

Калифорния по площади в два раза больше Великобритании. И что из этого следует? Что в Великобритании теперь можно жечь уголь? Ветростанции в Калифорнии расположены рядом с крупными городами. Любой житель Сан-Франциско проезжал прямо через ветростанцию множество раз, потому что она расположена на хребте отделяющем Bay Area от Long Valley.

Я Вам очень благодарна за информацию. Я, к сожалению, очень мало знаю о Калифорнии, и не могу это прокомментировать.

Вы совершенно потрясающая! А как в 1975 году вам удалось уехать в Англию из СССР?

Психиатры из английского Royal College послали телеграмму президенту советского психиатрического общества - они написали, что если меня не выпустят из СССР, их отношения с советской психиатрией испортятся. Мэр Манчестера тоже послал телеграмму. Они меня выпустили. Не знаю, как сейчас, но в то время Ленинград и Манчестер были городами-побратимами.

То есть это не случайно, что именно мэр Манчестера написал телеграмму?

Да, именно потому что они были побратимами. И это очень важно было для КГБ.

Марина, это очень интересно то, что вы делаете. Но объясните мне, пожалуйста, куда пойдут эти деньги и почему вы собираете именно деньги, а не просто подписи? Спасибо!

О, вот тут мои коллеги высказывают мысль, что деньги в Англии — это такой старинный способ коммуникации и приводят в пример романы Агаты Кристи, где мисс Марпл собирает пожертвования у местных старушек, а заодно выясняет подробности расследования. Это похоже на правду? 

Это неправда. Есть люди, которые говорят о деньгах. Есть люди, которые любят деньги. А есть люди, которым деньги безразличны. Я когда приехала в Англию, я жила на 1 фунт в неделю, и у меня была чудная жизнь. Я тогда не знала, что мне полагается пособие по безработице. Поэтому я писала статьи. Не было проблем никаких. Я не пользовалась транспортом в Лондоне. Я всюду ходила пешком.

Но вообще в Англии есть благотворительные общества для глухих, немых, куриц, собак. Невероятное их количество.

Марина Войханская Комментарий удален

Организация, для которой я собираю деньги, будет вести с их помощью кампанию за то, чтобы не строили ветряки и ферму, о которой я говорила.

Марина, а почему именно малая Англия, а не больные дети или там бездомные животные? что по вашему вообще нужно защищать в наше время?

Я маленькая старая женщина. Я не могу защищать все!

По-моему, если природа будет в хорошем состоянии - это поможет животным, людям. У меня дома одно маленькое животное, кот по имени Пуговица.

Весьма любопытно, как страны "открываются" для тех, кто их искренне и истинно любит.

Хочется привести примеры трех знакомых - двух американок и одной англичанки - которым "открывалась" Москва и московская область :)

Но это вроде бы неправильно в чужой теме.

Это правда. Один знакомый англичанин очень долго пытался полюбить Москву. Но никак у него не получалось, его все злило - люди, отношения, уличное движение, клубы, девушки. Проблема была в том, что ему не нравилось, что в Москве все устроено не так, как в Англии:))).  Я к тому, что это очень важно - уметь принимать другую реальность. Марина, насколько я понимаю из ее рассказа, очень любила Ленинград. Но вот так получилось, что она оказалась в Англии. И теперь живет в Кембридже, в маленьком трехэтажном доме с котом Пуговицей. Ее муж, который, к сожалению, умер несколько лет назад, был довольно известным в Англии историком. А сосед Марины - Владимир Буковский.

Зависит от любви людей к жизни.

У меня есть сын и два внука, 9 и 7 лет. Сын - участковый врач в Бирмингеме, он женат. Мой муж умер недавно, я не хочу говорить об этом - я начну плакать.

Я в восхищении, Марина. Серьёзно. Правда, впечатлён. А кроме всего остального, Вы незаметно для себя изобрели альтернативу классического английского спорта под названием pub crawling. Теперь ещё есть pub biking.

Мне кажется, что не случайно, что в этом обсуждении участвует так много "женских голосов":)). К сожалению, вот эта установка - что полноценная жизнь женщины в России заканчивается лет так в сорок или даже раньше, а потом она уже как бы просто "доживает" и "никому не нужна" - она настолько глубоко сидит в наших головах. И мы вроде бы пытаемся бороться с этой чудовищной установкой, а все равно она где-то там живет в мозгах в фоновом режиме, мне кажется.  А тут такой потрясающий пример совершенно другого, нормального отношения к жизни.

