Алексей Байер /

Конец советской эмиграции

Новые технологии и уменьшающийся в размере мир изменили концепцию современного иммигранта. По иммигрантам прежних эпох, как по мухе в янтаре, можно было изучать эпоху в истории их родины. Сегодня можно быть иммигрантом, не меняя своей национальной идентификации и не ассимилируясь, то есть практически не становясь иммигрантом

Фото: Getty Images/Fotobank
Фото: Getty Images/Fotobank
+T -
Поделиться:

Не так давно один мой приятель завез меня в гости к его родителям. Они родом из Питера (или Ленинграда, как они до сих пор его называют), приехали в США примерно в то же время, что и я, то есть в середине 1970-х годов, в Америке неплохо преуспели и жили в огромных размеров частном доме в маленьком городке штата Нью-Джерси. На первом этаже у них вполне американский дом: обитые ворсистым ковром полы, гостиная, столовая, хорошо оборудованная кухня, диваны с журнальным столиком, неохватный телевизор — все как у людей.

Однако спустившись к ним в подвал, я испытал настоящий шок. Там я оказался в советской квартире моего детства, которую они три десятилетия назад запаковали и вывезли с потрохами в эмиграцию. Та же финская стенка с фарфором и фаянсом, те же стеллажи с собраниями сочинений русских и переводных авторов в замурзанных переплетах, те же портреты Есенина и Хемингуэя. Даже потолки в подвале были такие же низкие, как в новостройке на советской окраине.

Таких кусочков позднего брежневизма из бывшего СССР разбросано по Нью-Йорку и другим городам Америки великое множество. Да что греха таить? У моей мамы в квартире, на антресолях и в кладовках, стоят еще картонные образцы продукции Северодонецкого чемоданного завода «Азот», набитые до отказа лучшими образцами советского постельного белья и полотенец.

Еще больше советского осталось в самих людях. Как-то, проезжая на велосипеде через район, где обосновалось много евреев из бывшего СССР, я присел на скамейку рядом с группой стариков. Надо сказать, что на велосипеде я езжу в футбольных майках московского «Спартака», которыми меня снабжает мой московский приятель.

Было жарко, я устал крутить педали и на минуту задумался. Из размышлений меня вывел старческий голос:

— А мы вас, случалось, бивали, — сказал он с южным акцентом.

— Кто? — искренне удивился я. — Кого?

Старик указал на мою майку и хихикнул:

— Кто-кто? Минское «Динамо’» Бывало, что и побеждали мы твой «Спартачок».

Советского Союза, в котором подобный казус мог произойти, тогда уже не существовало лет 15.

В прошлом и позапрошлом веке эмигранты уезжали в Америку навсегда. Со старым миром связь прерывалась — что неудивительно, поскольку письма шли неделями, а путешествие на родину было длительным и дорогостоящим. Многие новоприбывшие себя полностью обновляли, придумывали себе новую биографию или профессию, меняли неблагозвучную фамилию Верди на прекрасную английскую Грин. Но в душе они сохраняли свою сицилийскую горную деревеньку.

В XIX веке это было не так важно, потому что горная деревенька жила той же жизнью, что и двести или триста лет назад. Но сегодня страны и общества меняются, и меняются очень быстро. В 1970-е годы туристы из Рима и Милана приезжали в Нью-Йорк и им было стыдно за итало-американцев, живущих в Маленькой Италии, которые говорили на смеси диалекта и дурного английского и не верили, что в их бедной, перенаселенной, отсталой стране может происходить что-либо интересное.

Сегодня итальянцы уже не стесняются своих бывших соотечественников. Наоборот, они ходят в разбросанные по всей Америке итальянские кварталы, как в музей. Это такой кусочек старой доброй Италии, которая либо уже исчезла, либо очень быстро исчезает у них на родине. Туристы из России к Брайтону все еще относятся достаточно неприязненно, но многие уже начинают видеть в нем любопытнейший «Парк советского периода».

Наша волна выезжающих из СССР в 1970-е и 1980-е годы была последней, наверно, эмиграцией старого типа. Технически поддерживать связь с теми, кто оставался, было несколько легче, чем в XIX веке, но зато мешал железный занавес. Тот факт, что мы уезжали навсегда, без надежды приехать в гости, чисто психологически требовал скорейшей ассимиляции.

Сегодня иммиграция совсем иная. Мир уменьшился в размере. Авиасообщение подешевело и стало в порядке вещей, и для многих перелет из Нью-Йорка в Москву теперь не более чем продолжительная поездка на автобусе. Телефон практически бесплатный, и на «Скайпе» есть видео. Электронная почта мгновенна, плюс есть еще социальные сети, чаты СМС, и т.д. Новости можно получать по интернету и смотреть телевидение любой страны.

