/ Москва

Андрей Шаронов ответил на наши вопросы

Андрей Шаронов назначен заместителем мэра Москвы по вопросам экономической политики

Фото: Олег Никишин
Фото: Олег Никишин
+T -
Поделиться:

В карьере Андрея Шаронова, как это часто бывает у менеджеров такого уровня во всем мире, общественное служение чередуется с работой в частном секторе. Он работал и в правительстве, где был замминистра экономики и развития и торговли, и в финансовой сфере. До недавнего назначения в команду мэра он был управляющим директором в «Тройке Диалог».

Москва — сама по себе страна, даже просто по масштабам. Согласно последней переписи, население города составляет 11,7 миллиона, а если принять во внимание 2-3 миллиона работающих в городе жителей Подмосковья, то в мегаполисе ежедневно находится свыше 10% населения России. В Москве, по разным оценкам, концентрируется до 80% финансовых ресурсов всей страны. В ней более 100 рынков, около 4500 представительств иностранных компаний. Город ежегодно экспортирует товаров на 10 миллиардов долларов и импортирует более чем на 40 миллиардов долларов. Это огромный конгломерат. Причем конгломерат, в котором почти 20 лет бессменно рулила одна команда.

Теперь все это хозяйство переходит в ведение Шаронова. По крайней мере, он будет советовать Собянину, как этим хозяйством руководить.

Комментировать Всего 64 комментария

Губернатор Матвиенко позиционирует хозяйство Санкт-Петербурга как совокупность промышленных кластеров (автомобильного, фармацевтического). Какой индивидуальный экономический стиль видится для Москвы? Сколько надо времени, чтобы его внедрить?

Огорчу Вас, Андрей, не на все вопросы я готов квалифицированно ответить. Я не составлял программу, не участвовал в кампании за этот пост, поэтому сказать, что у меня есть видение по таким довольно специфическим вопросам, сейчас не могу. Вернусь к этому позже.

Москва и правда почти 20 лет управлялась одной командой. Будет ли ваша политика продолжать какие-то начинания команды Лужкова, или это будет совершенно иной подход, чистый лист, в экономическом менеджменте.

Я могу точно сказать, что политика не будет строиться по принципу от противного — "сделать все наоборот". Она будет строиться по принципу рационального: сделать разумно, современно. То, что неприемлемо, должно меняться, а то, что было позитивным, должно остаться, развиваться вне зависимости от происхождения.

Если говорить в общем, то, наверное, прежде всего, организация многих процедур, которые были непонятны, непрозрачны участникам с публичной стороны, которые попахивали адресным подходом, в котором все предопределено, в который не входят недружественные пользователи. Общее, наверное, это. Второй момент — это определение целесообразности участия города во многих активах и проектах. Мне не импонирует модель, когда правительству до всего есть дело. Правительство, конкретный чиновник не может быть компетентным во всех вопросах, отвечать за все, — это иллюзия. Если государство не вмешивается туда, куда не стоит, именно тогда происходит развитие и бизнеса, и гражданского общества. Поэтому второй большой блок вопросов — это проведение четких границ, дальше которых государственные институты не должны идти — либо в силу создаваемой конкуренции с бизнесом и с гражданским обществом, либо в силу отсутствия компетенции в этих сферах. Либо будет — и здесь Москва не уникальная, и даже Россия не уникальная, — создана недобросовестная конкуренция через использование государственных механизмов.

Эту реплику поддерживают: Рубен Аганбегян, Алексей Воеводин

Правительство Лужкова методично изгоняло промышленность с территории города. Будет ли продолжен этот курс? Сложилась ли (или может ли сложиться) в Москве в результате этого курса постиндустриальная экономика, или это просто город, в котором мало промышленных производств?

Для ответа на первый вопрос, нужна объективная информация, которой я пока не располагаю.

Город, в котором нет промышленных производств, не обязательно постиндустриальный. Он может быть просто не индустриализированный. То есть просто пропадают производства или не возникают новые виды деятельности. Слава богу, Москва — это не тот случай, потому что в столице действительно довольно большой объем услуг. В частности, если говорить о финансовых услугах, так сложилось, что Москва располагает едва ли не 90 процентами финансовых услуг, которые совершаются в России, и это как раз признак постиндустриального общества — высокотехнологические услуги.

Нужно ли специально этому уделять внимание? Этот вопрос требует продолжительного изучения. Хочу только сказать, что мне кажется, скорее, нужно, создавать стимулы, когда, условно говоря, несовременным предприятиям было бы очень дорого и невыгодно работать в центре города. А коммерческие, жизнеспособные появлялись бы на их месте или, например, бывшие производственные территории превращались бы в какие-то социальные площадки.

