Откуда вырос скандал с детским домом в Павловске

Фотография мальчика Ильи, истощенного инвалида на больничной кровати, была опубликована на «Снобе» в понедельник — Сергей Тимофеев запостил ее вместе с письмом своей дочери Марии Пылькиной. За сутки она облетела все социальные сети и стала главной темой. Мы попросили Марию рассказать, что происходит

Фото: Thomas Dworzak/Magnum Photos/Agency.Photographer.ru
Фото: Thomas Dworzak/Magnum Photos/Agency.Photographer.ru
+T -
Поделиться:

В письме отцу Мария Пылькина сообщала, что работает волонтером в детской больнице в Питере, куда попадают отказники из разных детских домов и интернатов. Среди всех детских домов есть один, самый проблемный — №4 в Павловске, откуда дети всегда приезжают в больницу недокормленные, но довольно быстро поправляются, как только волонтеры начинают их кормить и ухаживать за ними. Проблема не только в диагнозе, писала Мария Пылькина.

За сутки «письмо дочери» стало главной темой блогосферы. Подключилась пресса: в «Деловом Петербурге» было опубликовано другое письмо — Марии Карабановой, матери, которая вместе со своим ребенком лежала в той же больнице и увидела там Илью. А со «Сноба» Сергей Тимофеев и его дочь решили убрать первоначальный текст, заменив его ссылкой на публикацию в «Деловом Петербурге». Правда, письмо к тому моменту было уже десятки раз повторено в блогах и оказалось в топе.

Мальчика тем временем выписали обратно в интернат, и появилось сообщение о том, что он пропал. «Был ли мальчик?» — вполне понятный вопрос, который задавали друг другу и блогеры в ЖЖ, и участники дискуссии на «Снобе». Мы с Марией Пылькиной постарались восстановить картину происходящего.

Да, мальчик Илья существует — Мария неоднократно видела его в больнице. Состояние Ильи немного улучшилось, пока он находился у врачей, а сейчас его выписали обратно в дом-интернат. С этим заведением у волонтеров давняя война. Павловский дом всегда поставляет в больницу особенно истощенных детей. Волонтеры имеют возможность сравнивать, но никак не могут повлиять на ситуацию: дом-интернат — «режимное предприятие», на котором все зависит от воли директора.

В октябре произошло обострение. В прессе появилось загадочное письмо воспитанников, которые сообщали, что с ними плохо обходятся. Начались проверки, которые не выявляли серьезных нарушений, но для всех внешних людей, включая волонтеров и журналистов, директор дома-интерната Галина Племянникова закрыла доступ, объявив карантин по ветрянке. У волонтеров есть свое объяснение происходящего: с января этого года действует новый закон об опеке, по которому директор детского дома отвечает за все, что в нем происходит, и поэтому Племянникова решила, что проще совсем никого не пускать, чем рисковать своей головой.

А тут в больнице появляется мальчик Илья — тот самый, с фотографии. Это стало последней каплей, говорит Мария Пылькина.

Агентству «БалтИнфо» директор прокомментировала ситуацию так: «У нас крайне тяжелые дети. Такие дети вообще должны лежать в больнице, но у нас почти весь персонал — медики. Мы следим за здоровьем ребят, но сотворить чудо не можем. Они все с врожденной патологией, не могут набрать вес, взрослые дети могут до сих пор вмещаться в кроватку годовалого малыша. Мы отвозим их в больницу полечиться, как только им становится лучше, забираем обратно».

Читайте также

Комментировать Всего 278 комментариев

Мы с подругами по возможности приходим поухаживать за отказниками в детской больнице и видели много печального. Печально, когда ребенок рождается больным, горько, когда родители бросают такого ребенка. Но когда его состояние усугубляется еще и действиями сотрудников детдома, это омерзительно. Осмотревшись в больнице и научившись обращаться с тяжелобольными детьми — как брать их на руки, как кормить, — мы обратили внимание, что при одинаково тяжелых диагнозах дети, поступающие из разных учреждений, выглядят по-разному. Точнее — из всех одинаково, а вот из Павловска тяжелые дети — с ДЦП, церебральной кахексией и т. п. — поступали в больницу в таком состоянии, что волосы вставали дыбом. Я клянусь, в жизни то, что вы видели на этой всем уже известной фотографии, выглядит в три раза страшнее.

Павловский детский дом-интернат №4 для детей с отклонениями в умственном развитии — самый большой в России и самый перенаселенный: более 550 детей. В нем четыре корпуса, и дети размещены в них согласно тяжести их состояния. Ужас там был всегда. В 1995 году, когда туда пришли первые волонтеры из организации «Перспективы», в самом «тяжелом» четвертом корпусе «Милосердие» умирало по 50-60 детей в год из 150 (эти цифры есть в архивах). При волонтерском уходе смертность снизилась в 10 раз — не потому, что сильно улучшились условия, просто у детей появился смысл жизни, они кому-то понадобились. С ними стали гулять, играть, да им просто улыбались наконец.

По мере того, как детей ставили на ноги, их переводили в другие корпуса, и для того, чтобы помогать им и дальше, были созданы «Подорожник» и «Шаг навстречу». Все это через постоянные трения с администрацией, но кое-как тянулось до прошлого года. А потом вышел закон об опеке, который максимально ужесточил личную ответственность директоров детских домов за все, что в них происходит. И, надо полагать, директор Павловского дома-интерната решила: пусть тогда не будет никаких свидетелей. Волонтерам объявили войну. Не пускали на территорию, не давали работать, не продлевали контракты. Вместе с волонтерами, кстати, из дома-интерната полностью вытеснили и церковь.

По словам волонтеров из Павловска, в детском доме нет мест для игр. С детьми мало гуляют, их не лечат, не оперируют, не снижают степень инвалидности, а родителей по правилам пускают два раза в месяц.

Нельзя сказать, что родители бросили детей на произвол судьбы — у многих действительно очень тяжелая жизнь. Многие стараются навещать детей, когда те попадают в больницу, и ухаживать за ними. Часть проверок дома-интерната, насколько я знаю, была проведена и по заявлениям родителей, но в них всегда речь идет только о еде, а доказать недокорм практически невозможно. Родители могут бояться — например, что их возмущение скажется на ребенке. А общество еще склонно осуждать их — и за то, что родили такого ребенка, и за то, что отдали в интернат.

Наталья Конрадова Комментарий удален

Публикации о детском доме-интернате в Павловске

Конфликт . Волонтеры много лет работали в детском доме-интернате в Павловске, выстраивая отношения с его директором. Затем директор сменилась, и отношения испортились. О том, каковы аргументы сторон, была подробная публикация в июле 2010 года на правовом портале «Кадис». Представители волонтерских организаций рассказывают, что у нового директора Галины Племянниковой нет идеи партнерских отношений с волонтерами и экспертами: «Были сказаны роковые слова о том, что наше присутствие делает ситуацию в доме неуправляемой».

Письмо. В октябре 2010 зрослые воспитанники детского дома-интерната N4 написали открытое письмо президенту Медведеву, в котором жаловались на условия и на работников дома-интерната: «Когда мы хотим сходить в магазин с воспитателем, пишем заявление – что мы хотим себе купить. Это заявление рассматривается администрацией. Покупка личных вещей запрещается. Паспорта и деньги нам на руки не выдают. В город самостоятельно не выходим»

Проверки После открытого письма начались проверки – в павловский дом-интернат приходили чиновники и журналисты. Директор дома Галина Племянникова объявила карантин по ветрянке, поэтому увидеть все, что происходит внутри, было невозможно. По результатам проверок было решено, что дети находятся в удовлетворительных условиях, а письмо с жалобой – дело рук волонтеров, которые почему-то решили сделать гадость директору детского дома.

Диалог В ноябре прошла встреча Комитета по социальной политике Санкт-Петербурга с представителями волонтеров, которые работают в закрытых детских домах-интернатах. «Реабилитация не может происходить за забором, молодые люди должны иметь возможность свободно взаимодействовать с людьми из внешнего мира», считают волонтеры.

Конец связи Опубликованы фотографии мальчика Ильи из детского дома-интерната N4, волонтеры и правозащитники комментируют ситуацию и ищут мальчика.

Сейчас самый главный вопрос – как помочь Илье и другим детям из детского дома-интерната в Павловске. В интервью http://svpressa.ru/society/article/37284/  «Свободной прессе» питерский омбудсмен прямо сказал, что когда дети попадают из больницы обратно в интернат, найти их невозможно. Пока директор интерната настроена по отношению к волонтерам воинственно, попасть внутрь невозможно. На что пойдут деньги, которые можно было бы собрать, никто и никогда не узнает – если только директор сама не захочет рассказать об этом общественности. А директор не захочет – слишком высока ее ответственность при очень маленьких возможностях. Получается, чтобы решить проблему конкретного мальчика Ильи, нужно ломать систему закрытых детских домов-интернатов и создавать принципиально новую систему, при которой общественные организации и волонтеры смогли бы участвовать в судьбе детей.

Но есть и два действия, которые можно совершить уже сейчас: организовать независимую медицинскую экспертизу и подать иск к директору детского дома-интерната, которая, по закону, является опекуном всех содержащихся в нем детей. Подробности того, как это организовать, я в ближайшее время выясню у Андрея Домбровского - директора волонтерской организации "Подорожник", которая много лет работает с этим детским домом-интернатом.

Павел Астахов попросил питерского омбудсмена разобраться с ситуацией. Проблема только в том, что он уже не однажды разбирался, и все без толку.

А можно передать дело туда , где неПРОСЯТ, а ВЫДАЮТ ПОСТАНОВЛЕНИЕ.

Или менты ( будущие полицейские) и приставы ходят только в зажиточные конторы??? Тогда пора , как в Техасе создавать свои отряды защиты. Правда это приведет к появлению своего "шварцнИгера" и "Туки Уильямса"

пищевая цепочка - только и всего. 

свяжитесь с Сергеем Кондрашовым. Он же на сайте.
что за чушь? Тут полно юристов. нельзя объявить? Не сами так помощников своих дадут.

Помню ведь, Тимофеев обещал что может сына подключить.

Нужны специальные юристы, которые специализируются на отказниках и детских домах. И это не проблема, разумеется - просто не так скоро дело делается.

Эту реплику поддерживают: Сергей Кондрашов

Это правда! Данная проблематика мне не особо знакома. Но со мной можно связаться по более общим вопросам, связанным с этим случаем.

Сергей, пожалуйста, расскажите все, что относится к этому случаю. Например, кто и как может организовать медицинскую экспертизу?

Я не специалист в этой сфере, поэтому могу допустить неточности, но мне ситуация видится так:

1) Есть организации (в том числе в СПб) имеющие лицензию на проведение "судебно-медицинской экспертизы и обследования потерпевших, обвиняемых и других лиц;". Конкретные адреса давать нет смысла по этическим соображениям. Их легко можно найти через поисковик, набрав "независимая медицинская экспертиза санкт-петербург". В случае сомнений можно посоветоваться с юристом (со мной, к примеру).

2) Проблема в том, что у общественности нет прав, позволяющих принудить руководство интерната к такой экспертизе. В любом случае для этого необходимо решение судебных, либо следственных органов. Поэтому все, что нам остается - требовать возбуждения уголовного дела по ст. 118 УК РФ (имея в виду, что это не дело против руководства интерната, а расследование фактических обстоятельств, вызвавших подозрение, что здоровью ребенка КЕМ-ТО мог быть нанесен тяжкий ущерб по неосторожности!!!). Надо подать заявление в прокуратуру с изложением фактов, с приложением фотографий и просьбой провести судебно-медицинскую экспертизу ребенка и дать заключение о наличии оснований для возбуждения дела. Одновременно "прессовать" Астахова, прессу, Матвиенку, Медведева и т.д. письмами, с целью создания атмосферы, в которой прокуратуре будет невыгодно закрывать расследование по формальным поводам.

Эту реплику поддерживают: Мария Ваняшина

Вот! Спасибо большое. Я думаю, волонтеры так и сделают, а мы будем создавать правильные шумовые эффекты.

Эту реплику поддерживают: Сергей Кондрашов

"чтобы решить проблему конкретного мальчика Ильи, нужно ломать систему закрытых детских домов-интернатов и создавать принципиально новую систему" - открытую.

Не устану повторять, что только прозрачность (= общественный контроль со стороны волонтеров, организаций и просто неравнодушных людей) всех госучреждений сможет устранить (или снять) основные проблемы бюджетного сектора.

Я не призываю поставить камеры наблюдения и транслировать всё в интернет, но доступ ко всем документам и описаниям процедур необходимо организовать в обязательном порядке.

Главное - сломать сложившийся стереотип. Директор интерната, равно как и любой другой чиновник, не столько руководит своими подчиненными, сколько отчитывается перед обществом о результатах проделанной им работы. Отсутствие отчета нужно уравнять с отсутствием результатов и предпринимать соответствующие действия.

Мы будем следить за ситуацией, чтобы хоть как-то помочь.

Спасибо Марии и редакции за активную позицию и за беспрецендентность действий.

Эту реплику поддерживают: Мария Ваняшина, Сергей Кондрашов

Ольга, спасибо. Я совершенно с Вами согласна. Но пока не понимаю, какими конкретными действиями можно сломать этот стереотип. Законодательными? Наверное, да, но и этого мало - по закону, например, детские дома не являются закрытыми учреждениями. Просто доступ в них определяется директором. Об этом в пишет Елена Ольшанская - у не большой опыт работы с отказниками. Просветительская деятельность? Дает эффект, но, кажется, в очень отдаленной перспективе.

Мне кажется, что достаточно один раз поймать директора на необоснованных действиях.

Она объявила карантин по ветрянке - как это соотносится с количеством заболевших? Где лечили заболевших детей? Какими препаратами? Это всё можно выяснить своими силами.

Кто-нибудь может отправить запрос в ГД? Скоро начнется предвыборная кампания, наверняка там найдется человек или группа людей, которые захотят занятся данным вопросом.

Я не утверждаю, что в этом интернате всё плохо. Вполне может стать, что это состояние - действительно результат заболевания. В ЖЖ несколько комментарием от специалистов, правда - анонимных, было.

Я о том, что любые действия всего персонала должны быть доступны в любой момент.

Если общество просто не понимает ситуации, ее нужно разъяснить, а не закрываться карантинами.

Потрясший меня комментарий читателя на сайте "Газеты":

"Мерзавцы. Все: в интернате, в больнице, в собесе, в министерствах. Я – мерзавец. И вы – тоже".

Эту реплику поддерживают: Евгения Кандиано, Игорь Подлевских

От таких вещей охватывает чувство беспомощности и отчаяния какого-то.

Евгения, а я надеялась, наоборот, на помощь. Сейчас ситуацию может повернуть только общество - то есть мы. Я довольно мало понимаю в юридических, медицинских и прочих вопросах, но очень хочу найти людей, которые понимают и объяснят нам. Вот, например, было бы здорово привлечь медиков, чтобы они рассказали, как на развитие и здоровье детей влияет обстановка детдома с 550 воспитанниками и одной нянечкой на 20 человек. А еще лучше - чтобы они были готовы произвести медицинскую экспертизу.

Эту реплику поддерживают: Мария Ваняшина

Наташа, Вы делаете то, что Вы можете и делаете это очень правильно. И это вызывает очень большое уважение и лично к Вам и к тем людям, которые откликнулись.

Это у меня такое личное субъективное чувство беспомощности возникает.

Спасибо, Женя. Никаких результатов пока нет, и надежд тоже не так много. И у меня тоже такое чувство, разумеется. Но я точно знаю, что от количества мыслей по этому поводу очень много зависит. Это я просто так неловко пыталась воззвать.

Natal'ya, dobrij den'!

Est' takoe issledovanie. Ego provela gruppa amerikancev+3 piterskix tovarishej v 3x domax rebenka. Tam ochen' chetko razrabotana programma vnedrenija opredelennix metodik po rabote s det'mi do 4x let. Ix proekt dlilsya 5 let. Ix rezultati opravdivajut vse trudi.

Ja lichno obshajus' s etoj komandoj. Nesmotrya na vse uspexi, est' opyat' zhe odin bolshoj zabor: najti tex direktovo, kotorie soglasyatsya vnedryat' eto metodiki. Delo dazhe ne v finansovom faktore, tam v osnomvom upor na "Teoriju Privyazannosti", t.e. skolko vremeni neobxodimo malishu provodit' s vospitatelem, kak chasto vospitateli dolzhni menyatsya (vopros so smenami "sutki -cherez troe") i t.d. i t.d.

Odnako, issledovanie i ego rezultati tak i ostajustay pilitsya na polkax bibliotek Zapadnoj Evropi i Ameriki. Nichego ne provedeno, nichego ne vnedreno, nichego ne izmenilos'.

Евгения, а до них по e-mail / телефону достучаться можно?

Федор, о, это конечно можно! я в постоянном контакте с американской командой. они очень мотивированны, совершенно искренне хотят изменить у нас систему. Прожив в Петербурге 5 лет, они в шоке не только от системы, но и от самих людей. что никто ничего не меняет не то что снаружи, но и изнутри (говоря о тех же директорах). вот про русскую часть команды не особо много знаю, но они точно находятся в Петербурге.

Евгения, доктор Святослав Довбня случайно не из их числа?

Мария, вот доктора Довбня там не было, насколько мне известно.Среди участников Петербургской части проекта были: Рифкат Мухамедрахимов (СПбГУ), Наталя Никифорова, Олег Пальмов (СПбГУ)

вот собственно и все. с американской стороны два профессора, которые и получили грант на проведение исследования. Грант был крупный, от американского исследовательского центра.В проекте участвовали 3 дома ребенка: номер 3, номер 12, номер 13.

А что за проект с доктором Святославом Довбня, не подскажете?

