Кулинарные войны, скандалы и казусы

Война тупоконечников и остроконечников давно стала метафорой такого конфликта, где противники не договорятся никогда. Речь шла — напоминаю на всякий случай — о том, с какой стороны надо разбивать яйцо. То есть один из главных конфликтов мирового значения был связан с едой. И пошло

Иллюстрация: Leemage/Fotolink
Иллюстрация: Leemage/Fotolink
+T -
Поделиться:

Мир воюет за еду, по поводу еды, ставя еду на кон. Вот семь недавних международных конфликтов, связанных с едой, и одно возможное решение многих проблем.

«Чесночная» война — десятилетней давности история. Правительство Китая решило запретить импорт корейских сотовых телефонов и полиэтилена — в ответ на объявление Сеула о продлении на три года срока действия специальных импортных пошлин на китайский чеснок в размере 315%. До того пошлина составляла всего 30%, однако затем корейское правительство решило завинтить гайки из-за резкого роста импорта китайского чеснока. Китай возмутился и отомстил: не угоден вам наш чеснок по нормальным ценам? Ну так не надо нам ваших телефонов! Китай в этой ситуации явно выигрывал — корейские чесночные пошлины несущественно влияли на его экономику. А вот для Кореи запрет на импорт телефонов и полиэтилена стал серьезным ударом.

Война за хумус и фалафель — конфликт этот между Ливаном и Израилем зрел давно, где-то около двух лет назад он стал явным, а в 2009 году повод для открытой конфронтации был найден: глава Ассоциации промышленников Ливана Фади Авуд, пылая праведным гневом, обвинил организаторов пищевой выставки в Нью-Джерси в верхоглядстве — за то, что те наградили израильскую компанию «Хамим ве-Таим» премией за лучший продукт. Израиль, дескать, пытается присвоить себе чужую славу, это кулинарная экспансия, и вообще арабы ели фалафель и хумус, когда государства Израиль еще в помине не было, руки прочь от наших святых традиций — таков, в общих чертах, был пафос Авуда. Генеральный секретарь Ассоциации промышленников Ливана Саад ад-Дин аль Уэйни заявил, что посольствам Ливана в европейских странах велено изучить возможность подачи иска против Израиля за нарушение авторских прав. Ливанские повара на нервной почве стали совершать подвиги: лепить фалафельные шары размером с арбуз-мутант и варить хумус в нечеловеческих количествах — полторы тонны в одной порции. Израильтяне, не будь дураки, сварили четыре тонны хумуса в деревне Абу-Гош, в качестве блюда использовалась спутниковая тарелка. Представитель Книги рекордов Гиннесса, говорят, остался доволен. Ливан, защищая свою экономику, культуру и национальное наследие, ответил 130 тысячами фалафелей и девятью тоннами хумуса. И конца-края этому не видать...

Но ладно бы, Ливан и Израиль, которые и без хумуса найдут, о чем поспорить и за что повоевать. Но ведь ориентиром в этой кулинарном конфликте для них стал «фета-конфликт»: в 2005 году Греция в судебном порядке лишила Данию и Германию права продавать сыр под названием «фета». Высший суд Европейского союза постановил, что наименование сыра является традиционно греческим и называться «фетой» может только сыр, произведенный в определенных областях Греции. Германия и Дания, пытавшиеся оспорить эксклюзивное право Греции на это название, проиграли. Кроме того, фета оказалась в ряду «местных продуктов», охраняемых законами ЕС — также ЕС заботится о пармской ветчине, шампанском (игристые вина области Шампань во Франции), портвейне (крепленое вино производства Португалии).

«Грюйер-конфликт» — ну и производители другого сыра решили не отставать. Судебную тяжбу за право эксклюзивного производства в Европе знаменитого сыра грюйер выиграла Швейцария. На протяжении долгих лет Швейцария и Франция блюли «сырный нейтралитет»: обе они производили грюйер, каждая страна — по своей технологии, но конфликтов не было. Но в 2007 году Франция решила на уровне Евросоюза заполучить права на грюйер — явно вдохновившись примером отвоевавшей фету Греции. Швейцарцы возмутились: одно дело просто тихонько варить их сыр (ведь грюйер, говорят они, это наша вековая традиция, и французских монархов грюйером накормили именно мы), другое — так нагло требовать эксклюзива. В результате Европейский суд признал правоту Швейцарии.