В Москве крайне мало мелкого частного бизнеса. Индивидуальному предпринимателю практически невозможно открыть, например, небольшую торговую точку, чтобы торговать в ней самому – слишком высок административный барьер. В результате, малые предприниматели «держат» по несколько торговых точек, в которых работают наемные работники – для них это более низкие заработки, для потребителей – более высокие цены. Планируете ли вы как-то это изменить, облегчить условия для малого бизнеса в потребительской сфере?

Эту реплику поддерживают: Ксения Семенова, Игорь Подлевских

Это бич всей России, а не какая-то специфическая черта Москвы. Управление бизнесом, особенно малым, у которого мало ресурсов или их нет для борьбы с серьезными административными барьерами, - это, к сожалению, родимое пятно той экономики, которая вышла из монополизированной государственной экономики. Поэтому это задача, мне кажется, любого правительства, любой страны, любого региона. Мне трудно что-то добавить.

Эту реплику поддерживают: Рубен Аганбегян, Алексей Воеводин

Насколько реальны планы превращения Москвы в глобальный финансовый центр? Не лучше ли отказаться от этой идеи?

Точно не лучше. Вопрос — насколько она реалистична. Процесс создания финансового центра связан с вполне конкретными действиями, в том числе универсальными — по улучшению городской инфраструктуры, качества сервисов, ликвидацией ряда барьеров, которые полезны вне зависимости от этой конкретной задачи. То есть решение транспортных проблем, улучшение качества гостиничного сервиса, телекоммуникационного сервиса, повышение через это привлекательности, которое приведет к привлечению большего количества квалифицированных людей, в том числе из-за рубежа, которых у нас мало или которых у нас вовсе нет. Это абсолютно полезная вещь, и этим надо заниматься.

Теперь, если говорить о сути. Не вот об этих полезных экстерналиях, а о сути, то, в принципе, это и есть как раз элемент постиндустриального общества. Этот вид деятельности как раз признан как принадлежность экономики 21-го века, и она стремится занять свою нишу, стремится идти в том же направлении, в котором идут Лондон, Нью-Йорк, Гонконг, Шанхай, Сингапур, Франкфурт, Цюрих. Мне кажется, это такая неплохая компания, конечно, к которой стоит присоединиться. Поэтому и по сути, и по попутным полезным, побочным результатам это очень достойная задача, и конечно, ее надо решать, она должна быть одной из приоритетных.

Эту реплику поддерживают: Рубен Аганбегян

Считаете ли Вы возможным победить коррупцию в отдельно взятом, пусть и большом, городе, или это возможно только при наличии политической воли руководителей всего государства?

Не буду здесь оригинальным, думаю, что это в некотором смысле проблема курицы и яйца. Если бы вы задали этот вопрос какому-то человеку на федеральном уровне, тот бы сказал: "Конечно, мы тут всей душой за честность, но нас не так много; а вот регионов так много, и все разные, такие неуправляемые, что в общем эту задачу, наверное, решать невозможно". И это говорит только о том, что решать проблему надо на всех уровнях. Это вопрос отношения, демонстрации примеров на самом верху, говорим ли мы о стране или о конкретном районе какого-то дальнего сибирского региона. И на всех уровнях это не бесполезная и не безнадежная задача.

Эту реплику поддерживают: Сергей Дрезнин

Мне всегда кажется, что когда мы говорим о коррупции, то получается очень приблизительный, абстрактный разговор. Я очень пессимистично настроена в плане искоренения коррупции. А какое у вас отношение?

Я тоже, в общем, живу не в изолированном пространстве, и у меня есть и примеры, и суждения по этому поводу. И конечно, оптимизма по этому поводу немного. Но, с другой стороны... Есть такая книжка, мне очень нравится, называется Tipping point, то есть точка, в которой все меняется. В ней много примеров описано, и в частности - превращение Нью-Йорка в конце 80-х - начале 90-х, когда туда пришел Джулиани, бывший прокурор, мэром, из суперкриминального, запущенного, загаженного города в очень такой приличный, модный, современный мегаполис. Трудно себе представить, что он совсем не так давно не было таким, а был опасным для жизни, грязным, непривлекательным. И казалось, это невозможно победить. И вот у него был принцип, он называет это "принципом разбитой форточки": когда у вас разбита форточка, нет никакого смысла уберегать от того, чтобы не разбивали другие форточки и другие окна. Когда у вас заплевано вокруг урны, никто не будет стремиться бросать в урну, все будут бросать рядом. Когда у вас, прошу прощения, можно писать на улице безнаказанно и без публичного осуждения, то, в общем, мало стимулов не делать этого. И там показано, как они боролись, создавая отрицательные стимулы, кнутом и пряником, и это сработало. Поэтому 90 процентов людей - они не плохие и не хорошие, они такие, какими позволяет быть среда. Она позволяет быть взяточниками, коррупционерами - они будут такими. Если это станет дорого, если это станет опасно, если это станет немодно - 90 процентов перестанут быть такими. Глаза боятся - руки делают.

Эту реплику поддерживают: Рубен Аганбегян, Алексей Воеводин

"демонстрации примеров на самом верху".