Очень похожий проект. Я, честно сказать, была уверена, что это они. Святослав Довбня (невролог), Татьяна Морозова (клинический психолог) и еще один человек (не знаю по имени) из СПбГУ. Есть их координаты - я могу выяснить подробно. Они тоже вовлечены в наши события, давали комментарии на пресс-конференции, посвященной проблеме интернатов вообще и павловского в частности. Вот кусок из их текста о нарушении привязанности: "

Один из наших недавних проектов - мы решили посмотреть, что происходит с физическим развитием ребенка, у которого появляется возможность установить близкие отношения. Мы в волонтерских проектах пытаемся, чтобы волонтер не занимался всеми детьми сразу. Задача волонтера – установление индивидуальных отношений  определенным ребенком.

И вот достаточно стандартная ситуация: ребенок, живущий в доме ребенка с диагнозом органическое поражение головного мозга и имеющий серьезные нарушения в развитии, в три года весит 7 кг, ходить не умеет,

Волонтер два раза в неделю, по крайней мере, приходит к этому ребенку. Через полгода после начала волонтерского сопровождения, ребенок, который стоял в весе последние полтора года, прибавляет три килограмма, начинает ходить и у него появляется речь. Мы надеемся, что этот малыш при переводе в детский дом, а сейчас он там уже, не войдет в 30-40% детей из домов ребенка, которые погибают в течение первого года после перехода. Мы надеемся, что он выживет. Это Нижегородская область. Другая ситуация - девочке полтора года, она практически не имеет собственных нарушений, но не прибавляет в весе - а это показатель тяжелого психического страдания, того, что на профессиональном языке называется тяжелое нарушение привязанности, проявляющееся в форме апатии и ухода в себя. Девочка, которая вначале программы помощи не реагирует ни на кого, как будто она слепоглухая, через несколько месяцев после того, как волонтер начал с ней работать, значительно прибавила в весе, начала ходить и говорить, и уже сейчас она в семье."

комментарий Андрея Домбровского

Важная информация от Андрея Домбровского, директора волонтерской организации "Подорожник", которая много лет работает с этим детским домом-интернатом:

"В чем острая потребность сейчас - это в профессиональной поддержке со стороны детских психиатров/психологов, которые не побоялись бы публично отстаивать позицию о том, что тяжесть состояния детей может быть обусловлена "просто" эмоциональной депривацией. Это явление, которое имеет медицинское название "госпитализм". Я сейчас пытаюсь "вытащить" из сети фильм Спитса (Rene Spitz), снятый в Америке в начале 40-х годов прошлого века. Он просто снимал поведение детей, которые находятся в больнице без родителей на протяжении длительного времени. Пока могу отправить комментарий к этому фильму, который на мой взгляд, показывает и то, насколько ситуация у нас сейчас напоминает ситуацию у "них" тогда, и объясняет, почему фотография, выложенная на сайте вызывает слово "фашизм". Изоляция детей, лишение их эмоционально значимых контактов опирается на взгляды евгеников.

Нам очень важно понимать (не только на уровне убеждений, но и на уровне рациональных фактов), что состояние здоровья ребенка - это результат любви (или не любви) к нему. Что это медицинский факт".

Фашизм, фашизм...и нечего стесняться! Задница пальцем не станет!

В общем все как всегда, куры покудахтали, зоотехники материал поснимали...все разошлись пить пиво. 

Впрочем и не ожидал ничего. Но попробовать снова - стоило. Чтобы золото намыть, столько песка и говна через руки пройдет...

Вы о чем? Мы только начали "пробовать". Сейчас нужны детские психологи, врачи, юристы и специалисты по отказникам - их мы и ищем, а параллельно ставим задачи.

Я о комментари и Домбровского. Он прав ФАШИЗМ.

Эту реплику поддерживают: Наталья Конрадова

Э-э-э, чего там сороковые годы в Америке! У нас в России на рубеже 19 и 20 веков (!!!) было проведено исследование в тогдашних приютах, где младенцев-подкидышей содержали кажется до трех лет. Смертность там была ужасающая (до 90 пр.), хотя условия содержания и кормления уже были вполне приличные и персонала хватало. И вот, тогдашние ученые хотели понять: отчего так выходит, ведь никто же никому зла не хочет? Ключ к проблеме вот в таком описанном ими же (учеными) нюансе: иногда нянькам, которые ухаживали за детьми, чем-то глянулся тот или иной младенчик. Ну просто так - улыбнулся им, напомнил кого-то или еще что. И тогда им хотелось, чтобы именно он выжил. Что они делали? Ни на какие развивающие программы или даже просто отдельное внимание этому младенчику у них не было ни времени, ни сил, ни ума. Но они решали проблему просто и передавали этот "секрет" от одной к другой: брали понравившегося младенчика и привязывали себе на спину платком. И так с ним и ходили, меняли пеленки лежащим в кроватках, кормили деток из рожка, мыли полы и т.д. Эти "заспинные" дети - ПОЧТИ СТОПРОЦЕНТНО выживали. И, достигнув трех (?) лет, отправлялись в сиротские приюты.

Эту реплику поддерживают: Мария Молина

Катерина, хочется спросить, что было дальше? Не хватило воли, мощностей или чего еще, чтобы превратить знание в действие? Впрочем, если это было до революции, то ответ примерно понятен.

Наташа, я просто не знаю, как Вы понимаете, оттуда все доходит в 21 век, как слабое эхо. Но знаю еще, что там была очень сильная система попечителей и благотворителей, которую все время, во всех инстанциях ругали за "показуху". А ученые часто действовали по принципу "я свое прокукарекал, а там хоть не рассветай".

Но написала-то я это почему? Это же работающая методика с двухвековым стажем. Бери детеныша и просто на руках укачивай, или на коляске по садику катай, или телевизор с ним вместе смотри, или картинки показывай. Ему лучше станет. Никакой специальной подготовки, никаких "индивидуальных планов реабилитации" Только одно - я хочу, чтобы он жил. Все.

Спасибо, Катерина, я поняла про методику. Проблема в том - говорят все эксперты и очевидцы, которых я успела к настоящему моменту опросить - что это беспрецедентно большой детский дом, особенно учитывая, что он для детей-инвалидов. Там содержится 550 человек, а штат недоукомплектован (по разным данным, от 40 до 150 сотрудников не хватает). То есть начинать надо с разрушения системы, при которой всех инвалидов свозят в одно место, чтобы было удобнее их там содержать.

Наташа, я, наверное, недостаточно революционерка :) Мне кажется, что разрушением системы надо ЗАКАНЧИВАТЬ, когда все остальное уже не канает. Сейчас есть этот конкретный, патологически огромный рассадник проблем и несчастий. Хорошо бы, конечно, поделить его на три. Но это ведь не завтра. В рассаднике не хватает сотрудников, чтобы всех этих тяжелых детей просто обиходить, не то, что с ними в ладушки по два часа играть. И есть люди, которые как раз готовы, хотят прийти и два часа поиграть с ними в ладушки - т.е. протранслировать им: "ситуация сложилась так, что в моей благополучной и обеспеченной жизни не хватает как раз тебя. И поэтому я здесь. Я хочу, чтобы ты жил." Так? Так с этого и надо начинать: пустить туда этих людей и позволить им это (а не какие-то там специальные программы, по поводу которых кто-то с кем-то безуспешно спорит) делать. Законодательно, конечно, позволить, прописав, конечно, ограничения.

Намедни вот, кстати, Илья Колмановский как раз про это на снобе писал - суть не в программах. И опыт неграмотных дореволюционных нянек это еще раз подтверждает...

Эту реплику поддерживают: Александра Штаерт, Федор Гнучев

Наверное, Вы правы - для начала можно не разрушать, а допустить в детский дом волонтеров. Но с этого вся история и началась: летом директор начала "прессинговать" их по самым разным идиотским поводам. D одном случае волонтер жарил картошку, что было "недопустимо", а в другом случае подопечный на уроке лепки из пластилина, который устроили волонтеры, слепил фаллос. Я это рассказываю не ради забавы, а чтобы была понятна суть претензий к волонтерам. Ну и закончилось все печально: никого туда не пускают, контракты не продлены.

Да, да, Наташа, я именно об этом! Чтобы где-то было прописано четко: волонтеров - пускать! И родителей - пускать! Если какой-то конкретный волонтер сделал что-то вредное для ребенка (это вполне может быть, хотя бы по незнанию) - его отстраняют, на время или навсегда. А на его место обязательно приходит другой. Потому что польза от "таскания за спиной" известна и измерима - жизнь или не жизнь. То, как существует сейчас мальчик Илья, назвать жизнью нельзя.

Ага. Значит, потихоньку складывается программа (я понимаю, что Вы против программ, но все, что мы тут надумаем, надо не расплескать).Разрешить волонтерам присутствие (точнее запретить запрещать - так?); установить лимит на, скажем, 30 детей-инвалидов в одном интернате; изымать детей из детдомов и интернатов при первом подозрении в плохом уходе - по аналогии с тем, как это делается с семьями.

Наташа, по первому пункту да-да, и еще не забыть родителей - они же зачастую не могут обеспечить (морально и материально) домашний уход такому тяжелому ребенку, но вполне готовы приходить к нему в интернат и проводить с ним время. Я - увы! - знаю  такие семьи.

 Лимит - об этом надо много знать, я некомпетентна, есть наверное какие-то оптимальные цифры, чтобы не множить сущности.

Последний пункт не очень понимаю - изымать и куда девать? В другой интернат? Но там же - лимит из предыдущего пункта!

Про лимит - это не с потолка, это результат консультации с Еленой Альшанской - я про нее тут где-то постила в комментариях. Ну конечно, точную цифру должны назвать эксперты. Но ведь понятно, что 550 - это ненормально?

Про "изымать" - не знаю. Да, в другой, наверное. В любом случае, это задача, а как ее выполнять - вопрос детальной проработки закона.

А вообще-то людей, которые готовы усыновить ребенка-инвалида, достаточно. Это еще один пункт, похоже.

Да, 550 - это, конечно, явно много.

Наташа, у меня вот какая возникла мысль: то, что этих детей чуть не раз в два месяца возят в больницу на "откорм" - это ведь не здраво как-то, правда? С другой стороны - куда "изымать"? С третьей стороны - какие бы они не были глубоко слабоумные, смена впечатлений им тоже нужна. Что, если эти три пункта объединить и сделать какие-нибудь типа реабилитационных центров для них, что ли? По одному на большой город? Где их время от времени и подлечат, и подкормят, и поиграют, и программу развития подкорректируют, и, может быть, усыновителя подберут? И туда же можно помещать ребенка на время в "сомнительных случаях", пока решается его судьба. Вы ведь понимаете, что просто перевезти такого ребенка из одного детдома в другой даже технически непросто? А? Посетить такое место для этих несчастников будет - вроде как для обычных людей в "дом отдыха" съездить...

Я тоже обратила внимание на эту странность - что их периодически отвозят в больницу. И реабилитационные центры - это здорово. Тут, правда, возникает вопрос, как организовать реабилитационный центр, если в сам детский дом даже нельзя попасть. Были истории, рассказывали питерские волонтеры, когда благотворительные организации покупали, скажем, билеты на какой-нибудь спектакль или мероприятие, а директор в последний момент не отпускала детей. С чудесным предлогом: мол, надо было подавать заявку не за неделю, а за 10 дней. На самом деле, эти правила придумываются прямо на месте.

То есть мимо главного пункта все равно не пройдешь - директор не должен быть единственным лицом, принимающим решение. Значит ли это, что и единоличную ответственность с него тоже надо снять?

Да, я думаю, что любое "единоличие" неизбежно ведет к злоупотреблениям. Оно возможно и даже необходимо в боевых условиях, но нерационально в обычной мирной жизни. Пусть бы был, например, Совет (это для нас традиционно :)) - директор, главврач, человек от попечителей, представитель волонтеров, главный педагог. Все выполняют свои обязанности, и действуют в соответствии с правилами, но если вопрос спорный, или надо изменить правила, то Совет решает.

Катерина, Андрей Домбровский прочитал нашу с Вами переписку и вот что прислал мне в ответ:

В блоге прозвучала идея о создании центров, куда детей можно было бы вывозить (по аналогии с тем, как их "вывозят" в больницы). Мы думали и думаем о чем-то похожем. Думаем про подростков - более сильных, хочется создать "Дом у дороги" - место, где, начиная путь по дороге Жизни можно набраться сил, опыта и ума (по возможности). Где они встречались бы со своими сверстниками, учились делать дело, быть мужчинами (это, к слову, одна из бэк-проблем любого детского дома. В моем присутствии молодой человек лет 20 врывается в комнату, где сидят трое мальчишек и двое взрослых мужчин. Врывается с криком "Девчонки, нет ли у вас отвертки". Более "спокойные" мальчики говорят "я пописала", "я поела" . Так у них вокруг одни женщины и ни какая задержка умственного развития здесь не при чем).  

Думаем про родительских детей. У двух третей есть родители. Но это крайне сложная ситуация, на которой, к сожалению, ломаются многие. Это миф о "личном" грехе, который глубоко сидит в нашем сознании, это отторгнутость от общества (сколько было и происходит скандалов, когда "нормальные" люди заявляют, что им некомфортно рядом с инвалидами) ... бездна психологических проблем. Мы хотим двигаться по "заплечному" пути - создавать пространство и ситуации, когда родители, дети, волонтеры, просто случайные люди оказываются вместе, и оказывается, что все мы можем быть счастливы вместе. Посмотрите фотографии с праздника двора, который мы делали вместе с "Ночлежкой". Там не разобрать, где дети с нарушениями, где волонтеры "с нарушениями", а где - случайные участники акции. Сейчас один из мальчишек, вся его семья - мама, папа, брат - были на этом празднике, он сейчас дома. И мама не хочет его возвращать. Но! сколько сил и душевных и физических ей надо для того, чтобы преодолеть совковую серость. И каждый случай особенный, индивидуальный. Надо в мешок ... и носить, носить за спиной..

Андрей и Наташа, спасибо!

Мне кажется, что тут вот очень важная мысль - про эти две трети детей, у которых есть родители. Если уж так получилось, то, может быть, этим родителям, опять же законодательно, создать в интернате условия, не педалируя тему "греха" ("сдали ребенка, сволочи!" - а сами бы попробовали, когда он лежит, ничего не говорит и ничего по видимости не понимает, а надо еще работать, по дому, другие дети, еще какая-то жизнь!), чтобы они могли все-таки участвовать в жизни своего ребенка не только два раза в месяц, играть с ним, ласкать, развивать и все такое. Да, эти люди не герои, но ведь они люди, родители этого ребенка, и часто пытались бороться... И вот под это поменять тихонько общественное мнение: да, они дома не смогли, поместили ребенка в интернат, но вовсе его не бросили, общаются с ним как он может, все праздники к нему ездят и все такое... Нормальное, типа, дело, хотя и печальное, конечно...

Андрей, согласна с Вами совершенно, что каждый случай индивидуальный и рецептов на все случаи жизни ТАКИХ детей нет и быть не может. Поэтому и хочется большей общественной открытости для этой проблемы.

Еще раз спасибо.

Эту реплику поддерживают: Irina Singh, Галина Лемельман

Самое страшное во всем этом - что это уже нисколечки не удивляет проживающих здесь людей. Может, на далеких берегах Темзы ситуация кажется вопиющей, а мы с нашими кущевскими и распадскими развили в наших железобетонных сердцах достойную Ницше эмоциональную глухость к трагедиям. Как уже было отмечено первые часы/дни идет заламывание рук и жалобные комменты на "вонючую Рашку", а затем народ утомляется и ждет следующего повода выплеснуть накопившееся. Этакая цикличная сублимация гражданской ответственности.Интересно и другое - "по результатам проверки реабилитационную клинику решено расформировать". Правильно, зачем пытаться эффективно наладить процесс, затратив массу сил, времени и денег, когда проще закрыть. Чего тратить бюджетные деньги на ребрендинг Освенцима? Пусть лучше идут на модернизацию (оффшорных центров на Кипре).Сегодня, например, появилась еще свежая идея - срезать студентам стипендии. Пусть-де совмещают учебу с работой. И экономике полезнее, и вольнодумья станет куда меньше.В Германии такая затейка вызвала бы по меньшей мере самосожжение нескольких дюжин студентов перед бундестагом, а как максимум повторение 60-х во Франции. А у нас молчок. Все нормально. Главное - пока вроде не отчислят в стройные ряды ВС, а деньжат на пиво можно стрельнуть у предков.Идешь по центру Москвы, сверху валятся сосульки (или сосули, как говорит Матвиенко). На самом деле, не валятся. Замглавы Москвы, который родной город видит не иначе чем из-за затонированных под ноль пуленепробиваемых окон Ауди А8, на полном серьезе утверждает, что травмы от гололеда, который коммунальщики, похоже, специально разводят, так его много, и падающих сосулек - это "фантазии москвичей"!!!!!Понимаете! Тут уже не до интернатов в ленинградской области - на родной улице бы выжить. А на Эхе Москвы, между тем, свежеимпортированные "политологи" разводят руками - мол, странное дело! Непонятно откуда у молодежи берутся романтические представления о Сталине и эсэсэсэрии! Так чего удивляться-то? Скоро и опричнина Ивана Грозного покажется гуманистическим раем!

Эту реплику поддерживают: Мария Ваняшина, Людмила Фролова

Ирин, несмотря на "цикличную сублимацию" кто-то все-таки просто продолжает делать свое дело. На том стоим :) - так и при СССР было, и даже, наверняка - при Иване Грозном.

Эту реплику поддерживают: Анна Варга

Катерина. Согласен полностью. Стоит НА КОМ_ТО....А это должно не держаться на ком-то, а быть закреплено законом и контролироваться. Вы не согласны?

