/ Москва

Скандал вокруг «Русского Букера»

Решение жюри авторитетной премии произвело шум, какого старожилы не припомнят: читатели и критики хором называют «лучший роман 2010 года на русском языке» порнографичным и невежественным, редкие защитники — свежим и ярким

Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
+T -
Поделиться:

На этой неделе на торжественном обеде в гостинице «Золотое Кольцо» в Москве традиционно огласили итоги премии «Русский Букер» за 2010 год. Лауреатом стала вологодская писательница Елена Колядина за роман «Цветочный крест». В произведении с подзаголовком «роман-катавасия» стилизованным языком и с большим количеством эротических подробностей рассказывается история некой ведьмы Феодосии, казненной в городе Тотьме в XVII веке.

Елена Колядина прежде ни  разу не была замечена российским премиальным процессом (а также критикой и вообще профессиональным сообществом), хотя в литературе она не дебютантка: на ее счету 11 книг в том жанре, который принято называть «дамским романом». Решение жюри вызвало просто небывалый общественный резонанс, проще говоря — скандал.

Критик Андрей Немзер называет выбор жюри, наградившего пример «оголтелого невежества», катастрофой и считает, что: «в сочинении, снискавшем награду, едва ли сыщется абзац (страницы точно не сыщется), в котором не было бы вопиющих исторических, теологических и языковых (как грамматических, так и стилистических) ошибок». Анна Наринская расценивает скандальное решение жюри фактически как способ самоубийства премии, которая «просто надоела своим устроителям, к тому же в этом году заканчивается пятилетний контракт букеровского комитета со спонсором — компанией BP». Не отстают и читатели, которые обычно не особенно интересуются премиальными делами, однако на этот раз ознакомились с романом Колядиной, выложенным в интернет, и вынесли почти единогласный вердикт: «Цветочный крест» — книга порнографическая и безграмотная с точки зрения исторических фактов и стилизации древнерусского разговорного языка, просто дурной анекдот.

Однако вердикт все же не единогласный: помимо членов жюри, которые сочли «Цветочный крест» лучшим романом года на русском языке, раздаются и другие редкие голоса в его защиту. Редакция журнала «Вологодская литература», где впервые был напечатан роман, выделила под него целый номер (№7 за 2009 год) и поместила письмо, аргументирующее непростое решение о публикации вещи, которую многие воспримут как «богохульство и порнографию», но которую редакция в определенном смысле сравнивает с «Декамероном» Боккаччо и «Лолитой» Набокова. Скоро роман выйдет книгой в издательстве АСТ: по словам редактора Елены Шубиной, одного из самых профессиональных и уважаемых людей в российском издательском деле, текст прошел необходимую редактуру, но не подвергался существенным изменениям. Писатель Александр Кабаков считает, что причина, по которой роман вызывает отторжение, — читательское ханжество. Александр Гаврилов видит главный грех букероносного романа в извращении исторической правды. 

Комментировать Всего 137 комментариев

Мне роман понравился, он настоящий. То, что всех занимает и вокруг чего такой шум, — это матерный язык, но он там используется не как нецензурный, а именно как язык. Это надо воспринимать так, как если бы часть романа была написана на китайском. Я считаю, что это именно литературная вещь.

Эту реплику поддерживают: Игорь Мальцев, Серж Головач, Юлия Побитова

Саша, наконец-то хоть кто-то решил поработать над оживлением трупа русской литературы и тут же понеслось. Не могу понять чего в русских литкритиках больше  - некомпетентности (я  прочел первую страницу и скажу) или клановости. Скорей всего, и то и другое. Вчера, казавшиеся вменяемыми люди, гогочут как толпа дебилов-школоты "Она сказала "жопа!" и строят свои догадки насчет половой жизни автора, переходя на личности сразу как только им мешают в очередной раз целовать сорокина в ту же самую жопу. Была тут пара девушек, нормально пишущих на русском языке - Улицкая да Рубина, но их метод давно уже выработал сам себя. Был нужен хоть какой то живой язык. И как только он появился , люди помалкивавшие в тряпочку, когда бессмысленная Афиша промотировала фашиста Проханова, тут же впряглись в реальную травлю.

У меня к этому роману две претензии. Одна, второстепенная, состоит в том, что он стилистически неровный, грязноватый, страшно перегруженный мелким словесным дребезгом, что для меня (как для читателя хоть и очень открытого, но все же имеющего предел терпения) выглядит не скоморошеством, а просто дурью.

Но я точно знаю, что хороший редактор действительно сможет «причесать» его и сделать гораздо более читаемым и гораздо менее агрессивным в каждой слуховой единице. К сожалению, если его отредактировать, это только усугубит мою вторую и главную претензию. Беда не в том, что роман скверно написан — Бог бы с ним. А в том, что он написан человеком с отчаянно вывернутым, контуженным историческим мышлением и острыми фантомными болями в этом месте. Одна из главных проблем, которые стоят перед нами сегодня, заключается в том, что мы как сообщество людей, говорящих по-русски, не можем двигаться вперед в историческое будущее, потому что у нас нет никакого исторического прошлого. Система координат национального сознания — одна из самых важных вещей, которые вообще есть у социума. Дело писателя — с этой системой координат работать. Он может ее любить, как писатель Алексей Иванов, он может ее осуждать, как писатель Эдвард Радзинский, он может над ней издеваться, как писатель Владимир Шаров. Но в тот момент, когда писатель, тем более отмеченный одобрением профессионального сообщества, демонстрирует полное безразличие к подлинной сути истории, мы оказываемся в пространстве, лишенном каких бы то ни было координат.

«Цветочный крест» уводит нас от действительной работы с парадоксальными формами российской духовности, которые там поминаются, к бессмысленному жонглированию штампованными образами массовой культуры. Скоморохи тут — не скоморохи, вероучители — не вероучители, блаженные — не блаженные, картошка — не картошка. Нет ничего в этом романе, что могло бы хоть в малой степени перекликаться с подлинной сутью русской истории.

Если бы с самого начала книжка Елены Колядиной проходила по разряду альтернативной фантастики, у меня не было бы к ней претензий. Именно потому в серьезных литературных премиях так редко фигурируют фантастические книги, что когда автор пишет: «Это фантастика», то он полностью снимает с себя ответственность за то, что происходит в тексте. Но если ты все-таки делаешь вид, что ты пишешь исторический роман, скоморошину о реальных временах, видение, что угодно — будь любезен относиться к подлинной истории своего народа с минимальным уважением.

 Я думаю, что писательница Елена Колядина — существо абсолютно той же породы, что и ее коллега Дарья Донцова. Дарья Донцова все время пишет: «Я — не Толстой и не Достоевский, я — автор женских романов, и так меня и нужно воспринимать. Не относитесь к этому серьезно». Делая при этом вид, что ее читатель, неискушенный, не имеющий потенции к духовному и моральному самостоянию, не ориентируется на ее книги как на образец. А он ориентируется! Елена Колядина говорит: «Это не исторический роман, это скоморошина, и не более того».