Будем ждать демонстрации. 

:) Остается одно - только поздравить... :)

Предполагается ли включение в состав Москвы таких населенных пунктов как г. Долгопрудный и г. Химки... - ведь Москва уже их поглатила со всех сторон... Более того, решение насущных вопросов - дороги и др. - решаются между этими двумя субъектами (г. Долгопрудный и г. Химки) с большим трудом... Бюджет Долгопрудного позволяет строить дорогу, выходящую на МКАД на Ленинградку, а участок в 500 метров, принадлежащий Химкам, остается без движения - "пробки" каждый день... Андрей, простите за столь местнический вопрос... :) 

Нормальный вопрос, он волнует людей. Я не думаю, что я компетентен сейчас ответить на этот вопрос. Единственное, я понимаю, что, наверное, попытка отделить от сателлитов административными барьерами, искусственным сдерживанием развития транспортной инфраструктуры, бесперспективна. Все равно Москва останется центром притяжения для жителей не только ближайшего, и даже не только Подмосковья, а для всей страны и для многих других стран, — и надо быть готовым к этому. С другой стороны, наверное, нужно думать и о развитии альтернативных центров притяжения. Упрощенный пример - создание крупных бизнес-площадок, деловых агломераций за пределами МКАД, которые создают центры притяжения, дают рабочие места и связаны с меньшими транспортными проблемами. Это тоже разумный вариант. 

:) Безусловно в создании и развитии альтернативных центров притяжения есть рациональное зерно... Но...

В данный момент я спрашивала даже не стролько об изменеии административных границ Москвы (Зеленоград-то ведь присоединили...:), а нас почему нет...) сколько о решении главного вопроса ... - "транспортный коллапс"... на Ленинградке и Дмитровке... Когда в конце-то концов все это будет решено... -  :)ну очень хочется спать подольше по утрам а не мчатся на работу на час раньше... :)

Известен ли вам опыт экономического менеджмента других великих городов мира, например Лондона, Нью-Йорка, Шанхая? Будете ли вы перенимать их опыт?

Поскольку в новом качестве я всего несколько часов, делать из себя готового профессионала я не буду. Мне незнаком серьезный опыт, я думаю, что мне предстоит еще с ним ознакомиться. С другой стороны, у меня есть другой опыт - федеральный, решения крупных межотраслевых, отраслевых проблем, реформирования сложных систем, как естественных монополий. Думаю, что какие-то базовые вещи, они сходны во всех темах управления сложными системами.

Затем, думаю, что все-таки, повторю опять мысль, мир стал настолько сложным, что многие вещи надо делать на аутсорсинге, и я не думаю, что города могут похвастаться наличием у себя в штате таких продвинутых специалистов. Я знаю, что есть несколько компаний в Великобритании, в США, которые занимаются моделированием сложных агломерационных систем и процессов, знаю, что сейчас этот процесс очень бурно развивается в США, которые именно так смотрят на развитие страны - как на процесс развития крупных агломераций, в которых все больше и больше концентрируется население страны. То есть не просто мигрируют в города, а это уже миграция в крупные агломерационные образования. И конечно же, они прибегают к аутсорсингу специализированных компаний, которые обладают правами на специализированный софт, где они моделируют эти процессы. И, в общем, думаю, что здесь Москва не будем исключением. Думаю, что нельзя все эти процессы сводить просто к архитектурно-планировочным решениям, к рисованию дорог, мостов. Потому что, скорее, это вторично по отношению к каким-то базовым экономическим, демографическим, миграционным процессам, которые возникают по каким-то причинам, которые можно попытаться моделировать, и уже на основании этих гипотез пытаться реализовать топологию дорожных сетей, размещения спальных районов, промышленных зон, торговых и так далее.

Андрей, мои поздравления!

Что сподвигло вас снова вернуться на государственную службу?

Сохраняться ли у вас какие-либо рабочие отношения с Тройкой Диалог? Как в компании отнеслись к вашему назначению?

Какие первоочередные задачи как вицемэр по экономическим вопроса вы перед собой ставите?

Спасибо!

Решение было достаточно спонтанное. Конечно, я не устал от работы в бизнесе, у меня своя компания, мне это нравится, нравится и вид деятельности, и круг людей и внутри компании, и вне с точки зрения клиентов, с которым мне приходилось общаться. Поэтому решение вернуться на государственную должность никак не связано с неудовлетворенностью от работы. Более того, скажу, что я не соскучился по государственной службе — я не был лишен общения ни с государством в лице федеральных органов, ни в лице ряда крупных государственных компаний. Я входил в ряд общественных советов, в советы директоров, и до сих пор вхожу - таких компаний, как РЖД, "Шереметьво", "Росагролизинг", крупной коммерческой компании, частной, такой как "Мостотрест". Одним словом, я не страдаю от отсутствия контактов с представителями государства.