Один мой кузен, переехав в Бостон ребенком, решил уже во взрослом возрасте, что Америка ему неинтересна. Он женился на девушке из сибирской деревни и вернулся на родину — во всех отношениях, кроме географического. В доме он разрешает разговаривать только по-русски, слушает последнюю российскую попсу и смотрит НТВ и Первый канал. К огромному разочарованию родителей, в личной жизни он репатриировался — правда, не выезжая из Бостона.

Мой кузен оказался на стыке старой и новой иммиграции. Теперь приезжающим в США россиянам и вовсе ассимилироваться не обязательно. Или можно делать это, не теряя своей национальной идентификации. Да и иммигрантами их тоже можно назвать лишь с натяжкой, потому что они всегда могут либо вернуться домой, либо поехать жить куда-либо еще.

В отличие от нас они уже не будут больше вывозить замороженный во времени кусочек своей страны. Они будут оставаться частью современной России и меняться так же быстро, как меняется их страна.

Комментировать Всего 47 комментариев
кузена откровенно жалко:)))

слушать российскую попсу и смотреть русское телевидение я могу только за очень приличную зарплату:)))

Да, тут я с в вами никак не могу не согласиться. Его родители скорбят.

Эту реплику поддерживают: Катерина Инноченте

Да, Алексей, таких примеров можно привести много. Мир стал феноменально мал. Когда мой друг Леня Левин уехал из СССР я смотрел как на чудо на письмо, которой он прислал в Москву (я даже помню эпиграф к тому письму: "Крокодил более длинен, чем зелен"

Сегодя, если моя старенькая мама, живущая в Москве, пару дней не видим меня в Скайпе, то она начинает расстраиваться :( 

Довольно глупо спрашивать о новостях друзей прилетевших из Москвы, так как впору их самих вводить в курс московских новостей, так как пока они летели на самолете Аэрофлота, они не могли читать новости в Интернете. Мой сын знает российские рок-группы про которые я ни слышал ничего. 

Много лет назад я "просвещал" своих московских друзей, рассказывая им про популярного московского барда Шаова, про которого они (тогда) ничего не слышали (Времен его лучшего альбома "Выбери меня").

Ага. А я в последние годы жутко по этому обрусел. Моя бедная жена до сих пор трет глаза. Вышла замуж за одного человека, и вдруг из него за пару лет выпер такой москвич. Dr. Jekyll & Mr. Hyde.

Да нет, элемент "заморозки во времени" эмигрантов всё ещё есть.  Надо только не своих (предположительно яйцеголовых) знакомых изучать, а людей попроще.  Взгляните на небогатых английских пенсионеров, живущих на Северном Кипре, или на бывших английских уголовников в Латинской Америке.  Да они все живут позавчерашней эпохой.  Это касается не только ностальгии по всякой уходящей в прошлое параферналии вроде fish and chips, но и глубокого непонимания, чем живёт страна последние 10 лет.

Я согласен с Байером и Пачиковым относительно тенденции, но сомневаюсь в том, что она уже носит массовый характер. 

Пенсионеров я бы не приводил в пример. Мы все живем, а особенно стареем, геологическими пластами. Это интеренет или скайп изменить не может. Даже если чувствуешь себя комфортно среди молодых, все равно разница в поколении остается. Неравные (по возрасту) браки обычно приводят к тому, что молодой партнер проводит время больше с друзьями старого.

Я всегда цитирую эти строки Пушкина, очень уж они точны:

Несчастный друг! Средь новых поколений,

Докучный гость, и лишний, и чужой....

"Наша волна выезжающих из СССР в 1970-е и 1980-е годы была последней, наверно, эмиграцией старого типа. "

Да, совершенно верно. За нами захлопывалась дверца и это предопределяло отношение и к новой жизни, и к старой.

Но если искать определения термина "советская эмиграция", то критериев - разных - может быть два - советский способ эмиграции и советское воспитание эмигрантов.

При советской власти, до 1989 г. прибл., вырываться надо было с боем.  По властью же определенной  технологии. 

После было все совсем иначе.

Но для меня "советская эмиграция" - это, скорее,  эмиграция людей с советским воспитанием.  А ее пик (по численности) приходится на 90-е годы. Причем,  на большую часть, это люди, у которых никаких проблем или антногонизма с советской властью при ее существовании не было.  Так что, это была советская эмиграция еще и в прямом политическом смысле. Не только по воспитанию, но и по взглядам.

Сейчас она, конечно, уже практически  прекратилась.

Да, Дмитрий,

Бытует такое мнение. Среди эмигрантов моего поколения есть такой взгляд--по моему не очень широко распостраненный--что те, кто приехал во время массового бегства сразу после развала СССР это "совки". То есть те, кто не сидел тихо, когда уезжать было стремно, кого в СССР все устраивало, и повалили они лишь тогда, когда в экономике случился швах.