«Шоколадная» война — тот же самый Европейский суд совсем недавно запретил итальянским производителям шоколада писать на этикетке «чистый шоколад».  Эта надпись, по идее, должна была свидетельствовать о том, что продукт изготовлен без использования дешевых растительных жиров. А тут — запретили. Шоколадные сложности длятся на самом деле уже 10 лет. В 2000 году Европейский парламент принял решение о том, что вполне законно добавлять в шоколад до пяти процентов веществ, альтернативных маслу какао, и не писать на этикетке «суррогат». Итальянцы, стараясь не запутаться, стали писать «чистый шоколад», чтобы этой надписью маркировать действительно «чистый» продукт. Теперь эту формулировку запретили, и итальянцы вообще уже ничего не могут понять: уже разрешили называть «вином» вино, изготовленное не из винограда, а «сыром» теперь можно назвать любой самый беспородный сыр. Как же отличить благородный продукт от суррогата и куда катится мир?

Конфликт Грузии и России кулинарным, конечно, не назовешь — но вот одно из ряда малоприятных последствий этой и без того тяжелой истории. В мае 2006 года руководитель Роспотребнадзора и главный санитарный врач России Геннадий Онищенко подписал постановление о полном запрете на ввоз боржоми на территорию РФ. Мотивировал качеством воды и несоответствием ее санитарным нормам. Это был тяжелый удар на фоне уже действовавшего запрета на ввоз грузинских вин. Грузия сочла претензии Онищенко ксенофобией и провокацией. Экономическая блокада длится уже четыре года. За это время граждане России наловчились привозить по паре бутылочек боржоми то из Киева, а то вдруг из Тель-Авива — и вообще отовсюду, где он продается. Но веселее не становится.

Подвиг блистательного идиотизма и бестактности совершили брестские кондитеры: на большую кондитерскую выставку, проходившую в Минске в сентябре этого года, они привезли «шоколадную Катынь» — то есть отлитую из шоколада копию катынского мемориала. Интересно, что работу, явно потребовавшую от авторов немало стараний и мастерства, все-таки сначала выставили напоказ. После чего довольно быстро разразился ожидаемый скандал, а организаторы сделали вид, что глубоко шокированы, возложили вину целиком и полностью на горе-создателей (так, как если бы не имели возможности до выставки ознакомиться с заявленными экспонатами). Инцидент поскорее замяли, но осадок остался.

Ну и PS. Конфликтов в мире происходит немало. И бороться с ними можно по-разному. В мае этого года в Питтсбурге открылся ресторан Conflict Kitchen, в основе его концепции лежит конфликт. В ресторане подают блюда национальной кухни тех стран, с которыми США находится в конфликте и которые официально объявлены «государственными врагами». Владельцы ресторана и авторы замысла — художники, преподаватели Школы искусств в Carnegie Mellon University School of Art. А суть идеи в том, чтобы дать возможность обывателям лучше понять другой народ, его культуру, религию и философию — через его кухню. Чтобы охватить как можно больше стран, с которыми враждует Америка, владельцы ресторана придумали схему: каждые четыре месяца — смена темы, страны и кухни. Был Иран — посетителям подавали иранские лепешки с говядиной, луком и базиликом, все это было завернуто в бумагу, на которой напечатаны фрагменты интервью иранских лидеров, раскрывающие различные темы от еды до моды. Потом Афганистан — кормят традиционными пирогами с начинкой из тыквы, шпината, чечевицы и картошки. И способ подачи тот же — еду заворачивают в интервью с видными афганскими деятелями. Дальше — Северная Корея и Венесуэла.

Мир знает некоторое количество примеров, когда войны и раздоры случались из-за еды. А в ресторанe Conflict Kitchen совершается попытка при помощи еды конфликты урегулировать. Неизвестно, удастся ли хозяевам реализовать их план и достичь поставленных целей. Но «по крайней мере, они старались».

Комментировать Всего 17 комментариев
Любопытно то,

что вчерашний митинг против нацизма и за Москву для всех тоже стал уже тоже "кулинарным" митингом. Плакаты с надписями Мы любим хачапури, мы любим шашлык, мы любим рис стали самым обсуждаемым аспектом этой акции. Тут на снобе у меня была дискуссия с теми, кто утверждал, что якобы эти плакаты бесвкусны и опошлили святую идею, и пр. Я считаю, что это правильные забавные плакаты во первых, а во вторых именно что еда, кухня, национальные блюда--неот'емлемая часть культуры, причем та, которая проникает в любой дом. И это подчеркивает общность людей, не давая нацистам разделить нас на своих и чужих и лишить чужих человеческого облика. Представить их некими нелюдьми, или хотя бы чем-то опасным, злобным, чужим. Чтобы их легче было всем скопом мордовать.

Факт: В субботу ходил в грузинский ресторан. Месяца два назад там было %% 70 грузин. Сейчас - 70 % славянской наружности.

Даже и не знаю...прежняя аудитория на меня "не давила":-)

Я не про "давление" --- я про любовь к грузинской кухне у славян :)

Эту реплику поддерживают: Артур Асмарян

Когда хороший повар (кстати, предыдущего выкрали. Поэтому нового повара хозяин утром привозит, закрывает, вечером увозит), то не полюбить невозможно:-)

Ага! Сидит за решёткой и кебабы с хинкалями крутит:-)

Да, в любом "этническом" ресторане необходимо оглядеть публику и если есть представители титулярной нации/расы, то тогда это должно быть прилично.