Скажу честно, что, скорее, главной причиной было приглашение Собянина с очень амбициозной задачей (которые он сформулировал буквально в четырех-пяти словах): новый город с новыми людьми. И, может быть, это романтизм, но меня увлекло. И вот я опять ввязался. Понимаю, что меня ждут серьезные изменения в жизненном укладе прежде всего, и, видимо, в количестве свободного времени, в мобильности, в способности распоряжаться собой. Но все ради вот такой амбициозной задачи.

Да, конечно. Мы знакомы с 2005 года. Я тогда был статс-секретарем, он был главой администрации президента, и мы достаточно регулярно пересекались по поводу законопроектной работы, в том числе по достаточно острым дискуссиям, по темам тогдашнего времени, связанным с различными реформами. И поскольку он пытался лично в это вникать, в детали, то у нас была возможность общаться и познакомиться друг с другом.

То есть уровень доверия к нему высокий?

Конечно. Для меня важно понимание человека, с которым я буду работать, которому я буду подчиняться, это абсолютно не насильственное решение. И для меня был важен персональный комфорт.

В "Тройке диалог", как мне показалось, к моему назначению, с одной стороны, отнеслись с радостью. Для компании важно, что из ее рядов рекрутируют чиновников на такие важные задачи. С другой стороны, мне показалось, с сожалением, поскольку я вел ряд бизнес-процессов, направлений в компании, и думаю, что сейчас моим коллегам придется искать мне замену, что, в общем, тоже как-то создаст им определенные временные сложности. Но надеюсь, что они реконфигурируются, и это не скажется никак отрицательно на бизнес-процессах в компании. Если говорить о моей личной вовлеченности, то, конечно, жанр госслужбы не предполагает продолжения участия в бизнес-процессах. Поэтому, конечно, я не буду вовлечен ни в какие сделки, и более того, я совсем скоро выйду из состава советов директоров, поскольку я перестаю быть независимым директором, в качестве которого я и участвовал в их работе.

О первоочередных задачах мы уже говорили несколько раньше, когда обсуждали прозрачность процедур и уяснение, где государству в лице правительства Москвы нужно быть, а где нет. Я опять же скажу банальности, но наше государство - я в данном случае говорю обобщенно, не разделяя на федеральный и региональный уровень, - очень неравномерно принимает участие в жизни общества: где-то его слишком много, где его присутствие не обязательно, а где-то оно слабое, где, наоборот, и граждане, и бизнес ожидают от него большего. Вот мне кажется, что такая идеологема, она должна стоять во главе всех действий. Государство должно больше присутствовать в области регулирования, связанного с добросовестной конкуренцией, (это не имеет отношения к правительству, но к государству имеет отношение) и с судебной защитой. И государство должно принимать меньшее участие в бизнесе, там где возможно оказание услуг на возмездной основе, где есть конкуренция за потребителя. А государство ведет себя очень часто как слон в посудной лавке, расталкивая всех вокруг, оказывая услуги плохого качества, пытаясь доказать, что это исключительно компетенция государства, хотя во всем мире научились это делать без государства с большим удовлетворением от конечных пользователей. Поэтому вот еще раз прошу прощения за банальность, но посмотреть с этой точки зрения и честно сказать: мы не умеем и не будем больше этого делать, - мне кажется, это очень важно. И если мы найдем какие-то такие сферы, куда можно и нужно будет не вмешиваться, это будет очень большая заслуга. Я думаю, что не сделать что-то не менее важно, чем сделать что-то.

Андрей Владимирович, какие первые пять шагов Вы планируете сделать в своём новом статусе, И да, примите поздравления!

Не знаю, пять получилось или меньше, но основные идеи я сказал. И еще, конечно, понимая, насколько огромное государство под названием Москва, что сейчас делать какие-то заявления, не осознавая до конца процессов, не обладая знанием статистической базы, какими-то дополнительными вопросами, не общаясь непосредственно с субъектами государственной и хозяйственной деятельности, было бы слишком непрофессионально. Очень часто ситуация оказывается на поверку сложнее, чем она выглядит на первый взгляд. И одно дело, когда ты делаешь выводы, являясь пользователем тех или иных услуг, наблюдателем тех или иных процессов, и другое дело, когда ты должен управлять, отвечать, организовывать, финансировать эти процессы - здесь все может быть сложнее или намного сложнее. Поэтому я бы поостерегся сейчас делать какие-то бравурные заявления, выводы и так далее.

Эту реплику поддерживают: Алексей Воеводин

Как было сказано выше, город ежегодно экспортирует товаров на 10 миллиардов долларов и импортирует более чем на 40 миллиардов долларов. Не хотите ли Вы сделать во всяком случае поровну, не говоря уж о том, чтобы наоборот?