Я не полностью согласен с этой точкой зрения. Эмиграция--такая, без возврата, дело сложное. Это особый и длинный разговор. Приехав сюда относительно молодым, в 17 лет, имея возможность более или менее ассимилироваться, я с определенной долей жалости смотрю на людей приехавших в старшем возрасте, то есть те, кто принимал это решение непосредственно. Большинство ни о чем не жалеет и радо-счастливо, что уехали. Но их жизнь, конечно, на задворках местного общества. Она в чем-то ощутимо беднее.

Эту реплику поддерживают: Катерина Инноченте

"Среди эмигрантов моего поколения есть такой взгляд--по моему не очень широко распостраненный--что те, кто приехал во время массового бегства сразу после развала СССР это "совки". "

Алексей, я вовсе не это имел в ввиду. Да и слово  "совки" не употребляю вообще.

Мне кажется, что это медицинский (точнее, социологический) факт - до 1990 г. уезжали люди, которые были готовы хотя бы ради этого конфликтовать с властью (подача заявлению на выезд - уже открытый конфликт).

После - все кто хотел и подходил по параметрам приема в тех странах, куда уезжали.

Это не значит, что до 1990 г. все отъезжанты были хорошие, а после - "совки убогие". Но социологические (и политические) различия между этими группами советских (по воспитанию) людей совершенно очевидны.

Пропагандистская активность нынешней российская власти (так называемая "работа с соотечественниками") ориентирована как раз на массу нормальных советских людей, просто переместившихся, за последние 20 лет заграницу без смены образа мыслей. Хотя и в нашем поколении эмигрантов полно кандидатов в "агенты влияния"))) 

У меня когда-то был текст опубликован на эту тему - "Четыре волны эмиграции".

Ну а эмиграция в зрелом возрасте, конечно, тяжелое дело. Я уезжал относительно молодым, в 33 года и до сих пор завидую тем, кто на Западе, как Вы, с юности.  Хотя, как раз советский опыт 80-х годов считаю бесценным.

Любой опыт бесценен для умного человека.

Я не понимаю смысла "агентов влияния". О них много разговоров, возможно на них выбиваются среди шпионских агенств разных стран бюджеты, которые потом как-то пилятся, а результат их трудовой деятельности на мой взгляд большой толстый ноль. Мне кажется, что шпионская деятельность лучше всего в литературе описана Грином в "Наш человек в Гаване" а в жизни, которая так любит плагиат из искусства, в истории с путинскими шпионами в Америке. Которых, кстати, недавно опять в России наградили. Чтобы всех нас еще немного повеселить, а то мы про Анну Чапман начали уже немного забывать и нам стало, откровенно говоря, поэтому немного скучнее жить.

"Я не понимаю смысла "агентов влияния". "

Это люди, которые формально оставаясь независимыми (журналистами, учеными, общественными деятелями) фактически работают по заказам. Пишут статьи в поддержку действий правительства-работодателя, выступают с заявленими... Пытаются оказывать влияние на политику и общественное мнение своих стран. Создают иллюзию общественной деятельности и общественной поддержки.

В советское время из таких людей состояли всевозможные "Движения за мир и разоружение".  Персонажи типа Ромен Роллана и еще тысячи менее известных.

Год назад в Берлине из таких людей целую подставную конференцию провели - http://dmitrij-sergeev.livejournal.com/246361.html#cutid1

Я специально сходил, из любопытства. Восхитительное было зрелище. Несколько сот советских эмигрантов, классических "агентов влияния" из разных стран мира. Одни произносили речи в поддержку путинской политики, другие хлопали и голосовали зща резолюции.

Если не понимать, что за этим стояло, выглядело все очень убедительно. Как настоящее))

СССР был страной 30-х годов. Я еще об этом напишу. Когда я уезжал из СССР, страна зачитывалась и смотрела сериал по "Вся королевская рать" Пенн Уорена. (Было бы здорово его сейчас посмотреть, взгляд на Америку из-за железного занавеса). Это 1940 год, книга. Когда я попал в Чикаго, город который не возрадился после Депрессии и в конце 70-х оставался в 1932 году, я понял--вот где моя настоящая Америка.

В 30-е годы, Ромен Ролан там, Анри Барбос, Пол Робесон, были фигурами, которые могли на что-то влиять. Их прикармливали, они--скорее за убеждения, но и в какой-то степени за тиражи--защищали сталинский советский союз. Что меняется, скажите, в мире, от того, что кто-то где-то сегодня произнесет речь в защиту Путина? Кого это чешет?