Ирин, мне много лет (больше, чем кажется), я не верю не только ни в каких богов, но и ни в какие законы, кроме законов природы. А тем паче у нас... "закон, что дышло, как повернешь, так и вышло!"  А уж насчет "учета и контроля" - как Ильич сокрушался, так воз и ныне там. Так что как говорят англичане - "делай что должно и будь что будет". В конце концов эти "кто-то" ведь на самых разных уровнях имеются. Так что все помаленьку и двигается... :)

Двигают малое, чтобы достичь большого. Иначе - смысл?

Вы , Катерина, на своем месте делаете весьма и весьма много. Это провоцирует и других делать не хуже. Так ведь? Все можно довести до состояния снежного кома.

А не верю....КАК ЖЕ ЖИТЬ - БЕЗ СВЕТЛОЙ СКАЗКИ?

Ирин, а если малое и есть БОЛЬШОЕ? Круг ведь хорошая форма, да и спираль тоже - ничего, симпатичная :))

Предлагаю лозунг (хотя вообще-то к лозунгам не склонна): ни одного дня без маленькой светлой сказки!

У меня другой подход. "Расписание. Утро. Подвиг"

Катерина. Вы правы! Малое зачастую даже большее. Как часто за большое мы принимаем НАДУТОЕ. 

Про Ваши сказки - я догадываюсь! И это вселяет надежду. Спасибо! За то что вы их пишете.

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Я согласна - все информационные волны очень быстро спадают, и дальше никому нет дела, потому что каждый день происходит что-то новое, и отслеживать историю открытых писем, прокурорских проверок и комплектации штата в детских домах становится скучно. А у вас есть рецепт? Делать что? Если здесь и сейчас.

Наташа. писать по десять раз бессмысленно. Да и времени нет.

Уже отвечал на Ваш коммент , что есть тактическая задача ( помочь мальчика, в данном случае) и стратегическая ( проталкивать изменения в законе и забивать там дыры. Иначе будут новые мальчики.)

Какой рецепт? Вы вот делаете что-то. Так нужно чтобы к Вам присоединялись. Один в хоккей не игрок.

Катерина, я там ниже запостила фразу, которую произнес Павел Астахов - что дети так вылядят не из-за отсутствия еды или ухода, а из-за болезней, "которые им подарили родители". Если честно, в такие моменты только и понимаешь всю глубину бездны.

Но конечно это не отменяет попыток - вода камень точит и т.п. В любом случае, доступ родителей и доступ волонтеров - это примерно один и тот же шаг. Мне-то кажется, что пока у нас существует презумпция невиновности государства - а точнее, уверенность, что государство по определению заботится, тогда как родители бывают недобросовестными - поколебать эту гору очень трудно. 

Наташа, предупреждаю честно: дальше будет оффтоп.

Да какая у нас к черту презумпция невиновности государства?! У нас поколения неглупых людей, с Герцена и Огарева, вырастают в оппозиции ЛЮБОМУ государственному строю! Как бы он ни менялся, как бы ни реформировался, все равно - "кровавый режим" того-то и тех-то...

Неподотчетность конкретных чиновников - вот препона. И доступ в этот интернат не комиссий (их можно обмануть или подкупить), а именно родителей детей и волонтеров (подчиняющихся жестким, всем известным правилам) - эту проблему в одном конкретном интернате, мне кажется, вполне решит.

 А о Павле Астахове и правах "родных родителей" вот здесь.

http://slon.ru/blogs/zelenogorskiy/post/329547/

Грубо, но к сожалению, правда. Особенно задел "один ботинок".

Эту реплику поддерживают: Александра Штаерт

Катерина, конечно, с XIX века у интеллигенции принято ругать государство. Но это практически никак не сказывается на его авторитете у народа - простите за это противопоставление. Законодательство - лучший показатель. Мы как раз начали с того, что детей можно отобрать у семьи, но практически невозможно у детского дома.

Спасибо за ссылку.

"Дети так вылядят не из-за отсутствия еды или ухода, а из-за болезней, "которые им подарили родители". Если такое говорит Уполномоченный по правам ребенка, то просто руки опускаются!!! 

А если еще и персонала не хватает, то там могут твориться ужасные вещи. Правда, это нам они кажутся ужасными, а у персонала другого выхода нет. Из разговоров с санитарками: "Я его кормлю, а он не хочет. И что мне делать, сидеть с ним, кормить? У меня ж еще с десяток таких. А еще надо пеленки поменять или горшки вынести" и т.д. Иногда детей специально привязывают к кроватям, чтоб "не расползлись", более взрослых закрывают в помещении, иногда темном, без окон, опять же, чтоб не убежали и не натворили чего. С ними не занимаются, о каком тепле и любви можно говорить?! Главный врач или директор одного из интернатов сказал однажды жуткую, но, наверное, определяющую вещь: а что за ними стараться, они все равно никому не нужны, часть - животные, ничего не понимают, половина вообще скоро умрет. Когда санитаркам показывали фотографии изъятых под опеку детей, некоторые просто не верили и отмахивались, некоторые с интересом рассматривали и приговаривали: "да, вот и наши Петя, Вася, Маша и пр. могли бы такими тоже стать...

Эту реплику поддерживают: Федор Гнучев

Это же тканые перевязи, они же слинги, о пользе которых для развития детей сейчас столько говорится.

Если потребуется показать, как привязывать, как носить, в каких платках, - обращайтесь, я уверена, что питерские консультанты поднимутся и все покажут. (Я знаю, кого спросить по этой части).

"Поглаживания" необходимы для выживания

Один из основных постулатов транзактного анализа (http://en.wikipedia.org/wiki/Transactional_analysis), родоначальником которого был Эрик Берн (известный нам по книгам

Люди, которые играют в игры
http://en.wikipedia.org/wiki/Games_People_Play_(book)
Свернуть
  – это то, что для выживания эмоциональный и физический контакт человеку нужен также, как и пища. (Вспомните Маугли!). Многочисленные исследования подтверждают положительное влияние тесного эмоционального контакта на развитие ребенка и замедление развития при отсутствии такового. Последователем Берна был Клод Штайнер, теория получила развитие как действенный метод избавления от ряда невротических состояний и заболеваний, в тч, шизофрении и алкоголизма.

Эту реплику поддерживают: Мария Молина

Сильная история. Напомнило мне рассказ директора центра скорой помощи в одном из пригородов Лос-Анжелоса, на этот раз про стариков: у тех, к которым никто не приходил, у которых не было семьи, шансов на выживание было очень мало. "Их ничто не держало", как он выразился, "such people go very fast".

Да, Марианна, именно это!

Сделать этих несчастных детей "теми, к кому регулярно приходят просто так", и улучшение их состояния, если оно вообще возможно, не замедлит наступить.

В общем-то это легко законодательно прописать: детские дома и интернаты - это место, куда ВСЕГДА пускают волонтеров и родителей. Никакой директор ничего в этом изменить не может. Правила для волонтеров и родителей вот такие и они ВСЕГДА должны им подчиняться. Точка. Коррупция подрубится на корню.

Эту реплику поддерживают: Irina Singh, Irina Abarinova, Марианна Яровская

Да, уже сейчас открытость детского дома и готовность его персонала идти на контакт - лакмусовая бумажка, показатель здоровья атмосферы внутри учреждения. Разрешат ли подарить что-то ребенку, с которым познакомились в больнице, пригласят ли навещать его (было и такое) или просто откажутся разговаривать - любой вариант возможен. Дважды было так, что после выписки ребенка, мы обращались к руководству его ДД с просьбой разрешить собрать и передать деньги на те или иные медицинские манипуляции, которые могли бы улучшить его состояние, пригласить к нему специалиста. И тут результат полностью зависит от воли директора - был один отказ и одно разрешение.

любовь

Зачем маленькому человечку жить, если с самого рождения некому его любить? А если ему никто не давал любви, значит у него нет любви и получить ее не сможет, потому что отдать нечего. Потому и умирают.

Были и отечественные документальные фильмы о наших интернатах. Процитирую Вам слова из доклада Human Rigts Watch (у меня отдельные откопированные страницы, поэтому точно не могу назвать год, около 2000): "Убедительные доказательства дискриминации, пренебрежения и страданий, царящих в российских интернатах, можно увидеть на фотографиях нескольких десятков сирот-инвалидов. Несколько лет назад этих детей нашли в психоневрологических интернатах. Истощенных, со скрюченными, недействующими ногами, их фактически оставили умирать. Полгодя спустя детей было не узнать: у бывших "скелетиков" на костях наросло мясо, многие дети встали с кроватей, улыбались, ходили и играли. Этих результатов удалось достичь группе добровольцев, не имеющих специального образования в области реабилитации детей-инвалидов. ОНИ ПРОСТО УХАЖИВАЛИ ЗА ДЕТЬМИ: КОРМИЛИ, БРАЛИ НА РУКИ, РАЗГОВАРИВАЛИ С НИМИ, КУПИЛИ, ПРИКАСАЛИСЬ К НИМ, УЛЫБАЛИСЬ, ПЕЛИ И ОБЕСПЕЧИВАЛИ НЕОБХОДИМЫЙ УХОД (выделено мной - В.Г.) ...Собранные материалы свидетельствовали о том, что, несмотря на индивидуальные различия между интернатами, характерными их чертами является ужасающая запущенность и страдания детей. ...Вызывает тревогу и то, что большое число не известных нам детей обречены на неподвижность и деградацию из-за неправильного диагноза и отсутствия ухода. Кто знает, сколько еще таких малышей могли бы ходить и развиваться в меру данного им природой потенциала?" и т.д. В докладе имеется множество фотографий "до" и "после" вмешательства волонтеров. Среди них есть детки, похожие на Илью, истощенные не в силу болезни, а в силу того, что их не кормили так, как нужно и тем, чем нужно. Пробиться в интернаты очень сложно, приехать без предупреждения - невозможно. В 200 г. с представителем HRW ездил в один из интернатов, где содержались дети-инвалиды, мой муж. Меня не взяли, потому что я не только впечатлительная, но и совсем не молчаливая в таких случаях. А уговор был - не распространять информацию, иначе больше не пустят. Мы везли туда продукты и фрукты. Мой муж, человек спокойный и в прошлом военный, СУТКИ НЕ РАЗГОВАРИВАЛ после посещения интерната. А то, что рассказывал заставляло стыть кровь в жилах... Женщина из HRW только и повторяла: "фашизм", "фашизм". Цитирую дальше: "Реакция российского правительства на критику. В целом можно сказать, что российские власти отреагировали на критику детских домов тем, что закрыли в них доступ посторонним, наказали работников, вскрывших нарушения, а в некоторых случаях выступили на защиту тех, кто несет ответственность за эти нарушения" и т.д. Ничего не изменилось.  Найти врача-эксперта, который не побоится рисковать своей профессией и даст заключение, практически невозможно. Только в рамках уголовного дела, если таковое будет возбуждено. Для того, чтобы оно было возбуждено, нужны не только фактические основания, но и широкое освещение прессы, и ежеминутный общественный контроль за следствием. Простите, что длинно. Фотография Ильи напомнила мне фотографию девочки Н., которая в одном из московских интернатов лежала в таком же состоянии, имея при своем возрасте 9 лет вес примерно 12 кг. Если что-то будет нужно в данной ситуации, готова помочь. Правда, я в Москве.

"уговор был - не распространять информацию, иначе больше не пустят" - О да, они это любят. Причем это даже не обязательно озвучивается учреждением. Просто благотворительность пускают "по договоренности" - и понятно, что как только нечто омрачит настроение того, кто пустил, то двери учреждения мгновенно и  намертво закроются. При этом помощь, которую ты можешь оказать, относительно невелика, а мерзости, о которых вынужден молчать - бесконечны. В итоге за пару месяцев из свидетеля превращаешься в пассивного соучастника. Спасибо за предложение помощи. Скажите пожалуйста, а этот доклад, который Вы цитируете - где его можно достать целиком?

Я постараюсь найти его и Вам сообщу. Еще можно попытаться связаться с Сергеем Александровичем Колосковым. Он не единожды поднимал эту тему в СМИ, возил волонтеров, спасал детей, писал письма, отстаивал права, пытался договариваться с властью. Мне показалось, что с тех пор, как его пригласили в общественную палату, его активная ранее деятельность поутихла. Но он, мне кажется, знает про интернаты и рычаги воздействия на них если не все, то очень много. В свое время в один из детских домов ему удалось даже принцессу Диану привезти. Вы можете сформулировать вопросы, которые нужно ему задать по Илье, учитывая, что, по-видимому, есть уже немало людей, пытающихся что-то предпринять. Кажется, у меня должен остаться его дом.тел. Наверняка и доклад целиком у него тоже должен быть.

Насколько я знаю, Сергей Александрович в курсе всего происходящего. В любом случае, действия по поводу Ильи целесообразнее предпринимать после того, как сегодня его осмотрят врачи и в зависимости от того, что они скажут/сочтут нужным сказать - ведь дальше по ветке дискуссии ему уже даже клинику подобрали. А вот доклад, как орудие полемики, был бы сейчас весьма кстати. Еще раз спасибо.

Да, С.А. в курсе. Зря я усомнилась в его нынешней активности. Он по-прежнему самоотверженно продолжает дело. Более того, ему давно знакомо это учереждение. Колосков сказал, что завтра будет на месте Астахов, а сегодня состоялся телемост. У С.А. появились те же ассоциации с девочкой, о которой я писала. И, конечно же, дело не в диагнозе. Вернее, в большей степени не в диагнозе.

ПС. Доклад HRW в электронном виде пока не нашла. Будто бы он должен быть в архиве на сайте, но -увы. Но найдем!

Да, телемост был и очень позитивный для нас, но совершенно не ясно - будет ли это иметь какое-то влияние на реакцию официальных органов. В то же время по местному тв убеждают население, что ничего кроме борьбы за деньги не происходит.

Мне Сергей переслал файлы с текстом. Как бы мне переправить их Вам? Они большие, потому что с фотографиями. Я в Сноб'е новичок, не знаю, можно ли переслать файлы или ссылки на них в приватном режиме:-) 

Это - текст, описывающий события, которые в основном были отражены в упоминаемом докладе HRW. Есть там и фотография девочки, о которой я написала. И другие - "до" и "после". То, что Вас убеждать не надо в том, что состояние этих детей - результат запущенности и заброшенности, понятно, но может быть, оппонентам полезно увидеть такое?

Спасибо огромное! Я вам сейчас свою электропочту напишу.

Mariya,

vot ssilka na dokument, na kotorij ssilaetsya Vera:

http://www.hrw.org/legacy/reports98/russia2/

On ves' na anglijskom, vse fotografii est' tam.

да, спасибо. я его в переводе получила. теперь думаю, кто бы эти фотографии согласился опубликовать...

ага, это хорошо! а в какой источник Вам бы хотелось их опубликовать? есть варианты научных источников, например...

наверно стоит и в научные, если есть такая возможность. Но меня прежде всего интересует массовая публика - люди, для которых медицинская терминология - темный лес, а слова "неизлечимая болезнь" - приговор. Для них не найти аргумента сильнее, чем наглядность фотогафий - до и после. Многие говорят - я лучше помогу тем, кого можно вылечить, а тут все бесполезно. Надо ломать стереотип - показать, что всегда можно что-то сделать.

Мария, все, что вы упоминаете, факт, к сожалению. наглядные материалы уже у Вас будут в субботу на почте. там посмотрим, что можно сделать.

а вот на тему массовости есть несколько идей в том числе.  подробнее напишу в субботнем письме

отлично. спасибо. буду ждать.

Вера, спасибо большое за этот комментарий. Значит, у детского дома в Павловске была классическая реакция. И основные усилия надо направлять именно туда - на создание открытой системы. Звучит все равно что "изменить мир", но иначе бессмысленно.

Именно так. Но если не делать ничего, будет еще хуже. Даже при том, что нам сейчас кажется, что хуже не бывает. Завтра в этом интернате будет Астахов...

Natalja, spasibo bolshoe za informaciju!

Edinstvennaja problema ostaetsya vot v chem- emocionalnaja deprivacija ili po anglijski "maternal deprivation" vliyaet na razvitie rebenka do maximum 5 let.

Esli verit' statistike (xot' kakoj-to), to 57% detej-otkaznikov popadajut v internatnuju sistemu v vozraste 4-7 let. to est' opyat' voznikaet vopros, tak chto zhe vliyaet!?

po povodu lubvi soglasna! Pishu dissertaciju kak raz na temu vsego visheskazannogo. Rezul'tat ne za gorami. Nadejus' na tolkovie vivodi....

Poka vot tolko chto est'...

Евгения, это очень интересно. Я даже предлагаю отдельно написать в блог "Дети" про Вашу тему - хотите? Это ведь не только детских домов касается, но и всех родителей так или иначе.

Наталья, это было бы совершенно замечательно! Очень хотелось бы!

Наталья,

мой электронний ящик показал письмо от Вас, которого я никак не могу просмотреть полностью на сайте. это сноб не среагировал или я запуталась?Если все таки Вы писали мне сообщение, то не затруднит ли Вас переслать мне его еше раз?

Спасибо.

Да, сейчас попытаюсь снова.