Я в такой ситуации всегда анекдот вспоминаю, когда к прапорщику обращаются и говорят: "Прапорщик, остановите поезд", и он говорит: "Хорошо. Поезд, стой, раз-два". Я думаю, что это ровно та же самая ситуация. Ведь это не город продает, это продают хозяйствующие субъекты, работающие на территории города или экспортирующие с территории города. Значит, они не могут продавать или не покупают, или не производят в таком объеме. С другой стороны, если импортируют на 40 миллиардов, это значит, что есть спрос на эти товары в таком количестве. Кстати, я бы считал, что здесь есть такой еще один контекст, что очень часто это делается в интересах всей России - и экспорт, и импорт с территории Москвы. 

И вот тут вопрос: является ли Москва самым подходящим местом для этого? Сомневаюсь. Наверное, это связано с тем, что в Москве эта инфраструктура лучше, чем в ряде других городов. Думаю, что развитие логистических проектов далеко от Москвы, на заметном удалении от Москвы, приведет к тому, что часть вот таких логистических и производственных проектов не будет затрагивать мегаполис к взаимному удовольствию и жителей, и производителей, и экспортеров, и импортеров, которые перестанут мешать друг другу.

Коррупция в Москве не столько проблема личной неподкупности, сколько отлаженная экономическая система. Готовы ли вы предложить конкретные меры экономического противодействия коррупции? Если да, то когда?

Опять скажу, Андрей, во-первых, я исхожу вот из этой парадигмы, что 90 процентов людей, скорее, не хорошие, не плохие, а они такие, какими им позволяет быть среда. И конечно же, эти процессы, о которых вы говорите, — это порождение системы. Даже самые честные люди, когда у них нет ограничений, рамок, ответственности, превращаются в драконов, как в восточной сказке, когда у них нет противодействия. Когда им не надо отчитываться, когда они могут не декларировать, не докладывать, не объяснять, они перестают это делать, даже если они начинали все с самыми хорошими намерениями. Поэтому ситуация банальна, и надо создавать систему, которая будет заставлять людей объяснять свои действия, всем, «опрозрачивать» их и так далее. Поэтому, конечно, это вопрос системы. Готов ли я сейчас сказать, как она будет выглядеть, - конечно, не готов. Но то, что такую систему можно и нужно создавать - абсолютно уверен. Будет ли она работать? Ну, если будет политическая воля, по крайней мере, думаю, что процессы будут меняться.

Эту реплику поддерживают: Алексей Воеводин

Можно ли снизить коррупционную составляющую в стоимости жилья в Москве (по оценкам 20-30%). Когда и на сколько?

Это ровно тот же вопрос. Если у вас непрозрачные конкурсы по инвест-контрактам, если вы заталкиваете инвестору безразмерные обязательства перед городом, если они несопоставимы, если вы их не монетизируете, а делаете это в виде «борзых щенков», берете натурой, один и тот же квадратный метр, который город может забирать себе с объекта, стоит совершенно по-разному даже в двух соседних домах, я не говорю уже о разных районах, разных типах строений, - то, конечно, это всегда будет порождать непрозрачность. Идея - опять же говорю банальности, но это правда - монетизировать все отношения между бизнесом и городом, сделать их стандартными, прозрачными и дорогими (что тоже важно). Все это будет снижать нездоровый ажиотаж, который возникает из-за непрозрачности, недоговоренностей, полунамеков и так далее.

Нужно работать более прозрачно... а есть ли у вас рецепт, как это должно работать? Публикации в прессе? Они есть — "Ведомости" например очень любят публиковать результаты государственных тендеров со списком закупок на миллиарды. Но при этом все это выглядит развлекательным чтивом — хоть кто-то был за эти махинации наказан? 

Ксения Чудинова Комментарий удален

Механизмы существуют. Это понятные процедуры, которые максимально сокращают исходные, персональные запросы чиновника. А дальше люди, принимающие решения, должны уметь объяснять его тем, кто хочет понять, почему то или иное решение, (особенно, если оно дорогое) было принято. Сказать вам конкретный рецепт из серии «должен быть специальный комитет по расследованию…», я сейчас, к сожалению, не могу.

Московские больницы, за редким исключением, в ужасном состоянии, а деньги на их содержание выделялись колоссальные. Несостоятельность системы закупок лекарственных средств и оборудования для них на электронных торгах в том виде, котором она существует сейчас - очевидна. Есть ли у вас предложения по исправлению этой ситуации?

Опять буду говорить лозунгами, к сожалению, потому что не могу сказать, что знаю ситуацию в московских больницах. Здесь есть два уровня решения вопроса. Первый уровень - это, конечно, «опрозрачивание» закупок. И мэр уже недавно говорил о вопиющих фактах, когда закупки происходят с завышением цен по сравнению с рынком, на рынке гораздо дешевле, чем это покупается городом в огромных количествах, что должно давать эффект масштаба и снижать эти цены. Поэтому первый уровень - это, конечно, решение проблем этих центров. Второй уровень - это вообще экономика социальной сферы, экономика социальной инфраструктуры.