Мне когда я писал колонку в Ведомости часто пеняли неразумные читатели, что мне, мол, башляют, чтобы я зомбировал россиян и сносил им набекрень мозги. Где, хотелось мне спросить у них, те люди, которые мне бы за это платили. Кому это нужно? Нетути таких людей, кроме официального распила госбюджета, в котором я, увы, нигде не участвую. Ни там, ни тут. И правда, что это меняет в сегодняшнем разнообразнейшем информационном поле, где каждый все равно выбирает тот источник, который ему больше по душе?

Смешно это все.

"Что меняется, скажите, в мире, от того, что кто-то где-то сегодня произнесет речь в защиту Путина? "

Что меняется от того, что в обществе где ты живешь, становится меньше сторонников демократии и больше - диктатуры?

Во первых, диктатуре легче, во-вторых жить противне, даже если ты и в другой, не диктаторской стране живешь.

Был я однажды года три назад на одном немецко-российском мероприятии, с лучшими и культурными целями организованным в Берлине.  Для обсужденияи проблем немецко-российских культурных связей.

На подиуме сидели трое участников дискуссии: немецкий профессор, известный специалист по русской культуре, дама-эмигрантка, у котрой гэбэшное прошлое на лбу было написано и редактор русского эмигрантского журнала право-экстремистского по направленности.

Когда я после мероприятия сказал об этом немке, которая это все организовывала, она страшно огорчилась. Сказала, что ни о чем подобном не подозревала.  Со стороны оба русских участника - просто культурные ркусские люди, живущие в Германии и известные своей общественной деятельности. С кем же еще разговрривать, как не с ними!?

Так оно и происходит.

В советские времена, при микроскопическом количестве эмигрантов,  за границей было несколько центров политической оппозиции, с котрой Политбюро очень даже считалось - "Континет", "Русская мысль", еще пара журналов.

Сегодня при десятках миллионов русских эмигрантов и множестве газет и журналов, таких центров нет НИ ОДНОГО!

Практически вся эмигрантская русская пресса за редким исключением скуплена Москвой и ее обслуживает тем или иным образом.

Пэтому сегодня к российским посльствам для политических протестов (напр. по 31 числам) приходит еще меньше народу, чем в советское время, когда эмигрантов было в сотни и тысячи раз меньше.

Это можно считать чистой победой Москвы и ее агентов влияния.

В Москве массовость протестов 31 октября тоже не поражает воображания. При том, что наказания за них несравнимы с советским временем.

Я не знаком с финансами эмигрантской прессы. Возможно, она скуплена Москвой. Если это так, то это бездарная трата денег. Потому что в Америке, например, среди старых эмигрантов того типа, который я описываю в заметке, преобладает мнение: В Рашке все ужасно, никогда ничего хорошего не будет, слава те Господи, я оттуда унес ноги. (Это грубое приближение, есть масса оттенков, но слысл таков. Что не мешает им, кстати, общаться друг с другом, главным образом, и ходить на русские культурные мероприятия). Среди же нового типа здесь живущих, они примерно такие же, как люди их социального круга в России. Т.е., обычно достаточно скептически относящиеся к российской власти, но не достаточно фанатично преданные идее политической деятельности, чтобы идти протестовать. Я вот например не хожу. И никому из моих знакомых, как старым так и новым эмигрантам, такая идея в голову не приходит. Отнюдь не потому что мы услышали речь дамы с КГБ прошлым, рассказывающую нам каков герой Путин, а мы уши развесили. См. мое первое предложение.

Эту реплику поддерживают: Мария Генкина

"Я не знаком с финансами эмигрантской прессы. Возможно, она скуплена Москвой. Если это так, то это бездарная трата денег. "

Смотря с какой стороны посмотреть.

Вот была хорошая эмигрантская газета со старыми антсоветскими традициями "Русская мысль", в Париже. Раньше ее финансировали некие западные фонды, не помню точно, какие. Я там нескольколько лет был постоянным автором.

Лет пять назад назад была куплена неким московским олигархом и превращена в ничтожество. В бессмыленный промосковский листок. А архивы ее с 1949 г. вывезены в Москву.

Сегодня эта газета могла бы стать центром политической оппозиции.  Но увы. Ее нету.  И центра нет. И авторов нет. И писать негде.

Думаю, что с точки зрения Москвы это было крайне удачное вложение денег. Как и та конференция, на котроую я давал ссылку.

............................................................

"В Москве массовость протестов 31 октября тоже не поражает воображания. При том, что наказания за них несравнимы с советским временем"

............................................................

Это точно. И ясно почему. Потому что контроль над прессой и телевидением практически тотальный.  Два месяца своборды прессы, несколько честных материалов о расследованиях, ну например, Норд-Оста и Беслана, с нажиманием на все больные точки  - и на улицы вышли бы миллионы, как это произошло в 1989-90-х гг.

Вот приблизительно такой же контроль  Москва сейчас имеет над эмигрантской прессой.