Наталья Конрадова Комментарий удален

Как организовать медицинскую экспертизу

В прокуратуру Санкт-Петербурга,

Уполномоченному по правам ребенка в Санкт-Петербурге

Уполномоченному по правам ребенка при Президенте Российской Федерации

О проведении проверки организации питания и жизни детей в ДДИ № 4 в связи с публикациями в СМИ (http://dp.ru/10091y, http://www.baltinfo.ru/2011/01/17/Pavlovskii-internat-snova-v-tcentre-skandala-182950  и другие)

Считаем, что при проведении проверки должны быть проверены не только соответствие меню нормам Роспотребнадзора и правильность расходования бюджетных средств, но и:

1)      общая организация жизни детей (прогулки, возможность менять место, положение тела), стимулирующая или не стимулирующая их физическое развитие

2)      наличие возможности докармливать детей в ситуациях, когда они срыгивают пищу, получаемую в ходе завтрака/обеда/ужина,

3)      наличие/отсутствие развивающих занятий с детьми, массажа и других занятий, предписанных им индивидуальным планом реабилитации,

4)      соответствие индивидуальных планов реабилитации фактическим потребностям ребенка,

5)      наличие возможности родителям/волонтерам оказывать детям дополнительную поддержку/уход (обоснованность существующих ограничений на посещения родителей (не чаще двух раз в месяц), наличие оборудованных помещений для общения/ухода/занятий родителей с детьми),

6)      наличие/отсутствие спланированной деятельности по оказанию детям высокотехнологичной специализированной медицинской помощи (обследования, консультации, операции).В частности, проводится ли обследование детей с целью исключить целеакию и другие заболевания, которые вызывают нарушения обмена веществ и могут быть скомпенсированы с помощью специальных диет.

7)      Укомплектованность штата медицинского персонала Учреждения( как условия для реализации этой деятельности)

Для того, чтобы проверка носила объективный характер, считаем необходимым:

а) привлечение к работе комиссии независимых медицинских экспертов, специалистов в области неврологии, психиатрии и психологии, а также педиатров широкого профиля, которые могли бы дать объективную оценку причин, повлекших за собой истощенное состояние детей,

Перед экспертами необходимо поставить  конкретный вопрос о том, возможно ли, что отсутствие движения с поддержкой взрослых, лечебной физкультуры, прогулок, игр, достаточной частоты купания и эмоциональная депривация ( то есть отсутствие общения с эмоционально значимым и заинтересованным взрослым) может приводит к физическому истощению, замедлению развития и падению иммунитета ребенка.

б) сравнение веса, роста, результатов развития детей со сходными  диагнозами в разных учреждениях (например, в ДДИ № 1)

в) сравнение показателей динамики физического развития детей (рост/набора веса) до поступления их в ДДИ№4 (в период нахождения в Домах ребенка и(или) других учреждениях) и после их поступления в ДДИ№4 (во время их пребывания в ДДИ№4 в течение статистически значимого периода времени)

Президент Санкт-Петербургской региональной благотворительной организации «Подорожник» А. Домбровский

Председатель Совета межрегиональной общественной организации социальной помощи детям "Наши дети" Аликина Наталья

Спасибо за публикацию, Наталья, вот можно ли было бы у кого-то из действующих лиц узнать, есть ли ограничения на карантин по ветрянке в каком-нибудь законоуложении, или он может по усмотрению директора продолжаться бесконечно? То есть, директор может росто решить окончательно закупорить от публики заведение.

А с кем-то из родителей - "визитеров" есть связь у Делового петербурга или Балт Инфо?

Спасибо за вопросы, сейчас выясню, но кажется, проблема именно в том, что директор может продлевать каранти, сколько хочет. 

По поводу родителей: у волонтеров есть с ними связь, но родителей так не так много, и они, как писала Мария где-то выше, очень напуганны. Вы думаете, что нужно их привлечь?

Эту реплику поддерживают: Ирина Ткаченко

Понимаете, я подумала, поскольку ситуация такая сложная, и есть два огромных камня преткновения на пути попыток что-то прояснить -- спецрежим заведения и неотзывчивый директор - кто может хоть что-то знать из первых рук? Ну, волонтеры, которые не медики, и диагнозы не вольны интерпретировать, но видят, что можно делать, но не делается для детей - нянечек, медсестр не хватает или нет игрушек, и тд - всё то, что они и говорят, не обязательно обвиняя кого-то, а констатируя ситуацию изнутри. А единственный второй источник - это посещающие заведение родители.

Они  действительно, реально могут бояться за то, что, скажи что не то, директору не понравится, и жди беды. Но они в состоянии добавить какую-то деталь, описав свои опыт. 

Это из разряда - что ж еще сделать то, пока пойдет разбирательства с письмами... 

Ирина, я опубликовала где-то ниже в комментариях свидетельство девушки-волонтера, которая работала и с Ильей, и с другими детьми в этом детском доме-интернате. И фотографии мальчика тоже есть - на них он выглядит гораздо живее. И еще Мария Пылькина написала, что его проблема в диагнозе, который лечится хирургически (а детям-инвалидам, которые находятся на попечении государства, операцию делают десплатно). Если мы говорим о достоверности, то на мой взгляд, этого достаточно. Если о юридических доказательствах - их тут нет.

Поможет ли Павел Астахов

Снова слова Андрея Домбровского, который не успевает самостоятельно запостить их здесь. Андрей комментирует последние новости:

"К сожалению, мы видим, что Астахов пытается представить ситуацию как личностный конфликт. Это стратегия, которую они применяли и раньше. Только тогда  (три месяца тому назад) стороной конфликта выставлялась директор БОО "Перспективы" - другой организации, работающей в ДДИ №4.

Я не понимаю, как Астахов может говорить "Интернат - такой, как основная масса интернатов, нельзя сказать, что он хуже или лучше других. Все нормы и правила соблюдаются, все контролирующие органы свои заключения дали".Он что, не знает, что это САМЫЙ большой детский дома в Российской Федерации? Там 550 детей. По нормам САНПИН рекомендуемая наполняемость не более 60 детей. Или у нас не соответствие норме - это норма?"

Нашли к КОМУ обратиться. Астахов уже не лицо делающее, а марионетка киношная. Хотя что там? Голливуд и не таких ломал своими гонорарами. А главное СЛАВОЙ

К Астахову нельзя не обратиться, потому что он главный по правам детей. Просто сейчас мы наблюдаем то, что и предсказывали специалисты: Астахов сливает эту тему, переводит ее на личный конфликт и покрывает детский дом. Ни слова о том, что нужно открыть детские учреждения для благотворителей и волонтеров.

Эту реплику поддерживают: Марианна Яровская

Главный по тарелочкам? Обращусь!

А Вы хотели, чтоб он себя доходов лишил? Ё-перный театр! 

Вовочка! Вовочка ! Извинись перед Мишенькой....

Вовочка в слезах раскаяния, бросается на грудь Миши со словами о прощении...

А манны вам с неба не сыплют? Жаль...тоже обещано....

А зачем ему все это, Астахову. Он в системе, а законы там одни. Правда, никому ненужна. Он кстати член Единой России?

Цитата из Астахова: "Его кормили через зонд, потом с ложечки. Когда органы опеки решили навестить мальчика, его не смогли найти. Из больницы он пропал, а интернат в настоящее время закрыли на карантин, и руководство интерната все отрицает". Андрей Домбровский: "Ну, что ж так, ей Богу??? И не найти, и в интернат не пускают.Не надо искать, он в детском доме (а не в интернате). Картантин там по ветрянке (там его регулярно объявляют, при предыдущем сканадле тоже сразу был карантин). Но, если это неизвестно, карантин по ветрянке объявляется для того, чтобы посетители не заразились. Неужели в аппарате Уполномоченного нет человека переболевшего ветрянкой?"

Эту реплику поддерживают: Ирина Ткаченко, Федор Гнучев

Это какая-то дикость. Получается что директор дома-интерната и царь и Бог! И что хочет, то и ворочет. Кто принял такой закон, кому он был нужен и какие цели он защищает? После прокатившихся нескольких дел о недопустимом отношении к детям сиротам и инвалидам, о том что детям не дают надлежащего жилья после ухода из детского дома, придумали закон, который вообще позволяет быть руководству интерантов неподконтрольным?

Законы периодически меняются, и хотя недавно вот изменился в сторону повышения ответственности директора дома, в итоге стало еще хуже - у нее нет ресурсов, но есть ответственность. Вполне логично, что она испугалась и перекрыла кислород всем внешним воздействиям.

Испугалась. Но как можно с такой подлостью жить. Зачем выгонять церковь и волонтеров. Я не понимаю.

Млада, я не то чтобы собираюсь защищать г-жу Племянникову - как Вы понимаете, у меня совсем другие задачи. Но я в общем-то понимаю культурные и психологические механизмы, которые ей руководят. Система устроена так, что чтобы не быть подлым, нужно совершать подвиги. Не один какой-нибудь, а прямо ежедневные - как зубы чистить. Вы знаете много людей, которые на ее месте стали бы героями? Известны случаи, когда в детский дом приходит хороший директор. НО этого в принципе не может быть, если речь идет о 550(!!!) инвалидах. Бухенвальд покажется обычным делом.

Я с Вами полностью согласна, Наташа. Но ведь волонтеры и церковь - это реальная помощь. С другой стороны, люди часто ничего не хотят делать, несмотря на то, что это их работа.

Эту реплику поддерживают: Наталья Конрадова

Комментарий Елены Альшанской (Отказники.ру)

Я поговорила с Еленой Альшанской, директором фонда "Волонтеры в помощь детям-сиротам". У Елены большой опыт работы с детскими домами, в том числе - судебный. Информация от нее неутешительная. Ни разу за все время существования благотворительных организаций судебные иски не заканчивались поражением директоров детских домов. Максимум, что получалось сделать - отсудить конкретного ребенка у детского дома. Но никогда - осудить администрацию.

Можно совершить очередную попытку, но нужно быть готовыми к поражению и к определенным потерям.

Что касается законодательной стороны дела, есть очень важное несоответствие, с которым можно попробовать бороться: если в обычной семье подозревают насилие или плохой уход, детей моментально забирают. Если аналогичная ситуация возникает в государственном учреждении, дети остаются на месте. И разумеется, к моменту суда вдруг появляются новые документы, а дети начинают говорить совершенно противоположные вещи. И доказать, что было как-о по-другому уже невозможно. Иными словами, существует презумпция невиновности государства - как будто в государственном учреждении вероятность преступления против детей наименьшая. А если представить себе, что у родителей, которых подозревают в насилии или отсутствии ухода, не забирают детей, а оставляют дома - до суда? 

Молодая гвардия Единой России тоже любит детей

Публикация о детском доме появилась на сайте "Единой России". В ней речь идет о каких-то других волонтерах, из организации "Молодая гвардия ЕР". Они собираются передавать дело "лично генеральному прокурору РФ Юрию Чайке".

Директор "Подорожника" Андрей Домбровский об этих людях слышит впервые. О том, что детский дом вымогал у волонтеров деньги, тоже.

Вот цитата с портала ЕР:

 

В среду, 19 января, пресс-секретарь МГЕР Яна Сергеева в беседе ER-Portal.ru заявила, что волонтеры организации передадут в Генпрокуратуру доказательства противоправных действий руководства Павловского дома-интерната.«В ближайшее время фото-, видеоматериалы, заявления бывших воспитанников этого дома-интерната и другие материалы мы передадим лично генеральному прокурору РФ Юрию Чайке», - сказала Сергеева.«Пока мы собираем фактуру. По результатам проверки прокуратуры были выявлены довольно серьезные правонарушения. Есть фотографии ребенка, заявление от тех, кто это видел, заявления волонтеров, которые в этом интернате работают, а также показания бывшего воспитанника ( он совершеннолетний, дееспособный, просто у него ДЦП)».«Наши волонтеры, работающие в Павловском интернате говорят, что детей чуть ли не ершиками от унитазов в холодной воде моют, простите за подробности. И один из бывших воспитанников этого дома рассказал, что его пытались признать недееспособным – этого не произошло только благодаря тому, что за него вступилась МГЕР. Есть также показания Марии Карабановой, которая увидела страшно худого ребенка в больнице и обратилась к нам. Этого мальчика до сих пор никак не могут найти – его ни в больнице нет, ни в интернате. Есть еще заявление Светланы Ломакиной – это женщины, которая хотела усыновить ребенка из Павловского интерната, из нее вымогали взятку и проч.».

Эту реплику поддерживают: Марианна Яровская

Занятно... ничего не стесняются. Ну пиарятся - это понятно, но хоть бы хуже не сделали.

Да пусть пиарятся! Самое главное в этой ситуации - постоянное внимание к проблеме. Мотивы тех, кто внимание привлекает - дело десятое. Мы не в той стране живем, чтобы только на праведников рассчитывать.

Если они начнут лгать - а я не уверена в аутентичности истории про взятки, не говоря уже о том, кто вообще видел такое чудо природы: волонтер-младогвардеец - их ложь станет лишним поводом облить всех грязью и объявить все фальсификацией.

Не исключено, Мария, что Вы правы. Но я так привык видеть, как в нашей стране сообщества неглупых людей, делающих благое дело, дробятся на мельчайшие, враждующие из за сущего вздора фракции, что готов терпеть многое.

Наталья,

с удивлением обнаружила, что не могу отправить Вам сообщение через службу сайта. Так было задумано для редакции?

Сейчас я Вам сама напишу, спасибо.

Что касается перманентного карантина - должны быть какие-то фактические основания для его объявления - кто мог бы запросить СЭС?  Журналисты могут получить какую-то информацию?

Господа,очень не хочу, чтобы эта тема "ушла".Есть какие-нибудь изменения?

Отправили обращение к уполномоченным по правам ребенка? Есть ли какая-нибудь реакция?

Кто-то в параллельной теме хотел открыть счет в Германии, это получилось?

Ну хоть что-то сдвинулось с мертвой точки?

Волонтеры написали письмо Астахову (я запостила его ниже, в комментариях). Счет пока не открыли, потому что непонятно, что делать с этими деньгами дальше. Никакой официальной реакции нет. Единственная серьезная новость - Астахов сегодня едет в этот дом-интернат. Но волонтеры не без оснований боятся, что дело на этом и закончится: вряд ли Астахов обнаружит какие-то серьезные нарушения. К тому же, вчера он уже сказал, что да, мол, есть нарушения - например, этому ДДИ положено всего 300 детей, а у них содержится 550 - но в целом основания для увольнения директора нет.

Я пока не понимаю, как сдвинуть все с мертвой точки - привлекаю экспертов по возможности, и очень хочу получить от кого-нибудь ответ, что делать. Пока более или менее понятна стратегия, но конкретные действия не очень.

А вот и официальные новости: состояние мальчика объясняется ео диагнозом, сообщила помощник министра здравоохранения София Малявина. Завтра, 20 января, будет первая в этом году прокурорская проверка.

Оба УПР - и в Петербурге, и Астахов - уже высказались. Отправлено обращение к уполномоченному по правам человека - реакции вроде еще не последовало. Думский комитет по защите детей и матерей собирался передать все материалы Чайке. Волонтеры из Павловска узнали Илью. Он тяжело болен, но операция могла бы улучшить его состояние - три года назад он еще мог стоять в ходунках. Тогда и надо было оперировать

Наталья Конрадова Комментарий удален

Наталья Конрадова Комментарий удален

Наталья Конрадова Комментарий удален

О мальчике Илье

Вот что пишет волонтер, которая ухаживала за Ильей в детском доме-интернате:

На фото опубликованном на сайте и в газете - Илья. Он находится на отделении Милосердие 2 корпус 7 группа. Ильюша мальчик довольно умный, если учитывать все его диагнозы. Он ходил в ходунках, учился сам есть, сидя в стуле. Любил, когда волонтеры его брали в "общество". Он различает людей, окружающих его, может четко определить, с кем хочет идти на контакт, а с кем нет. С Ильей занималась Таня Городецкая( специалист-дефектолог). Подвижки в развитии таких детей идут очень медленно, но они возможны. Любому ребенку нужны условия для развития, но если ребенок лежит 24 часа в кровати( если повезет и воспитатель или сп-т ЛФК сможет дать ему возможность как-то сменить положение тела), то о каком развитии вообще может идти речь. Лишь о регрессе. 
Да, у Ильи проблемы с пищеварением. Но любой здравомыслящий человек понимает, что не возможно выздороветь в угнетенном состоянии, когда состояние боления только поддерживается. Вспомните детский фильм-сказку, где принцессу держали в темной комнате и читали ей страшные сказки...итог- принцесса болела...Меня поражают и возмущают заявления директора интерната, что все дети в хорошем состоянии и находятся под присмотром врачей. Лучше бы под присмотром людей...

Я сама не раз бегала, звала этих врачей осмотреть ребенка. например , Антону( он уже умер) было плохо целый мой рабочий день, увезли в больницу его только вечером, когда стал с трудом дышать. Мы не смогли узнать, где он похоронен. Это почему-то тайна. Даже после смерти, когда остались от ребенка только даты жизни и наши воспоминания, его нельзя навестить. Этот случай не единичен. Но это только наблюдение " не специалистов". 
 Я могу сравнить как развивается ребенок в ДДИ и домашние дети с подобными диагнозами. Нашей организации помагал фонд"Родители-детям" . Фонд основан родителями, чьи дети имеют нарушения в развитии, дети с ДЦП. я видела этих домашних детей! Они другие! они не ограничены решеткой кровати. Родители собирали вещи для наших детей в интернате, предлагали материальную помощь на лечение детей. Но любая инициатива извне отвергается.

Декларация о защите прав ребенка нарушается. Ребенок имеет право на любовь, а даже родители с огромным трудом попавв дди, под присмотром персонала могут немного пообщаться с дитем. Ребенок имеет право на развитие
на выбор религии- но выбор религии запрещен директором Племянниковой. Даже крещеных детей причастить проблема. Многие сотрудницы (нянечки, медсестры)- верующие люди и рады приходу священника к детям. Но теперь крестить детей не разрешается, не говоря о том, что бы вывезти в храм . можно почитать декларацию по пунктам и сравнить с реалией павловского дди. как по 10 заповедям( на первой уже бы застряли напрочь, ведь многий персонал не относится к этим детям как к самому себе и к своим детям так бы не отнеслись0 
 Уносить ребенка из группы тоже не приветствуется, особенно волонтерам.
можно много примеров привести, но они устные...