Российская структура здравоохранения одна из самых обширных в мире. То есть количество квадратных метров с медицинским оборудованием и врачами на душу населения у нас выглядит фантастически. Но это убогие метры с точки зрения их качестве и насыщенности медицинской аппаратурой. И эти метры нужно финансировать. Кстати, всегда, когда разрезают ленточки наши политики, открывая школу, поликлинику и так далее, нужно понимать, что обратной стороной медали является одномоментное повышение расходов. То есть вы сразу получаете в бюджете огромную расходную статью на содержание этой инфраструктуры. Это, например, касается вопросов малых школ. Я знаю, что во многих субъектах федерации лидеры любят открывать хорошие, современные школы в маленьких отдаленных деревнях. Как это не неприятно звучит, это тупиковый путь. Нельзя этого делать. Если мы хотим детей учить, а не имитировать, что у нас есть хорошие школы, то деньги надо тратить на одну школу и на несколько автобусов, а не на несколько школ, в которые потом невозможно найти учителей. Я думаю, что и в Москве в некотором смысле такая же ситуация, может быть, что квадратных метров больше, чем нужно, а качество и пропускная способность их существенно меньше.

Давно пытаются уйти от двухканальной системы финансирования. Вы знаете, что наши учреждения здравоохранения финансируются, во-первых, из бюджета - квадратные метры, так и из страховой системы по принципу «деньги следуют за человеком». И противоречие состоит в том, что вторая система - «деньги следуют за человеком» - призвана направлять денежные потоки туда, куда хочет интересант, клиент, он верит этой поликлинике, он верит этой больнице, он идет туда, и деньги идут за ним. Но первый канал нивелирует это, и вы можете не иметь клиентов, но вы все равно получите деньги на содержание, на зарплату, даже если вы плохой врач, если вы руководите плохой поликлиникой, и к вам не хотят идти клиенты. Вот опять же, к сожалению, банальные общие рассуждения, но думаю, что Москва сталкивается с этим тоже.

Вы говорите, что лучше не открывать новые госучерждения, но как это возможно, если у нас, например, огромный дефицит тех же детских садов?

Да, это правда. Опять же я не специалист в этом вопросе, и не буду с умным видом давать какие-то рекомендации, но я знаю про опыт Перми. Упрощенно говоря, команда губернатора Перми посчитала, сколько региональный бюджет тратит на дошкольные учреждения, и они решили все эти деньги раздать родителям. И это привело к буму частных детских садов. Это опять та же самая ситуация. Вы смотрите на ситуацию либо с точки зрения продавца услуг, либо с точки зрения покупателя услуг. Мы традиционно (да, мы так воспитаны) считаем, что нужно построить стены, нанять персонал, открыть детский сад и потом распределять путевки туда среди родителей. А можно и с другого конца посмотреть. Можно этим же родителям дать некоторую субсидию, и тогда они на рынке сами найдут себе достойное предложение — и по качеству, и по деньгам… Да, здесь много "но", тем не менее, эта модель работает. И как оказалось, в России тоже. А роль государства здесь - быть гарантом, регулятором, влияющим на качество этих услуг. Ну, с точки зрения надзора, например. Вот где функция государства - не построить этот детский сад, что мы очень часто делаем, а дать возможность частникам это построить, но быть на страже и защищать интересы потребителей через санэпиднадзор, через надзор со стороны органов образования и так далее. Возможен и такой вариант. Я опять же не специалист и не могу говорить на 100 процентов, но мне кажется, что очень часто эти вопросы отдаются на откуп специалистам, которые делают это так, как это делали 80, а может быть, и 100 лет.

Спасибо, С наступающими праздниками, хорошего отдыха перед большой РАБОТОЙ! Вы уж постарайтесь  с этим разобраться, а то стыдно просто.

В каком западно-европейском, северо-американском, или еще каком-нибудь городке случалось Вам пожить с удовольствием недельку-другую?

В моей карьере не было периодов, когда я жил очень долго в каком-то одном городе и работал. Ну, может быть, до месяца было. И тем не менее могу сказать, что приятных мне городов очень и очень много. Правда, это скорее, не мегаполисы, а небольшие городки, в которых комфортно жить. А так как здесь, насколько я понимаю, мы ведем речь о мегаполисе, то мне кажется, что тот же Нью-Йорк достаточно удобен для житья. Кстати, недавно я столкнулся с цифрой (не могу стопроцентно гарантировать ее точность), которая меня шокировала: на Манхеттене примерно 70 процентов жителей не имеют личных автомобилей. Люди пользуются системой общественного транспорта.