Эту реплику поддерживают: Людмила Фролова

"Русская мысль" была хорошей газетой. Когда мы уехали из СССР, это еще был белоэмигрантский листок, от него пахло совсем иной Россией.

Тем не менее. Газета--это ОРГАН общественного движения. Не страшась каламбуров, скажу, что когда есть движение, у него появляется орган. Был бы спрос на идеи оппозиции, был бы наверно и орган. Когда процветала "Русская мысль" был в эмигрантской среде спрос на то, что она поставляла. Умирать она начала когда на Пер-Лашез переехала критическая масса ее читателей.

Сегодня протест распылен, ушел в Интернет.

В 1989-90 на улицы в СССР вышли миллионы, немнотря на то, что контроль над СМИ был значительно жесче. Врядли, как считают разного рода советские люди, агенты влияния Запада их разагитировали. Просто всем насточертели коммуняки, их лозунги и вся советская власть, которая была уже полным маразмом и кошмарным сном, от которого хотелось проснуться. 

Сегодня про Беслан, Норд-Ост, коррупцию, произвол ментов--или пентов, не знаю как будут "полицейских" называть.--всем все про это известно. Сейчас такая ситуация, что все заняты своими проблемами, и не протестуют. Но правду знают и мнение имеют. Я не говорю о том, что не нужно освещать или комментировать. Сам в той или иной степени в этом бизнесе подвизался. Просто агенты влияния России на Западе, если они есть, впустую получают от своих начальников государственные деньги, потому что ни на кого ни в чем они на 3 копейки не влияют.

"Сегодня про Беслан, Норд-Ост, коррупцию, произвол ментов--или пентов, не знаю как будут "полицейских" называть.--всем все про это известно"

Да ну что Вы!

Вот Вы сами удивлялись, почему в день годовщины захвата Норд-Оста на блестящий материал Гольдфарба не было на СНОБЕ ни одного отклика.

На мой материал , в тот же день и на ту же тему  - тоже не было.

Хороший, трогательный, но безобидный и не затрагивающий сути события материал Ильи Колмановского собрал 60 откликов. Все вроде хорошо и интеллигентно. Если не знать, что на самом деле бывает и по другому

Ведь не потому это так, что рассказанное Гольфарбом всем давно известно и сомнений не вызывает. И не потому, что на вопросы, которые я задаю, ответы уже в ушах навязли.  Скорее - наоборот. Лучше бы не знать.

Вот в создании такой атмосферы, чтобы задавать лишние вопросы и участвовать в их обсуждении было крайне некомфортно - Москва крайне заинтересована. 

Для тех, кто живет в России или с ней связан существуют одни способы влияния. Для эмигрантов - другие.  Где мытье, где катание.

Но работает отлично. 

............................................................................

"В 1989-90 на улицы в СССР вышли миллионы, немнотря на то, что контроль над СМИ был значительно жесче."

...............................................................................

По-моему, наоборот. Это было следствием внезапного снятия контроля и отмены цензуры.

.................................................................................

"Когда мы уехали из СССР, это еще был белоэмигрантский листок"

...................................

Разве, белоэмигрантский? Мне кажется, ее создала скорее вторая, военная эмиграция.

Эту реплику поддерживают: Людмила Фролова

Да вы правы про РМ

Уже к тому времени послевоенных. По-моему, ее создали до войны, но я могу ошибаться. Но белые и послевоенные сумели слиться. Наша эмиграция с ними не была большей частью близка. Не знаю почему. Времени прошло больше, или может быть еврейский компонент нашей эмиграции был фактором--все-таки для белоэмигрантов и даже для послевоенных, большевики ассоциировались с евреями. Еще мы не были политической эмиграцией, мы не собирались в СССР что-либо менять, мы хотели на Западе обосноваться прежде всего.

Кажется, в 1948 или 49 г. ее создали. Была старейшая эмингрантская газета Европы.

Я бы предложил такую дефиницию:

Советская эмиграция кончается на последнем поколении советских людей, то есть на тех, кто окончил школу при зрелой советской власти, где-то в середине-второй половине 80-х годов.  Независимо от того, когда они уехали.

Я с вами полностью согласен

Советские люди сегодня остались главным образом в местах, куда они эмигрировали.

"Советские люди сегодня остались главным образом в местах, куда они эмигрировали"

Или откуда они не эмигрировали))

Для меня это понятие возрастное. Вот было много поколений советских людей, а потом начало возникать что-то новое, где-то на рубеже 80-90-х годов, когда резко изменилась общественная атмосфера, в которой люди росли.

Кто-то из советских людей уехал - они советские эмигранты.

Но большинство стало фактическими эмигрантами (сменило страну) не сходя с места)

Эту реплику поддерживают: Надежда Рогожина

Да, наверно так. Но наверно не совсем так.