Зато в Италии в начале 80-х, до Mani Pulite, признаком хорошего ресторана в Болонье, где я тогда жил, было то, что туда ходили коммунисты. Считалось, что члены Partito Communista Italiano любят и умеют хорошо поесть.

Алексей, Вы не знаете, где обедает Зюганов?

Гастрономическая история, которая у меня связана с Зюгановым, правда немного ненапрямую (у меня мозги набекрень) это такой очень старый анекдот, про завсегдатая ресторана в Памплоне, который каждое воскресение после корриды приходил в ресторан на площади у стадиона и заказывал коронное блюдо--бычьи яйца. И вот однажды ему подают очень маленькие, размером с грецкий орех.

"Что это такое," раздраженно говорит посетитель, призывая хозяина.

"Я сожалею, сеньор. Матадор не всегда выходит победителем."

Так вот у Зюганова было в советские годы прозвище, происходящее от его несколько в раскаряку походки--"Квадратные яйца".

Очень гастрономическая история, Алексей:-))))))))))

Коммодификация социального противостояния, помогающая перевести гнев и фрустрацию в сферу игры, культурного выражения или стеба.

Эту реплику поддерживают: Алексей Байер

А еще "в каждый дом" проникает "квартирный вопрос" (и это тема новой дискуссии на "Снобе"). Евгений Степанов, ища осенью квартиру для своих детей, приехавших ихз Германии, отметил: "Только сейчас осознал, в какой расистской стране мы живем. Первый вопрос маклеров: а вы откуда? Славяне?" Короче, чьих вы, живущие "в наших домах":) Чем не название для статьи Анны Немзер нового, постновогоднего разлива. Интересно, славный Андрей Немзер уж не родственник ли?...

Война и хамон...

Гранада - это город где закончилась реконкиста.

2 января 1492 года - после длительной осады и таких же переговоров - Мохаммед XII (Боабдиль) решил сдать город испанцам. Ему и его свите была гарантирована неприкосновенность. Всем, кто пожелает уйти вместе со своим правителем, так же гарантировались охрана и сопровождение до побережья, где те переправлялись в Марокко.

 По условиям договора (и в дальнейшем) мусульманское население должно было иметь те же права что и христиане, а главное возможность выезда из страны со всем имуществом и в любой момент. Но Гранада была очень богатым халифатом, и его население тоже. Видя, как увозят сундуки с золотом из города, Фердинанд II меняет законы. Теперь мавры могут уехать, но без своего имущества. Им разрешили:

- брать ключи от своих домов,

- и когда те надумают принять христианство, вернуться обратно в Гранаду.

Король гарантировал, что в их отсутствие всё добро будет дожидаться своих хозяев. Кстати, во многих домах северной Африки, до сих пор хранятся ключи от домов в Гранаде.

Но многие поняли, что выезд из города просто превратит их в нищих, и стали принимать христианство. А казне уже нужны были их деньги - начались поездки в Америку и надо было их финансировать.Тогда в дело активно включилась Инквизиция. Новообращенных христиан стали обвинять в неискренности и в тайном соблюдении мусульманских догм. В знак своей искренности перекрещенные мавры стали вывешивать у себя на входах свиные окорока - хамон, а по вечерам выходить на улицу и на виду у всех потягивать вино, доказывая, тем самым, что они ярые христиане и полностью порвали с мусульманским прошлым. А так как перекрещенных мусульман было 70%, то с 15 века в 70% домов на входе появились висящие окорока. Лавочки, кафе, и отели вообще на 100% были под маврами. На эту собственность, конечно, было множество желающих. Поэтому там новоиспеченные христиане вывешивали окорока уже рядами, чтобы всем и из любого угла было видно - здесь живут христиане.Так в Испании Хамон начал набирать популярность и становиться символом страны.

Эту реплику поддерживают: Владимир Кайгородов

Conflict Kitchen - они пока не планируют подавать блины с икрой, завернутые в речи Жириновского  ?

Эту реплику поддерживают: Елизавета Титанян

Да, да, и еще кашу из топора с записками кого-нибудь сермяжного на салфетках... Из исторических персонажей я бы порекомендовала Демьяна Бедного. Из него, родимого, к Новому Году:

"Под "Рождество Христово" в обед

Старорежимный елочный дед,

Вылитый сказочный Дед-Мороз

С елкой под мышкой саночки вез.

Санки с ребенком годочков пяти,

Советского тут ничего не найти!"

Согласимся с Демьяном... Всех - с наступающим!

Эту реплику поддерживают: Иосиф Раскин