Я разговаривал со специалистами из Дании, которые занимаются проектированием городов, и они, например, рекомендуют многим, том числе мегаполисам, не расширять улицы и увеличивать количество стоянок, а сужать улицы и запрещать туда въезд не общественного транспорта. Это не укладывается в нашу традиционную парадигму, но показывает, что возможна другая ситуация с городским транспортом... Города не могут себе позволить бесконечно расширять дороги. Идти только по пути капитальных затрат - это слишком дорогой вариант. Видимо, проблема должна решаться путем развития общественного транспорта, превращения его в интересную альтернативу, если хотите, престижную альтернативу, а иногда и единственно возможный способ добраться. Такой вариант тоже возможен. Поэтому надо набирать много  зарубежного опыта, надо быть открытым для него, надо быть готовым к нестандартным решениям, надо говорить с жителями, надо говорить с пользователями, объясняя, в том числе, и непопулярные, на первый взгляд, решения, но которые по карману и которые можно сделать быстро. Наверное, кому-то придется чем-то пожертвовать.

Эту реплику поддерживают: Алексей Воеводин

Переработка мусора

Свалки вокруг Москвы скоро захлебнутся.  Не пора ли увеличить долю перерабатываемых отходов или хотя бы процент их сжигания? Странная ситуация сложилась - обладатели технологий, международные компании, заинтересованы, инвесторы заинтересованы...   а те, кому нужнее всего, то есть город, нет. 

Я не могу сказать, что близко знаю эту ситуацию в городе. Работая в банке, мы сталкивались и даже занимались коммерческими проектами по созданию мусороперерабатывающих мощностей. Вообще, насколько я знаком с этой ситуацией (а я противник мусоросжигания), Россия может идти по пути мусоропереработки. Существуют технологии, которые позволяют перерабатывать от 70 до 90 процентов мусора, используя вторично то, что получается в результате его переработки: и газ, и инертные материалы, и что-то вроде гумуса. Все это существует. И думаю, что это опять как посмотреть на эту ситуацию. Можно посмотреть на это как на бремя, которое сжигает значительную часть городского бюджета, а можно смотреть как на выгодный бизнес. Во всем мире на мусоре зарабатывают деньги. И у нас зарабатывают, просто у нас не принято говорить на эту тему. Поэтому думаю, что это вполне актуальная и красивая задача, которую можно решить, совместив интересы города, жителей и бизнеса.

Эту реплику поддерживают: Рубен Аганбегян

когда милиционера в Москве начнут уважать ее жители?

и это перестанет быть разновидностью предпринимательства...

Мне кажется, что я уже выше ответил на вопросы про коррупцию. Просто еще раз повторю, что эта история про 90 процентов людей, абсолютно применима к милиционерам. Они такие, какими мы им позволяем быть. И если они не имеют каналов обратной связи с точки зрения того, что их благополучие связано с моим, с вашим благополучием, а имеют каналы обратной связи, только связанные непосредственно с начальником, у которой тоже нет обратной связи с нашим благополучием, мы не сможем ничего добиться. Потому что здесь должны действовать нормальные стимулы. Нужно их создавать.

Как Вы относитесь к идее объединения Москвы и Московской обл. в один субъект? И не стоит ли, на Ваш взгляд, в принципе отказаться от, мягко говоря, крайне неудачной идеи Москва-сити в том виде и  месте в котором эта затея исполняется? Ведь все-равно не получится за разумные деньги разрулить транспортный коллапс, который там неизбежен.

Не считаю себя вправе высказывать суждения, что делать с Москва-Сити. Он уже существует, и я не думаю, что надо будет разрушать то, что там построено. Очевидно, что если транспортные потоки не просчитаны, то, наверное, самое разумное - ограничить или прекратить новое строительство в том районе и посмотреть, как может решаться там проблема. Но это - советы наблюдателя.

Что касается объединения Москвы и Московской области, то мне кажется, что речь, скорее, должна идти о координации усилий по транспортным потокам, потокам рабочей силы, транспортным перевозкам и так далее. Если это возможно делать без объединения, наверное, и не стоит заморачиваться. Я верю, что такие вещи может координировать как государство, так и между собой заинтересованные стороны могут договариваться об организации этих вопросов. Так что проблему я вижу, она острая. Но означает ли это, что единственный путь решения - объединение? Не знаю.

про лоббизм

Андрей Владимирович, каковы, на Ваш взгляд, перспективы перевода лоббизма в России на цивилизованные рельсы, в том числе - в формате приняти соответствующих нормативных актов? Есть ли идеи построить в Москве как в отдельно взятом месте спецпроект по формализованному лоббизму (например, в рамках проекта МФЦ)? Спасибо

Не думаю, что в Москве можно отдельно построить эту историю. Но то, что она нужна, и ей надо заниматься, это факт. Эта ситуация из серии «у нас секса нет» - у нас лоббизма нет. Хотя вопросы решаются. Поэтому, конечно, нужно лоббизм «заводить» в законные рамки. Кстати, эта тема время от времени обсуждается, и активно ее обсуждают иностранные компании, которые привыкли работать в такой среде. Лоббировать интересы нужно, без этого невозможно, но должны быть общие правила, границы этого лоббирования и специально обученные люди, которые этим занимаются в законных формах, представители в парламентах, представители политических партий. Так что отвечу так: вопрос надо решать, но это не московский вопрос, а очевидно — федерального законодательства. И коли мы пытаемся как-то создать развитую политическую систему, то и этот элемент политической системы абсолютно должен быть.