Впрочем, если честно, у меня вообще нет претензий к Елене Колядиной: любой графоман имеет право графоманить, сколько ему угодно. Моя претензия — к букеровскому жюри, своим решением переведшему этот роман из разряда бессмысленной чепухи, которую сотнями тысяч тиражируют российские издательства, в разряд серьезной литературы, на которую должен обратить внимание всякий человек, читающий по-русски. А Елена Колядина — она блаженная, ничуть не хуже и не лучше своей героини.

Требовать от юродивой, чтобы она правильно употребляла аористы, глупо. Но требовать от литературного сообщества, чтобы оно относилось к юродивым как к юродивым, мне кажется, мы имеем полное право. 

спасибо. ужасно не люблю ругаться, но тут уж как-то подпёрло меня

Эту реплику поддерживают: Тата Донец

Вы знаете мне сложно описать свое впечатление от прочтения этого шедевра кроме как запредельное словоблудие (пардон здесь уже кажется кто то употребил тот же термин ниже ) с претензией на Сорокина . Но если у последнего несомненно есть четкий  стержень  вокруг которого всё вращается , то здесь просто сплошной эпатаж в буквальном смысле на пустом месте.  При этом невозможно отвязаться от ощущения что все так называемое ею же  скоморошина  какое то  бесконечное изнасилование языка  в отсутствии необходимой исторической конструкции. Смешно даже писать о том что это чтиво  сможет выдержать проверку временем.  Очень грустно  что "Русский Букер" сочло это сколь-нибудь серьезной литературой . 

Мне кажется, что стоило давать премию роману если это подвигло Аллу на комментарий!

Viva Колядина!

Думаю, недавнее желание еще одной заструженной премии "омолодиться" за счет премии постмодернисту Елизарову "подпёрло" в этом году и "Русский Букер". А уж "омолодиться" или "опроститься" - это уже мелочи. То бишь "стратегии":)

стойте-стойте. Елизарову же именно Букер и выдали, вы чоу? так что это просто продолжение того же курса. курса лечения. на очереди яичники обезьяны.

Я думал, Вы не отметите, что это тот же Букер продолжает свой курс терапии. А так, как видите, восстали с дивана:) И что, там то же самое жури, что и прежде, омолаживается?

нет, жюри всякий год новое. но дух премии как zeitgeist и genius loci обухом не перешибешь

Знач, Вы правы, и диагноз был верен: дальнейшее "остранение" за счет яичников обезьяны:) Who's, так сказать, next?

Студенческий Букер выбрал Мариам Петросян

По поводу молодости: параллельно с большим Букером вот уже седьмой год российские студенты вручают своего Букера. Елена Колядина не вошла даже в шорт-лист премии Студенческий Букер, зато премию получила Мариам Петросян "За умелое переплетение жанров, простоту стиля и необычность художественных средств".  

Не родственница? Название больно смешное...

Нет, она не родственница "главного комика страны".

Мариам Петросян - известного в России телевизионного комика. Вроде нет. 

Книжка Петросян называется "Дом, в котором..." - а чем это смешно? )) Хорошая книжка, кстати.

Да нет, "Дом в котором..." - это как раз не смешно (вспомнил из первого своего (архитектурного) выша), улыбнуло название премии "За умелое переплетение жанров, простоту стиля и необычность художественных средств".  А моя изнанка "букеровского скандала" Вам, вижу, не очень понравилась? А ведь очень может быть, что в гроб сходя, Русский Букер отважился на поступок, показав, какова на самом деле есть "исконно русская проза". Автор романа же из Вологды, кажется? Вот "нерусские" критики и заволновались, и заскандалили... Они-то думали, что канон высокого худла, ими же выстроенный, незыблим, как фонд Сороса, а тут такая архаика из телесного низа поперла!..  (А напишу-ка я лучше об этом в какой-нибудь платный глянец, как сказал бы коллега Березин, ведь не все ж Вам, Варвара, за снобские денюжки самой здесь отдуваться. Могу, в принципе, и в "Снобе", да только там занято, а бесплатные комменты с блогами - это уж для настоящих снобов. Ну, и для статистики, для поддержания "дискуссии" да пускания пара в свисток, как это делает Гаврилов, имитируя бурю в стакане воды. То бишь литпроцесс:).

Уважаемый Игорь,

мы считаем, что этот комментарий мешает другим участникам проекта вести конструктивную дискуссию. Мы просим Вас изменить манеру ведения разговора на сайте. В противном случае мы будем вынуждены лишить Вас права участия в дискуссиях.

С уважением,

проект «Сноб»

Ого, чёрная метка! А в личный блог на "Снобе" можно свои конструкты на эту тему перенести?

В личном блоге Вы можете делать все, что угодно, а в моем блоге "Культура" не будет рассуждений о "нерусских критиках". Кроме того, я считаю неуместным ваше замечание о "денюжках", снобских, моих или чьих угодно еще, и недопустимым тон, в котором Вы критикуете деятельность Гаврилова, переходя на личности. Ваш комментарий оскорбителен по трем причинам одновременно, и я прошу Вас его отредактировать. 

Разве автоэкзекуция входит в условия проекта? Лучше уж сами убейте комментарий, поскольку как его редактировать - одному "Снобу" известно. Я, например, ума не приложу. Как и то, куда подевались мои утренние поздравления вашему главреду с премией "Человек года 5770". Что же касается моих замечаний, то еще в начале дискуссии предупреждал, что "только без обид и жанровых, как говорится, предрассудков". Если все-таки чем-то обидел Вас лично, то извиняюсь. Чего ж Вы еще хотели от профессионального критика?

А где были Ваши поздравления? Они деться технически никуда не могли, разве Вы только сами нажали на что-то не на то.

Я не обижаюсь на незнакомых людей и в моей реакции не было ничего личного - напротив, я как раз попросила Вас не переходить на личности, а прежде всего - воздержаться от националистических высказываний. У нас, очевидно, разные представления о профессии критика. 

Ага, значит, «черная метка» предназначалась типа как черносотенцу. Умно, но совершенно напрасно, уверяю Вас.  Иначе, зачем бы я тогда вашего главреда искренне поздравлял с премией Федерации еврейских общин?  Да еще и о сотрудничестве справлялся. Но, видать, не судьба, поскольку, наверное, «сам нажал на что-то не на то», вот и пропало. Зато очевидна разница в наших с Вами представлениях о профессии критика, что технически не может не радовать.

Видите ли, я не телепат. Я ведь не знаю, где, кого и с чем Вы поздравили, сайт большой (я спросила, где именно Вы написали свое поздравление, чтобы разобраться, что могло с ним произойти, но Вы не ответили). Ваши убеждения меня не касаются: если данный конкретный комментарий кажется мне неуместным, я как модератор дискуссии Вам об этом говорю, вот и все. В профессии критика мне представляется довольно важным выражать свои мысли так, чтобы окружающие верно их поняли. Выше я перечислила Вам причины, по которым Ваш коммент нарушил, с моей точки зрения, правила дискуссии. Видимо, дело не в моей мнительности, раз выпускающая редакция пришла к тому же выводу и вынесла Вам предупреждение. О чем тут спорить? Надеюсь, впредь мы все будем выражаться яснее и понимать друг друга лучше. 