Советские люди в СССР желали ручного управления. Советские люди в России его требуют. Тут Виталий Гончарук описывает предвыборную компанию:

http://www.snob.ru/profile/blog/10614/26263

Это не советское. Это российское

"Советские люди в СССР желали ручного управления. Советские люди в России его требуют."

Наверное, все-таки не совсем справедливо обвинять людей, находящихся под прессом - политическим, мораальным, психологическим - и лишенных полноценной информации,  в том, что они не все понимают и не стремятся к идеалам)

Эту реплику поддерживают: Людмила Фролова

Все это очень сложно. Мне кажется, эти дискуссии настолько бесперспективны, потому что тут ничего нельзя доказать. Вы думаете, что людей зажала система, и они перестали стремиться к идеалам. Мне кажется, что всякий народ имеет то правительство, которое он заслуживает. Причем была возможность все поменять намного более радикально, в начале 90-х, когда проснулись от кошмарного советского сна. И вдруг к началу этого десятилетия выяснилось, что сон этот--явь. Я даже по Брайтону, мне кажется, вижу, почему в России такой режим. Потому что человеку сегодня можно из-под Путина уехать. А вот чтобы Путин из себя уехал, уже сложнее.

Но это сугубо мое мнение. Доказать тут ничего нельзя. Можно просто сказать всязи с историей СССР, которой уже скоро 100 лет. Были разные в стране режимы, разные правители. И ни одного приличного. Это уже система. У меня был знакомый, который раз 6 женился, на женщинах разного возраста, национальности и темперамента, и всегда у него с ними были одни и те же отношения. Это уже наверно система.

"Мне кажется, эти дискуссии настолько бесперспективны, потому что тут ничего нельзя доказать"

Кое что  все-таки можно, я думаю.

Книга Гольдфарба  - тому доказательство.  Другое дело, если избегать обсуждать  суть происходящего, решив, что все равно ничего не добиться, тогда - да. Бесперспективно.

Это я не Вас, упрекаю, конечно, а так в воздух. Пар выпускаю.  Слишком часто приходиться последнее время злиться из-за  того, что серьезные темы топятся в безответственной болтовне или замалчиваются к чертовой матери. Но очень интеллигентно!

Как раз обрадовался, когда увидел Вашу тему. Но, как видите, желающих включиться в обсуждение не наблюдается. Как будто мы проблему жизни на Марсе обсуждаем, а не свое, родное. 

Впрочем, как раз жизнь на Марсе собрала бы, наверное, кучу дискутантов. Интересно же. 

У меня это тоже вызывает изумление, апатия граждан. Вот у нас выборы грядут, и мне кажется даже важные, но всем по барабану, в той или иной форме. Мне кажется время такое, врядли людей кто-то так направляет. Гнилое немного время, потому что никто ни во что не верит, вот и не чешется менять. Но и существующий порядок не поддерживают. Рухнет если, ну и хрен с ним. В России это очень заметно, по моему.

Дмитрий Хмельницкий Комментарий удален

"У меня это тоже вызывает изумление, апатия граждан"

 Скорее, осмотрительность...))

Эту реплику поддерживают: Liliana Loss

Дмитрий, с интересом слежу за Вашей с Алексеем дискуссией, но просто не вижу, что здесь можно ещё добавить.

Эту реплику поддерживают: Liliana Loss

Russian Science Strikes Back
На Facebook есть группа, которая называется Russian Science Strikes Back.Вот ее пост про эмиграцию.

Из анекдота:"За прошедшие 10 лет из России за границу на заработки выехало 5670 физиков, 1349 химиков, 986 биологов и ни одного гаишника"И вы знаете почему? ((

Эту реплику поддерживают: Катерина Инноченте, Людмила Фролова

мне иногда везет встречаться с эмигрантами, уехавшими до 85-го года.... 

Они производят очень позитивное впечатление... язык, эмоции и т.п..

Для себя я это объяснил тем, что их не затронула вся эта муть 90-х.... 

А мне наоборот казалось, что 80-е были мутью. Когда я в 88-м приехал в Москву, было впечатление очень усталой страны. Застой, Афган--так тогда казалось. А сейчас, особенно молодежь российская, меня просто восхищает. Та душевность, о которой в России так любят говорить, но которая лучше понимается без слов и на эмоциональном уровне, у них осталась, но появилось качество, которое трудно кратко описать, но которое я бы назвал современность.

Эту реплику поддерживают: Катерина Инноченте

Очень правильно уловили, Алексей. Современность, конечно, есть не во всех пластах российской молодежи, но то, что она есть вообще, уже здорово. 