Поздравляю

Поскольку видел Вас и слышал - Ваше назначение радует. Москва стала мертвым пространством, может быть, Вы и спасете.

Город стал тяжелым для жизни. А жить за городом невозможно из-за пробок. И таких диалектических пар много.

А что, если оставить внутри бульварного (хотя бы) кольца только общественный транспорт + скорая помощь и милиция?

Спасибо, Максим. Мы уже об этом говорили. Мне кажется, что все-таки двигаться в направлении бесконечного расширения пропускных транспортных возможностей и объема парковок в центре города невозможно. То есть это как минимум дорогая задача, и в какой-то среднесрочной перспективе решить ее полностью невозможно. Поэтому то, о чем вы говорите, Максим, думаю, является реальной историей, особенно в краткосрочной перспективе. Но все города, даже существенно более богатые и гораздо более умно спроектированные, чем Москва, занимаются ограничением въезда, выделением специальных полос под общественный транспорт, повышением его престижа... Высокооплачиваемые банкиры, очень высокооплачиваемые банкиры в Лондоне очень часто ездят на метро, на "даблдеккерах", на автобусах, и никто не считает это потерей статуса. Это просто удобно. Я, например, тоже с удовольствием пользуюсь метро в течение дня, когда невозможно быстро, а самое главное, предсказуемо, за 10 минут или за 1 час 10 минут, доехать из одной точки в другую. И, тем более, в аэропорт. Мне кажется, что сейчас общественный транспорт в Москве, включая метро и электрички, гораздо более надежный, чем автомобиль. Поэтому, согласен с вами, ограничения для въезда и развитие и продвижение общественного транспорта, - по-моему, безальтернативный вариант.

Эту реплику поддерживают: Алексей Воеводин

Поздравляю!

Андрей, поздравляю! Желаю успеха и реальных прорывов и свершений! Москве они очень нужны! Из-за пробок и огромных размеров мегаполиса люди все меньше общаются вживую, все больше по телефону и интернету. Поэтому вопрос - будет ли у правительства Москвы какая-то специфика в отношении телекоммуникационного бизнеса?

Андрей Шаронов Комментарий удален

Уважаемый Андрей!

Какие шаги Вы собираетесь предпринять для того, чтобы конфликт между так называемыми "коренными" Москвичами или теми, кто себя к таковым причисляет, и "приезжими" не разгорелся до угрожающих размеров?

Эту реплику поддерживают: Алексей Воеводин

Какие  Вас есть мысли по восстановлению исторических зданий в Москве?

Что вы думаете о выводе кольцевой железной дороги  и возможностях использования этих площадей в интересах города?

Cпасибо.

Эту реплику поддерживают: Алексей Воеводин

Поздравляю. Хорошее место, но не знаю как будет работать новое Московское правительство. Для себя считаю , если снизит тарифы на ЖКХ раз в 5 , то это эффективное правительство. В противном случае ничем не отличается от предыдущего. Удачи и с надеждой на исполнение.

НОВЫЙ ГОРОД С НОВЫМИ ЛЮДЬМИ?

Не соглашусь с вышесказанным ...  с назначением на такую должность поздравить сложно... Я думаю можно поздравить с однозначно высказанным  доверием со стороны высшего руководства страны. Нужно отметить, что это разумное кадровое решение: на сложную операцию (в самое пекло) направили высококвалифицированного боевого командира. Следует ли поздравлять самого командира с таким назначением,  - думаю Ваши близкие уже высказались на эту тему)

Однако .. запал в душу слоган, произнесенный Мэром и Вами озвученный., попробую высказать ряд соображений на эту тему в блоге.

С уважением,

Максим  

Андрей Владимирович, поздравляю Вас с назначением. Вот уже которую зиму всю Москву зимой заливают реагентами. Если бы был конкурс на самый грязный город мира зимой, я думаю, Москва легко выиграла бы его. Логика использования реагентов вообще непонятна, иногда поливают при сильно плюсовой температуре и при сухой погоде. В то же время, стоит норме осадков чуть вырасти - и все равно на дорогах наступает коллапс. Безопасность политых дорог под большим вопросом - реагент настолько загрязняет фары, что они перестают светить, лобовое стекло полупрозрачно, часто бывает вообще ничего не видно. Предполагаю, что "леча" одну проблему - создают другую, не менее тяжелую. Создается впечатление, что реагент вообще расходуется в количествах и временных моментах не "с целью регулирования ситуации", а с "целью выборки бюджетов". Я был бы благодарен, если бы эта проблема хоть как-то начала звучать и решаться.