Наталья Конрадова Комментарий удален

фотографии Ильи

Вот фотографии, сделанные в доме-интернате прошлым летом и два года назад:

Что касается изгнания церкви. Духовное окормление воспитанников ДДИ осуществлялось отцом Даниилом Ранне, настоятелем церкви святой равноапостольной Марии Магдалины в Павловске. Теперь ни он, ни кто-либо из прихода не допускаются на территорию. По-моему, у отца Даниила никто еще не брал комментарии. Мне кажется, это следовало бы сделать - неужели Патриарх не отреагирует?...

Эту реплику поддерживают: Ольга Вишневская, Галина Лемельман

Открытое письмо Павлу Астахову от блаотворительной организации "Перспективы"

Уполномоченному по правам ребенка в РФАстахову П.А. Уважаемый Павел Алексеевич! К Вам обращается Санкт-Петербургская благотворительная общественная организация «Перспективы», которая работает в Детском доме-интернате №4 в течение 15 лет. По поводу ситуации с причинами истощения некоторых детей в Павловске можем сообщить следующее: Дети с таким дефицитом массы тела, как Илья, встречались и в корпусе № 4, где мы работаем ( Илья проживает в корпусе № 2, где работает благотворительная организация «Подорожник»).

 Все дети, которые проживают в этом корпусе, имеют множественные пороки развития.

 В 2003 году наши сотрудники обратили внимание на эту проблему, которая имелась в тот момент у приблизительно 15 детей из 150, проживающих в этом корпусе. У нас было хорошее взаимодействие с прежним директором интерната и врачами, поэтому идея привлечения экспертов извне для консультации детей была поддержана.

 Заведующей корпусом Токазовой Зоей Сергеевной дети были направлены на обследование в медико-генетическом центре Санкт-Петербурга. Врач этого центра Василькова Инна Владимировна осмотрела детей, и им были проведены необходимые биохимические исследования. Наши волонтеры и сотрудники оказывали техническую и организационную помощь в этом процессе ( сопровождали детей на обследования, отвозили материалы и т.д.) Результатом этих усилий было выявление у нескольких детей  целиакии. Кроме того, маловесные дети были проконсультированы профессором Александровой. Было рекомендовано лечебное питание. 

По рекомендации врачей наша организация первое время закупала необходимое лечебное питание.  Результатом этого было отчетливая положительная динамика в наборе веса у маловесных детей. Она отражена как в историях болезни детей, так и в отчетах наших сотрудников. У нас имеются фотографии детей до и после проведения обследования и специального питания.

Потом лечебное питание для детей закупалось детским домом. Дети имеют нормальный вес и стали намного активнее. Насколько нам известно, интеллектуальны возможности детей также значительно ухудшаются при неадекватном питании.

 В настоящее время директор интерната, насколько нам известно, не разрешает приглашать в интернат медицинских консультантов извне. Дети госпитализируются при ухудшении состояния в больницы. Насколько нам известно, дети 2 корпуса на предмет ферментативных нарушений не обследовались, но точных данных мы не имеем. Их можно получить во втором корпусе.

 Кроме того, мы хотим выразить мнение о том, что физическое состояние детей, и в том числе их малый вес, являются комплексной проблемой, связанной в том числе с синдромом госпитализма. Дети не имеют нормальных условий жизни, в ДДИ не исполняются нормативы по объему социальных услуг и реабилитации детей, дети не двигаются, не гуляют, не получают эмоциональной поддержки, с ними не играют, их кормят прямо в кроватках лежа и т.д. Результаты последней прокурорской проверки отражают эти факты. 

Мы благодарны Вам за Ваше желание разобраться в этой сложной проблеме. 

С уважением, Директор БОО «Перспективы»                                            Островская Мария Ирмовна.

Астахов обвиняет родителей

Я пропустила важную вещь: оказывается, Павел Астахов, комментируя вчера фотографию Ильи, сказал, что дети так выглядят не из-за недоедания, а из-за болезней, "которые им подарили родители". Так что родительским комплексам еще долго будет, чем питаться - если ответственный за права детей в стране заявляет такое. 

Эту реплику поддерживают: Сергей Тимофеев

Красота, конечно...Родителей обвинять более чем удобно. Государство полностью снимает с себя отвественность -раз, есть с кого взыскать -два, можно ни за что не отвечать и  никому ничего не должен -три...

Удивляет, что при этом в случае подозрений на плохое исполнение своих обязанностей в опекунской СЕМЬЕ, ребенок тут же изымается, а в детском доме(то есть у государственного ОПЕКУНА) ребенок остается на месте, да еще и объявляется обязательно какой-то карантин, который даже уполномоченному не дает возможности ребенка увидеть и с ним пообщаться.

Мне кажется сейчас, главное сосредоточиться не на том, какой же именно у Ильи диагноз и по каким медиционским показателям он мог бы так выглядеть, а на том , что система закрытых интернатов для детей-сирот, тем более инвалидов, тем более когда мы говорим об учереждении, где проживало единовременно 550 детей - в принципе не может обеспечить детям нормального детства.

И надо говорить о том, что этот случай показал, как быстро система схлопывается, так что даже вездесущий Астахов не сумел до ребенка добраться. О том, что несколько сотен больных детей, оставшихся без семьи не могут быть засунуты в одно учереждение.

И что ни одно такое учереждение не имеет права прятать детей.

Открытость, разукрупнение учреждений для детей-сирот(30 - разумный максимум), мгновенный перевод ребенка в другое место, а лучше в замещающую семью ,при первом подозрение на плохое исполнение государственным опекуном своих обязанностей. Т конечно без работы по профилактике сиротства, по подготовке профессиональных замещающих семей -все это тоже будут полумеры.

Мы вместе с Питерскими волонтерами составим письмо с подобными предложениями и постараемся в ближайшие дни его опубликовать для сбора подписей.

Лена, спасибо!

Если Вы понимаете, кто еще мог бы рассказать о ситуации (более глобальной, чем павловский дом-интернат) и поучаствовать в обсуждении программы действий, буду очень благодарна.

Oрганизуем фонд

По просьбе Натальи Конрадовой:

Уважаемая Наталья, организация счёта - дело в общем - то несложное. И много уже благотворительных организаций, а - доверия к ним много?

Я прочитал информацию фонда "Подари жизнь!". Очень много заморочек - но из них добрая половина - проблемы отношения самого фонда с госорганами: "взносы адресные, или - нет", "деньги израсходованы правильно или нет ", "все или не все" и - тд. Если мы организуемся за границей, то заморочки могут возникнуть только у руководства детдомов , дети которых будут получать адресную помощь, ну например, через волонтёров  (если я всё правильно понимаю - если - нет -поправьте). Ну а - это - думаю, решить проще , чем содержать фонд в России и подвергаться проверкам со всех сторон и т.д.  

Я предлагаю следующеее:

1. Оформляем в Германии "Nicht eingetragener Verein" - это некоммерческое партнёрство, не обязанное регистрироваться в госорганах. Основание организации - подписание учредительного договора (желательно бы несколько учредителей - думаю на Снобе найдутся желающие ? Учредители составили бы и Совет фонда , который наделялся бы правом рапределять средства) и выборы управляющего / кассира

2. Открытие счёта в банке - я сегодня был в банке, где у меня мой частный счёт - там откроют нам счёт бесплатно. (Kreissparkasse Tübingen)

3. Собираем средства и направляем их - как в Россию в качестве прямой помощи так, может быть, и - здесь , в Германии лечить детей  и делать операции? У меня под боком - клиники г. Tübingen - одни из лучших в Германии , да и в Европе. Кстати, расценки лучших клиник Германии контролируются государством. Они , могу дать голову на отсечение, гораздо ниже чем в США.

4. По крайней мере, пока это посильно, все работающие в этом фонде и для него - делают это на общественных началах.

5. Фонд публикует отчёты каждый месяц - открыто, в Интернете. Если "Сноб" не сможет - я зарегистрирую домен и - буду публиковать - нет проблем. 

Мне нужны Ваши мнения и - если наберётся хотя бы ещё 2 учредителя кроме меня - я буду готовить документы.  

Эту реплику поддерживают: Ольга Дмитриева, Людмила Фролова

Олег! - очень бы хотелось Вас поддержать...

Я , наверное, повешу объявление на своём блоге - и - давайте начнём конкретное дело.

Олег, конечно мы будем давать отчеты, если Вы с другими участниками проекта организуете фонд. Я и сама поучаствую. Но давайте сначала подумаем, куда пойдут эти деньги. Например, я не знаю, можно ли передать их конкретно на операцию для мальчика Ильи (там выше Мария объясняет, что его проблемы можно устранить хирургически - хотя, конечно же, тут потребуется медицинская экспертиза). Ставлю в копию Сергея и Елену, которые могут помочь ответить на вопрос - можно ли перевести на счет детдома целевые средства на операцию Ильи?

У меня сложилось впечатление, что проблема не в том, что детскому дому не хватает денег.

Операция Ильи была бы бесплатной. Государство оплачивает лечение детей-сирот. Весь ужас в том, что для того, чтобы поставить его в очередь на операцию, сотрудникам ДДИ пришлось бы заполнить n-ное количество бумаг. А им, по всей видимости, просто лень.

Спасибо за поддержку.

Я вижу это всё примерно так: есть больной ребёнок,которого можно лечить.

Еесли дело в отсутствии мозгов у директора детдома - мы, здесь бессильны, если же дело в квалифицированной медицинской помощи, которую можно купить за деньги- а денег - нет  - значит, нужно собрать деньги и купить эту помощь.

Если я могу хотя бы попытаться и  не попытаюсь это сделать - я перестану себя уважать.

А всё остальное - дело техники: если  нужна экспертиза её нужно оплатить в кратчайшие сроки и сделать ,  нужен диагноз и согласие опекуна - надо направить волонтёра или оплатить адвоката - сделать бумаги и копии , все юридические заморочки мы не можем предусмотреть и мысли   "а что будет, если..."  - не принимаются. просто, берёмся - и делаем.

Или не делаем.

Олег, спасибо, я Вас понимаю. Проштудировав все имеющиеся данные за последние три дня, я могу Вам ответственно сказать, что проблема не в деньгах - они есть. Но тратятся неизвестно каким образом и не на снижение степени инвалидности или на операции для детей.

Сейчас в первую очередь надо погрузиться в бюрократическую трясину и писать письма, организовывать экспертизы, подавать в прокуратуру, снова писать письма и т.п.

Но. Если Вы считаете, что нельзя не создать фонд - тогда нужен фонд. В конце концов, мы же придумаем, как с помощью этих денег помочь ребенку-инвалиду.

Эту реплику поддерживают: Мария Ваняшина, Галина Лемельман

Разместите пож-та номера куда можно отправлять деньги на это мероприятие.

Волонтеры попробуют отправить Илью в Германию. Олег, кажется, это самое время, чтобы начать. К тому же, у Вас есть отличный план.

Наталья. Разместите в блоге номера счетов. Я Олега уже попросил. Вас тоже прошу.

Мы разошлем реквизиты через свои компании. Я уверен, что многие захотят поучаствовать.

Заранее спасибо Вам и Олегу

Обязательно. Как только эти номера появятся. Спасибо.

Я сейчас переговариваюсь с клиникой - по - поводу лечения. Сообщу Вам сразу, как только будет новая информация.

Спасибо! Наверное, для переговоров нужны медицинские подробности - они есть у Андрея Домбровского, надеюсь, вы с ним на связи.

Проблема только в том, что есть реальный мальчик, которого видели волонтеры и который умеет ходить на ходунках, улыбаться и вообще нормально функционировать. А есть официальный диагноз, который ему нарисовали в детском доме-интернате, чтобы перевести тему с плохого ухода на плохую болезнь. Впрочем, чтобы отправить его в Германию, наверное, официальная бумажка, в которой все плохо, как раз поможет.

Информация:

я получил от Андрея примерное описание болезни и созвонился с клиникой - они могут такое лечить.Но нужен официальный диагноз, переведённый на немецкий или английский. С этим диагнозом я свяжусь с профессором, директором отделения нейропедиатрии, неврологии и социальной педиатрии д-р. Ingeborg Krägeloh-Mann.  Извините , может быть перевод мед. терминов неточный. Но она будет только в понедельник. Она на основе диагноза сможет сделать предложение по стоимости обследования и лечения. Тогда мы будем знать примерную цифру. Параллельно я хотел бы заняться организацией фонда, счёта и - тд. Может ли Сноб выделить пользователя - условно  "фонд помощи детям" , где публиковалась бы вся информация по нашим действиям, ответы на вопросы и т.д. Я просто уже не успеваю отвечать всем.

Эту реплику поддерживают: Мария Ваняшина, Людмила Фролова

Олег, завести такого пользователя мы не можем. Но Вы скажите, в чем проблема. Давайте обсуждать вопросы фонда здесь (подпишитесь на комментарии, например) - я всегда буду получать эти сообщения. Или я могу завести специальный пост в блоге "Дети" под которым мы можем обсуждать деньги. Хотя логичнее было бы прямо здесь, мне кажется.

Проблема - не в обсуждении, а - в информации, которую хотят получать люди : кто - то хочет уже внести деньги,  кто-то помочь делом или советом , но - не знают куда и - как. В блогах это просто затеряется.Наверное, мы сделаем так: я вывешу всю основную информацию на своём блоге (или сделаем один новый пост "Организуем фонд помощи"), а - потом я сделаю домен - и там сделаем подробный портал помощи. Хотелось бы , конечно, чтобы Снобовцы в первую очередь в этом участвовали. Как вы думаете?

Я только что поговорила с редакцией, и мы решили, что пользователь под именем фонда будет самым лучшим выходом. Поэтому мы заведем профайл, только сначала нужно придумать название - чтобы имя этого пользователя помещалось в колонку "Прямо сейчас" на главной странице.

Я с Вами совершенно согласна в том, что фонд должен находиться на Снобе, а не на внешнем сайте. И что делать его должны в первую очередь участники проекта - хотя, разумеется, любой другой желающий приветствуется.

Наталья, готовы ли вы выступить в качестве организатора фонда? Если - да, как я могу с Вами связываться?

Олег, я готова заниматься "информационной поддержкой" - привлекать экспертов, публиковать обновления, отчеты и т.п. Но не смогу выступить организатором фонда - это противоречит редакционной политике "Сноба". Думаю, для дела это даже лучше, если оно будет вестись от имени участника проекта, а не редакции. Поэтому нам нужно правильно разделить функции. Например, я готова брать комментарии у благотворитлей, которые знают, как организовать фонд, у юристов и финансистов. Но прямые действия лучше производить участникам "Сноба".

В блоге у Сергея Тимофеева откликалось довольно много людей - давайте призовем их организовывать фонд?

Эту реплику поддерживают: Олег Зубков

Спасибо - я думаю минимальное количество уже есть. Сейчас главное организоваться, поэтому пока привлечения многих людей не нужно. Это - после.

Тогда скажите, какая информация сейчас необходима, и я постараюсь ее найти.

Как только появится название фонда, можно будет завести пользователя на Снобе и перенести обсуждение организационных вопросов туда.

Олег,

чать орг.работ в Питере уже решена:

http://www.perspektivy.ru/index.php?req2011

Сегодня со мной связывался помощник Астахова. Я сказала ему, что в стационаре за месяц Илья набрал 5 кг и назвала волонтера, бывшего свидетелем контрольного взвешивания. Кроме того, насколько я поняла, в Аппарате Астахова тех фотографий, что размещены выше - на тот момент еще не видели и представляли себе ребенка, как полностью лишенного сознания и способности двигаться.

Как сейчас складывается картина именно по Илье: причина его состояния - не соматическая, а хирургическая. Думаю, этот комментарий не может считаться разглашением врачебной тайны, поскольку диагноз не произношу. Однако, суть: его истощение связано с тем, что он срыгивает пищу. А причина этого срыгивания может быть устранена хирургическим путем, и, как я понимаю, могла быть устранена в любой момент. Теперь вопросы: почему не была проведена плановая операция? Почему медленная смерть от истощения считается "нормальным состоянием"?

Мария, а мы знаем что-нибудь о финансовом состоянии детского дома? Можно предположить, что на операцию не хватает денег?

Воспитанникам ДД операции должны проводиться бесплатно. В идеале - даже требующие вывоза ребенка за границу.

Вообще, финансирование детских домов - это страшная тайна. Я начинаю подозревать, что за активный интерес в этом направлении можно в темной подворотне по голове получить запросто. В частных беседах сумма содержания (еда, одежда и т.д.) одного ребенка-инвалида варьируется от 25 до 30 т.р.  в месяц. Однако, в открытых официальных источниках нет никакой информации об этом. Вообще никакой - ни подтвердить, ни опровергнуть

Эту реплику поддерживают: Мария Ваняшина

Это очень, очень интересно. Наверняка есть какие-то официальные способы выяснить, сколько они получают денег и куда они идут. Но это не к Вам вопрос, конечно.

Может быть депутатский запрос  в министерство здравоохранения? Или кто ДД такого типа финансирует?

Мария, такая цифра очень похожа на правду. Вот я ежемесячно получаю на свою дочку (она из дома ребека, под опекой) что-то около 15 тыс. рублей. Думаю, что когда дочка еще была в доме ребенка, эти деньги получал как раз дом ребенка. 

Логично, что на содержание ребенка-инвалида государство выделяет бОльшую сумму.

Андрей Домбровский про деньги

"Еще надо прокомментировать то,  как эти деньги расходуются. Например, осенью прошлого года, возвращаемся с детьми из лагеря - весь корпус вверх дном: дали деньги на ремонт полов и потолков. Детей из одной половины корпуса перетащили на вторую половину (и лежачих тоже), прикрыли двери и устроили взламывание старых полов и заливку новых. Пыль стояла такая ... а у некоторых детей кроме всех остальных диагнозов есть еще и аллергия. СДелали косметический ремонт, навесные потолки, потом счистили лед с крыши, крышу пробили - корпус тек сверху до низу - ремонт начали делать заново.   В конце 2010 года дали деньги на замену электропроводки (надо менять - нагрузки не выдерживает). Опять: дети - здесь, ремонт - здесь ... Кто-нибудь делал ремонт в комнате, не вывозя из нее маленького ребенка. Почему летом нельзя хотя бы часть детей отправить в лагеря, на их место перевести тех, у кого ремонт ... короче, спланировать.   Да и при таком подходе там можно каждый год миллионы зарывать".