Спасибо, Катерина

Да, конечно не во всех. Но я не думаю, что в Виталий тоже всех эмигрантов имеет ввиду. Я про людей, так сказать, нашего круга. Я на некоторых смотрю, в частности на молодежь, которая в Снобе работает, я им очень завидую. Мы были совсем другими. Именно что совками, в моем поколении.

Алексей, спасибо за хороший и правдивый текст. Я сам себя причисляю к "недоуехавшим" - мне было 27 лет, когда пришлось собирать чемоданы. И уезжал я в 2005 году, не убегая, а по обстоятельствам. Сейчас, уже 5 с лишним лет находясь в Нью-Йорке и ни о чем не жалея, я понимаю, что поменял только место жительства, так пока и не став американцем: общаюсь я больше по-русски, читаю почти только русское (хотя все чаще и чаще просматриваю сайт New York Times), смотрю... ну, выборочно, русское ТВ, да и в Москве бываю 2-3 раза в году. И не исключаю возможности вернуться, хотя чувствую себя тут довольно комфортно.

P.S. Приятно было познакомиться в реале на Сноб-party :)

Ираклий, спасибо. Мне тоже, только не очень много удалось поговорить. Множество "снобов".

Мне кажется, что в вашем случае именно что на вас не давлеет необходимость ассимилироваться. Психологически это несомненно преимущество, поскольку от нас форсированная ассимиляция требовала в некотором отношении отвержения своей идентификации и отчуждения от той культуры и среды, которую оставил. Вам можно постепенно становиться американцем, потому что вы тоже молодым приехали и им скоро станете--если уже не стали, потому что американцы сегодня как никогда разные--, но и не порывать связей со своими корнями. Но конечно мы быстрее адаптировались просто потому что не было качественной русскоязычной прессы и вообще никакого ТВ. Когда я приехал в 1974 году, тут вообще были единицы русскоговорящих.

Эту реплику поддерживают: Мария Генкина

Анна Карабаш Комментарий удален

Анна Карабаш Комментарий удален

Дискуссия не совсем об этом, Татьяна. Не о первом поколении иммигрантов против рожденных или выросших тут детей--что есть несомненно темой часто обсуждаемой, но тем не менее все равно интересной, в которой всегда есть много нового--а о том, что изменился сам характер иммиграции. В 79 году, когда вы приехали в США, вы оказались оторваны от своей прежней среды. Причем очень даже с корнем. Те же, кто приезжают сюда сегодня может тоже каких-то своих внутренних кузнечиков выпускать, материальных или культурных, но может делать это, посылая текст мессаджи и даже видео своим подругам в г. Находку или г. Найроби прямо из универмага Блумингдейлс или с представления в Метрополитан опере. Это может маленькая деталь, но немаловажная, меняющая сам характер эмиграции и иммиграции

Здравствуйте, Алексей!

Я - новичок на Снобе. Реально, сегодня первый день читаю. Вот нарвался на Вашу дискуссию, с интересом прочитал до конца. Интересно, а что Вы думаете про мою ситуацию - она, наверное, еще не самая массовая, но есть. Дело в том, что мне в 2004 г., как и многим, имевшим отношение к Юкосу, пришлось убежать из России. Задолго до этого, объездив полмира и имея выйгранную в 96 году гринкарту, я для себя решил, что из России никуда иммигрировать не хочу - смысла не вижу. Русский юрист зарабатывает в России, а здесь, в Штатах, профессионально мне ловить было нечего. Я и сейчас, спустя почти 6 лет, живу как бы там, в Москве, находясь физически в Нью-Джерси. Забавно, не правда ли?  

Павел, добро пожаловать на Сноб.

Надеюсь, вам тут будет интересно.

Забавного я в вашей ситуации вижу очень мало, но вы, я полагаю, это с саракзмом заметили. Я бы вас отнес к разряду политических иммигрантов. Которых в 90-е годы в России в первый раз, наверно, со времен Ивана Грозного не было. А теперь есть. Я нескольких таких же как вы людей, тоже из Юкоса, встречал в Лондоне.

В мое время тоже были политические эмигранты в нашей еврейской волне, которые после развала СССР вернулись на родину. Многие писатели, например, были по определению политическими эмигрантами, и большинство из них вернулось. Это естественно, потому что быть оторванным от языка, на котором пишешь литературу, трудно. Хотя сегодня это более возможно, чем 20 лет назад. Вам наверно тоже удастся со временем вернуться.

Вы другого типа эмигрант, и в том, что вы не очень стремитесь интегрироваться в окружающую среду ничего нет непонятного. Но может так случиться, что вы постепенно интегрируетесь, если ваше вынужденное пребывание тут затянется.