Телепатия тут ни при чем, достаточно обычной логики. Вы обвиняете меня в националистических высказываниях (национализм хоть русский?), а я в то же время поздравляю вашего главреда с премией еврейской общины (там же, где и все, то бишь на странице с инфой про то, что "Это премия участникам проекта "Сноб"). Естественно, теперь проверить данную логику сложновато, поскольку а) Вы не знаете, был ли факт поздравления, б) я куда-то не туда нажал, и поздравления нет. В результате из вещдоков - лишь "черная метка" редакции. Посему согласен - спорить не о чем. И выражаться будем яснее. Тем более, что в данном случае слов у меня нет - одни выражения. 

Варвара Бабицкая Комментарий удален

Я еще не читала, но теперь заинтересовали - попробую. Заимею мнение про стилистику, эротичность и т.д. Зацепит - не зацепит.

Только я независимо от этого не поняла серьзеность претензий к исторической точности. Почему мы не требуем от Акунина историчсекой точности? Ведь мы его читаем взхлеб из-заа того, что он нас утягивает за собой своей фантазией, встроенной в канву истории, отнюдь не претендуя на документальность событий. Те есть, может, все-таки, не нравится именно сюжет-манера-стиль-граматика, а не отсутствие исторической грамотности?

Почему не требуем?

мы требуем :)

я там говорю (может быть, не очень внятно) не про историческую точность, а про ориентацию в истории. у Акунина в каждой книжке наворочена гора очень смешных несходств и анахронизмов - но это никогда не случайно. там всегда понятно, что автор знает эпоху отлично, знает, как было, как могло быть, как не могло, что означали те или иные обстоятельства и детали - и жонглирует ими по своему усмотрению.

не помню, кто из британцев сказал "Воспитанный человек не бывает груб без намерения". Акунин в этом смысле ведет себя с историей по-джентльменски

Эту реплику поддерживают: Юлий Либ, Василий Кафанов

Вы правы. Я это и имела ввиду - что неджентельменское поведение во всем, видимо,  оставляют впечателние плохой проработанности результата.

Но теперь буду пытаться читать книжку , чтобы продолжить беседу не как полной дуре! :-)

Начала читать. Прочла полстраницы. Больше не могу и не буду.

К автору претензий никаких - человек имеет право на творческое самовыражение любым путем, не запрещенным действующим законодательством. А если еще и находит свою аудиторию, то так им всем и надо.

А вот к Русскому Букеру теперь уйма претензий...

я прочитал до самого конца, на скоростях и без удовольствия. там есть пара кусков, которые могли бы быть ничего, если бы на них натравить редактора (вроде схемы всего мира, вышитой на парче), но в целом - ужасно бестолковая книжка, к сожалению.

Уважаю... Я физически не смогла, хоть честно собиралась. Разделяю, выраженное здесь мнение.

Эту реплику поддерживают: Мария Генкина

Про Акунина очень нежно выражаетесь.

Доброта и нежность Александра Феликсовича общеизвестны, но Акунин объективно человек большой эрудиции, который совершенно сознательно придумал способ свою эрудицию капитализировать, сделав интеллигентский и при этом коммерчески успешный литературный проект. Об этом он в разных местах много рассказывал, и в этом его огромная заслуга, учитывая, какой вакуум у нас существует на месте качественной беллетристики! ))

"Скоморохи тут — не скоморохи, вероучители — не вероучители, блаженные — не блаженные, картошка — не картошка. Нет ничего в этом романе, что могло бы хоть в малой степени перекликаться с подлинной сутью русской истории."

Я не понимаю, что это означает. Такое впечатление, что это претензии морального порядка, что всегдаподозрительно.

Насколько я понимаю, от меня ждут высказываний  - почему я приняла решение издавать роман Елены Колядиной (прошу заметить, ДО решения букеровского жюри). Отвечаю коротко.

 Это  --  роман, если под романом понимать наличие живых, развивающихся, отлично написанных героев (от главных до второстепенных, все – очень хороши, особенно отец Логгин), хорошо выстроенный сюжет и  - пусть несовершенный, наивный, комический, но получившийся образ языка.  Я подчеркиваю – образ.  Этот  смешной микс из всего на свете тем не менее держит роман.

Далее.  Пресса захлебнулась от  «эротики», кто-то даже договорился до порнографии.  Чушь.  Конструкция романа – это балаган со всеми присущим ему действом: грубыми насмешками, похабными шутками, срамными рассказами и пословицами и т.д.  То есть идет до определенного времени  тотальное снижение пафоса низом. В чем пафос?  У меня такое впечатление, что  все «возмущенные» просто прочитали только начальные две главы и увидели там одну «матерщину» (так неграмотно выразилась одна молодая критикесса – матерщины в романе нет).    На самом деле  это роман о  том, что есть грех и что есть святость.  Веселая балаганная комедия  превращается  в драму с того момента, когда Феодосия отправляется в свой путь с колодой-колыбелью,   ее объявляют «дуркой» и  сначала ей поклоняются  ( потому что «так положено»),  а потом, когда она стала  «слишком блаженной», т. ск. перешла черту, с такой же легкостью  объявляют ведьмой.  Что же касается отца Логгина, - то и он прошел свой путь на страницах романа,  и наблюдать за всеми его превращениями, сомнениями и пр. ужасно интересно. Я давно не встречала такого ЖИВОГО героя – впрочем, я повторяюсь.

     Вообще в романе много всего, кроме «огненной елды» и «лядвий» и – о боже, какой ужас – картофельных рогулек, которых не могло быть до Екатерины и пр.

  В заключение. Я в выгодной позиции – потому что передо мной  роман, которому помог редактор, совершенно необходимый в данном случае.  В известном смысле я опираюсь именно на этот вариант. Но то, что его  заметили  даже и в  «непричесанном виде», - хвалю. Молодцы.

Эту реплику поддерживают: Игорь Мальцев, Збышек Стоцкий, Юлия Побитова

Я споткнулась об изобилие стилизованных слов, но любопытство, как же чистая и практически безгрешная девушка из первой главы оказывается сжигаемой ведьмой, оказалось сильнее некоторого непонимания формы. 

Судить о том, насколько автор достоверен в средневековой лексике, практически невозможно, не будучи специалистом не только по письменным источникам 16-17 веков, но и результатам этнографических экспедиций по русскому Северу. 

Саша, а ты не можешь уже воспринимать произведение как сугсток энергии? В том, что было тут до нее все лишено яиц напрочь. А ты вписываешься в тупые и возмущенные москальские рассуждения  типа - существовал ли анальный секс на Руси во времена описываемые автором? Прикинь - по фигу. Афанасьев пришел за тобой, а ты его и не узнал. И не мог узнать, потому что лежишь лицом в салате.