Это правда. Но все зависит от самого человека. От того, как мы себя видим. В Англии тоже много людей, которые после 50-ти или 60-ти считают себя пожилыми. И не поедут на велосипеде так далеко. И никто из моих друзей не ездит на велосипедах на длинные дистанции. Но я считаю, что возраст не имеет никакого значения. 75 лет, 76 лет - это все цифры. Это не то что я считаю себя молодой. Я просто делаю, что я хочу. Я никогда не скрываю свой возраст. Завтра мне - 76 лет. Но с другой стороны, я бы ужасно возмутилась, если бы мне сказали, что я пожилая женщина, и мне надо лежать на диване. Да, я пожилая, но делаю то, что я хочу.

Марина, в Москве уже практически 11 ноября - с днем рождения Вас!

Эту реплику поддерживают: Гуля Хошмухамедова, Надежда Рогожина

Меня велосипед интересует по одной только причине - на велосипеде, все видишь, можно остановиться в любую минуту и поговорить с кем хочешь. И тот же запах - все так пахнет хорошо. Только поэтому я и езжу - мне нравится, что вокруг меня. Это не спорт.

А Pub crawling - это для молодых. 

В Англии есть лимит алкоголя для велосипедистов. Хотя, кажется, еще никого не остановили. Меня это интересует. Потому что в гости я езжу тоже на велосипеде. Если я веду машину, я могу выпить только 1 стакан вина. А если я на велосипеде - могу 2, полбутылки - это самое большое.

Я пошутил про спорт, Марина, мне просто очень понравилось, что можно сесть на велосипед, объехать сотню пабов и набрать денег на спасательный баркас береговой охране. И не просто можно, а Вы взяли и сделали. Класс! Я, кстати, не знал, что есть лимит на употребление для велосипедистов.

Когда я езжу на велосипеде по Англии, каждый вечер я останавливаюсь на обед в пабе (по-русски плохо звучит "публичный дом" public house). Заказываю большой стакан вина и обед. Английский паб - великое удовольствие. И это не имеет никакого отношения к классам. Можно встретить там и важных людей, и дворников. И все сидят, разговаривают, и все вместе пьют, и никто никогда не пьян.

Я тоже живу в Англии, Марина. И согласен с Вашей оценкой института пабов. Обеды, правда, не всегда... Правда, последнее время стало лучше.

Какая у вас удивительная история. Скажите, пожалуйста, а в России вы были после того как уехали?

Нет, не была. К сожалению. Я боюсь ехать в Россию по одной-единственной причине. Когда я приехала сюда, мне потребовалось пять лет для того, чтобы перестать мучаться от желания поехать обратно. Я боюсь, что я приеду в Россию сейчас и захочу жить снова в России. В моем возрасте это будет очень трудно психологически - опять расстаться с Россией. Россия - это то, что я помню, то, что  у меня в голове и в моем сердце. 

И по этой причине у меня есть дом в Провансе. Потому что там такой же запах, как в Крыму.

Дорогая Марина!

Рада воможности выразить Вам свое восхищение и признательность.  

Вы - одна из самых блистательных среди встреченных мною женщин.

Я помню все наши немногие встречи, помню все разговоры, храню все фотографии, помню запахи Вашего дома и ночные звуки за окном, голубую тучу одуванчиковых волос и Ваш голос, как будто с трещинкой на фарфоровом блюдце, совсем незаметной.

С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ!

Сил Вам, бодрости, больших и малых радостей и исполнения всех отложенных желаний

Эту реплику поддерживают: Андрей Наврозов

Очень мило. Марину я знаю более тридцати лет, она практически моя соседка (живет на соседней улице), но видимся мы редко. Чаще всего случайно столкнувшись на улице. Она действительно всюду ездит на велосипеде. Собирать деньги на какое-то доброе дело – древняя английская традиция. Этому здесь никто не удивляется и охотно дают. Я, правда, сам никогда этим не занимался, но ко мне в дверь стучатся по нескольку раз на дню люди с самыми разными благотворительными миссиями. Я им никогда не отказываю, хоть немного, но обязательно надо дать. Жалко будет, если исчезнет такая замечательная традиция.

Ну а сохранить старую добрую Англию – дело благое (хотя и безнадежное). Так что если Марина ко мне заедет, пара фунтов в ее копилку обеспечена.