15 тысяч в месяц. Вот бы на такую дотацию посадить наших депутатов. Я как-то вникла в закон о потербительской корзине. В нем указаны нормы продуктов необходимых и ребенку в том числе. Так вот наши депутаты приравнивают шоколад и сахар, называя все это одним словом сладости.

Да если бы эти деньги платили мамам на родных детей - детские дома опустели бы наполовину. Сколько у нас случаев было в больнице: поступает из ДД малыш и следом прибегает мама - ухаживать. Спрашиваешь, как же так - и выясняется, что отдала в ДД, потому что не на что и негде жить - матери-одиночке с ребенком, если своего жилья нет, квартиру, да что там, комнату снять - нереально. Вот и работает с утра до ночи, и бегает к нему при каждой возможности. Да если бы ей на него государство платило 15 т.р. в месяц - ребенок и близко к ДД не оказался бы.

Согласна. Откровенно говоря, читая Ваш материал, просто испытываю физическую боль. Это страна абсурда, лжи и лицемерия. Сегодня показали репортаж о восстановлении, полном восстановлении дворца в Коломенском. Представляю, сколько денег там распилили. Я лично не понимаю, какие дворцы можно восстанавливать, когда дети в стране в таком отчаянном положении. Искренне не понимаю.

А кто-нибудь контролирует, на какую сумму в реальности содержат ребенка в детском доме? Это же просто непаханое поле для воровства. Я когда увидела фотографию мальчика в сети, мне стало плохо. До какой же степени надо быть равнодушными, что бы видеть этого ребенка каждый день и ничего не предпринимать? Приюты для собак организуют, а к детям, больным детям такое отношение. Я искренне не понимаю, как можно к этому привыкнуть.

А как это можно проконтролировать, если учреждение абсолютно закрыто? Ну есть, конечно, какие-то правила: ребенку полагается 8 подгузников в день, сколько-то смен постельного белья в месяц, одежда, 5тиразовое питание, но фактически внутрь поступает финансирование (в неизвестном общественности объеме), а наружу выходят отчеты (и тоже не доступные общественному контролю, а только для внутреннего чиновничьего пользования). А что там внутри происходило и как эффективно на благо конкретного ребенка деньги расходовались - неизвестно.

Да, я одного только понять не могу. Все эти налоговые инспекции, ОБЭПы, санипэпидемнадзор,аттестации, это все существует только для коммерческих структур и частных предпринимателей? Понятно, что проверка пришла  и в этот день накормили всех по норме, но в таком случае проблема не решаема, потому что все зависит от конкретных людей, работающих с детьми.

Проблема, кажется, еще сложнее. То о чем говорит Домбровский: дело даже не в том, соответствует ли там все нормативам, а в том еще, что нормативы не соответствуют реальным потребностям этих детей. Ну если нет нигде правила, что нельзя ребенку с целиакией давать растительные белки в пищу, и надо приложить несколько лет усилий, чтобы убедить руководство ДД разрешить давать спец. питание.... куда дальше плыть-то? У моего ребенка сильная  аллергия на пшеницу - ну если в детском саду упрутся и скажут: всем батон и манку - и ей тоже, нЕчего тут - за сколько времени из нее инвалида можно было бы сделать? И так там со всем.

Эту реплику поддерживают: Сергей Кондрашов

Просто я сама в саду работала, на заре молодости и как-то мне хватало ума и внимания у родителей спрашивать на что у детей аллергия. Это в конце концов элементарная грамотность, я не знаю профессионализм. Ну получается что идиоты какие-то работают с детьми, если их надо убеждать в необходимости спец питания.

Это не идиотизм, это атрофия человечности. Нет такого пункта в инструкции, а инициатива в таких учреждениях весьма наказуема.

Знаете, что меня не радует уже второй день?

Обратите внимание! Сколько человек в дискуссии!  :((

Да, есть такой момент. Но я надеюсь, что многие сочувственно наблюдают. Я получила несколько очень дельных предложений о помощи от людей, которые здесь комментариями не отметились.

эТО УЖЕ ХОРОШО. ЧТО СОВЕТЫ ЕСТЬ.

ПЛОХО, ЧТО КОММЕНТАРИЕВ НЕТ. ЭТО И ГОВОРИТ О ТОМ, ЧТО МАЛО ЛЮДЕЙ СОЧУВСТВУЮЩИХ. ;((((

Б-Г С ЭТИМ. СПАСИБО , ЧТО ПРОДОЛЖАЕТЕ ЗАНИМАТЬСЯ ЭТИМ.

Инициатива да, я сама сталкивалась с этим, работая воспитателем. Проблема, мне кажется еще и в отношении общества к тем, кто работает с детьми. А общество, по большому счету, относится к таким людям с презрением.Вот и идут туда работать не по призвзнию, а от безысходности.

Логично, что они не хотят отдавать этих детей людям...  У меня сейчас на связи Светлана, которая уже год пытается вытащить из этого ДДИ девочку и удочерить ее. Нереально. Последний раз в опеке ей сказали, что у нее не слишком хорошие зубы, чтобы доверить ей ребенка-инвалида.

Империя наносит ответный удар...

"Иск в суд будет направлен с формулировкой о защите чести и достоинства руководства дома-интерната, рассказал «Эху Петербурга» глава комитета по соцзащите Александр Ржаненков. «Иск не подан. Для того, чтобы его подать, нужно внимательно разобраться, но это эмоциональная реакция на факт опубликованной в газете статьи. Иск будет подан либо к газете, либо к самому журналисту. Сейчас этот вопрос изучается. Фотографировать такое нельзя. Незнание закона не освобождает от ответственности. Журналист могла заявить это немного по-другому, но публиковать фотографию – некорректно. Кроме того, там есть умозаключение, что детей там не кормят, издеваются и так далее».

Очень хотелось бы услышать комментарии юристов. Во-первых, на фотографии не видно лица. Во-вторых, разве эту фотографию не следует классифицировать, как фиксацию факта возможного преступления?

А это нормально, что глава комитета по соцзащите оперирует выражением "эмоциональная реакция"? Он, глава комитета, вроде бы должен выполнять какие-то профессиональные действия, а не в обморок падать от слова "какашка".

меня убивает другое: "такое фотографировать нельзя". Да, и говорить об этом нельзя. Почему нельзя-то?

Мне кажется, что чиновники в своих речах обнажают какой-то очень древний, традиционный пласт сознания. За неимением какого-либо другого - скажем, цивилизованного пласта. В традиционной культуре болезнь воспринималась как проклятие, а больной изолировался от общества. Это сакральная штука. А сакральное нарушать нельзя.

С одной стороны, сейчас не время для академических изысканий в сфере антропологии. С другой, надо понимать, с кем имеешь дело. С людьми необразованными, нецивилизованными и попросту темными. Поэтому никакие аргументы из мира нормальных людей не работают. Почему нельзя показывать? Просто нельзя. Нехорошо. Вдруг че.

Эту реплику поддерживают: Галина Лемельман

вот еще что интересно: если они подадут иск - в каком объеме будут проводиться следственные мероприятия по этому делу? В суд вызовут автора письма? Свидетелей? Будет ли это открытый процесс?

Это была "эмоциональная реакция". Если дело дойдет до суда, предъявить больше нечего. На редактора иск подавать за то, что он опубликовал фотографию? На автора письма за то, что она ее сделала? Это смешно. Хотя, повторюсь, наша логика там не работает. Посмотрим, что будет дальше.

Анонимный врач - "Комсомольская правда"

КП приводит анонимный комментарий врача, который часто бывал в павловском доме-интернате:

"Безусловно, болезни, при которых ребенок может полностью отказываться от еды или не воспринимать пищу, существуют, - сказал он. - Это может даже закончиться летальным исходом. Поэтому требуется госпитализация и серьезное лечение. Но подобные состояния редки. В интернате же, насколько я знаю, такие случаи отнюдь не единичны - в больницу регулярно поступают оттуда дети с крайней степенью истощения".

Ох уж мне эти анонимные врачи, где бы не анонимного найти? Может Рошалю написать? Не предстваляю, правда, что он за человек. Помню только, что из "норд оста" детей выводил.

Если даже мы найдем врача, ему нужно будет еще пробиться внутрь детского дома. А те, кто там уже бывал, вряд ли выступят под собственным именем.

а вот это сильно

(с Балтинфо)

"По словам представителей Уполномоченного по правам ребенка, в медицинской карте Ильи «значатся следующие диагнозы: органическое поражение центральной нервной системы, эпилепсия, гипотрофия 3-й степени, кардиодистрофия, пластический тетрапарез, нарастание полиорганной недостаточности». Поэтому говорить о том, что состояние мальчика - результат плохого кормления и ухода, оснований нет, подчеркнули в аппарате Светланы Агапитовой.Там пояснили, что ребенок сейчас находится в 7-й группе отделения «Милосердие» (второй корпус). За время пребывания в больнице, где Илья провел 1,5 месяца, он еще больше потерял в весе: с 13 кг 700 грамм при поступлении он похудел до 12 кг 550 грамм при выписке"

Ну, я не знаю, как это может быть

Мария, Вы же не ждали, что Агапитова подтвердит, что в детском доме-интернате плохой уход за детьми?

Не знаю, чего я ждала. Но хотелось бы понять, как могли получиться эти цифры.

Есть большой соблазн сказать, что с потолка.

А волонтеры, которые работали в ДДИ, никаких измерений не вели? Было бы, что противопоставить.

Вообще у волонтеров должны быть свои журналы, завтра утром можно будет выяснить, что в них зафиксировано.

По приведенному диагнозу посоветуйтесь со специалистом. Выглядит так, что по крайней мере часть его элементов является лишь описанием текущего состояния, без этиологии (описания причин его возникновения), то есть может быть вызвана в том числе и плохим уходом. Но я не специалист.

они пишут, что у него "гипотрофия III степени"  -  там смертность 30 - 50 %. Его не могли с таким диагнозом выписать. Нужен врач. Очень нужен неанонимный врач

http://www.med-legal.ru/about.html

http://www.petroexpert.ru/

http://inexpert.ru/

Думаю, кто-то из них согласится. Платно. Но не думаю, что это такие уж большие деньги.

Хотя я совершенно не хочу в чем-то обвинять руководство интерната (хотя бы потому, что на данном этапе это может повредить делу), но российские официальные диагнозы - штука скользкая. Не будем забывать, что Сергей Магницкий официально умер от остановки сердца, что ФОРМАЛЬНО истине соответствует, поскольку человеку вообще свойственно умирать от остановки сердца. Но причины того, ПОЧЕМУ конкретное сердце остановилось (осложнения гнойного панкреатита, вызванного отсутствием медицинской помощи, неоперабельный порок сердца или русская хандра) - остаются за пределами внимания. А, зачастую, именно они и являются самым главным.

Эту реплику поддерживают: Мария Ваняшина

Неприятно то, что исходить нужно из расстановки сил, из того "кто за кем стоит" и кто имеет влияние - а не из истины, пусть и формальной. Потому что истина на стороне волонтеров - они совершенно справедливо задают вопрос: если мальчику так плохо, почему его выписали? А сила - на другой стороне. Как напишем в медицинской карте, так и будет.

А ничего не поделать. Надо играть теми картами, которые у нас на руках.

Я почему ещё позволяю себе такие реплики? "Гипотрофия - хроническое расстройство питания, обусловленное недостаточным поступлением в организм питательных веществ или нарушением их усвоения и характеризующееся снижением массы тела." То есть термин "гипотрофия" не говорит ровно ничего, кроме того, что ребенок не получает достаточно питательных веществ. И я не совсем понимаю, о какой хирургической операции может идти речь при "срыгивании пищи"? Устранение непроходимости пищевода? Все остальные причины срыгивания, насколько я, профан, знаю, имеют неврологический характер. О чем вообще речь?

Честно говоря, не знаю. Вы имеете в виду, что мальчику в принципе не поставили диагноз, а только описали симптомы?

Почему? Пластический тетрапарез и эпилепсия - достаточно внятно звучат. Но "органическое поражение ЦНС" может означать что угодно. Нужна этиология болезни. Конкретные причины имеющихся патологий.

Очень скользкая. К тому же, кому легче от того что после смерти поставят диагноз.

А по Магнитскому, вообще теперь лучше МОЛЧАТЬ

БиПи получили то, что хотели в обмен на 

http://news.rambler.ru/8781189/

Теперь нет свободных стран. Есть нефтяные вассалы России.

Астахов говорит правду

Опубликованное вчера интервью Павла Астахова на БалтИнфо поражает адекватностью.

Вот цитаты:

"В интернатах для детей с умственной и физической патологией содержатся минимум по 150 человек. А в таких интернатах как Павловский - 550 детей!  Это же настоящий комбинат детского несчастья! Часто к моему приезду руководители интернатов даже не успевают привести в порядок свои дела, и я вижу ужасающие вещи. Воспитатели не понимают, что их задача – не только накормить и вовремя дать лекарство ребенку. За такими сложными детьми нужно ухаживать, с ними нужно заниматься, развивать их, заниматься их реабилитацией...

Интернатские дети – эта самая «богатая» по части государственной помощи прослойка населения. На банковских счетах таких детишек собираются огромные деньги. Вы даже представить себе не можете, насколько это большие суммы...

Многие сотрудники интернатов разрабатывают черные схемы. Допустим, по штату положено 15 человек, а работают на самом деле пятеро. Они занимают по две ставки и, соответственно, получают двойную зарплату. Только вот за детьми ухаживать не успевают. Права детей нарушаются, но большинство об этом либо не знает, либо закрывает на это глаза...

Я считаю, что за смерть или тяжелые увечья таких детей нужно карать намного более сурово, чем за смерть тех, у кого есть защитники. За интернатских ребятишек некому постоять, и подчас их жизнь не оценивается вовсе. Ну, уволят директора детского дома, выпишут штраф. А ребенка уже не вернуть.

Да, как-то надежда появлется что есть вменяемый человек, реально смотрящий на дело, беру свои слова обратно.

Ничего не понимаю - если "полагается" работать 15 человекам, а работает 5 - это что, не нарушение? Хотя бы административное? Почему нельзя призвать к ответственности дирекцию интерната за это хотя бы "мелкое" нарушение?

И что значит, за детей заступиться некому - я волонтеры, а соцзащита? А он сам, Астахов - у него что, тоже никаких прав прям и нет ? Даже право предоставить свои представления о "черных схемах многих сотрудников" на проверку органам финансового контроля?

Я чего-то не просекаю в таких интервью. Если Астахов говорит в том духе, что вы даже и себе не представляете, что там творится... Ну так давайте представим. Вы ж туда доступ имеете, а больше почти никто....

Да ведь это и так понятно, что жуть, а то мы не представляли себе, какой ужас эти наши учреждения по "уходу" за детьми.

Но ему ведь карты в руки немного получше дадены, чем даже волонтеру - положение то немаленькое, нет?  Да к тому же - юрист.  А выглядит - констатация факта. Или только что прозрел - как бы всерьез. Хорошо бы.

Вы совершенно правы. Меня радует тот факт, что Астахов сказал ключевые слова, и теперь благотворителям и волонтерам будет чуть легче - говорить с чиновниками на правильном языке.

Состояние Ильи тяжелое

Информация от Андрей Домбровского:

Только что разговаривал с Агапитовой. Состояние ребенка по ее словам очень тяжелое. Пытаемся добиться, чтобы к Илье пустили сиделку до понедельника, когда его будет обследовать медицинский консилиум.

Наталья, простите, я не все комментарии прочла: а к Илье до сих пор никого не пустили?

Агапитовой его показали. Но волонтеров не пускают

Агапитова - это представитель по правам детей в Санкт-Петербурге.

Только что прошла информация, что состояние Ильи тяжелое - об этом волонтерам сказала Агапитова.

"состоянии Ильи тяжелое" - сразу возникает вопрос к директору детского дома и врачам: насколько правомерно было с такой поспешностью выписывать ребенка из больницы?

Да, этот вопрос у всех возник. Пока что у нас очень скудные данные - в основном от Агапитовой, которая единственная с начала всей этой истории видела Илью и была в детском доме. Ждем новостей от Астахова и параллельно организуем возможность для Ильи поехать в Германию на лечение.

Официальные источники стараются представить дело так, что тяжелое состояние для него - это норма. Правда летние фотографии, где он вполне себе жизнеспособен, никто еще официально не комментировал. А ведь последняя из них сделана незадолго до того, как волонтеры потеряли доступ к Илье и другим детям. Соответственно, в это "тяжелое состояние" он пришел за достаточно короткий промежуток времени.

Мне нужно название для благотворительного фонда. Пожалуйста предлагайте!

Короткое, можно английское, но понятное. Мы будем оказывать помощь детям. Это должно фигурировать в названии.Спасибо!

Эту реплику поддерживают: Наташа Барбье

Благотворительный фонд "Счастливое детство"

Придумалось вдруг: "Другие дети"

Мария Ваняшина Комментарий удален

Мария Пылькина Комментарий удален

Марию Карабанову пытаются запугать

Информация от Андрея Домбровского:

Около часа назад позвонили мне и еще одному человеку, который втянут в процесс, и... попросили предать  Маше Карабановой, что ей надо быть осторожнее, может быть, надо уехать на несколько дней из города, поскольку на нее собираются заводить уголовное дело, ей могут звонить с угрозами... Источник информации не раскрывался, но была ссылка на ФСБ.   Аналитическая оценка этой информации такова: дезинформация, распространяемая намеренно, чтобы испугать. Никаких силовых структур за этим не стоит.