А вот что сказал в интервью  радиостанции «Голос России» член жюри, режиссер и сценарист Вадим Абдрашитов: «Это вещь, наполненная кислородом, нетрадиционная, это вещь абсолютно позитивного характера. Хотя бы потому, что это про любовь, про нежность в очень суровых обстоятельствах. Прекрасно выписан быт, хотя это очень давние, практически языческие времена. Замечательно выписана историческая действительность, связанная со скоморохами, чего я со времен великой картины Тарковского "Андрей Рублев" не видел и не слышал. И вдруг это все вновь заиграло, причем на сильно закрученной мелодраматической пружине. И когда героиня плачет, я ей сочувствую; когда она испытывает любовь, я понимаю почему. И живость этой вещи, непосредственность чувств, открытость существования героев, конечно, привлечет внимание читателей. И я к этим читателям отношусь».

Эту реплику поддерживают: Серж Головач

Один из сотрудников книжного магазина «Фаланстер» пишет в блоге: «Очень хороший выбор, на мой взгляд, это по-настоящему живой, свежий, талантливый текст. Ну и дискуссия вокруг него уже была любопытная, а теперь она, судя по всему, расширится и углубится будь здоров».

По моему мнению - это какая-то чушь!

Я прочел несколько страниц и просто не смог продолжать. Это нагромождение слов и незамысловатая пошлость...

Возможно дальше развивается сюжет и образность, но я просто не смогу....

Эту реплику поддерживают: Лилия Скопинцева, Мария Генкина

Я наугад раскрыл пять страниц, ничего не понял, и ничего не зацепило. Очень похоже на словоблудие. Хороший роман цепляет любой страницей.

Эту реплику поддерживают: Тата Донец

Нет, Александр. Вы были очень резки в своей отповеди - если для Вас автор "словоблудящее" "существо", то нет смысла призывать Вас пробиться через изначальные заросли заковыристых слов до сути этого, как написал Александр Кабаков, по-настоящему литературного текста. А то, не дай Бог, Вы увидите себя среди "сжигающих лже-юродивую".

нууу, так не честно. вам удалось то, что никому до вас (получить удовольствие от этой книжки), а вы секретом фокуса не делитесь. обидно. 

жечь юродивых я, кажется, нигде не призывал. только просил не раздвигать им лядвии в моей гостиной. 

Кроме меня ценность книжки признали значительно более грамотные и умные люди.

Но поскольку имеющие отличное от Вашего мнения для Вас - "никто", то ничего нечестного в моем нежелании дискутировать нет )

никто из "кто" пока никаким образом не попытался объяснить своего пристрастия к "Ц.К.". критики говорят: это не слишком большая удача потому-то и потому-то. с историей вот так. с языком вот этак. с сюжетом как-то примерно так. не нравится книжка. 

а защитники им отвечают: "нет, книжка хорошая. не о чем нам с вами разговаривать". по-моему, дикость какая-то. ну, если нравится тебе, если ты понимаешь, что тут хорошего - кажется таким естественным рассказать об этом каждому встречному. нет?

Счастливый человек, Александр. Все вам ясно и понятно. Мне бы так. Я бы тогда обязательно агитировала всех встречных.

Саша, нам сегодня ответит Е.Ш., но пока я нашла еще одного человека, который получил удовольствие! Это мой брат Коля, который сказал, что все готов простить этому роману за выражение "справить бабицкую работу несчастным растленным девицам"  

Эту реплику поддерживают: Александр Гаврилов

нет, слуште, давайте серьезно. вот есть книжка. собранная из готовых сюжетных блоков массовой литературы. в ней есть бродячий артист и жаркий секс, нелюбимый муж и мудрая душой юница, злобный священник, его искушение и его наказание. были времена, когда европейская литература только осваивала эти идеи и образы - они относятся примерно к девятнадцатому веку. пик пришелся на 1870-е, после всемирного успеха "Алой буквы" Готорна. с тех пор весь этот набор идей и форм отошел на жанровую обочину мировой литературы. пишется огромное количество букв в жанре "она затрепетала, что-то твердое уперлось ей в живот". среди героев попадаются артисты и священники, среди героинь - Духовно богатые девы. книжки эти хорошо продаются, никогда не перечитываются, авторы зарабатывают свою честную денежку.

с другой стороны, есть "традиция русского романа", которая заключается, главным образом, в том, чтобы не следовать в чужой колее, а придумывать для новых смыслов новые формы. возьмем ли мы вершинные произведения Толстого, Достоевского, Трифонова, Пастернака, Шолохова, Битова, Петрушевской, Саши Соколова, Сорокина, Распутина - да хоть кого из значимых, серьезных русских писателей, - каждый из них приходит со своим словом, своей системой образности, своей формой для своих идей. работа эта адская, неблагодарная, очень важная для общества и ничем (от денег до славы) не вознаграждаемая. 

поскольку общество полагает, что находить новые ракурсы, новые слова, новые формы - нужно, оно учреждает литературные премии. как бы говоря: "глядите! вот тот, кто говорит до него не сказанное, кто рисует до него не нарисованное, складывает до него нескладное". досюда я всё понимаю и всё готов принять.

потом букеровская премия достается "цветочному кресту". и тут я понимать перестаю и даже немножко отказываюсь. 

новизны в тексте ровно ноль. чтоб далеко не ходить - ну вот есть у Джоанн Харрис, например, книжка "Блаженные шуты". за вычетом ужаса стилизации (очень плохо делает это писательница Колядина), в принципе, похожая на "Ц.К.". тоже такой феминизм в средневековых декорациях с досадливым отвращением к религиозному фанатизму. почитайте, если вам этот ход мысли интересен. 

но "Букер"-то тут причем и каким боком вообще?

Эту реплику поддерживают: Гуля Хошмухамедова, Юлий Либ, Варвара Бабицкая

В книге есть противопоставление схоластической "критики" живому и непосредственному восприятию "земной" жизни. Очень актуально в связи с данной дискуссией.

ой, Юлия, а вам правда кажется, что все эти "аз бысть" - это живая земная жизнь? наверное, я тогда про жизнь чего-то не знаю.

Юлия, понимаете, мы с Гавриловым затеяли эту дискуссию ИМЕННО затем, чтобы услышать аргументированное мнение "за". Бранить книгу всегда легче, чем хвалить, потому что грехи против истории, языка и проч - это легко формулируемая и вполне объективная вещь. Другое дело, что книга может быть хороша вопреки всем этим грехам. Но должен же найтись человек, который объяснит, чем она хороша! Это задача куда более сложная, как говорит мой небогатый опыт литературной критики, но и куда более благородная. Ужасно обидно, что это уже стало традицией, не только для этой книги, а для многих: критики оперируют вполне логическими аргументами и предлагают им возражать, а защитники отказываются объяснить свою позицию - дескать, если кто искусства не понимает, то с ним и спорить нечего. А ведь о любой живой вещи можно и нужно спорить - это только о мертвом "хорошо или ничего" )  

О, так вот какова была цель.

А я написала только одно слово в первом посте - "зацепило". увы. 

И ведь правильно написала

ой

прочитала кусочек...

Эту реплику поддерживают: Сергей Дрезнин

вербальный гиперлубок

Занятно, но как-то избыточно утомительно.

Написано весело.

Скорее всего это нужно перечитать не один раз.

А еще лучше, вероятно,  читать это вслух в литературных гостиницах и салонах, среди инфернальных особ и напыщенных снобов, для сбития с них языческой елдой брендовой спеси.