Алексей, вот как на твой пост отреагировала моя нью-йоркская подруга Татьяна Окштейн: "Характер эмиграции зависит от страны и места, откуда люди приезжают и времени отъезда. Это абсолютно понятно, что те, кто уехали в 70-х в корне, отличаются от тех, кто уехал намного позже, когда страна, откуда уезжали, в корне изменилась. Многое ещё зависит откуда эмигранты приехали, из центра или провинции. Но всё это касается только первого поколения. Естественно, что сегодня, благодаря средствам информации и техологической революции, средства и скорость общения изменились. Это относится ко всем жителям планеты и меняет качество их жизни, независимо являются они эмигрантами или нет.  Том Фридман, журналист из Нью Уорк Таймс, издал очень интересную книгу "The World is Hot, Flat & Crowded", где он обсуждает влияние интернета на всё человечество".

Интернет влияет на все человечество, даже на тех, кто им не пользуется. Но на разные группы по разному. Для иммигрантов--первого поколения, о которых я с маньякальным упорством говорю, так как иммигрантов второго и последующих поколений моя заметка не упоминает--интернет представляет как новые возможности, так и новые сложности, которые уникальны для иммигрантов, не зависимо от той страны или города из которых они уехали. Только и всего.

Да...  русская  и  советская  эмиграция,  это  -  отдельная   статья.   Обычно  превалирует  тип  эмигранта  -  "всё  своё  ношу  с  собой"

А  вот  у  меня  такого  ощущения  никогда  не  было...  Наоборот,   хотелось   всё  оставить  позади...  и   уехать,   чтобы  обрести  себя...

Спасибо, Алексей, очень хорошо написано, и очень близко мне, как эмигранту-репатрианту образца 87-го (после 10 лет отказа). Хочу заметить, что наряду с забавными обычаями и китчевыми артефактами, советские эмигранты создали и весьма ценные объекты, вроде израильских толстых журналов "22" и "Зеркало", наследников "Нового Мира" и "Иностранки", но без удушающей советской цензуры (журнал "Континент" Дмитрий Хмельницкий уже упомянул). После развала СССР такого рода издания стали постепенно угасать, и здесь мой вопрос: есть ли у "Сноба" шанс хоть немного воспроизвести дух и интеллектуальный уровень подобных изданий?

Сергей, спасибо.

Это интересный вопрос. Я когда-то работал в Новом Американце, когда он только создавался. Первые четыре месяца, пока там все не переругались в первый раз. Меня наняли переводчиком, я еще в университете учился. Идея была проста: в НЙ была газета Новое Русское Слово--орган белой и послевоенной эмиграции, которых советские люди--мы то есть--несколько шокировали. Не говоря уже об еврейской состовляющей (хотя владелец и редактор НРС был еврей). Ну и писало НРС соответсвенно на темы 40-60 лет давности. Но была ежедневной. Так вот их подшисчик постепенно умирал, а наших становилось все больше. Поэтому НА стал нашей газетой. Там писал Довлатов, потом, после моего ухода уже, Вайль и Генис, это было то, что в СССР все хотели видеть, но не позволяла цензура. Но НА тоже через пень колоду перебивался, никогда не был особенно успешным финаносово. Так и не стал ежедневной, как собирался. Возможно, потому что начиная с 1981, чтоли года, эмиграцию закрыли, а НА начался в начале 80-го.И сейчас нет "интеллигентской" русской газеты в НЙ. И не было, по сути, никогда, кроме НА.

Израиль несколько иначе. Больше русскоязычных, в пропорции и числом, все в одном месте, и наверно есть разные социалистические государственные дотации. (Про это не знаю, впрочем).

Но важно мне кажется вот что. Что толстые журналы и в России некий пережиток прошлого. По моему уже не то время, и не те у людей интересы. В США тоже есть литературные журналы, я даже в некоторых печатаюсь иногда, но это очень уж нишевой продукт.

Да, помню, что сионисткие и прочие эмиссары, посещающие Ленинград, привозили нам и НА тоже, мы читали с интересом.

А всяческие социалистические дотации остались, в основном, в сугубо капиталистической Америке - достаточно взлянуть на состветствующие разделы финансировния PBS и NPR. В Израиле же (почти) все дотации убеждённый фридманист Биби уже давно поотменял

6% бюджета public broadcasting corp составляет помошь государства.

Это правда, что в Израиле больше ничего этого нет? И нашим соотечественникам нет никаких поблажек? И только недавно, с тех пор как Биби пришел, или начиная с его прошлого правления?

Самые серьёзные отмены и сокращения всяческих субсидий и льгот Нетанияху пробил, будучи министром финансов в правительстве Шарона, и сделать ему это удалось именно благодаря твёрдой поддержкие всесильного тогда Арика. Это не значит, что ничто не субсидируется - в последние годы были выделены немалые деньги на театры и местную кино-индустрию, но общественное телевидение теперь обязано полностью обеспечиваь себя, собирая особый tv rate, по образцу ВВС в Лондоне