В свете того, что Астахов сказал про милионные счета воспитанников интернатов и детских домов для инвалидов - ничего удивительного.

Мы ничего не знаем о мотивах и подводных течениях. Астахов сказал, что детские деньги невозможно присвоить - они болтаются на счетах банков. То есть, причины этого странного звонка непонятные.

Поверьте финансовому директору со стажем: по поводу денег - надо разбираться.

Эту реплику поддерживают: Irina Singh, Ирина Ткаченко

Разбираться в чем именно? Куда идут предназначенные для детей деньги? Астахов говорит, что в банках. А есть ли способы проверить?

Сложно, но ничего невозможного нет.

То, что из госбюджета (скорее всего из ПФР) средства начисляются по счетам, это - наверняка.

Что с ними происходит потом? Здесь это могут помочь только сотрудники банков. Хотя и спросить об этом руководство уполномоченных банков журналистам не запретишь.

Сначала надо бы узнать в каких банках находятся эти счета. Это должны знать и в ПФР, и в аппарате Астахова. ИМХО.

Вообще картина какая-то ужасающая. Как в сказке про голого короля. Все видят, что мальчик болен, что он на грани жизни и смерти и пытаются представить это его нормальным состоянием. Еще и манипулируют с данными о его весе. Конечно, мой вопрос звучит наивно, но совесть-то есть у кого-нибудь из этих людей, врачей, директора этого интерната, сиделок, воспитателей?

Я не понимаю, как работают контролирующие органы. Ведь у всех учреждений, работающих с детьми и медицинских учреждений, есть плановая аттестация, ее кто-нибудь когда-нибудь проводил? Кто-нибудь когда-нибудь определял проф. пригодность этих воспитателей, сиделок, директора этого интерната?

Ну, получается же ужасное какое-то состояние дел по всей стране. Во всех частных компаниях проводят аттестации. Неважно, какого они профиля. А государство отдает свои деньги людям, по сути, не являющимся профессионалами и просто честными работниками. Или честных вообще уже нет нигде?

Ужас в том, что совесть есть у них у всех, но достаточно эластичная. И абсолютно все они считают себя пострадавшей стороной. Более того, я уверен, что штатное расписание интерната таково, что найти нового сотрудника на место уволенного будет весьма проблематично. И (я надеюсь, что ошибусь) в ближайшие дни будет, скорее всего, сделано несколько шагов (из самых лучших побуждений), чтобы установление истинных обстоятельств дела стало бы уже невозможным......

Млада Стоянович Комментарий удален

Сергей, после Ваших слов хочется на баррикады. И вспоминаются слова героя Александра Абдулова в фильме Гений. Страна непуганых идиотов. Весь патриотизм сразу испаряется. Остается только глухая ненависть к  тупым, инертным, равнодушным, запуганным, злым людям.

Думаю, никто не возьмет на себя ответственность сказать, что у сотрудников детского дома нет совести, что они моральные уроды и т.п. Наоборот. Там работают нянечки, которые ухаживают за 20 больными детьми каждая, и медсестры, и уборщицы и т.п. Но они ведь переживают ситуацию совсем не так, как люди со стороны: у них есть "объективные обстоятельства", они - "государственное учреждение", у них - "ответственность" и "правила". Это вопрос системы, которая принципиально централизованная, закрытая и тоталитарная.

Эту реплику поддерживают: Людмила Фролова

Хорошо бы еще вспомнить, сколько эти нянечки и уборщицы получают за свой труд. Если бы им те же самые несчастные 25 т.р. в месяц (а это в Петербурге зарплата рабочего на конвейерной сборке - кто скажет, что ежедневно ухаживать за неизлечимыми детьми - легче?) платили - был бы там штат недоукомплектован на 150 человек?

Эту реплику поддерживают: Людмила Фролова

Беда в том, что даже если платить люди не будут делать свою работу. Должне быть конкурс, конкурс выявляющий отзывчивых, добрых, любящих детей и способных к состраданию людей. Уверена, что в мед интститутах нет даже курса по уходу за такими тяжелыми детьми. Это отношение общества к инвалидам.

Наташа, я бы с Вами согласилась, если бы сама не столкнулась с подобной ситуацией. Когда у моей дочери был компрессионный перелом позвоночника, после 24-х дневного лежания, мою дочь 10-лет лет врач отправила в санаторий Полушкино. Когда нас туда привезли, был глубокий вечер и сердце у меня просто разрывалось. Через день я примчалась и то, что я увидела, меня повергло в шок. Грязь, ободранные стены, грязная ванная комната, грязные полы, дети, направленные на реабилитацию с  тяжелыми переломами рук, ног, другими травмами предоставлены сами себе. Я привезла для дочери йогурты и фрукты и попросила давать ей каждые 4 часа что-нибудь перекусить, так как у нее дискенезия желчного пузыря. А ходить ей было еще нельзя. Заплатила медсестрам денег.  А они мне намекнули, что родители у них моют полы в палатах, так как у них времени не хватает, а сами весь день пока я была у дочери сидели и жрали казенную эту еду, кашу, суп, котлеты. Через три дня я приехала со своими тряпками  и моющим средством, это был будний день. Я попала в обед и после обеда был тихий час. Тетеньки сидели и если, а дети, с загипсованными руками, в корсетах, делали в палатах что хотели. Почему я вспомнила, потому что степень моего возмущения была так велика, что я сделала фотографии этого санатория. Этих убогих грязных палат, туалетов, и недавно их нашла, перебирая старые фотографии. Так вот я Вам скажу, что нет там никакой ответственности, потому что ответственность есть там, где есть вменяемый руководитель, способный организовать и контролировать процесс. Почему я так безапелляционно утверждаю? Потому  что в Полушкино руководил всем безнадежно-равнодушный 70-летний дохтур, носивший вставную челюсть в кармане, и забывавший ее вставлять в рот. Он назначил неправильное лечение, вместо жесткого корсета нарядив мою дочь в мягкий реклинатор, разрешив  ей ходить, хотя как потом оказалось, ей нельзя было сидеть и ходить 6 месяцев. И только через неделю, когда я со скандалом забрала своего ребенка,  привезла ее к ортопеду, который тут же отправил нас в мастерскую, где сделали жесткий корсет, я узнала,  что лечении было неправильным и могло привести к катастрофическим последствиям.  Даша лежала дома 6 месяцев, спала на полу. И только потом этот же врач дал направление в  санатории «Турист», где был совсем другой персонал, другой главврач, где женщины, работавшие за такие же маленькие зарплаты, даже кофе и конфеты брать не хотели, а работу свою делали.

Спрашивается, почему ортопед из больницы направил нас первоначально в санаторий в Полушкино? Зная, что там грязь и убожество. Потому что это санаторий был прикреплен к этой детской больнице. И докторесса немало не смущаясь, глядя мне прямо в глаза, говорила: –« Отличный санаторий». Чей зад она прикрывала за счет здоровья моего ребенка и других детей?

Нельзя привыкнуть к боли человеческой, нельзя, а если люди привыкают, значит они уроды.

 

Ужасная история. И хорошо, что она закончилась благополучно.

Может быть, я зря пытаюсь "войти в положение", но мне кажется, что если ты понимаешь, что движет людьми, то тебе проще действовать.

Беда в том, что ими ничего не движет. У меня был и другой опыт работы в 64 больнице в 20-летнем возрасте. И я была поражена равнодушием и неуважением, с каким медсестры, имеющие, в отличие от меня медицинское образование относились к старикам. 90% зависит от человека. Лучше сидеть и чай пить, оправдывая себя маленькой зарплатой, чем вымыть пол

Эту реплику поддерживают: Федор Гнучев

Да, Федор. Там находилась кафедра внутренних болезней мед факультета, тогда еще УДН.

Письмо волонтера Кати Карижской: в больнице Илья поправлялся

"Съезди на Авангардную в №1 детскую больницу, когда у тебя будет время, говорят, там сейчас много детей" - так сказала мне администратор волонтеров организации Наши дети как бы между строк.. Я являюсь волонтером уже достаточно давно и общалась с разными детишками, поэтому то,что первая девочка, которой мы стали помогать была дауном меня особо не смущало. Постепенно детишки выздоравливали, поступали другие новые, к ним приходили и новые волонтеры.

В одну из суббот я пришла к Насте 12-летней девочке из Павловского детского дома. Настенька очень ласковая и добрая, очень любит рассматривать книжки и слушать песенки. Настя ходит, но не говорит, но ходить ей было нельзя из-за болезни почек и мочевого катетора на тот момент. Кроме Насти меня встретил еще один новый поступивший день назад в больницу мальчишка Илья. У кровати было подписано, что Илье 10 лет, но когда я вошла в палату он лежал клубочком, крепко прижав руками колени. Чесно признаться, сначала я не знала как к нему подойти. Мы с Настей произвели некоторые гигиенические процедуры, и Илья поднял на меня свои огромные голубые глаза. Больше от него отойти я не могла, хотя еще и побаивалась его. Тут же мальчик начал рукой срывать зонд и капельницу со своего тела, не смотря на мои просьбы этого не делать. Из зонда пища попадала ему через нос в желудок, но он не мог ее как следует проглотить, смесь он то и дело срыгивал. Нужно было поменять ему одежду, и сняв футболку, я увидела какой он худой. Кожа да кости - так говорят по таких. Но почему то тогда у меня не было ни шока, ни боязни, я приняла это как факт. Что же и не с такими болезнами сталкивались. К слову сказать, у Ильи была только одна футболка на смену. Это тоже не беда конечно, ведь совсем скоро мы собрали для него все необходимое! 

Вот так началось наше общение с этим ребенком. Каждому волонтеру я подробно объясняла состояние ребенка, рассказывала что и как с ним можно делать, какой необходим уход. Ни одно дежурство не обходилось без Ильи, он все время ждал нас на своей кроватке. Уже через несколько дежурств он начал узнавать меня, я почувствовала это по взгляду. Его огромные глаза стали не такими грусными, хотя раньше все, кто бы не зашел в палату, говорили, что он как будто говорит, что жить не хочет. Я тоже это видела и как можно чаще говорила, что он нам нужен, что люблю его и что у него все обязательно еще будет! Нет, я не врала ему, а действительно привязалась и переживала за него! Тем временем Илья поправлялся, но примерно через месяц после поступления в больницу он срыгнул с кровью. С ним рядом в это время был волонтер и сообщил это персоналу больницы. Илье сразу поставили зонд и капельницу, но вскоре ему вновь стало лучше и стали опять кормить пищей из столовой. На завтрак у Ильи была каша (геркулес, манка, пшенка), на обед - пюре с фаршем, на полдник - творожная запеканка и ужин каша или пюре. Такие нехитрые блюда Илья всегда ел с охотой, никогда не отказывался от еды, открывал рот как видел ложку. Кормили его мы-волонтеры, а когда не было дежурства - персонал отделения. Доктор посоветовал кормить мальчика дробно, мелкими порциями через 15-20 мин, подогревая если остыло. Признаюсь, что одно кормление только занимало достаточное количество времени, потому что иногда в палате находилось 4-5 отказных детей одновременно! 

К концу декабря Илья стал чувствовать себя лучше, стал идти на поправку на глазах - оживился и поправился до 14 кг (взвешивал доктор при мне 29 декабря). Тогда мы решили начать занятия с ним. Первым испытанием была посадка - время от времени мы обкладывали Илью всеми имеющимися подушками в палате и оставляли в таком полусидячем положении. Это Илье очень нравилось, он рассматривал все в палате. Дальше стали разжимать кулачки, это было сложнее. Давали игрушки в руки и брались за ручки вместе. Вскоре Илья стал радовать первыми результатами - когда его кормила, положил свою ручку мне на руку и улыбнулся. Я заплакала.. Моя реакция его явно испугала. Мы научились друг друга великолепно понимать. Он узнавал меня, это точно. Как только приходила - поворачивал голову, улыбался. Следущим шагом в развитиии были разные мячики и игрушки-пищалки - это ведь развитие и сенсорики и звука. Стали складывать из разных крупных цветных кубиков лесенки для кукол, ворота для машин, заборчики для игрушки. Не могу сказать, что у Ильи особенно хорошо получать, но всеже это было большим прогрессом.К сожалению, я не знала, что раньше Илья стоял не ножках сам и что это было совсем недавно. Ведь мы с ним практически начали все сначала - пытались садиться и заниматься моторикой. Многие мои знакомые спрашивали "Как ты можешь любить такого ребенка?", но у меня нет ответа на этот вопрос. Это ведь совсем просто. Я надеюсь, что это время в больнице прошло для Ильи не зря и запомнится ему по мере возможности. 

Павловский детский дом на данный момент содержит 550 детей, а это очень много для данного учреждения. В Павловсом детском доме я не была ни разу и не видела как там живут дети, но то что дети поступают в таком состоянии настораживает. Я понимаю что в больницу ребенкок поступает когда болен, но персоналу нужно внимательтнее присматривать за детьми с такими заболеваниями, чтобы своевременно направлять их на лечение в больницу. Ведь детский дом - это прототип семьи, разве будем мы так поступать со своими детьми? Эти дети сироты, но должны быть нужны хотя бы воспитателелям в их группе, ведь они для них те самые мамы..  Я очень надеюсь на урегулирование этой ситуации, ведь все мы понимаем - что эта детская жизнь с тяжелой болезнью и так очень сложна, а мы будь мы воспитатели детского дома, мед сестры больницы или волонтеры, должны делоть только одно - делать эту жизнь яркой и насыщенной для детей, дарить им все самое лучшее, говорить самое теплое и делать самое доброе! И болезнь будет не в такую тягость, увидете!

Приглашаем от нашей организации всех детишек детского дома в Павловске в дельфинарии или океанариум на выбор!!

Наташа, если мальчику всё хуже -и он по-прежнему в интернате, а туда волонтеров и всех остальных "посторонних" не пускают, что же делать? 

Комментарии разбросаны по всей ветке, хронологический порядок совершенно нарушился. Я так понимаю, что ситуация там по словам Астахова и Агапитовой очень плоха. Агапитова засвидетельствовала плохое состояние мальчика, но его выписали из больницы.

Марие какие-то придурки на что-то намекают, чтобы волну не гнала. И соцзащита с журналистами разбираться собралась - классика! Все присели, заткнулись, и сейчас доказывать соответствие своих действий закону будет человек, решивший опубликовать фотографию несчастного ребенка, а не те, кто никак не может как-то отреагировать хотя бы на предложения сограждан ПОМОЧЬ!! 

Ведь не пройдет  месяца , и при таком "карантине" будут жертвы. Посторонних врачей для независомого диагноза не пустят, я так понимаю?  И никому мальчика на руки не выдадут, если так трудно даже усыновить?  А кто ПРЕДПОЛАГАЕТСЯ сопровождает этих детей на операции, которые им якобы должны делать?   

Как пацана оттуда вызволить-то?

Сегодня должен состояться осмотр Ильи "внешними" по отношению к ДД врачами. Не знаю, кто это будет и кто их выбирал. И тем более непонятно, что они скажут. Инсайдерская информация о состоянии Ильи - стабилен. В зависимости от вердикта врачей уполномоченные по правам ребенка будут реагировать на просьбы отдать его полечиться. Директор ДДИ дала "КП" интервью в том духе, что он несчастный овощ, на котором спекулируют волонтеры. Господи, да он же кубики пытался складывать, а она говорит, что его обычное состояние - поза эмбриона и он "практически не реагирует на прикосновения".

 Статья в КП.  http://kp.ru/daily/25625.5/791913/

Слова директора: "Он не говорит, практически не реагирует на прикосновения. После принятия пищи он сам вызывает у себя рвотные рефлексы. Обычное состояние Ильи - поза эмбриона, руки и ноги он прижимает к телу, сжимается. Чтобы сделать это фото его нужно было «развернуть». Руку выгнули, подсунули под нее подушку. Вот так, голыми, без одежды, в одном памперсе наши дети не могут находиться. Я утверждаю: его специально раздели, для фотографии". -

Комментарий Кати Карижской: Ну вообще.. Чегоже они тогда своего работника в больницу для присмотра не высылают. Раздела переодеть или еще не одела! Он великолепно поворачивается. Его даже руку к кровати привязывали, чтобы случайно не перевалился! Подсунули подушку? А он у вас еще и без подушки лежит? все ясно тогда! нам больше заняться нечем чтобы крутить его как обезьяну перед фотоаппаратом! Да что она вообще о нем знает если так говорит! Маша, ну как так можно! ....

Эту реплику поддерживают: Федор Гнучев

Спасибо, Мария, за Ваше участие. Я верю, что Вашими силами и силами правозащитников Илья будет спасен, и не только он. 

Мария Ваняшина Комментарий удален

Ирина, по последней информации, состояние Ильи стабильное. Сейчас происходит сразу несколько процессов - волонтеры и благотворительные организации устраивают пресс-конференции, пишут письма Астахову и консультируются с юристами. Участник Сноба Олег Зубков обещал сегодня выяснить цену на лечение Ильи в Германии. Оффлайн все время что-то происходит.

Я в курсе фонда Олега Зубкова и пресс-конференций. Я просто хочу понять, как бы не заиграли мальцика во всех этих идущих разбирательствах. Хорошо, что пишут, и пресс-конференции - всё это хорошо, чем больше, тем лучше.

Хорошо бы если бы действительно, стабильное. Спасибо за последнюю информацию Вам и Марие - я могу только выставлять почему-то этот комментарий в конец, к Марие не прикрепляется. 

Спасибо. Я Марие передам. А здесь буду обновлять новости.

Психогенные травмы в младенчестве - фильм Рене Спитца 1952 года

  

Фрагменты фильма Рене Спитца (1953) о том, как ученые заметили, что отлучение ребенка от матери оказывается причиной серьезных болезней и даже смерти.