Збышек, отличный комментарий. Совершенно смятенный и противоречивый. Как и реакции читателей. От "Букера" до нескрываемого шока или ненависти. 

Это же надо - пробить на такие эмоции и высказывания нас, современных читателей, привычных ко всему.

Внутренность Яиц Фаберже

Юлия, спасибо, более всего меня удивило, что этот роман написан женщиной. ))

Думаю, Букера роман получил потому, что самый сочный и яркий. До аляповатости неказистых матрешек, что можно увидеть не на Арбате, а на выездных ярмарках в Москве по субботам-воскресеньям.

Не уверен. Само откуда-то в голову пришло.

Думаю, за неказистых матрешек и гроша ломаного не дают. Если в сердцевине не запрятано нечто ценное.

Некоторые дают. Есть в этих матрешках нечто дикое , вульгарное, ущербное, но щемительно сильное.

Я бы даже сказала - нечто японское )

И ремесленно-кустарно-народническо-абрамцевское

Достаточно забавный симбиоз, при этом ничем не напоминающий по стилистике, допустим, псковскую древнюю церковную архитектуру или цвета древних же русских икон.

"Словоблудие", "графоманию" я бы заменил на "лингвистическую мастурбацию". Так четче. С точки зрения литературных критиков, историков литературы и психологов - это интересный феномен, близкий к народному лубку, к "Фелисте". Т.е. относящийся к литературе - как к науке, а не литературе - как к Лермонтову, Достоевскому, Бунину, Набокову.

Магия письма тут несколько исковеркана: слово переносит  - через повествование - не в иной мир, а в голову писателя. А это какой-то болезненный "Малкович-Малкович" уже. Без перчаток проктолога (афедролога, - не удержусь) - тут сложновато и как-то неуместно.

И все заверте...

Про голову писателя, мне кажется, исключительно точно. Я все думала, что же мне так мучительно напоминает эта ситуация - автор 11 дамских романов, решивший написать про древнерусскую жизнь. Вспомнила: у Аверченко был рассказ о писателе-порнографе, который пытается угодить ветреному спросу: "...Писатель Кукушкин с отчаянием в глазах почесал затылок и огляделся: - А где тут у вас корзина?  - Вот она, - указал издатель. Писатель Кукушкин бросил свою рукопись в корзину, вытер носовым платком мокрое лицо и лаконично спросил: - О чем нужно? - Первее всего теперь  читается естествознание и исторические книги. Пиши, брат Кукушкин, что-нибудь там о боярах, о жизни мух разных... - А аванс дадите? - Под боярина дам. Под муху дам. А под упругие бедра не дам! И под "все завертелось" не дам!! - Давайте под муху, - вздохнул писатель Кукушкин.

Через неделю издатель Залежалов получил две рукописи. Были они такие:

I. Боярская проруха

Боярышня Лидия, сидя в своем тереме старинной архитектуры, решила ложиться спать. Сняв с высокой волнующейся груди кокошник, она стала стягивать с красивой  полной ноги сарафан, но в это время распахнулась старинная дверь и вошел молодой князь Курбский. Затуманенным взором, молча, смотрел он на высокую волнующуюся грудь девушки и ее упругие выпуклые бедра. - Ой, ты, гой, еси! - воскликнул он на старинном языке того времени. - Ой, ты, гой, еси, исполать тебе, добрый молодец! - воскликнула боярышня, падая князю на грудь, и - все заверте...”

Эту реплику поддерживают: Наталья Семенова, Сергей Антонов

А автор не меньшего кол-ва романов о какашках, решивший вдруг написать об опричнине, Вас не удивляет?

Эту реплику поддерживают: Тата Донец

Мне кажется, Ваш вопрос скорее риторический, но добросовестно отвечаю ) 1. Если говорить вообще, отвлекаясь от конкретных писателей - нет, не удивляет, поскольку не бывает плохих тем - бывает осмысленное и внутренне оправданное их использование или бессмысленное и неоправданное 2. Если говорить конкретно о Сорокине, которого Вы, очевидно, имеете в виду, то в Вашем вопросе содержится подтасовка, поскольку он не писал романа об опричнине, т.е. о реальном историческом периоде террора, установленного Иваном Грозным во второй половине шестнадцатого века. Если Вы читали "День опричника" Вы вряд ли могли не заметить, что это фантастическое произведение, гротеск. Таким образом Вы блестяще подтверждаете мысль Гаврилова - "Если бы с самого начала книжка Елены Колядиной проходила по разряду альтернативной фантастики, у меня не было бы к ней претензий." и пр.

Да вроде читал Сорокина, и даже модерировал его «День опричника». И заметил, что, кроме гротеска и фантастики, там налицо отчетливая реконструкция «реального исторического периода террора», но в рамках современного ПМ-дискурса. Ведь и «Голубое сало» у него – это не только кибер-панк и соц-арт, а жажда альтернативы на костях истории. Только прав Пелевин, когда говорит, что чистый продукт – кондовые соцреалистические романы – нынче куда прикольнее читать, нежели «альтернативный» эрзац, предложенный ВГС.  Поэтому зря Вы с Гавриловым радуетесь отсутствию у Колядиной 3-го разряда по альтернативной фантастике. То, как не работает жанрово-стилистическая градация в случае блаженных расейских авторов, радует куда больше. И куда как веселее от переизбытка блажи (в которую осторожно поиграли и Толстая в «Кыси» и Славникова в «2017») все вокруг может заверте…

О, вот это разговор! Прошу прощения, просто прежний Ваш коммент показался мне провокацией, но теперь я вижу, что была неправа ) Понимаете, важно, что в "Дне опричника" нет претензии на реконструкцию. Вы как читатель имеете, тем не менее, полное право ее там усмотреть, а я, скажем, не увидеть - это только свидетельствует о многоплановости текста, что ли, допускающего разные трактовки. Но мы все же предъявляем произведению претензии, исходя из правил, заданных самим автором. Спор возможен и нужен по обоим поводам - насколько автор адекватен заданному им же самим дискурсу и насколько прикольно это читать вообще - но мне кажется важным для понимания эти поводы разделять. Именно в этом, как мне представляется, претензия Гаврилова: в несоответствии текста контексту. У нас нет жанровых предрассудков, Макдональдс в своем роде не менее прекрасен, чем какой-нибудь ресторан от кюзин, но если Макдональдс начинает претендовать на пять мишленовских звездочек, он оказывается в невыигрышной и комичной ситуации. 

Варвара, возможно, жюри увидело там то, что хотело увидеть: что Макдональдс с пятью звездочками - это не претензия, а тонкая издевка, или, как посчитал один мой знакомый, этот роман - "сознательная псевдоархаика". Все эти игры нашего времени тем и хороши (плохи), что может быть затруднительно сказать, то ли автор безграмотен, то ли это концепция?

По-моему, лучше всего читать "О том, как исцелен был инок Еразм" Евгения Замятина !

