Ребрендинг селедки в кафе ArteFaq

Фото: Валерий Мельников/Коммерсантъ
Фото: Валерий Мельников/Коммерсантъ
+T -
Ребрендинг селедки в кафе ArteFaq
От редакции
Поделиться:

Старый ее имидж, как объяснила Юлия Сельесет — представительница норвежской селедки и прочей норвежской рыбы в России, — Норвегию устраивать перестал. Ну, то есть они прекрасно понимают, что у нас селедка очень популярна — под водку и под шубой. И, судя по всему, в таких количествах селедку нигде, кроме как в России, не потребляют — сами норвежцы ее едят сравнительно мало. Но отечественный потребитель селедки — это преимущественно немолодые люди, а молодежь селедку есть отказывается. То есть любитель селедки стареет. В связи с чем нужно как-то показать, что есть ее можно по-новому и что она ничем не хуже сибаса или черной трески.

Показывал, что с ней можно сделать, Алексей Зимин, главный редактор журнала «Афиша-Еда».

Первым блюдом, приготовленным Зиминым, было севиче из селедки, то есть традиционный перуанский способ подавать сырую рыбу в кислой и острой среде: в окружении цитрусовых, кинзы, красного перца, лука и пр. Заготовки выглядели не слишком привлекательно, зато антикризисно, на что норвежские представители тоже активно напирали: продукты все простые и вообще селедка — это возвращение к корням и самая удачная еда в рецессию, надо ей только немного помочь.

Фото: Алексей Мунипов
Фото: Алексей Мунипов

Севиче, как известно, заново запустил на мировую гастрономическую орбиту Нобу Матсухиса, открывший сеть ресторанов Nobu по всему миру, но до севиче с селедкой он, конечно, не додумался. Подавать севиче так, как это принято в гастрономических цитаделях — в крохотных креманках, Зимин не стал, а сделал свежий салат, в котором удачно потерялись и жирность, и соленость селедки.

Фото: Алексей Мунипов
Фото: Алексей Мунипов

На все это дело смотрели кулинарные обозреватели, а также просто искренние любители селедки и поначалу упаднически перешептывались, что с селедкой под водку никакое севиче не сравнится. Гастрономический критик Ирина Мак долго вспоминала форшмак двух своих бабушек и их бесконечные метафизические споры: одна говорила, что форшмак можно делать из самой дешевой селедки, другая — что «в форшмак что положишь, то и вынешь».

Фото: Алексей Мунипов
Фото: Алексей Мунипов

Потом собравшиеся обсудили влиятельность и активность Норвежского рыбного комитета. «Это потому, что у Норвегии рыба — второй источник доходов после нефти», — разъяснила Юлия Сельесет. А Зимин подтвердил, что норвежцы свою рыбу пропагандируют очень активно.

Сам он тем временем все-таки купил расположение сельдепоклонников, приготовив омлет с селедкой, укропом и маскарпоне. Получилось нежнейшее блюдо, в котором тяжелый характер селедки вообще куда-то пропал, а через минуту оно стало начинкой для сэндвичей.

Фото: Алексей Мунипов
Фото: Алексей Мунипов

Сэндвич с омлетом норвежские представители торжественно представили как образец блюда, в котором селедку — внимание! — не сопровождает лук. Выяснилось, что они очень нервничают из-за этой сложившейся комбинации, которая мешает продвигать селедку для бизнес-ланчей и бизнес-встреч, — люди жалуются, что потом не вернуться в офис: луком несет.

В общем, видно было увлеченных своим делом людей, которые готовы свою селедочку как-нибудь пропихнуть и на завтрак, и на обед, и на полдник, и, как убедительно доказал Зимин, все это, в принципе, решаемо. В конце концов, уломали же гостей мастер-класса запивать селедку на скандинавский манер — сидром, и все пили как миленькие, хотя поначалу сомневались. 

Под конец все почему-то увлеклись тонкостями приготовления яиц-пашот, которые к селедке никакого отношения не имеют, но, как выяснилось, тоже с нею дружат.

На выходе каждому выдали каталог-определитель норвежской рыбы, который, видимо, следует рассматривать как набросок будущих баталий: ребрендинг пока не тронул ни пикшу, ни сайду, ни палтус, а уж New Moiva и New Shprot напрашиваются сами собой.