А вот комментарий Андрея Домбровского:

Кадры фильма проплывали перед моими глазами, из них рождалось воспоминание. Волонтеры, приходящие на отделение Милосердия - отделение, где лежат самые тяжелые дети — первые несколько недель, а иногда и месяц, и больше, приходят в тревоге: «Ребенок никак не реагирует», «Не удается установить контакт», «Ребенка берешь на руки — он начинает плакать. Нянечки начинают шипеть,- Да, положи ты его в кроватку. Пусть лежит тихо». А потом, сквозь долгий мрак бесконтактности, - «Сегодня он мне улыбнулся», «Он начал меня узнавать», «Протянул ручки» - это как солнце неожиданно прорвавшееся сквозь бесконечную пелену дождей. Надо только верить, что Солнце взойдет. Андрей Домбровский, президент общественной организации в помощь детям с ограниченными возможностями «Подорожник»С 2005 по 2010 год волонтеры нашей организации работали во втором корпусе детского дома-интерната № 4 в Павловске. Одним из наших подопечных был Илья Дувакин. В августе 2010 года детский дом разорвал договор о сотрудничестве и потребовал вывести всех волонтеров с территории интерната.

Новости: Пресс-конференция состоялась. Было сказано много правильных слов, в частности, что условия жизни детей в ДДИ человеческими назвать нельзя. Надеюсь, что кто-нибудь из непосредственных участников позже поделится впечатлениями. Теперь про Илью - его перевели в другой корпус. Он теперь под присмотром волонтеров "Перспектив". Чувствует себя нормально. В ДДИ сплошные комиссии, но все готовятся к главному - завтрашнему визиту Астахова. Конечно то, что он там завтра увидит, с повседневной жизнью этого учреждения имеет мало общего. Но будем надеяться на здравый смысл и добрую волю проверяющих. На что-то же надо надеяться.

Да, очень надеюсь, что завтрашний визит Астахова изменит балланс сил и волонетры смогут нормально вернуться к работе.

По-поводу бюджетов. Это не закрытая информация, можно вполне составить запрос в профильное министерство(в данном случае соцзащита Спб) и выяснить бюджет на ребенка в год для данного интерната.

Замечу, что средняя стоимость "содержания" ребенка в детском доме(обычном) в Москве около 50 000 в месяц. Про Питер не знаю, но очень инетересно было бы выяснить цифры.

Астахов в своем последнем интервью на эту тему дал понять, что осознает степень подготовки учреждения к его визиту. Но я пока что не понимаю, как именно его визит может отразиться на ситуации. Если ему "не понравится", он уволит директора? Вряд ли.

В Ижевске расформировали интернат...

Директор я думаю легко может полететь, в СМи уже и предписания прокуратуры полугодичной давности неисполненные были и оба уполномоченных признали что там ужас-ужас.

Дело, увы, не только в директоре.

Жизнь детей, не нужных никому конкретно, а ведь это главное для ребенка -быть нужным, он пока ребенок, он не сам, он чей-то, мамин и папин.

Жизнь ребенка ненужного, да еще и больного, в тяжелом состоянии, в учреждении, где еще 550 таких же, даже при самом лучшем директоре будет лишь немного лучше чем ад.

Эту реплику поддерживают: Сергей Кондрашов

Я бы хотела высказаться по-поводу создания фонда.

Фонд безусловно был бы полезен. Но не столько для адресной помощи детям, и уж ни в коем разе не учреждениям.

Исключительно для того, чтобы поддерживать СИСТЕМНЫЕ изменения. На программы по работе с семьями, на юридические консультации и поддержкуспециалистов  НКО, помогающих детям. И.тд. и.т.п.

Я знаю, что в Питере одна из крупных волонтерских организаций давно мечтает сделать проект совместного проживания для детей-инвалидов, которых врядли  возьмут в семьи. Для этого им нужна малость -помоещение.

Так вот, как руководитель фонда, который уже шесть лет работает в этой сфере и у нас до сих пор нет помещения, скажу что для НКО это  почти неподъемно в России.

И еще один момент надо понимать, как только общественная организация получает зарубежные деньги, больше мелкой суммы и не от физлица -она попадает на очень серьезную дополнительную отчетность  от государства здесь.

Эту реплику поддерживают: Сергей Кондрашов

Спасибо! Мне мысль нравится. Надо обсудить этот вопрос с Олегом Зубковым, который инициировал его создание. Только вроде бы была идея первым делом отправить Илью на лечение в Германию. Впрочем, это не противоречит дальнейшим стратегическим планам.

Первым делом - конечно Илья . Обязательно ещё пообщаемся и на другие темы.  Нам нужно ещё пару дней, чтобы формально организоваться.

Эту реплику поддерживают: Мария Ваняшина, Сергей Кондрашов

Отлично, будем ждать сообщений. Спасибо, Олег!

Мы организованы.Мы называемся: Verein "Health for Children" (Союз "Здоровье для детей").

Это некоммерческий союз (товарищество), открытый для новых членов.Уже есть устав, счёт в банке, адрес.

Можем ли мы получить на "Снобе" отдельный account , где будем публиковать отчёты о деятельности, наши акции, предложения,устав, счёт.

Ура!!!

К понедельнику, надеюсь, заведем личный кабинет на Снобе, и можно будет публиковать всю нужную информацию.

Спасибо!

Волонтеры договорились с Астаховым по главным пунктам

Сообщение от Андрея Домбровского о том, как прошла встреча с Астаховым. По-моему, это хороший результат - особенно, если дооворенности будут выполнены.

Андрей Домбровский:

"Встреча продолжалась около трех часов. Присутствовало человек 20, может и больше. Косткина, Агапитова, два зама комитета, Урманчеева (ГАООРДИ), зампрокурора города?, общественные организации, руководители ДДИ 1, 4, 5, ПНИ 10.    

Про Илью: он переведен в 4 корпус  (там работают Перспективы). Обещано его там оставить. Перспективы займутся им (и они в состоянии). Горзравотдел на пару с Галиной Ивановной заявляли, что у него "финальное состояние", здравотдел предлагал его в хоспис... В 4 корпусе есть контактные лица, которые могут передавать оперативную информацию о его состоянии. Через них можно искать пути для лечения Ильи в Германии.  

Про ДДИ: полный бардак с ремонтом - сделали косметику, потекла крыша, снова сделали косметику, вскрыли электропроводку, снова потекла крыша. Как Комитет докладывал - впечатление, что они будут делать косметику непрерывно. Астахов видел ситуацию и то, что плесень начинает развиваться в зданиях. Были даны поручения об организации и планировании ремонтных работ. Особо удалось добиться того, чтобы ремонт не происходил прямо вокруг детей (выделять путевки в лагеря и загородные базы, ремонтировать группу за группой...).  

Допуск волонтеров и общественных организаций: 1) всех ввести в попечительский совет, а все остальное - весьма условно. Много слов о том, что все "за". Не очень много, но звучало о "соблюдении распорядка". С Подорожника было взято обещание, что он вернется в ДДИ (жалко, что не захватил с собой письма о том, что нас будут выводить с милицией). Поставлен вопрос о том, что договариваться можно только с договороспособными людьми. Кадровых решений не озвучено.  

О Комитете по соцполитике: 1) о том, что у Комитета должно быть рамочное соглашение с общественными организациями по работе в соцучреждениях и Комитет не должен уклоняться от процесса, в остальном Комитет выглядел бледно. Вопрос, будут ли там кадровые решения.   О системной ситуации. Общие слова об общественном контроле, о том, что надо бороться. Ничего другого конкретного не было. За исключением того, что Астахов сказал, что он собирается поддержать изменения в Закон об опеке (чтобы у детей-сирот был бы другой опекун - не директор учреждения).  

Астахов уехал к губернатору".

Спасибо, Наташа и Андрей! Отлично уже то, что что-то конструктивное происходит. Понимаю, что прозвучит это неоднозначно, но все же: жизнь мальчика Ильи не напрасна (жаль, что он не может этого прочитать!) В том числе и благодаря ему наверняка произойдут какие-то изменения в жизни его "одноинтернатников", и может быть, даже шире.

Ольга, спасибо, хотя, если честно, мне как-то неловко, потому что я просто пишу комментарии. А Андрей с коллегами пишут письма, ходят на встречи - и будут продолжать, вот что самое главное. Сейчас наступил, как мне кажется, ключевой момент: или удастся повернуть эту историю в русло системных изменений (ну пусть малых для начала), или все заглохнет на кадровых перестановках и - в лучшем случае - на одном-двух вылеченных мальчиках.

Кстати, сегодня появилась информация, что в больницу привезли другого мальчика, чье состояние едва ли не хуже состояния Ильи на момент фотографии. Там им займутся не только врачи, но и волонтеры, а вот что будет, когда настанет время его выписывать - пока непонятно.

Я очень рассчитываю на Вашу поддержку в тот момент, когда она понадобится волонтерам. Спасибо!

Спасибо Вам - за то, что вы просто пишете, тем самым реализуя основную идею, то самое системное изменение - общественный контроль за детским домом.

Пусть это сначала будет один-два мальчика или девочки, потом, возможно, один детский дом.

А том, глядишь, и остальные "подтянутся".

Спасибо Вам, потому что вы передадите (мне почему-то так кажется) мою, нашу благодарость всем тем людям, которые сейчас непосредственно решают сотни разных вопросов, от смены белья до встреч с представителями власти.

Спасибо Вам, потому что Вы, как представитель редакции предоставили возможность выступить тут, на Снобе, одному из волонтеров, и тем самым подняли вопрос.

И спасибо, что не смотря на другие, возможно не менее важные события, Вы остаетесь сфокусированными на том, на что можете повлиять.

Эту реплику поддерживают: Ксения Чудинова, Мария Генкина

Наталья! где можно получить инфо о контактных лицах... из 4 корпуса?...
Смертность в Америке и России - Антон Носик

Антон Носик в связи с предложением Астахова остановить усыновление в Америку подсчитал смертность детей в Америке и в России. Из усыновленных в Америку 60 000 детей погибло 17 человек, а в России на то же число приходится 780.

Выборка разная, конечно - усыновленные иностранцами дети в Америке и все подряд дети, оставшиеся в России. Вопрос в другом: как только Астахов возвращается к теме запрета на усыновление иностранцами, он переключает внимание. Страшно выгодным (политически) способом, к тому же.

Эту реплику поддерживают: Мария Генкина

А можно, я первая это скажу? )))

В понедельник в ДДИ будет новый директор. Конечно, это еще не победа, но это возможность работать дальше и - в конце концов - победить. Спасибо всем, кто верил в нас, всем, кто помогал и поддерживал, всем, кто остается рядом для дальнейших свершений. Вы - Люди, вы - прекрасные!

Была такая статья: "Головокружение от успехов".

Впереди еще много всякого.

Но верю.

Спасибо Вам, Мария.

В конце-концов с Вашего письма всё и началось в этот раз.

Да, история вышла каноническая. Спасибо Маше.

Медийная сторона этой истории действительно закругляется. Однако "офф-лайн" все только начинается. Волонтерам нужно налаживать отношения с новым директором, определить, какая помощь нужна мальчику Илье (и другим конкретным мальчикам), а в перспективе - пробивать глобальные изменения, чем смена кадров.

Илье помощь нужна НЕМЕДЛЕННО, иначе он умрет, а я сомневаюсь, что его базовое состояние предопределяет летальный исход. Это мое личное мнение, не коим образом не претендующее на правильность. Но я бы мечтал увидеть заключение, скажем, немецких врачей.

Эту реплику поддерживают: Irina Singh

Судя по информации от медсестер, кототорые работают в детском доме, состояние Ильи хорошее - он ест и даже сидит. А по информации из официальных источников, он стабильно плох. Чтобы разобраться, придется дожидаться нового директора, я так понимаю. В любом случае, у волонтеров есть дружественный хороший врач, и они пытаются пробиться внутрь.

Андрей Домбровский комментирует информацию прокуратуры Петербурга

"Прокуратура уже отчиталась. Из четырех сообщений в СМИ о прокурорской проверке два озаглавлены "нарушений с питанием нет", одно "выявлены многочисленные нарушения", одно "нарушений нет". Не пора ли поставить вопрос о том, что, собственно, проверяет прокуратура? Понятно, что она проверяет выполнение инструкций, по соблюдению которых уволенная директор была настоящим ассом. Но вот вопрос о том, хороши ли такие инструкции, если они заставляют тех, кто вынужден по ним жить жаловаться, что их "кормят помоями" или доводят детей до состояния истощения - этого вопроса никто из власть предержащих не ставит. А кому его задать?

Последняя информация о мальчике Илье

Поскольку состояние у Ильи стабильное, скорее всего лечение в Германии в ближайшее время не понадобится - к таким выводам пришли специалисты, которые работают с Ильей.

Письмо волонтеров-очевидцев:

"На сегодня состояние стабильное, Илья попал в хорошую группу, сейчас там пока волонтер Леша, но к концу февраля появится еще один волонтер из Польши. Собрали хорошую команду из специалистов "Перспектив", которые будут с ним заниматься. Аппетит хороший, получает питание порционно.

Сегодня был наш врач-консультант Саша Заборов, была поставленна задача просмотреть все выписки из больниц и сделать заключение для нас. Завтра решится, будет ли консультация зав.кафедры педиатрии по гастроэнтерологии Александровой, которая занимается именно нашей категорией детей".

Недавно вернулась из большой поездки, а потому совсем была не в курсе конфликта. Сегодня добралась до материала. Прочитала все. Рыдала от первой строчки до последней. Дорогие люди, вы прекрасные люди.

Наталья Конрадова Комментарий удален

Наталья, здравствуйте,мы ждём account на Снобе.

Олег, спасибо за напоминание - мы в процессе. Этот аккаунт чуть сложнее оформить, но мы это сделаем в ближайшее время.

Последние новости

 

Итак, директор сидит на месте, а волонтеров опять не пускают внутрь. Астахов прокомментировал ситуацию в том смысле, что завтра все решится. А на завтра назначена встреча руководителей благотворительных организаций и директора ДДИ с вице-губернатором – программа переговоров не анонсировалась. Между тем, в ДДИ прошли пять проверок, четыре из которых выявили нарушения санитарных норм и одна (видимо самая дотошная) – текущую крышу. При этом всем понятно, что недокорм и ненадлежащий уход таким приходящим (и заранее объявляемым) проверкам выявить затруднительно.

В то же время, если бы кто-то хотел проверить что-то в принципе проверяемое, то начать можно было бы, например, с проверки трогательной истории о том, как ФСС не выделил ДДИ денег на закупку памперсов на последний квартал 2010 года. Эту печальную новость осенью прошлого года поведала г-жа Племянникова родителям и спонсорам, возложив на них бремя обеспечения детей гигиеническими принадлежностями.

 

И вот я решила скоротать время, подсчитав, какую же именно сумму внезапно не смог изыскать ФСС (хотя вообще-то расходы на подгузники это константа констант в структуре расходов такого рода учреждений, как ДДИ№4). Итак, из (примерно) 550 детей, (примерно) 360 человек обеспечиваются памперсами из расчета 3 шт. в день, т.е. получается (примерно округляя) 1100 памперсов в день, умножая на количество дней в квартале (92) получаем круглое число 101200. Столько памперсов впритык хватило бы ДДИ на квартал. Сколько это в денежном эквиваленте? Как частному покупателю этой продукции не самый дорогой подгузник обходится мне примерно в 8 – 10 р. (в зависимости от размера). Предполагаю, что социальным учреждениям, закупающим их оптом, один подгузник обходится дешевле, ну пусть даже в два раза дешевле, чем мне, т.е 4 – 5 р. Таким образом искомая сумма материализуется в районе полумиллиона рублей. Существенная сумма для частного лица, но для ФСС???

вопросы в Смольный

Мария, а кому отчитывается ФСС?

Есть ли фиксированный бюджет на постоянные траты ?

Как он контроллируется?

Скорее, правда, это вопросы в Смольный :-)

Да даже и не в Смольный. На сайте ФСС я почерпнула следующую информацию:

"2. Фонд является специализированным финансово-кредитным учреждением при Правительстве Российской Федерации.Денежные средства и иное имущество, находящееся в оперативном управлении Фонда, а также имущество, закрепленное за подведомственными Фонду санаторно-курортными учреждениями, являются федеральной собственностью.Денежные средства Фонда не входят в состав бюджетов соответствующих уровней"

(Постановление о ФСС от 1994г, последняя редакция - 2008г.)

Мне кажется, что из этого проистекает, что Ваши вопросы - в Кремль. Правда сути дела это не меняет - кто бы спросил...

А Комитет по Социальной политике  - он имеет отношение к ФСС?

Кто на региональном уровне управляет и отвечает за распределение бюджета?

Все из того же источника полезной информации

"Региональные координационные советы Фонда формируются из лиц, входящих в них по должности (управляющий региональным исполнительным отделением Фонда и его заместители), представительствующих на постоянной основе (по одному представителю от органов труда и занятости населения, социальной защиты населения, государственной налоговой службы, финансового органа, учреждений Центрального банка Российской Федерации субъектов Российской Федерации) и представительствующих на основе ротации (представители от объединений профсоюзов, работодателей организаций, деятельность которых связана с защитой интересов семей работников). Порядок делегирования представителей на ротационной основе определяется правлением Фонда."

Таким образом, если я поняла, на региональном уровне управляет региональный совет, куда входит один представитель Комитета - если это о них: "органы социальной защиты населения". Хотя кто еще это мог бы быть?

Вообще-то странно - вроде у них совсем неплохо с поступлениями

http://www.fss.ru/ru/statistics/35477.shtml

Или это за счет экономии на памперсах? :-)

Сегодня утром по "ЭХО-МОСКВЫ" прошла информация - директрису сняли.

ТЕПЕРЬ НАДО ПОМОГАТЬ, сотрудничать с  новой администрацией. Для пользы детей. .

 

Новости наших партнеров