Владимир, да, это сложный вопрос, который часто мы не можем разрешить до конца, и поэтому вводим такое понятие, как кредит доверия автору. Я же исхожу из того, что писатель умнее меня. То есть так должно быть в идеале! Именно поэтому он - писатель, а я нет. А значит, я чего-то могла не понять. Если я ему этот кредит выдаю - я дам себе труд прочитать восемь раз и на девятый врубиться - или уж сдаться. Но в данном случае вопрос решается просто - стоит прочитать любое интервью Колядиной: она простая душа )  Я не верю, что человек, говорящий вот это и таким образом, мог написать текст, превосходящий меру моего разумения. 

Да ничего, Варвара, проехали, я сам виноват, не представившись:) Что же касается спора, то он возможен лишь в конвенциально выделенном загончике. Ведь, кроме текста и контекста, предложенных Вами с Гавриловым, существует еще и подтекст. Каков подтекст "скандала" вокруг "Русского Букера", надеюсь, знаете? Только без обид и жанровых, как Вы говорите, предрассудков. Ну, и классовых, конечно, тоже. Роман Колядиной в принципе не мог понравиться профессиональным российским критикам, поскольку против канона, ими же выстроенного, они не попрут. Ибо он их, простите, кормит. То же самое с нашим Сорокиным, который в принципе не станет писать исторический роман об опричнине, потому как сие не продастся лучше, чем какой-нибудь "Князь Серебрянный". (Это и имеет в виду Пелевин, когда говорит о большей пользе чтения соцреалистов, чем их интерпретаторов, работающих в кассу вышеупомянутого, сиюминутного канона). И  то же самое - упомянутые литературные дамы (Толстая и Славникова), по разу прыгнувшие в альтернативные кущи. А вот когда оказалось, что мутная блажь с веселием-питием, свальным грехом и прочей язычнической темой - это и есть, по мнению жури, настоящая "русская проза" с матерком да ветерком от лихой ебли (пардон, коитуса), то у наших бедных критиков случился скандал. Они ведь хотели все это как-то иначе назвать, а оно, простите, даже в "постинтеллектуализм (который уже и сам Лев Пирогов, слямзивший его у америкосов, похерил), не влазит. А если, не дай бог, не только в жури правы, и такова сермяжная правда жанра истинно расейской словесности? Что если роман Колядиной - заголившаяся суть национальной гордости великороссов? Стыдно, конечно, но на этом тоже можно срубить бабла, как уже сделали киношники с "Царем", "Попом" и даже "Островом".

то есть мнение ваше, Варвара, меняется в зависимости от регалий собеседника?

смешно

Смешно, Игорь, что Вы могли так подумать. Что ж тут регалии? Факт, что собеседник читал Сорокина? Поверьте, на меня не так легко произвести впечатление )) Нет, просто первый коммент собеседника основывался на подтасовке и на первый взгляд не содержал иного смысла, кроме желания поспорить. Из него невозможно было понять, скажем, хочет ли собеседник таким образом обругать Сорокина или похвалить Колядину. То есть это выглядело как типичный троллинг, как это в жж называется, а троллинг убивает всякий конструктивный разговор. А вот второй коммент содержал уже мысль, которую можно обсуждать. И задним числом стало понятно, что собеседник - не тролль (хотя я с ним не согласна ни в чем), а просто невнятно выразился в первый раз, и поэтому я извинилась. Желание помахать регалиями с другой стороны присутствовало, да - но когда мне говорят "я профессиональный критик", не мое, знаете ли, дело выступать по-хармсовски ) 

Судя по первым страницам этого произведения и по многочисленным критико-сардоническим отзывам, изобилующим потешными цитатами - читать его стоит лишь для того, чтобы поиздеваться над несчастной женщиной, придумавшей себе, будто она писатель. А это некрасиво. Потому - читать не буду.

Касаемо Букера (как, впрочем, и других литпремий) - стоит любопытствовать: что там у них в шорт- (а иногда и в лонг-) листах. И кое-что из этих списков читать. Картина литературной жизни, в принципе, рисуется более-менее объективная, лучшие книжки года так или иначе в те или иные листы попадают.

Чем риторически вопрошать: "А судьи кто?" - полезней полюбопытствовать: кто номинанты, и обнаружить в их рядах вполне достойных авторов. В нынешнем букеровском шорт-листе, к примеру, оказалась Маргарита Хемлин с офигительным романом "Клоцвог".

Эту реплику поддерживают: Тата Донец

друзья!

я даже не знаю, что тут можно обсуждать! Мне стыдно за язык, за литературу, за то, что человек (тем паче, женщина: если бы это был подросток-извращенец, живущий где-нибудь в фавелах, то понять можно было бы мотивы и стиль) мог такое написать. 

Тата, что за дискриминация по половому признаку - женщина имеет точно такое же право быть извращенцем ) Но мы ведь обсуждаем не это. Русский Букер - это премия, которую мы привыкли уважать и на чей выбор мы в известной степени ориентировались. И если жюри сочло нужным удостоить этот (чудовищный с моей точки зрения) текст той же награды, которую в свое время получил "Генерал и его армия" Георгия Владимова, я хочу понять, что произошло, потому что это не укладывается в мою картину мира! Может быть, мы просто ограниченные ретрограды, а роман гениален? Тогда я хочу, чтобы мне это растолковали, потому что я больше всего боюсь упустить шанс и закоснеть в позиции "раньше и трава была зеленее, и вода мокрее". Или это значит, что нам больше не нужно уважать Русский Букер? Такие решения я хочу принимать взвешенно, как-то так.

Эту реплику поддерживают: Тата Донец

А Вы "Время женщин" читали? я - нет. Но если премия не досталось "Вчерашней вечности" Борис Хазанова, то меня закрадываются подозрения!

Вообще я слышала мнение, что последние букеровские годы являют собой историю последовательной деградации, и "Цветочный крест" - та историческая веха, после которой этот процесс пришел к своему логическому завершению и нам уже не стоит интересоваться этой премией. Но что касается "Времени женщин", я читала ее и даже рецензировала. Это не гениальная книжка, но я понимаю мотивы жюри, которое в лице Чижовой наградило некоторую важную и правильную литературную тенденцию.

"важная и правильная литературная тенденция"? Вы с легкостью уничтожили всякое желание читать эту книгу!

моему занудству нет оправданий, но все же уточним: я ведь и не говорила ничего похожего на "советую прочитать эту книжку". Она скучновата. Я просто сказала, что в прошлом году я понимала ход мысли жюри, а в этом году не понимаю. Задачи литературной премии не совсем те же, что у книжной рубрики в журнале "Афиша". Они могут совпадать в своем выборе, но не всегда. 

П.С. А книга Хазанова, видимо, даже и входила в чисто фаворитов и за литературу не была принята? 

Такое ощущение, что писал извращенец в самом плохом смысле (маньяк или человек с психическими и сексуальными отклонениями одновременно), а вовсе не в хорошем, в котором мы все немножко)))). Да, такого в инете можно поискать и найти, особенно на дешевых порносайтах. Но это не для Букера. Ну, не может признаваться графомания и то, что выдает каждый Федя-Вася-Маня. С другой стороны, может, премия хочет к себе просто внимание привлечь? Но, сорри, так портить репутацию тех, кто премию до этого получал...

Ну, на один счет мы можем быть совершенно спокойны: если премия испортит кому-то репутацию, то только себе ))) Тут ведь вопрос в том, кто с кем делится символическим капиталом: Русский Букер мы ценим не почему-нибудь, а как раз потому, что он, такой умница, отметил и Владимова, и Андрея Сергеева, и Александра Морозова (это я называю тех лауреатов разных лет, которых сама страстно люблю), и других прекрасных авторов. Репутация у этих писателей достаточно прочна, чтоб им было ни горячо, ни холодно, если вкус у Букера испортится в дальнейшем.   

Эту реплику поддерживают: Тата Донец

"Генерал и его армия"...ууу...грррррандиозно...сталинский дубовый комод с засохшими клопами и пронафталиненными генеральскими кальсонами...

Владимир, а Вы что думаете о «Цветочном кресте»?

Я его непременно прочту, когда выйдет книжка. Читать с монитора ненавижу. Просмотрев первые страницы, почувствовал интерес: у автора есть драйв и искреннее желание синтезировать запах нутра России-матушки.  Книга пахнет...Это уже хорошо. Ибо книг без запаха и без ошибок - хоть афедроном кушай...

Эту реплику поддерживают: Збышек Стоцкий, Серж Головач

И я о том же, Владимир Георгиевич! Пахнет, да еще как! Истинно по-русски пахнет! А мне тут на "Снобе" за такую думку национализм (тоже русский) шьют, и "черные метки" от редакции сайта присылают на предмет исключить из комсомола-масонола за любовь к Родине. А я ведь всего лишь допустил, что, может быть, перед самоликвидацией "Русский Букер" -единственный раз в жизни - отважился на поступок, показав, какова она, исконно русская прооза. Вот "не совсем согласные критики" (реверанс для редакции, а то точно забанят) и заволновались, и заскандалили... Они-то думали, что канон современной прозы давно выстроен, русская литература надежно Сорокиным обкакана-деконструировна, а тут такая архаика из телесного низа поперла!..

Ох, напишут на Снобе о Вас эпитафию:

По-украински совершенно мог изъясняться и писал.

Легко гопак он танцовал... 

Игорь Бондарь-Терещенко Комментарий удален

И в черносотенцы попал:) Кстати, Владимир Георгиевич, как Вам в этом ключе (как дизайнеру) издательский агитпроп моей книжки "Зазеркалье 1910-30 гг.", хорошо Вам известной?

Экранизируемое

Für S.G. Hrn. Sorokin: yдивительная красноярская соцреклама против наркомании и алкоголизма. Сорокинские мотивы вдохновляют.

http://www.youtube.com/watch?v=tOqXrvfIyeo

http://www.youtube.com/watch?v=WKeVXzTX1CY&feature=related

http://www.youtube.com/watch?v=qdzkei9gdxk&feature=related

http://www.youtube.com/watch?v=nM-69Xpgups&feature=related

Правильным девушкам не следует читать подобную литературу. Это портит им подсознание. Им следует смотреть на греческие статуи. Не забывая, что на самом деле они были размалеваны не хуже матрешек.

Мужчинам-снобам не следует читать романы русских теток о русских же тетках, пусть и средневековых. 

Если же кому-то интересно, как язычество и христианство, мужское пришлое и женское местное боролось, переплеталось и порождало новые смыслы на Руси - велкам. 

Эту реплику поддерживают: Збышек Стоцкий, Серж Головач

Кстати, когда я первый раз бегло прочел "Цветочный крест", то в голове возникли сразу три фамилии и ни одна из них не была Сорокин ))

А фамилии эти были  Хлебников, Городецкий и Клюев.

По сути - не Сорокин.

Пугающая по откровенности книга женщины о женском. 

Чувствую необходимость еще раз перечитать в спокойном темпе.

Потом постараюсь ответить.

Да только только и у Клюева, и у Городецкого это была вполне осмысленная концепция, и в невежестве их никто не упрекал, а тут все вполне аутентично. Помните, у Ходасевича:

“приехав в Петербург, Клюев попал тотчас же под влияние Городецкого и твердо усвоил приемы мужичка-травести. - Ну, Николай Васильевич, как устроились в Петербурге? - Слава тебе, Господи, не оставляет Заступница нас грешных. Сыскал клетушку-комнатушку, много ли нам надо? Заходи, сынок, осчастливь. На Морской, за углом живу...

Я как-то зашел к Клюеву. Клетушка оказалась номером Отель де Франс, с цельным ковром и широкой турецкой тахтой. Клюев сидел на тахте; при воротничке и галстуке, и читал Гейне в подлиннике. - Маракую малость по-бусурманскому, - заметил он мой удивленный взгляд.- Маракую малость. Только не лежит душа. Наши соловьи голосистей, ох, голосистей...” - простите, но Елена Колядина ни в одном интервью не дает повода заподозрить ее в подобной литературной искушенности )

)) Ну как же.

Одни названия глав говорят о немерянной искушенности и осмысленности концепции.

Спасибо за фрагмент с Клюевым -- посмеялся )).

Эту реплику поддерживают: Серж Головач

Пожалуйста ) Это из очерка Ходасевича о Есенине; по-моему, его очерки о писателях - вообще самое смешное чтение на свете, от чистого сердца всем рекомендую!

Варвара, это какой-то сборник очерков?

почему-то в интернете эти слова приписываются Г. Иванову... то же самое в  сборнике Есенина из серии "Золотй том"  издательства Олма-Пресс 2002.  

Да! Вы совершенно правы. Потому я и вспомнила Иванова. Конечно, это он писал, а я спутала с Ходасевичем, который цитирует этот пассаж в своем очерке о Есенине. Простите за путаницу.

Владимир, он называется "Некрополь". Но я должна покаяться - провралась: они не такие уж все смешные. Как следует уже из названия. Хотя оттого не менее прекрасные. Вообще у него изумительное желчное чувство юмора, но такое впечатление оставляют скорее его критические статьи. Но в ту же степь можно еше воспоминания Георгия Иванова.

Пока не страдаю от недостатака "чего бы почитать" не буду заморачиваться, а вот если вспомню про этот казус " на бескниженьи", тогда и посмотрим. Пока обсуждение не заинтересовало, не смотря на присуждение премии.

ойойой

ойойой! ужасный бред, кошмрная стыдная какая-то писанина.

но не к автору вопросы.

действительно хочется понять ПОЧЕМУ???!!!!! КАК ТАКОЕ ВОЗМОЖНО????

"самоликвидация премии" - это единственный логичный ответ? да?

Мария, на самом деле я не верю в теорию самоубийства. Жюри состоит из отдельных живых людей, трудно представить, что они составили заговор. Думаю, дело скорее в том, что проза-то у нас сильно выдохлась: есть хорошие книжки, но это в основном уже давно известные почтенные авторы, их книги не производят впечатления разительной новизны, а любым критиком и литературным деятелем движет жажда новой крови. И этот выбор может быть жестом отчаяния: желания отметить что-то новое любой ценой. Как Уорхол писал, "Иногда что-то кажется красивым просто потому, что немного отличается от окружающих предметов"

дада, я понимаю, очень люблю фразу "не сами по себе мы хороши, но фону из дерьма благодаря".

Но Варвара!!!! этот текст УЖАСЕН!!! ужасен!!!! 

и это действительно чистый Аверченко, как есть, с мухой и кокошником на груди!

жест отчаяния, говорите??????

по-моему, автор сильно над вами потешается!

я бы в это поверила, если бы не посмотрела другие тексты этого автора.

а вдруг текст написался сам? и плохой медиум может неожиданно получить Спослание.

Стихи Саши Черного

Она была поэтесса, Поэтесса бальзаковских лет.

А он был просто повеса,

Курчавый и пылкий брюнет.

Повеса пришел к поэтессе,

В полумраке дышали духи.

На софе, как в торжественной мессе

Поэтесса гнусила стихи:

"О, сумей огнедышащей страстью

Растопить мою сонную грудь!

К пене бедер над алой подвязкой

Ты не бойся губами прильнуть.

Я свежа, как дыханье левкоя,

Так сплетемся ж в иcтомности тел".

Продолжение было такое,

Что смущенный брюнет покраснел.

Покраснел, но оправился быстро,

И подумал: "Была не была.

Здесь не думские речи министра,

Не слова здесь нужны, а дела".

И с неистовой силой кентавра

Поэтессу повеса привлек...

Но вульгарно-визгливое "Мавра!"

Охладило кипящий поток.

"Простите, - вскочил он - Вы сами"...

Но в глазах только холод и честь.

"Как вы смели к порядочной даме,

Точно дворник, с объятием лезть?"

Вот чинная Мавра. И задом

Уходит растерянный гость.

В гостиной рассеяным взглядом,

Он долго искал свою трость.

С лицом белее магнезий,

Шел по лестнице пылкий брюнет.

Не понял он новой поэзии

Поэтессы бальзаковских лет.

Есть предложение – создать премию «Золотой Анафедрон». Дизайн бы надо разработать…

Эту реплику поддерживают: Владимир Генин

Золотой Афедрон

"Золотой Афедрон", Мария... British Petrolium, который спонсировал эту премию, наверное, после всех выбросов нефти в океаны, тоже может удостоиться такой же награды. Я прочитала "вещь": есть любопытные моменты и определенная живость изложения, но все вместе под конец уходит в полнейшую православно-языческую мистику и "разваливается", в отличие, скажем, от "Мастера и Маргариты", где тоже все под конец уходит в мистику и тоже имеем дело с жизнью красивой ведьмы в условиях тяжелой реальности.

Когда читала, в голове крутилось из Ильфа и Петрова: «Это суровая, серьмяжная правда. Она же посконная, домотканная и кондовая»... Уверены, что на литературную премию в России должны были найтись более достойные кандидаты...

О, какое вдохновение и воодушевление. Дискуссия удалась.

"Скоморохи тут — не скоморохи, вероучители — не вероучители, блаженные — не блаженные, картошка — не картошка. Нет ничего в этом романе, что могло бы хоть в малой степени перекликаться с подлинной сутью русской истории."

Я не понимаю, что это означает. Такое впечатление, что это претензии морального порядка, что всегда подозрительно

простите, нет сил пересказывать все глупости книжкины. вот есть отличная статья Сергея Ходнева, в ней про ошибки много, а про моральный порядок ничего. 

впрочем, отчего Вам принципиально подозрительны претензии морального порядка, мне не вполне понятно. разве не бывает в них правды? 

Потому что "мораль" обычно прикрывает "интересы."

 Меня дернуло выражение про "подлинную суть российской истории" - уж на эту истину ни у кого персонального права нет.

Впрочем, вы правы, пока не прочла - нечего обсуждать. 

 Да, отличная статья.  Жаль что новомодная писательница не опубликовала раньше роман где-нибудь на удавкоме, на бы от вопросов не отбилась. Меня всегда одно волнует. Зачем писала, зачем??? Что хотела сказать, открыть миру? Чем хотела поделиться, или может единомышленников найти?

Варвара Бабицкая Комментарий удален

Мне кажется автор когда писала погружалась в какое-то желательное для себя состояние. Вспомнила анекдот

Бабушка приходит на исповедь, рассказывает, как ее молодую соблазнил сосед.

Батюшка ей говорит: что ты все ходишь с этим ко мне. Я этот грех тебе уже отпустил

-А вспомнить-то как приятно".

Интереснее почему Букеровкий комитет эт так поступил. Вольно или невольно он что-то сообщает обществу своим решением. No brow?

Анна, простите, пожалуйста, но мне кажется все же не очень корректным в обсуждении книги использовать в качестве аргумента предположения о состоянии ее автора. Мы ведь не интересуемся, насколько Веничка Ерофеев был пьян, когда писал "Москву - Петушки": нас это может интересовать своим чередом, но текст мы судим исходя из самого текста, так ведь?

Варвара, я откликнулась на предыдущий текст Млады. Предложила свою версию ответа на вопрос "Зачем".  Вообще очень рада видеть и читать Вас на этом сайте. Не обижайтесь, я  всегда с большим интересом наблюдаю за тем, какие потомки моих старых знакомых чего и как делают. Простите за некорректность, я как-то несерьезно отнеслась к этой дискуссии. На самом деле мне кажется важнее понять смысл решения Букеровского комитета. Я было подумала, что это решение идет в русле  идеи отказа от деления культуры на высокую и низкую и упомянула название книги, в котрой как раз это все и обсуждалось, но никто как-то не отозвался.

Анна, ну что Вы, я совершенно не обиделась и мне очень приятно, спасибо. Я просто как раз пытаюсь тут удержать дискуссию в парламентских рамках, к чему совсем не все склонны - к Вам это, конечно, в наименьшей степени относится, но, так сказать, кому много дано, с того много спросится. А книги я такой просто не знаю, к своему стыду, полюбопытствую. Думаю, Вы правы - я сама всю жизнь мечтаю, чтобы наконец русская литература отказались от этой дуалистической картины мира. Просто ничто так не вредит молодому прозаику, как им самим себе отчего-то вмененная обязанность написать сразу "Братьев Карамазовых", потому что все остальное он по умолчанию считает чем-то "несерьезным". И, видимо, члены жюри не могли не почувствовать, что конъюнктура изменилась, и решили отметить "низкий жанр" - но поскольку они-то люди старой школы, у них в этой области просто вкус не сработал.

это книжка Джона Сибрука nobrow маркетинг культуры и что-то там такое. 

Елена Шубина Комментарий удален

Сергей Попов Комментарий удален

http://iguanodonna.livejournal.com/165458.html

Не сильна Колядина и в арифметике:

"Если какие мысли и пускал он в главу, так о том, не уменьшат ли в сей год размер церковного корма, то бишь зарплаты батюшки, с десятой части доходов до восьмой?"

О качестве произведения и самомнении автора говорит хотя бы попавший ко мне в руки на днях экземпляр питерского "издания" metro, где данная дама берёт интервью сама у себя. Мне его принесли в ответ на вопрос про Букера-2010...